[Лиса-2] Кринский фокстрот

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

[Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Маленький Скорпион » 09 июн 2017, 08:10

= I =

Порт-Крин, Анталлос
20 января 3059 года


К полудню в ангаре стало душно. Дряхлый кондиционер не справлялся с окутавшим город и порт зноем, и только гонял сухой и горячий воздух по немаленькому объёму ангара. Лиса решила открыть для проветривания ворота; хлынувший сквозь проём воздух сложно было назвать свежим, и она, махнув на всё рукой, устало опустилась на снарядный ящик. Деревянный снаружи, он, по крайней мере, не был раскалён так, как раскалилось всё металлическое. Анталлосский год короче терранского, лежащего в основе универсального календаря, и в этом полушарии планеты был сейчас самый разгар лета. Ситцевое платье Лисы насквозь пропиталось потом и липло к телу под ним.
Снарядный ящик вмещал два выстрела автоматической пушки класса ЛБ 10-Х, девяностокилограммовые унитары с кластерной боевой частью, выбрасывающей в полёте дюжину или полторы поражающих элементов из обеднённого урана. Ещё четыре таких же ящика были составлены в штабель рядом; забравшись на тот, что стоял один, с ногами, Лиса привалилась к ним спиной. Нашарила в сумке пачку сигарет, закурила. Десять выстрелов автопушки – стандартный боекомплект «хатчетмэна»-5S – обошлись ей в тридцать одну, без малого, тысячу си-биллов, и это было ещё по-божески, для Порт-Крина. Поначалу торговец хотел тридцать две с половиною тысячи, но Лисе удалось сбить цену на полторы. Замена бронеплит центральной и левой передней секций торса, всей спины и левой ноги, общим весом немногим менее пяти тонн, встала ещё в сто тридцать тысяч. Ферроволокно стоит недёшево, особенно здесь, на Анталлосе, где делать своё не умеют. И ещё восемь тысяч – месячная аренда двух мест в ангаре, для её «хатчетмэна» и «дженнера» Сабуро Комацу. Пачки денег, взятые из сейфа Уилбура Гейла, исчезали одна за другой; и сейчас денег у Лисы осталось всего-то пять тысяч с мелочью. Правда, лишь после того как она выкупила свои украшения из ломбарда и купила платьев себе, детям и Салли с Саидой. Ну, и кормить теперь приходилось аж шестерых: она сама, дети, обе девушки и прицепившийся как репей Самурай.
Ладно, это уже перебор... Сабуро честно отрабатывал свою пайку. Молодой мехвоин из Проктора, как выяснилось, имел и базовую техническую подготовку. Копаться в потрохах бэттлмеха дома ему доводилось куда больше, чем сидеть в его кабине. Вместе с Саидой, они теперь приводили в порядок побитый в бою под стенами Среднего форта «хатчетмэн». Как раз сейчас подходил к завершению крайний этап работ: замена центральной торсовой бронеплиты. Плита весила больше тонны, и Лиса подняла её лебёдкой на высоту груди бэттлмеха; стыковать с креплениями пришлось уже вручную. Тут нужно было не только умение, но и физическая сила, и Лиса приказала Салли помочь, а сама осталась присматривать за детьми. Наконец, плиту состыковали и закрепили; блондинка спустилась вниз, а Саида и Сабуро, вооружась сварочными аппаратами, начали аккуратно приваривать её к бронеплитам боковых секций торса.
Это была ещё одна статья расходов: сварочные аппараты и прочий инструмент, разные мелкие запчасти; на них ушло ещё с десяток тысяч си-биллов. В конце ангара, за «дженнером», они соорудили выгородку: пара топчанов, столик, вешалка для шмотья. Салли с детьми отправились туда. Утомившийся за день Герберт вскоре уснул, положив голову на плюшевого мишку сестры как на подушку. Камилла же увлечённо играла во что-то на мамином компаде. Курить рядом с детьми, точно, не стоило, и Лиса отошла к снарядным ящикам. Усмехнулась: курить рядом с боеприпасами запрещалось всеми известными ей инструкциями; да и хрен бы с ними. Нужно очень постараться, чтобы случайной искрой подорвать штатно упакованный боеприпас. Или это должна быть конкретная невезуха. Затянувшись и выдохнув струю дыма к потолку, Лиса прикрыла глаза.
Сегодня её «хатчетмэн» будет готов к новым боям. А послезавтра...
...толстые кольца-браслеты на запястье Аманды Верба глуховато звякнули от резкого движения руки. Но Гремучей Змеёй исполнительного директора Провала Ханнеса – принадлежащей «Крин Энтертайнмент» арены для боёв на бэттлмехах – прозвали не за это. Аманда получила свою должность лет шесть или семь назад, вскоре после того как Гринж Уиплаш стал контролёром Порт-Крина. И после того как «Крин Энтертайнмент, Инкорпорейтед», ставшая одной из опор его власти, отжала Провал Ханнеса у прежнего хозяина, приходившегося Аманде родным дядей. Аманда, которая тогда была на пару-тройку лет моложе, чем Лиса сейчас, быстро смекнула, на чьей стороне сила, и сделала правильный выбор. Всего-то делов – продать родню за кресло и полмиллиона бабла... Так об этом говорили, хотя за такие разговоры Гремучая Змея карала быстро и жёстко. Но разговоры шли всё равно. По общему мнению бойцов, обслуги и даже менеджеров Провала, Аманда Верба была редкостной стервой. Даже на фоне топ-менеджеров «Крин Энтертайнмент», державших стервозность за добродетель.
Лиса, которая предпочитала держаться от этих разговоров в стороне, так же держалась в стороне и от Аманды. Она понимала, что не сойдись Аманда с Уиплашем, не стань на его сторону в разборке из-за арены, то так и осталась бы менеджером низшего звена, и того хуже – приживалкой, которую дядя из жалости взял на эту работу. Потому что унаследованный от покойных родителей бэттлмех Аманда потеряла в бою, что сразу отправило её на дно мехвоинского сообщества, в статус лишенца, как это ещё называли. Уж кто-кто, а Лиса хорошо знала, каково это, там оказаться.
Сочувствия Гремучей Змее это ей не добавило, но понимание – другое дело. Понимание ни к чему не обязывает, зато помогает грамотно выстроить отношения с человеком. Враждовать с Амандой было опасно, пытаться дружить – бесполезно, и тоже опасно, в известном смысле. Потому что в этом случае ей пришлось бы «по дружбе» стучать на сослуживцев, а такие вещи Лиса считала для себя неприемлемыми. «Стучать – хуже, чем на наркоте торчать», бывало, говаривал Джордж... Лиса, которой довелось на себе испытать это последнее, была с ним согласна.
– ...ты исчезаешь на несколько дней, а потом возвращаешься на неизвестно, где угнанном бэттлмехе, и тебя видят в компании Ферриса Дюмона, и...
– И что? – поинтересовалась Лиса.
– Я жду объяснений! – возмущённо потребовала Гремучая Змея.
– А воды с неба ты не ждёшь?
Даже на берегу моря Тали, одного из крупнейших водоёмов Анталлоса, дожди выпадали не каждый год. «Вода с неба не падает», шутили здешние острословы. Для родившейся и выросшей в Порт-Крине Змеи эта сентенция, должно быть, звучала не так как для уроженки благодатного Аргайла, планеты-сада, способной без проблем прокормить и четыре, и пять миллиардов человек, тогда как население Анталлоса колебалось от четырёх до пяти миллионов.
– Хватит! – от нового взмаха руки браслеты опять забренчали.
– Ага, – покладисто кивнула Лиса. – Хватит. Уволь меня, и дело с концом.
– Ну уж нет, – прошипела Аманда. – Так просто ты не отделаешься!
Разговор шёл в её кабинете, «змеиной норе», упрятанной в лабиринте подземных служебных и технических помещений арены. Выйти отсюда без согласия хозяйки было не так-то просто. Для этого надо было миновать от трёх до шести постов охраны, смотря каким путём идти. Высокая и худая, одетая в синее платье с открытыми плечами, Аманда расхаживала по кабинету взад-вперёд. Её удлинённое костистое лицо, которое злые языки называли лошадиным, выражало раздражение и гнев.
– Не забывай, что ты всё ещё наёмный работник компании, – процедила сквозь зубы Аманда.
– Помню. И что? – Лиса насторожилась. Определённо, Змея готовит какую-то гадость, но вот какую и как на неё ответить?
– Сегодня утром к нам в город прилетел Вэнс Резак. Уточняю: прилетел к нам, на деловые переговоры.
– Он хочет купить «Крин Энтертайнмент»? – не удержалась Лиса.
Атаман «Банды проклятых» был достаточно богат, чтобы сделать это.
– Контрольного пакета ему никто не продаст, вопрос в том, на какую долю он может рассчитывать.
Лиса осторожно кивнула. «Крин Энтертайнмент» существовала не первый десяток лет, меняя спонсоров, владельцев и крыши. Сейчас ей покровительствовал Гринж Уиплаш; но и самому контролёру Порт-Крина, пожалуй, есть резон зазвать в партнёры по бизнесу такого человека как Вэнс Резак. Политика, подумала Лиса, везде политика. Что при дворе Дэвионов на Новом Авалоне, что здесь, на задворках вселенной. В прошлом торговец оружием, Уиплаш контролировал Порт-Крин, играя на противоречиях и междоусобной грызне других здешних боссов. В первые годы своего правления он реорганизовал кринскую армию, заменив солдат-рабов на лучше подготовленных и мотивированных контрактников, и затем время от времени использовал их боевую мощь против своих недругов в Порту. Но сколько было той мощи? Не считая всякой пехтуры, которую в современных войнах считать и не принято, со всеми своими наёмниками и союзниками, включая ненадёжных, Уиплаш мог собрать, где-то, батальон мехов. Альянс с Вэнсом Резаком добавил бы ему ещё один – серьёзная заявка на разборку с Падой Винсоном, чей потрёпанный полк окопался в окрестностях Порта. Или же на большую войну с блоком южных городов-государств, старыми врагами Порт-Крина.
– Какое отношение всё это имеет ко мне? – спросила Лиса.
– Резак хочет размяться. Поединок на арене, показательный бой. Ты выйдешь против него.
Спрашивать «почему я?» было бессмысленно, и Лиса задала другой вопрос:
– Я должна ему поддаться?
– Верно, милочка, – растянула губы в улыбке Гремучая Змея. – Но не совсем. Ты должна показать хороший бой, который Резак выиграет. Не бойся, он опытный мехвоин, и имеет все шансы тебя победить. Проиграть ему будет несложно.
– И ты хочешь, чтобы я вышла на своём новом мехе.
– Ты сегодня догадлива.
Лиса сжала губы, проглатывая ругательство. Ремонт меха после проигранного боя влетит ей в бешеную сумму, взять которую неоткуда. И спрашивать, что будет, если она откажется, тоже было незачем: Лиса и так примерно представляла, что.
– Бой в среднем весовом классе, самое то для твоего «хатчетмэна», – сказала Гремучая Змея. – И чтобы знание арены не давало сопернику преимуществ, Резак выбрал для поединка «Смертоливень».
– Резонно, – согласилась Лиса.
В самом выходе бандитского короля на арену не было ничего странного для Порт-Крина. Солярисская система конюшен – команд профессиональных бойцов – здесь не прижилась, но и пиратские банды, и отряды наёмников, тусующиеся в Порту, с лихвой её заменяли. Недостатка в желающих выйти на арену не было: это была демонстрация силы и крутизны, реклама для потенциальных и рекрутов, и нанимателей, бывало, что и способ разобраться по старым счетам. Резак, подумала Лиса, хочет показать местным, что он не просто богатый хрен, купивший себе тут особняк в центре города, а боевой лидер.
– Когда будет бой? – только и спросила она.
...Лиса проснулась, и только тогда поняла, что сон сморил её здесь, в ангаре. Жара и усталость сделали своё дело. По крайней мере, её бэттлмех готов к схватке на арене, уже хорошо. Это было главной заботой Лисы до сегодняшнего дня; пришло время решать другие проблемы. И кажется, у неё появилась идея.

