[Лиса-1] Грязная