Добавлено спустя 1 минуту 2 секунды:
(продолжение следует)
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8994
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1542 раз.
Поблагодарили: 2703 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Маленький Скорпион » 10 июн 2017, 07:30

= II =


Порт-Крин, Анталлос
20 января 3059 года


Лобит подавлял своими габаритами. Двухметрового роста, широкоплечий, бугрящийся накачанными мышцами, которые он выставлял напоказ, расхаживая голым по пояс. Лисе случалось видеть вблизи клановского элементала, и там впечатление было похожим. Но другим. Тот элементал был всего лишь боец, две сотни килограммов пушечного мяса, но и только. И, в конце концов, она его убила. У Лобита же под маской громилы-качка скрывались острый ум и деловая хватка, позволившие ему на протяжении десятка лет оставаться единственным успешным стейблмастером Порт-Крина. Единственным, кто не разорился, содержа команду мехвоинов для боев на аренах, несмотря на все усилия недругов и конкурентов. Не в последнюю очередь благодаря тому, что он же владел и ареной «Смертоливень», одной из двух арен для боев мехов в Порт-Крине.
Говорили, что в прежние времена Лобит водил дружбу с Гринжем Уиплашем, и был одним из тех, кто помог ему устроить переворот. Ещё говорили, что именно Лобит должен был стать новым контролёром, но Уиплаш кинул подельника и сам уселся в вожделенное кресло. А также и то, что Лобит все эти годы копил силы, заводил связи и готовил новый переворот. Так это или нет, Лиса не знала, но связи у Лобита действительно были. Его сеть информаторов опутала не только Порт-Крин, но и весь Анталлос, протянулась к мирам дома Курита и Внешним Мирам. Лобит сидел в её центре как огромный паук, ловя каждую крупицу информации; он знал многое и о многих, и готов был продавать эти знания тем, кто в состоянии заплатить. Не всегда деньгами: информация в обмен на информацию тоже была выгодной сделкой. Были и ещё варианты; и сейчас Лиса пришла к нему торговаться об одном из них.
Они встретились на нейтральной территории – в «Треснувшей секире», псевдо-средневековом кабаке в восточной части Пристанища. В этом районе Порт-Крина собиралась большая часть наёмников и пиратов, от целых больших группировок, до мелких команд и одиночек, искавших, к кому прибиться. «Банда Боуи» тоже обосновалась тут поначалу. Когда погиб капитан, и отряду пришёл конец, Лиса с детьми перебралась в Поселенческий сектор. Тогда это казалось ей выходом: переехать куда угодно оттуда, где слишком многое напоминало о Джордже. Конечно, это была ошибка, но нужно было её совершить, чтобы это понять. И только сейчас появилась возможность исправить.
Если считать, что свои ошибки вообще можно исправлять.
Ангар для своих мехов они арендовали в противоположной – западной – части Пристанища, к слову, и ближе к «Смертоливню», чем этот кабак. Лиса добралась сюда на маршрутке: она снова начала считать каждый си-билл. До сих пор она не бывала в «Треснувшей секире», и теперь с интересом глядела по сторонам. Внутренняя отделка заведения была почти полностью деревянной: столы, табуреты и скамьи, стены, на которых развешаны мечи, секиры, булавы и щиты, пол и даже люстра под потолком, похожая на огромное тележное колесо. И вместо электрических ламп, в ней горели настоящие свечи. Воздух был тяжёлый, спертый, наполненный табачным дымом и запахами пота, блевотины и перегара, и ещё какого-то дерьма, вникать в природу которого Лисе не хотелось. Для визита сюда она переоделась в камуфляж – штаны с противоосколочными вставками и футболку – и новые, третьего дня как купленные берцы. Возможно, стоило накинуть и куртку, но душащая город жара отвратила Лису от этой мысли.
Задерживаться на первом этаже она не собиралась. Приватные комнаты для встреч и деловых разговоров были на втором. Лестницу туда перегораживали два амбала – охранники и вышибалы, но Лису они пропустили без вопросов. Должно быть, Лобит или Хаагар Шемптон – хозяин кабака – дал им соответствующие инструкции. Коридор второго этажа был таким же полутёмным, как зал первого: масляные светильники на стенах давали немного света, но воздух здесь был прохладен и чист. На втором этаже серьёзные люди занимались серьёзными делами, и Шемптон думал об их комфорте.
– Сюда, госпожа. – Дебелая служанка в грязноватом чепце и ещё менее чистом кружевном фартуке на голое тело поклонилась Лисе прежде, чем показать дорогу.
Вход в комнату был занавешен тёмно-зелёной портьерой. Двери не было, но Лиса не сочла это недостатком. Шемптон думал и о безопасности; Лиса не слышала, чтобы в его заведении шпионили или же нападали на посетителей второго этажа. Широкий грубо сколоченный деревянный стол и такие же скамьи у стен занимали большую часть небольшого объёма комнатушки. На свисающих с потолка медных цепочках покачивалась масляная лампа. Для мягкости, поверх скамей были брошены тюфяки. Развалившийся на одном из них здоровяк неуклюже поднялся, когда Лиса вслед за служанкой переступила через порог. Бугры мышц под иссечённой шрамами загорелой кожей, татуировка на лысом черепе – чугунное ядро на цепи. Ядро нависало над левой бровью, а вытатуированная цепь изгибами по всей спине тянулась до поясницы.
– Рад знакомству со столь прекрасной леди. – Голос у Лобита оказался низкий и сиплый, внешности под стать.
Стейблмастер поцеловал ей руку и помог усесться на скамью напротив своей.
– Что будем пить? – спросил он.
– Ну, если молока или лимонада здесь нет... – при этих словах Лисы служанка хихикнула. – ...то пипсу.
Лобит удивлённо крякнул. Пипсой, от аббревиатуры «РРС» – «Particle Projection Cannon» – мехвоины звали пушку – метатель частиц. И ещё, это название носил крепкий алкогольный коктейль, где на четыре части ядрёного самогона или разбодяженного градусов до семидесяти спирта лили две части ещё чего-нибудь градусом пониже. В Лиранском Содружестве это был мятный шнапс, в Драконьем Объединении – сакэ, в Круцисской, Капелланской и Драконьей марках Федеративных Солнц – бурбон, текила и пейсаховка, соответственно. В Аутбэке не доливали ничего – пили спиртягу, как есть, и это называлось «периферийной пипсой». Лиса, как женщина военная, могла пить всё, что может пить военный мужчина, и теперь с интересом смотрела на реакцию Лобита.
– Что-то из дэвионовских? – удивлённо приподняв рассечённую шрамом бровь, уточнил он.
– Кринскую.
Лобит вновь крякнул.
– Не жестковато?
– В самый раз.
Оригинальный рецепт из Порт-Крина: спиртяга плюс пиво, с добавлением щепотки местных специй и трав за-ради вкуса. Сносит крышу похлеще, чем настоящая пипса в бою сносит броню.
– О'кей, – жизнерадостно улыбнулась служанка. – И?
– И их, родимых, тоже, – покосившись на Лису, сказал Лобит. – Десяток, а лучше дюжину.
«Треснувшая секира» была кабаком в классическом смысле: еду здесь не готовили и не подавали, только выпивку. Чем закусывать, было уже заботой посетителей; для тех, кто об этом не позаботился – калили яйца. Десяток-дюжину этих последних и заказал девке Лобит.
– Ты хочешь произвести на меня впечатление, или в натуре такая отмороженная? – полюбопытствовал он.
– Разгадай эту загадку, – улыбнулась Лиса.
В ожидании заказа, она откинулась на стену за спиной. Лобит подался вперёд, оперевшись локтями на стол.
– Итак, – сказал он, – ты будешь драться с Вэнсом Резаком на моей арене. И я правильно понимаю, что твои работодатели из «Кей-И» решили, что они твои хозяева, и подписывают тебя на договорной бой, который ты должна проиграть?
Лиса кивнула.
– Всё так и есть.
– Ни тебе, ни Резаку подыгрывать я не буду. Это понятно?
– Это понятно, – сказала Лиса. – Да я и не прошу.
– Тогда чего ты хочешь?
– Выиграть бой, но это вопрос не к тебе. Это я уж как-нибудь сама...
Служанка вернулась раньше, чем они ожидали, выставила на стол графин, два стакана и тарелку яиц.
– Резвая девочка! – осклабился Лобит и хлопнул её по заднице. Протянул девке свёрнутую трубочкой банкноту. – Молодец, заслужила!
Когда служанка вымелась из комнаты, стейблмастер вернулся к начатому разговору.
– Что тогда?
– Если я выиграю бой, – сказала Лиса, – мне нужна будет защита. От бывших работодателей, которые возомнили себя хозяевами. Это понятно?
– Естественно, – коротко ответил гигант, и разлил выпивку по стаканам: себе полный, Лисе на три пальца. Но пальцы у Лобита были толстыми, так что стакан заполнился больше чем наполовину.
– За мои победы! – подняла тост Лиса.
– Прошлые или будущие? – уточнил Лобит.
– За все.
Стекло звякнуло о стекло. Лиса выпила залпом, на выдохе, сморгнула навернувшиеся слёзы. Лобит налил ещё по столько же.
– Почему ты решила обратиться ко мне? – спросил он, подталкивая к ней стакан.
– Не у Уиплашу же мне идти... наша Гремучая Змея спит с ним!
– Это не значит, что приказ сыграть с Резком в поддавки исходит от Уиплаша.
Лиса хлопнула ресницами. Она не подумала о такой возможности, и теперь не знала, что сказать.
– За тебя. – Лобит поднял стакан.
Ну да, конечно – между первой и второй... Они чокнулись и выпили снова. Адская смесь – спирт с пивом, приправленный травами – ударила Лисе по мозгам, но пока она себя контролировала.
– Ты хозяин поля, где будет проходить бой. Захочешь – не выпустишь меня. Захочешь – ко мне никого не подпустишь. Это же твоя земля, твои условия.
– Какой мне резон тебе помогать?
Взяв из тарелки яйцо, Лиса принялась аккуратно снимать с него скорлупу. Движения пальцев были ещё чёткими и точными. Лобит, меж тем, наполнил стаканы в третий раз.
– Сделаешь доброе дело.
– А кто сказал, что я добрый?
– Хочешь – скажу я. – Лиса взяла стакан, приподняла над столом. – За доброту!
Лобит немедля чокнулся с нею. Лиса опрокинула свой стакан первой, по-честному – до дна. Сглотнула подкативший к горлу ком и отправила в рот яйцо. Лобит последовал её примеру.
– Уилбур Гейл, – сказала Лиса. – Знал такого?
– Допустим, я скажу: знал.
Это тоже был риск: если Лобит и Гейл играли тогда в одной команде, например – против контролёра Уиплаша... Поэтому Лиса и не стала пытаться продавать Лобиту возможные секреты Гейла. Тогда, три недели назад, когда только вернулась из миссии в Северном проходе. Сейчас у неё практически не оставалось выбора.
– Тогда можешь больше не беспокоиться об утечках информации по вашим с ним делам.
– Что у тебя есть?
– Гейловский ноут. – Язык у Лисы начал заплетаться, и ей приходилось делать над собой усилие, чтобы говорить внятно и по существу. – Я забрала его из его сейфа.
– И что в нём?
– Я не смотрела. Не смогла взломать пароль. Да я, в общем, и не умею, не тому ведь училась...
– Хочешь сказать, что продаёшь мне кота в мешке?
– Вряд ли Гейл прятал в сейфе коллекцию порнухи и мультиков.
– Я же прячу.
– Что?! – Лиса чуть не поперхнулась яйцом.
– Я храню в сейфе диски с «Моим маленьким пони». Знаешь, с детства хотел посмотреть, да всё как-то не получалось.
Детство Лобита прошло на улицах Порт-Крина – там уж точно не до пони. Потом были кулачные бои в «Яме падали», потом он прибился к отряду наёмников, выучился на мехвоина, выбился в командиры... Когда тут было мультики смотреть?
Лиса хихикнула.
– Ты серьёзно?
– Попробуй разгадать эту загадку. – Лобит ухмыльнулся и разлил пипсу по стаканам опять. – За милых пони!
– Не-ет, – медленно проведя языком по губам, сказала Лиса. – Пони – это дружба. А дружба – это чудо. Поэтому за чудеса и начало хорошей дружбы!
Она перегнулась через стол, вытягивая вперёд руку со стаканом.
– Тебе уже хватит пить, – сказал Лобит.
– Ага. Наверно. – Взяв свободной рукой графин с выпивкой, Лиса вылила содержимое его и своего стакана прямиком себе на футболку.
– Молодец, – сказал Лобит.
– Уфф! – пот прошиб Лису ещё на первом стакане.
Стянув с себя футболку, она скомкала её и принялась вытирать шею и лицо.
– Не лучший твой ход, – прокомментировал Лобит. – Но сиськи красивые.
– Я знаю.
– Теперь и я это знаю.
– Врёшь, – сказала Лиса. – Ты видел записи моих боёв.
– Сейчас я вижу тебя вживую, а это другое. – Лобит очистил от скорлупы очередное яйцо, откусил половину.
– Ты не хочешь помогать мне ни в обмен на секреты Гейла, ни за красивые глаза, – сказала Лиса. – Ну... у меня не только глаза.
– Станцуй на столе стриптиз, – буркнул Лобит.
– А поможет?
– Нет.
– Ну, вот и нет. – Она откинулась на стену, но футболку надевать не стала.
– Я не буду мешать тебе драться с Резаком, – сказал Лобит. – Но он опытный мехвоин, и вполне может тебя одолеть. Независимо от всяких договорённостей.
– Ты его знаешь?
Лобит кивнул.
– Он хороший командир, особенно если дело доходит до общевойскового боя. Но у нас другой случай. Я видел записи и твоих боев. В некоторых вещах ты впереди, например, по лазерам. Но явного преимущества я ни у одного из вас не вижу. Поэтому и за результат недоговорного боя не поручусь.
Лиса заставила себя сосредоточиться. То, что говорил Лобит, могло помочь ей в послезавтрашнем бою.
– У Резака будет «шэдоу хок» – на десять тонн тяжелее, на двадцать километров в час быстрее и чуть лучше бронирован, чем твой «хатчетмэн», но арсенал слабоват. Если, конечно, это стандартная модель, – добавил Лобит.
– Может быть нестандартная?
– У такого человека как Вэнс Резак может быть всё. «Вольверайн», которую он водил раньше, была вооружена бинарным лазером вместо автопушки.
– Где он достал эту хрень? – удивилась Лиса.
– В Порт-Крине можно достать многое, – пожал могучими плечами Лобит.
– Но сейчас его мех – «тёмная лошадка»?
– Угадала.
Лиса нашарила на тарелке яйцо и стала чистить, стряхивая на пол скорлупу.
– Кто бы ни победил в бою, ты как хозяин арены поднимешь на этом одинаково бабла, – сказала она.
– Это ещё не причина тебе помогать.
– А что тогда причина?!
Лобит встал из-за стола, нависнув над ним.
– Если в бою победит Вэнс Резак, то я получу бабло, он – плюс к репутации, «Кей-И» решат, что всё по плану, и вообще все будут довольны. Кроме тебя, потому что даже если твой мех останется ремонтопригодным, тебе не на что будет его ремонтировать. Если в бою победишь ты – на тебя обидятся в «Кей-И», а значит, и сам Уиплаш, и возможно, Резак. Короче, ты наживёшь слишком много врагов... в дополнение к проблемам с ремонтом своего меха, – добавил Лобит. – И только я заработаю бабло. Как видишь, оба варианта для меня выигрышны, а для тебя – наоборот.
– Хочешь сказать, что выхода нет?
– Ты сама это только что сказала.
– А как бы ты сам поступил на моём месте?
Лобит молчал некоторое время, прежде чем ответить.
– Я бы всё равно постарался победить в бою.

* * *


Джей Фаррен пришёл в «Треснувшую секиру» сразу, как взял у караван-баши расчёт. Месяц по ветеранской ставке рядового бойца – полная штука си-биллов; нынче он рад был и ей. Он знал, что стоит больше, как спецназовец и снайпер, даже сейчас, но когда ты оказываешься по уши в долгах – тут не до жиру. И, по правде говоря, этот поход в Германтаун и обратно был не так уж и сложен. Его навыки снайпера, во всяком случае, не пригодились ни разу. По дороге туда их тормознули у форта, что прокторцы устроили в Северном проходе. По дороге обратно они видели разрушенный форт. Караван-баши посмеивался, видно, зная что-то такое, о чём другим знать не положено, а Джей вдруг вспомнил девчонку, которую высадили в пустыне за полсуток до форта, на подступах к нему. Вот, нутром он чуял, что есть тут связь, но какая? Поверить, что эта девчонка в одиночку форт сожгла... Сам будучи спецназовцем, Джей в чудеса не верил. С другой стороны, видывал он разное, и то, во что поверить сложно.
За стойкой торчал сам Шемптон – мордатый и рослый мужик лет хорошо за сорок; а сколько ему на самом деле, хрен бы кто знал. Говорили, что и десять лет назад, когда он стал владельцем «Секиры», Шемптон выглядел так же. Фаррен появился на Анталлосе позже, только в пятьдесят четвёртом. После того как дёрнул с зоны и понял, что в Федеративных Солнцах ему лучше не задерживаться. Потому что каторжная тюрьма на Бундоке, где он сидел, была федеральным пенитенциарным учреждением, и беглецов оттуда ловила не местная полиция, а Бюро федеральных маршалов. И Джей оказался в федеральном розыске, пусть и в конце списка из десятков тысяч фамилий – всё равно. Его отпечатки пальцев, снимок сетчатки, маркеры ДНК и прочие биометрические параметры лежали в армейской базе данных со времён службы, и перекочевали в базу данных БФМ, которая есть на каждой планете. А засветиться хоть и сложнее, чем думает обыватель, но проще, чем надеется иной лопух: даже в Аутбэке цивилизация дотягивается много, куда. Дроп-порты, планетарные транспортные хабы, супермаркеты, гостиницы, конторы – попасть в поле зрения Бюро можно везде. Разве что забиться в глушь, где сраные крестьяне живут сраным натуральным хозяйством, но Джей, как городской житель, доживать там остаток своих дней не хотел. Другое дело Порт-Крин. Какой ни есть, а миллионник, настоящий город во всех отношениях.
Хромая на правую ногу, где деревянное копыто протеза заменяло ему ступню, Джей подошёл к стойке.
– Привет, шеф. Меня никто не спрашивал?
Шемптон коротко мотнул головой, не удосужась ответить вслух. Никаким шефом он Джею не был – немного вежливости, приправленной лестью, только и всего. Он держал кабак, использовавшийся как место деловых встреч и сделок между разными людьми, иной раз сводил этих людей вместе или передавал их поручения, но сам ни в каких делах не участвовал. Нейтралитет был фундаментом его бизнеса.
– Тогда «Кринского».
Опять не говоря ни слова, Шемптон наполнил деревянную кружку и толкнул по стойке к Фаррену. Придя сюда впервые, Джей был впечатлён: не ждал он увидеть столько дерева в одном месте на пустынной планете, в городе, с трёх сторон окружённом пустыней же. А все леса на берегах моря Тали повырубили давным-давно. Но, если подумать, что здесь такого? Порт-Крин – это космический порт, и на окрестных планетах лесов хватает. Хочешь – покупай у местных древесину, а хочешь – сажай дропшип подальше от населённых районов, выводи логгер-мехи и пили-руби, сколько душе угодно. И сколько влезет потом в дропшип, а влезает-то много. Поэтому уж где-где, а в Порту недостатка в строительной и прочей древесине не знали.
Джей перехватил кружку, отхлебнул чутка. Рукой вытер пену с бороды и усов. Требовать долива после отстоя пены у Шемптона бесполезно; впрочем, по части недолива хозяин «Треснувшей секиры» и не наглел. В отличие от иных своих работников. Зато про него говорили, что он разбавляет бухло охладителем. Почему именно им – никто вспомнить уже не мог, и было это в чистом виде страшилкой для новичков. А пиво в кружке Джея – хорошим.
Присутствие Шемптона за стойкой означало, что в комнатах наверху сидит кто-то важный, настоящий авторитет, а не обычные посредники. Такое случалось время от времени, но интересоваться – кто, где, да с кем и о чём толкает, не следовало. И первым спецом по отрыванию носов любопытным Варварам тут был Хаагар Шемптон.
Курить в «Треснувшей секире» не запрещалось, и даже не только табак; впрочем, Джей Фаррен травой не баловался даже в самые хреновые периоды своей жизни. Он достал пачку сигарет и закурил, облокотился на стойку, скользя по залу расслабленным взглядом из-под полуопущенных век. Цедил пиво некрупными глотками, пока кружка не опустела, заказал у Шемптона ещё. Потом Джей увидел её. С потерянным видом спускающуюся по лестнице со второго этажа. Нетвёрдой пьяной походкой. Одетую в камуфляжные штаны и мокрую, липнущую к телу футболку. Но эта была она, та самая девчонка, что спрыгнула с «дромадера» в пустыню у Северного прохода.
Джей мрачно приложился к кружке. Она пришла сюда не в поисках него, это понятно. Как и то, что наверху она получила меньше, чем рассчитывала... на что бы ни рассчитывала. И что с того?
Соскользнув со стула у барной стойки, Джей Фаррен похромал ей навстречу.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8994
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1542 раз.
Поблагодарили: 2703 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Маленький Скорпион » 11 июн 2017, 17:03

= III =


Порт-Крин, Анталлос
21 января 3059 года


Открыв глаза, Лиса увидела над собой высокий потолок ангара и знакомые лица. Одной была Салли, участливо глядящая на хозяйку. Второй – загорелый мужик лет тридцати пяти – сорока, с не слишком аккуратно подстриженной рыжеватой бородой; где она могла его видеть, Лиса не вспомнила, но ведь где-то видела же!
От выпитой с Лобитом пипсы, в голове шумело.
Лиса жадно припала к кружке, немедля подставленной Салли к её губам. Там была не вода, и во рту стало солоно, зато мерзкое послевкусие давешней выпивки отступило. Не ушло совсем, куда там, но когда кружка опустела, Лиса почувствовала себя чуточку лучше.
– Мы у тебя в ангаре, – проговорил знакомый-незнакомый мужик. Усмехнулся. – Не стыдно, мамашка, по кабакам-то ходить?
– Пошёл на хуй, – разлепила запёкшиеся губы Лиса.
– В машине ты была приветливей.
– В какой машине?
– В такси, когда мы ехали сюда. И раньше, в «дромадере».
«Дромадер»... караван. Северный проход. Лиса зажмурилась на несколько мгновений, и снова открыла глаза.
– Джей Фаррен. Так тебя зовут?
– Ну, вот, видишь – вспомнила. – Мужик улыбнулся. – А я уж думал – забудешь.
– Я и забыла.
Попытка встать отозвалась лёгким головокружением, и Лиса решила остаться лежать на топчане. Футболка исчезла куда-то, на ней остались только штаны, расстёгнутые, чтоб не давили на живот. Берцы стояли на полу рядом с топчаном.
– Откуда ты знаешь адрес? – с подозрением спросила она.
– От тебя, конечно. – Фаррен присел рядом на табурет. – Я спросил – куда едем, и ты назвала.
– Угу. – Теперь она вспомнила и это. – Спасибо, что помог доехать.
– Люблю помогать дамам в беде.
– Врёшь.
– Ладно, не люблю. И с дамами общаться как-то не доводилось.
– Ты будешь смеяться...
– Не буду. Дело ведь житейское... – Фаррен опять улыбнулся. – Я уж понял, что ты из благородных. Раз ты умеешь водить бэттлмех и не умеешь пить.
Большинство мехвоинов во всех армиях Внутренней Сферы были дворянами. Так что в наёмниках, вообще, и здесь, в Порт-Крине, в частности благородным происхождением тех, кто в теме, не удивишь. Мало ли, какая невезуха случается у людей в этой жизни...
– Помоги встать, а? Пожалуйста, – добавила она.
Джей с готовностью протянул руку, ухватившись за неё, Лиса села на топчане. Голова сразу закружилась, перед глазами всё поплыло. Открыв их, Лиса обнаружила, что Фаррен сидит рядом и крепко держит её в объятиях. Высвобождаться не хотелось.
– Ничего, хозяйка, – Салли вернулась и присела рядом на корточки, протянула кружку. – Ща мы тебя рассольчиком отпоим, всё будет хорошо!
Ругаться на блондинку не было сил.
– А ведь нам ещё бэттлмех готовить к бою, – пробормотала Лиса. – Твою ж мать...
Снарядопогрузочный люк на спине «хатчетмэна» был широкий, специально спроектированный для облегчения работ по снаряжению магазина, но им четверым, из которых лишь двое квалифицированных техников, это будет работа на полчаса, минимум. А скорее – целый.
– Ну, тут я тоже могу помочь, – сказал Фаррен.
– С чего такая забота?
Наёмник пожал плечами.
– От чистого сердца. Просто так. Не доверяешь?
Лиса призадумалась.
– Да ты ко мне клеишься!
Фаррен усмехнулся.
– Между прочим, – сказала Лиса, – мы с тобой даже не знакомы.
– Ты знаешь, как меня зовут. Кстати, а как зовут тебя? Не считая Лисы. Папа с мамой ведь дали тебе человеческое имя?
Лиса попыталась вывернуться из его объятий, но безрезультатно.
– Натали, – сказала она, наконец.
– Ну, вот. Теперь мы точно знакомы.
Объятия наёмника были крепки, но мягки, Лиса чувствовала, что ей приятно вот так вот полулежать, и даже разговор этот её не напрягал. Такого она не испытывала давно.
– Ты ещё не знаешь фамилии.
– Она слишком известна, чтобы лишний раз называть?
– Ты не поверишь, насколько.
– А ты назови. Вдруг поверю? – пальцы Джея начали ласкать её живот. – Знавал я даже одного парня из царствующего дома, когда служил в армии. Тот ещё засранец, если честно.
– А где ты служил?
Вторая рука Джея лежала на её бедре, но Лиса больше не делала попыток высвободиться.
– Пехотная бригада Килбурнской милиции Драконьей марки. Бригадный отдельный разведбат, я был там снайпером.
– Двадцать второй Авалонский гусарский полк, – сказала она в ответ. – Мехвоин, потом командир лэнса, потом в оперативном отделе штаба ПБК. У членов царствующего дома с этим быстро...
– Э. – Пальцы Джея замерли. – Ты серьёзно?
– Серьёзней некуда, – вздохнула она. – Мой дед – Джей Хэммонд Дэвион, герцог Аргайлский, отец – министр Круцисской марки... весело, правда?
– Что-то я смотрю, тебе ни фига не весело.
– Сделай так, чтобы стало весело.
– Так? – Джей усмехнулся; ладонь его скользнула ей вниз по животу. – Или так? – другая ладонь легла на её обнажённую грудь. – Или это уже будет оскорблением царствующего дома?
– Нет. – Лиса размякла в его объятиях. – Как ты оказался в Порт-Крине?
– А ты? – не удержался он от встречного вопроса. – С дедом-герцогом и папой – федеральным министром это сложнее, чем без таковых.
– Я первая спросила!
– Значит, тебе первой и отвечать. – Джей легонько пощекотал её, Лиса взвизгнула, как девчонка.
– Пусти! – она вновь начала выворачиваться из его объятий, но не тут-то было.
– Сама напросилась. Твои герцоги и министры не объясняли тебе в детстве, что ходить одной по кабакам – неприлично для девушки из высшего сословия?
– У меня была деловая встреча!
– С литром пипсы?
– Ай! Пусти! Чего ты вообще ко мне лезешь?
– А вот не надо было передо мной сиськами трясти на «дромадере».
– Что-о?! – возмутилась Лиса.
Джей не был качком, но и полсотни кило её веса – невеликая тяжесть. Мгновение спустя Лиса обнаружила себя сидящей у него на коленях. Лицом к лицу. Спустя ещё мгновение её распахнувшийся в крике гнева и возмущения рот был запечатан его поцелуем.
...Застеленный шерстяным одеялом деревянный топчан был узок для двоих, но Лиса и Джей лежали, прильнув друг к другу, и места им хватало.
– Были две неприятные истории, после которых я оставила армию, – говорила она, невидяще глядя в пространство перед собой. – Итог первой – Камилла, а во второй... Мне потребовалось время, чтобы выбраться из этой грязи. Время и один хороший человек... он отец Герберта. Он погиб, – тихо добавила Лиса. – Чуть меньше года назад, и мы с детьми остались одни.
– Не рассказывай, если не хочешь.
– Я села на иглу. «Квик-стим», ты, должно быть, знаешь?
– Угу.
– Может, я и вернусь домой. А может быть – нет. Сейчас я просто не представляю, как отсюда добраться до Аргайла. Да и денег моих, боюсь, уже не хватит ни на какие путешествия. Так что, здесь дело не в желании... Желание ничего не стоит, когда нет возможности.
– Согласен... – Джей невесело усмехнулся. – А меня комиссовали после ранения на Кентвуде. Армии не нужен одноногий солдат, когда столько здоровых парней ждёт, чтобы их забрили. А на гражданке, как оказалось, единственное востребованное моё умение – это умение стрелять.
– Работал киллером, снайпер?
– Ты не поверишь, но нет. Понимаешь... когда была возможность – я ещё не дозрел до такой работы, а когда дозрел – закрылась возможность. Такая вот хуйня, милая.
– Помоги мне, – тихо попросила Лиса.
Он думал некоторое время, прежде чем ответить.
Ответ был утвердительным.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8994
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1542 раз.
Поблагодарили: 2703 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Маленький Скорпион » 14 июн 2017, 06:56

= IV =


арена «Смертоливень»
Порт-Крин, Анталлос
22 января 3059 года


Стянув через голову платье, Лиса повесила его на крючок в задней части кабины и села в пилотское кресло. Любопытные глазки голокамер таращились на неё со всех сторон, одна даже пристроилась меж расставленных в стороны ног, перед рычагом катапультирования. Но к этому ей было не привыкать, вернее – успела привыкнуть, пока работала в «Провале Ханнеса». Это было частью шоу, её нагота. Все знают, что мехвоины не обременяют себя одеждой, потому что в кабине бэттлмеха во время боя жарко, или очень жарко, ну, когда как. И зритель хочет видеть это, когда ему показывают бой мехов. Особенно, когда в кабине меха сидит молодая и привлекательная женщина. А «Крин Энтертайнмент» всегда готова пойти навстречу своему зрителю.
Лиса откинулась на спинку кресла и застегнула привязные ремни. Повернула ключ в замке на приборной панели, запуская энергосистему меха, и ввела цифровой пароль с клавиатуры. По вспомогательному монитору поползли строки текста: бортовой компьютер сообщал о результатах тестирования всех систем боевой машины, от основных к второстепенным. Лиса опустила себе на плечи нейрошлем, качнула головой из стороны в сторону, чтобы сенсорный обруч плотнее охватил виски и затылок, и щёлкнула тумблером активации. Лёгкое и мгновенно схлынувшее головокружение известило её, что прибор заработал.
– Введите голосовой пароль. – Стандартная фраза, и голос машины был стандартным, один из «женских» вариантов в наборе таковых базовой операционной системы.
Прежний владелец «хатчетмэна» – Хадсон, так ведь его звали? – не считал нужным оригинальничать, довольствовался тем, что есть. Возможно, она потом установит мужской голос вместо женского. Возможно... когда дойдут руки.
– Анталлос никого ничему не учит, – сказала Лиса. – Он просто хочет тебя убить.
– Пароль принят, – сообщила машина.
– Я готова, – сказала Лиса в микрофон, и оператор ангара отключил фиксаторы, позволяя бэттлмеху выйти из ячейки.
Плавно качнув вперёд левый джойстик – ручку управления движением – Лиса повела «хатчетмэн» к выходу.
– Первые ворота, – сообщил оператор.
Лиса послушно двинула мех ко входу в туннель. Первые ворота – в северо-восточной части арены, в сотне метров от угла. Лиса никогда раньше не сражалась на «Смертоливне», но была тут зрителем, и записи боев тоже видела, поэтому знала. Прямоугольная в плане и вытянутая с севера на юг, примерно, четыре на пять сотен метров, арена имела свои примочки, главной из которых были восемь установок дальнобойных ракет в турелях: по одной на каждом углу и ещё по одной посередине стороны прямоугольника. По паре РБД-5, -10, -15 и -20 с тонной боекомплекта каждая, защищённые лёгким бронированием и управляемые операторами с центрального пульта и палящие по обоим участникам поединка. За них арена и получила своё название. Расположение установок менялось время от времени, и бывало, что их использовали в режиме «горячей загрузки», когда новая пачка ракет ложилась на пусковые сразу по старту предыдущей. Это давало головкам самонаведения дополнительное время на захват цели, что особенно полезно в ближнем бою, но любой шальной осколок или удачное попадание в установку могли подорвать ракеты до старта.
Лиса надеялась, что сейчас Лобит не станет использовать этот трюк. Ладно, против неё, но не против Резака же! И откровенно подыгрывать Резаку Лобит не должен. Едва ли сам бандитский король захочет такой услуги. Резак хочет показать свою крутизну, а значит, бой должен идти без лишних помех.
По центру и в северо-западной части арены высились стены. В сотню – полторы метров длиной и около двадцати пяти высотой, они были сделаны из прочного железобетона, гасящего радарный сигнал, и могли дать укрытие от посторонних взглядов и залпов. Ещё с полдюжины толстых двадцатипятиметровых столбов сгрудились в южной части арены, один стоял в сотне метров левее первых и один – неподалёку от противоположных, четвёртых ворот. Они тоже заслоняли обзор, и за ними можно было укрыться. Лиса знала, что верхушки стен и столбов были слишком узкими, чтобы бэттлмех мог встать на них, но тяги прыжковых двигателей её «хатчетмэна» хватало, чтобы перемахнуть через стену. Возможно, это и пригодится.
Были ещё шипы-ловушки, упрятанные в грунт и поднимающиеся автоматически, случайным порядком. Участки шириной метров тридцать, один из которых лежал сразу налево от первых ворот. Ещё три, выстроившиеся короткой дугой – в нескольких десятках метров впереди. Автоматика могла поднимать и убирать их каждые десять секунд, и поэтому надо быть внимательной.
Лиса вывела «хатчетмэн» на арену и подняла вооружённую топором руку меха в приветственном жесте. «Шэдоу хок» Резака вышел из четвертых ворот, что в южной половине противоположной стены; сейчас их разделяло около четырёхсот пятидесяти метров. Выкрашенный в бордовые тона «Банды проклятых», с чёрной монограммой «V» в языках оранжевого пламени на левом плече – личной эмблемой Вэнса Резака, впрочем, уже известной как герб всей банды – он картинно замер, поводя торсом вправо-влево, надменно озирая трибуны. Пронзительно зазвенел сигнал вызова на связь, и Лиса открыла приватный канал.
– Ты знаешь, кто я, – сказал бандитский король, – а я слышал о тебе, Бешеная Лиса.
«Шэдоу хок» сложил руки и качнул торс вперёд в неглубоком поклоне.
– Ты достойный противник, поэтому – начнём!
Снаряд автоматической пушки «шэдоу хока» просвистел мимо и врезался в ограждение трибун, потому что Лиса уже привела мех в движение: прыжком ушла влево, в тень центральной стены, стараясь не выпустить Резака из поля зрения. Он самурай, думала она, отпрыск куритянского дворянского рода и выпускник Сунь-Чжана. Поединки это то, чему его учили. «Шэдоу хок» тоже прыгнул, вперёд и вправо, и приземлился на пятачок чистой земли меж двумя участками вздыбившихся шипов. Дистанция сократилась до трёх сотен метров, ещё слишком много для импульсных лазеров, но достаточно для автопушек. Баллистика прямой наводки была слабым местом Лисы, почти всю свою прошлую карьеру она служила на мехах, вооружённых лазерами и ракетами. Теперь приходилось навёрстывать упущенное, вот только времени на это уже не оставалось. «Хатчетмэн»-5S был оснащён пушкой «дефианс дезинтегрейтор» класса ЛБ 10-Х, с единственной тонной боекомплекта – на десять выстрелов. Сейчас этот магазин был заряжен кластерными снарядами, что несколько упрощало задачу: не одиночный снаряд надо класть в быстро движущийся силуэт цели, а зацепить этот силуэт хоть краешком веера разлёта поражающих элементов. Но это в теории, а на практике даже так поразить маневренную цель в прыжке на средней дистанции мог или опытный, или везучий стрелок, а лучше то и другое сразу. Лисе не повезло. Резак выстрелил из автопушки и тоже промахнулся; почему он не использует ракеты, спросила себя Лиса. Его «шэдоу хок» выглядел как обычная модель SHD-2H, с автоматической пушкой среднего калибра «армстронг J11» на левом плече; за броневым щитом на правой стороне груди у него должна скрываться установка РБД-5. Конечно, полдесятка дальнобойных ракет – не бог весть, какая огневая мощь, но всё лучше, чем никакой, и уровень нагрева ведь позволяет. Если только, подумала Лиса, у Резака стандартная модель. Но человек с его влиянием, деньгами и связями может позволить себе многое, и в плане модификаций бэттлмеха – тоже. Что сделал с «шэдоу хоком» Вэнс Резак?
Лиса снова прыгнула, продолжая двигаться вдоль края арены на юг. «Шэдоу хок» пропал с экрана. Женщина выругалась. Столбы в южной части арены стояли неплотно, метров по тридцать от одного до другого, но и это оставляло возможность играть в прятки. А тут ещё и... помехи? Это уже интересно. Он что, заменил РБД на установку РЭБ? Больше всего пользы от неё, конечно, в обычном бою, но и на арене тоже есть прок. Легче прятаться, и можно поднимать ложные цели, сбивать работу продвинутых систем наведения ракет, которых, впрочем, у «хатчетмэна» не имеется.
Турели РБД пока не стреляли. Лиса сосредоточилась на сенсорах. Радар бесполезен, для сейсмодатчиков он далеко, но тепловизор и магнитное ск анирование могут помочь. Есть! Ты тоже не видишь меня, но я теперь вижу тебя и... Рывок вперёд! Лиса толкнула ручку управления движением от себя до упора, переводя «хатчетмэна» на бег. Торс вправо, вскинуть руки, залп! Альфа-страйк, так это называют мехвоины. «Шэдоу хок» меж столбов, он движется, но сейчас открыт, на секунду-две, но этого достаточно. Три серии рубиновых вспышек тянутся к нему, полосуют грудь и правую руку; поражающие элементы кластерного снаряда – дробины из обеднённого урана – ложатся ниже, по торсу и бедру. Автопушка «шэдоу хока» изрыгает огонь, снаряд бьёт мех Лисы по ноге. Стреляет и лазер, не красным – белым с прозеленью лучом когерентного света, и центральная торсовая бронеплита на экране контроля повреждений «хатчетмэна» меняет цвет с зелёного – цела и невредима – на жёлтый, повреждения средней степени. Бронезащита ослаблена наполовину... одним попаданием лазера?
«Это оружие кланов!»
И даже не средний – большой клановский лазер, вот, что у него в правой руке. Ну, да, с его деньгами и связями... Разум ещё пребывал в удивлении, но рефлексы и опыт мехвоина делали своё дело. Под восторженные вопли с трибун, «хатчетмэн» и «шэдоу хок» обменялись залпами и сошлись в клинче. Лиса выстрелила всеми тремя лазерами, наплевав на нагрев, и их рубиновые пунктиры сошлись на центральной торсовой бронеплите меха Резака; дробины из обеднённого урана осыпали попаданиями его грудь и плечи. Выстрел клановского большого лазера вспорол броню на левом бедре «хатчетмэна». Для старой модели HCT-3F такое попадание могло стать критическим, но у HCT-5S защита ног была доведена до максимума, вдвое против предшественника, и его броня оплавилась и смялась, но устояла. Волна жары захлестнула Лису, на теле женщины выступил пот. Столбик нагрева на индикаторе ушёл в жёлтую зону, за первую отметку: сократительная способность миомеров начала уменьшаться. Но и Резаку пришлось несладко: тепловизор Лисы показал температурный скачок, магнитный сканер внёс ясность: судя по искажению сигнатуры реактора, слитный залп импульсных лазеров серьёзно повредил его защитную оболочку. Два бэттлмеха сцепились, каждый норовил лягнуть другой по ногам, и каждый добился успеха. Но повреждений было ещё недостаточно, чтобы опрокинуть любой из них.
Полыхнув огнём реактивных двигателей на спине, «шэдоу хок» грузно поднялся в воздух. Наверное, ему следовало отскочить назад, но в глазах толпы это могло выглядеть отступлением, а этого Вэнс Резак позволить себе не мог. И он бросил «шэдоу хок» вперёд, через голову «хатчетмэна». Упреждая его манёвр, Лиса дала задний ход, и вскинула руки, ловя неприятеля в прицел ещё в воздухе. Пушка и один из лазеров промахнулись, но два других полоснули его в левый борт. Перегрев усилился, но это было ещё терпимо. Резак тоже выстрелил, и луч его лазера впился в левую ногу «хатчетмэна», сдирая остатки брони и пережигая пучки миомерных мышц ниже колена. Лиса с трудом, но удержала свой мех на ногах.
«Шэдоу хок» валился на неё, выставив в прыжке ногу, что твой каратист. Лиса едва успела отшатнуться и нажать на педали. Повреждённая левая нога «хатчетмэна» протестующе заскрежетала, когда сорок с лишним тонн веса бэттлмеха оказались перенесены на неё, но это длилось всего две или три секунды. Недостаточно, чтобы перегрузка доломала титановые кости, во всяком случае, Лиса на это надеялась. Правая нога стальным поршнем вылетела вперёд и впечаталась под колено «шэдоу хока», пусть не круша, но, хоть, сминая броню. Не удержав равновесия, Вэнс Резак упал. Квадратная башка его меха крепко приложилась о столб, промялась, но бандитский король перенёс этот удар. Отжавшись от земли, он мгновенно навёл вооружённую большим лазером руку на медленно, из-за перегрева, пятящийся «хатчетмэн» и вонзил копьё белого с прозеленью когерентного света ему в левый борт.
– Сдайся! – ворвалось в наушники шипение Гремучей Змеи. – Он всё равно же тебя добьёт!
У Лисы не было времени послать её на хуй. Тяжело дыша в перегретой кабине, она вновь дала полный залп. Их с Резаком разделяло полсотни метров – короткая дистанция для импульсных лазеров, достаточно, чтобы уверенно взять прицел по верхней части силуэта его меха. Сквозь пот, заливающий глаза, Лиса увидела то, что хотела: один из лучей полоснул «шэдоу хок» по башке, сдирая остатки брони. Потом гавкнула пушка, навскидку, и обеднённый уран забарабанил по корпусу и рукам бандитского меха. Получив ещё одну дробину в башку, как пулю в лоб, «шэдоу хок» опрокинулся на спину.
– Что ты наделала, тварь! Ты...
Лиса медленно обошла распростёртый на земле «шэдоу хок» и опустила свой бэттлмех на колено рядом, наклонила торс и голову вперёд. Конечно, хозяин арены – Лобит, и не Гремучая Змея, а он командует ракетными турелями. Но кто его знает, что там сейчас происходит наверху... А здесь, на арене, лучшая защита от огня РБД со стен сейчас отнюдь не броня «хатчетмэна». Это было импровизацией чистой воды, но Лиса надеялась, что сработает. Сняв с себя нейрошлем – Гремучая Змея ещё шипела и визжала в наушниках – Лиса открыла люк и спрыгнула на искорёженную башку «шэдоу хока». Угловатый литой бронеколпак разбит вдребезги, как и лобовое стекло, за которым – основной массив сенсоров. Не порезаться бы о торчащие осколки... Люк смяло и заклинило намертво, но выше, на макушке, где брони больше нет, зияет щель меж двух разошедшихся в стороны пластин гермокапсулы. И эта щель достаточно широка, чтобы невысокая и гибкая Лиса могла проскользнуть внутрь. Острый металлический край оставил длинную царапину на бедре и заднице, когда она это сделала.
Одетый в шорты и хладожилет Вэнс Резак лежал, бессильно обмякнув, в пилотском кресле. Расстегнув крепления нейрошлема, Лиса стянула его, открывая голову, и проверила пульс на сонной артерии. Пульс был. А крови не видно, значит – в бессознанке, контузия или сотряс... Лиса облегчённо вздохнула. Если последняя дробина убила Резака, было бы хуже. А если он очнётся прямо сейчас?
У Лисы висела через плечо сумочка с парой полезных вещей – пистолетом и аптечкой первой помощи. Но пистолет, как она искренне надеялась, не пригодится. Вэнс Резак был мужчина среднего роста, крепкий и жилистый, не успевший располнеть в свои тридцать два или тридцать три года. Нижнюю треть его левого предплечья охватывал широкий металлический браслет, скрывающий место соединения культи с металлическим протезом кисти. Левую сторону лица и наголо бритого черепа покрывали уродливые шрамы. Эти увечья он получил в самом начале своей карьеры, при отражении набега на Коулен, ещё когда служил в армии дома Курита.
Лиса достала из аптечки две полоски медипластыря и налепила их Резаку на шею. Смесь анальгетиков, стимуляторов и ещё какой-то целебной дряни на них проникает сквозь кожу и помогает человеку прийти в себя. Пират и без того почти очухался, и первое, что он увидел, была обнажённая Лиса с направленным на него пистолетом. Старый добрый 7875Д, автоматический – табельное оружие офицеров ВСФС, лёгкий, компактный и очень удобный в обращении. Лиса сохранила его со времён службы в 22-м Авалонском гусарском, хотя пользоваться доводилось нечасто. Пальцы правой – живой – руки бандитского короля упали на бедро и нашли там пустую кобуру. Лиса подняла за ствол и показала ему «намбу».
– Тоже к нему привык? – улыбнулась она.
Автоматический пистолет «намбу» был табельным в куритянских войсках.
– Естественно. – Резак помедлил, обдумывая продолжение разговора. Даже с медипластырем, ему было нехорошо. – Зачем ты это сделала?
– Что именно? – уточнила Лиса.
– Сама знаешь.
– Значит, ты в курсе, что мне приказали проиграть?
– Я догадывался, – он шевельнулся в кресле чуть резке, чем следовало, и не скрывая, поморщился от боли. – Хотя и не знал наверняка. И мне интересно было посмотреть, как ты себя поведёшь.
– Посмотрел?
– Угу.
– И как?
Резак окинул её откровенно оценивающим взглядом.
– Ты мне понравилась. Но всё-таки, почему?
– Потому что я так захотела.
– Хороший аргумент.
– Ты ждал другого?
– Думал, ты вспомнишь о моём происхождении, – сказал Резак.
– Ты давно не служишь Дракону, – ответила Лиса. – Так же, как и я не служу Федеративному Содружеству. Мы с тобой сейчас одного поля ягоды, периферийное отребье. А благородное происхождение, скорее, сближает нас, чем разделяет.
– Интересный взгляд.
– У тебя есть, что возразить?
– Не под дулом пистолета, – усмехнулся Резак. – И у меня слишком болит голова для философских бесед.
– Согласна. Но это не повод для меня расслабиться, верно?
– Погоди... – Резак запустил руку в карман хладожилета, пошарил. – Не ствол там, не ствол... и не нож... вот!
Он протянул Лисе блеснувший золотом прямоугольник визитной карточки.
– Это даёт тебе право заходить в наш Насест, когда пожелаешь, – Насестом в Порт-Крине звали старое здание куритянского посольства, в котором Резак и его «Банда проклятых» устроили своё логово. Большую часть времени он стоял полупустым: основная часть банды продолжала жить на собственной планете где-то поблизости от Драконьего Объединения, и сам бандитский король бывал в Порту наездами.
– Спасибо, – улыбнулась Лиса. – На что ещё я могу рассчитывать, когда приду к тебе?
– «Когда», а не «если»? – уточнил Резак.
– Если я решу не приходить, то и рассчитывать мне, очевидно, не на что.
– Если решишь, то на лэнс можешь рассчитывать смело. А там уж как себя покажешь. Слово даю. Но твоей целью было не это, – добавил он задумчиво.
«Банда проклятых» была сильнейшей в этом секторе пространства, она насчитывала полный батальон мехов и вдвое большее количество танков и пехоты, обученной поддерживать их на поле боя, что среди пиратов бывало нечасто. И Вэнс Резак создал настоящую шпионскую сеть в окраинных префектурах Драконьего Объединения, чтобы правильно выбирать цели для рейдов: достаточно богатые, чтобы хорошо поживиться, но и не слишком защищённые, чтобы нести потери в рейдах. И кого попало он в ряды своей банды не брал, а только опытных и надёжных бойцов, способных успешно противостоять регулярным частям дома Курита. Пожалуй, решила Лиса, его слову можно верить.
– Кажется, я начинаю понимать, – рассуждал вслух бандитский король. – Один проигранный бой на арене не сильно-то повредит моей репутации... во всяком случае, не настолько сильно, чтобы затевать вендетту, тем более, что всё было честно... зато твою репутацию он поднимет хорошо.
– Я не тщеславна, – сказала Лиса. – Репутация это то, что поможет мне выжить.
– Я вижу. – Он усмехнулся, как мог – изуродованная левая половина лица сильно портила мимику. – А вот и спасатели... ты ведь не станешь стрелять, если я встану?
– В твоём состоянии это не лучшая идея.
– При моём статусе, девочка... – скривившись от нахлынувшего головокружения и сглотнув подкативший к горлу ком, Резак выбрался из кресла. – ...если я не выйду из кабины на своих ногах, у меня будут проблемы. Кстати... там за креслом должно лежать одеяло.
– Думаю, без него я выгляжу лучше, – улыбнулась она.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8994
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1542 раз.
Поблагодарили: 2703 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Маленький Скорпион » 16 июн 2017, 03:25

= V =


восточное побережье
моря Тали, Анталлос
27 января 3059 года


Даже по сравнению с другими городами Анталлоса, Рэйджес выглядел жалко. Не город, а так – городишко; у него не было даже стен. По правде говоря, нет и города: с полдюжины деревушек и посёлков, сгрудившихся на берегу моря и на склонах уходящих к небесам гор, разделённые скалами, но соединённые между собой несколькими туннелями и козьими тропами, вот, что он собою представляет. При Звёздной Лиге тут было лучше, но тоже не город, а так, курортный посёлок для жителей Порт-Крина и окрестностей; с Портом его соединяла паромная переправа.
Последний уцелевший паром до сих пор оставался на ходу.
Этот плавучий реликт Звёздной Лиги до сих пор ходил под её флагом: традиция, которую ни одно из поколений владельцев не отваживалось нарушать. При водоизмещени десять или двенадцать тысяч тонн, он мог развивать скорость 17–18 узлов, но редко давал больше одиннадцати. Зачем лишний раз напрягать изношенные тремя веками эксплуатации ходовые механизмы? Экономичным одиннадцатиузловым ходом он пересекал море Тали в самой узкой его части за девятнадцать или двадцать часов, возя пассажиров и грузы из Порт-Крина в Рэйджес или из Рэйджеса в Порт-Крин.
Одетая только в украшения Лиса полулежала в деревянном шезлонге на прогулочной палубе судна. Солнце вскарабкалось в зенит, залив море и берег зноем. Всё, что было металлического на корабле, раскалилось, но уходить в каюту под кондиционер она не стала. Там спали набегавшиеся и наигравшиеся за утро Камилла и Герберт. Паром – чудесное место для детских забав, или ужасное – для родителей и нянек, которым нужно за детьми присматривать. Лиса распечатала пачку дамских сигарет, с ароматом вишни; вставила одну в мундштук и закурила.
Прошедшая неделя была суматошной: после боя Лисе пришлось выслушать гневную тираду Гремучей Змеи; она даже всерьёз забеспокоилась, что разошедшаяся Аманда наплюёт на все понятия и схватится за пистолет. Или за нож. Или просто, вцепится ей в горло. «Не еби мне мозг и давай расчёт!» потребовала тогда Лиса. У Аманды дух перевалило от такой наглости. «За расчётом явишься в бухгалтерию!» бросила, наконец, она. Разумеется, Лиса не стала этого делать. Офис «Крин Энтертайнмент» в Провале Ханнеса был уже землёй компании, там Гремучая Змея могла бы сделать с нею всё, что пожелает. Это на земле Лобита, в «Смертоливне», ей приходилось сдерживаться. Но Лобит рано или поздно попросил бы обеих на выход... Выручил Резак: бандитский король решил показать себя джентльменом и дал ужин у себя в Насесте. Аманда представляла там «Крин Энтертайнмент», и всё её внимание переключилось на деловые переговоры. Лиса свалила, улучив момент.
С квартиры в Поселенческом секторе она съехала за три дня до боя, переселилась в ангар. Тот был арендован на месяц, то есть – до начала февраля. Повреждённый на арене «хатчетмэн» пришлось перегонять туда своим ходом, вечером того же дня. Броня центральной и левой передней секций была серьёзно повреждена: бронезащита ослаблена вполовину и на две трети, соответственно; наполовину же уменьшилась бронезащита правой ноги, по которой пришёлся сокрушительный пинок «шэдоу хока». На левой ноге броня снесена полностью и повреждены опорные кости и миомерная мускулатура, сломан нижний привод. Это было самое плохое, с такими повреждениями мех заметно хромал и не мог развить скорость больше полусотни километров в час. Саида провозилась весь следующий день, но так и не смогла подручными средствами соединить разорванные пучки миомеров. Это значило, что привод придётся менять, а новый стоил пять или шесть тысяч си-биллов. Которых у Лисы не было. Как не было денег и на покупку новых бронеплит, хотя бы, для левой ноги.
Лиса затянулась и выпустила в небо дым, лёгким движением пальца стряхнула пепел на доски палубного настила. За спиной послышалось негромкое шлёпанье босых ног.
– Я принесла мартини и мороженое, – сказала Салли, опускаясь на корточки рядом с шезлонгом хозяйки.
– Спасибо. Возьми и себе тоже.
Рабыня села на палубу, скрестив ноги. Она тоже была нагишом: не положено рабыне носить больше одежды, чем надето на хозяйке. Впрочем, Салли это не напрягало. Мороженое и мартини со льдом – в жару самое то; девушка наполнила бокалы.
– Ты раньше была в Рэйджесе? – спросила Лиса.
Рабыня помотала головой.
– Я родилась в Блюзтоне, это в совсем другой стороне. На запад, за Морем Отчаяния.
– И как там? – полюбопытствовала Лиса.
– Рисовые поля. Болота. Рыбаки на реке. Но я этого почти не видела, я была при кухне в «Золотой пиявке», это такая таверна... Пока хозяин не проиграл меня в карты одному караванщику. С караваном я попала в Проктор, и там меня снова продали. Жалко... – добавила девушка. – В караване интересно. Все эти машины, и путешествия. Проктор совсем другой, а Порт не похож ни на него, ни на Блюзтон. И море... у нас тоже есть море, если спуститься по Голубой Змее и дальше по Большой реке, я слышала рассказы. Большое море, и города на берегу. Я всегда мечтала их увидеть.
– Море Зелени, – сказала Лиса. – Так оно называется. А это море Тали, оно меньше, зато вода в нём почти пресная.
– Оно охуенное! – не удержалась блондинка. – Столько воды, что даже не видно берега! И лунные дорожки, я смотрела вчера. Луны и звёзды отражаются в воде...
– Ты выходила ночью из каюты? – улыбнулась Лиса.
Паром отчалил из Порт-Крина вчера под вечер.
– Ой... – блондинка испуганно прижала ладонь к губам, поняв, что проболталась.
– Я не разрешала тебе гулять по судну одной. Тем более, ночью. Ну, ладно, ладно, – заметив, как сжалась рабыня, сказала Лиса. – Ребёнок ты ещё... тебе восемнадцать-то исполнилось или ещё нет?
– Ну-у... – протянула девушка.
– Когда у тебя день рожденья?
– Не знаю, хозяйка. Кто б мне его отмечал?
– Хм. – Лиса потушила окурок. – Выброси его за борт, – приказала она рабыне и, когда Салли вернулась, уточнила. – Ты не знаешь дня своего рожденья?
– Ага.
– Принеси-ка свои документы.
Даты рождения не было и там, только год: три тысячи сорок первый.
– Хочешь отметить его завтра?
Девушка неуверенно кивнула.
– Мой день рожденья? – переспросила она.
– Конечно.
– О, хозяйка! – девушка порывисто прильнула к ней, обняла.
– Тише, тише... – Лиса погладила её по спине. – Сядь.
Салли взяла свой бокал, Лиса – свой. Лёд успел растаять, но мартини оставался прохладным. Стекло звякнуло о стекло.
– Пьёшь с собственной рабыней?
Лиса и Салли обернулись на голос, которому вторили негромкие, но явственно слышные скрип колёс и жужжание сервомеханизмов.
– Чорт, надо будет смазать эту хрень, – проворчал Джеральд Остерквист, подкатываясь к ним на своей инвалидной коляске.
Он был немолодой уже мужчина, крупный и грузный, с бронзово-загорелым бульдожьим лицом и седыми бакенбардами. Расстёгнутая на три пуговицы рубашка открывала широкую, седым же волосом поросшую грудь. На коленях лежала массивная резная трость с набалдашником из слоновой кости.
– Доброе утро, – приветствовала его Лиса. – Припозднились вы сегодня.
– Единственное место, где я могу выспаться, – буркнул он. – Дома мне дрыхнуть некогда... Ты, кстати, моих девчонок не видела?
– Не-а. Хотя я и не смотрела особо... выпьем? – предложила Лиса.
– У тебя есть что-нибудь нормальное? Не девчоночье, я имею в виду.
– Салли, принеси мою фляжку с коньяком.
– В сумке?
Лиса кивнула, и рабыня умчалась в каюту.
– Детей не разбуди! – крикнула вслед ей Лиса.
– Распускаешь девку, – неодобрительно сказал Остерквист. – Она тебе что, постель греет?
– Она спасла мне жизнь. – Резко сказала Лиса.
– Это не повод позволять ей больше, чем позволено рабам.
Лиса покосилась на него.
– Я двадцать лет, как с ними дело имею. И торговал, и виноградник сейчас держу... Поверь, я знаю, что говорю.
– Верю, – легко согласилась Лиса.
Джеральд Остерквист был сейчас её нанимателем, но и без этого лезть в споры она не собиралась. Сам бывший наёмник, пират и работорговец, он владел крупнейшими в Рэйджесе виноградниками и был одним из местных авторитетов. Формализованной вертикали власти, как в Порт-Крине или том же Прокторе, Рэйджес не знал. Старейшины общин и лидеры вооружённых банд, общим числом от полудюжины до десятка правили им, держась в рамках немногочисленных и смутных правил совместного существования, на протяжении нескольких десятков лет. Если в прошлом и было иначе, то сейчас этого никто не помнил: летописей в Рэйджесе не вели, а население пополнялось, в основном, пришельцами извне. С незапамятных времён Рэйджес был местом, где беглецы из Порт-Крина искали убежища, когда терпели поражение в политических баталиях или наживали себе слишком много врагов.
Что привело туда Остерквиста, Лиса не знала, но знала, когда это произошло – лет около двадцати тому назад, где-то в конце тридцатых. Остерквист успешно подгрёб под себя один из горных посёлков, женился на дочке тамошнего старосты, стал отцом замечательного мальчишки и дочек-близняшек, и большим человеком в винодельческом бизнесе, и в общем, имел все основания считать, что жизнь удалась. Пока в Порт-Крине очередной раз не сменилась власть, и недобитые прихвостни свергнутого градоначальника бежали через море в Рэйджес. Там они сразу попытались установить свои порядки, благо, злости и сил хватало: битая, но рота бэттлмехов, против разрозненной ватаги местных заправил, где пара-тройка машин под началом одного человека уже сходила за войско. Не преуспели в итоге: в горах хорошо обороняться тому, кто их знает, и плохо нападать тому, кто только что пришёл. А там и в банде начался раскол, и всё вернулось на круги своя: баланс сил и сдавленная рамками негласных правил грызня; а что на место одних авторитетов пришли другие – так это здесь бывало и раньше.
Джеральд Остерквист сумел удержаться, но дорогой ценой: потерял многих своих людей и немало денег; жену и сына потерял, что перевешивало все остальные потери кроме, пожалуй, одной – собственного здоровья. Двойной подрыв конденсаторных батарей Гаусс-винтовки и последней обоймы реактивных снарядов в магазине «атласа» серьёзно контузил его, что-то там с мозжечком и поддержанием равновесия. Джеральд не был парализован, но едва мог ходить, шатаясь хуже пьяного и опираясь на палку, чтоб не упасть. И на возможности пилотировать бэттлмех для него был поставлен крест. Потому и ездил он сейчас в инвалидной коляске. Свой искалеченный «атлас» он, в конце концов, продал и купил взамен две относительно новые «валькирии», 30-тонные лёгкие мехи, вооружённые средним лазером и установкой РБД-10. Подросшие близняшки, Энн-Мэри и Мэри-Энн, стали их пилотами. В этой поездке в Порт-Крин они составили отцу компанию; их и искал сейчас Остерквист.
Легки на помине – девушки появились на прогулочной палубе, одетые в короткие цветастые платьица и с охапками картонных пакетов из корабельного буфета. Были они гибкие, ладные, светловолосые и загорелые; одна носила волосы распущенными и свободно падающими на плечи и спину, вторая заплетала в косу, переброшенную через плечо на грудь. Следом нарисовалась долговязая фигура Самурая. Парень был одет в свои старые хакама и футболку, на которой Лиса не без удивления узнала изображения своего «хатчетмэна» и себя, обнажённой. В обеих руках он тащил по пластиковой баклаге с мутноватым нефильтрованным пивом.
– Так-так... – коляска Остерквиста развернулась к поднявшейся на палубу троице.
– С добрым утром, папуля! – крикнула та из девушек, что носила волосы распущенными.
– С добрым, – буркнул Остерквист. – Марш собираться! Скоро причаливаем.
– Вообще-то, ещё два часа, – сказала девушка. – И мы хотели позагорать... перекусить...
Остерквист глянул на неё исподлобья, но потом вдруг улыбнулся и махнул рукой.
– Чтоб через полтора часа были в каюте! – и укатил к себе.
Девушки сразу же устремились к шезлонгам. Стянули платья, оставшись, в чём мать родила, и развалились неподалёку от лениво наблюдающей всё это Лисы. Сабуро подтащил свой шезлонг к ним, втиснул меж девичьих и тоже разделся. Под хакама у него были надеты почти такие же широкие семейные трусы.
– Занятная у тебя футболка, – сказала Лиса.
– Есть такое, – ухмыльнулся молодой мехвоин. – Это я в Порту купил, перед отплытием. Правда, прикольно?
– Убью, – сказала Лиса.
– Кого? – полюбопытствовал Самурай.
– Автора. И тебя, если ещё раз наденешь.
– Да ладно тебе... это же популярность! Прям как у Келли Метц.
– Келли Метц не позирует голой.
– Ай, да ладно... можно подумать, ты не выступала год на аренах!
– Ты слышал, что я сказала?
– Ты стесняешься, что ли? – удивился Самурай. – Ты же в самом деле...
– Считай это женской логикой, – оборвала его Лиса.
Близняшки переглянулись и захихикали. Лиса покосилась на них.
– Ваш отец может платить мне бабло, – сказала она, – но на поле боя командую я. Это всем ясно, или кому-то дурь в голове мешает понять?
Лиса обвела взглядом своих новых подчинённых. Две «валькирии» и «дженнер» в довесок к её «хатчетмэну». С пилотами-новичками, не вышедшими ещё из подросткового возраста.
– У нас лёгкий ударный лэнс, – сказала она. – Хоть это-то вы понимаете? Манёвренность – главное, что у нас есть. Но чтобы использовать её, нужна слаженность. Понимание друг друга с полуслова. Полное доверие между нами. И беспрекословное подчинение командиру.
– Противник всё равно будет перевешивать нас, – сказала девушка с волосами, заплетёнными в косу. Кажется, это была Мэри-Энн.
– Бывает, – пожала плечами Лиса. – И что с того?
– Какие у нас шансы победить тяжёлый боевой лэнс? С более опытными, чем мы с сестрой, мехвоинами?
– Очевидно, небольшие, – Лиса вновь пожала плечами. – И что?
– Тогда зачем это всё?
– Зайчики, а зачем мы вообще сражаемся? Даже когда шансы на победу невелики?
Мэри-Энн растерянно молчала.
– Велики или нет, они есть. Когда ты ловишь их. Пытаешься ими пользоваться. Сражаешься, а не жуёшь сопли и не задираешь лапки, – Лиса усмехнулась. – Передние, чтобы сдаться и задние, чтобы расслабиться и попытаться получить удовольствие.
Энн-Мэри хихикнула. Мэри-Энн поджала губы.
– У меня было мало шансов сжечь Средний форт в Северном проходе. Но я это сделала. У меня было мало шансов выжить на Бон-Норман. И мало шансов побороть того клановского ублюдка, элементала, который был на метр выше и на полтораста кило тяжелее. Но я его убила. А теперь расскажи мне про «мало шансов»!
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8994
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1542 раз.
Поблагодарили: 2703 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Пауль » 16 июн 2017, 18:42

Тут бы иллюстраций поболее :D - но читается живо, слог приятный. Суперишки!
Разница между фанатизмом и преданностью в ширине зрачков. Терра, 2010, Леонов Павел
Нет никакой разницы между мечтой и дымом кроме желания
Аватара пользователя
Пауль
Энциклопедист
 
Сообщения: 1923
Зарегистрирован: 22 авг 2009, 21:54
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 250 раз.
Поблагодарили: 227 раз.
Награды: 3
Бронзовый призер ФанФик-2011 (1) Кольца вокруг гнезда (1) Иррегуляры vs Крылья (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение RDL_python » 16 июн 2017, 22:40

С иллюстрациями "побольше" - это будет не рассказ, а "манга"...
Мда...

А вообще ему везет что он выкладыват рассказ тут, где нет "редахтороф" - а "критики" в основном цепляются за "неправильное" написание названия меха или оружия. Все остальное - вроде "повторов" и "оборотов речевых" им "по барабану". :D ;-)
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 258 раз.
Поблагодарили: 334 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Пауль » 16 июн 2017, 23:54

Ну, он по крайней мере пишет о чем то новом, а не рефлексирует.
Разница между фанатизмом и преданностью в ширине зрачков. Терра, 2010, Леонов Павел
Нет никакой разницы между мечтой и дымом кроме желания
Аватара пользователя
Пауль
Энциклопедист
 
Сообщения: 1923
Зарегистрирован: 22 авг 2009, 21:54
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 250 раз.
Поблагодарили: 227 раз.
Награды: 3
Бронзовый призер ФанФик-2011 (1) Кольца вокруг гнезда (1) Иррегуляры vs Крылья (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение RDL_python » 17 июн 2017, 12:06

Пауль писал(а):Ну, он по крайней мере пишет о чем то новом, а не рефлексирует.

:D
Ну, справедливости ради - какраз последним он занимается постоянно и азартно. Впрочем ему и по должности (см. подпись - "МОРДУРатор") положено "отвечать рефлексом на внешнее раздражение" (хотя конечно лучше бы не "рефлексом" - а то тут "рефлекторных" в последнее время что то много развелось. Чуть что, ну там показалочсь чего или заметили ник "знакомый" , али не "по их понятиям" сразу "рефлексирують")

А нового в рассказе если вы про взаимоотношения и про описания ладных попков (ну разве токмо для молодежи жисть не видавшей есшо)- ничего нет.
Даже если БДСМ описывать - все равно - "все ужо было" (все своровано до нас (с))...
Хотя мне лично весьма занятно следить за приключениями "в данной области", ибо сам пишу "рассказки" о жизни на перефирии (и конечно о дефочках )с большим удовольствием. :D ;-)
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 925
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 258 раз.
Поблагодарили: 334 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: [Лиса-2] Кринский фокстрот

Сообщение Пауль » 17 июн 2017, 15:57

Ну, коли так, то вот как раз в БТ "не про роботов" не хватает материала - именно рассказного. Вообще социальной литературы типа Хейли с его различными описаниями труда - очень в БТ не хватает
Разница между фанатизмом и преданностью в ширине зрачков. Терра, 2010, Леонов Павел
Нет никакой разницы между мечтой и дымом кроме желания
Аватара пользователя
Пауль
Энциклопедист
 
Сообщения: 1923
Зарегистрирован: 22 авг 2009, 21:54
Откуда: Калининград
Благодарил (а): 250 раз.
Поблагодарили: 227 раз.
Награды: 3
Бронзовый призер ФанФик-2011 (1) Кольца вокруг гнезда (1) Иррегуляры vs Крылья (1)


Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1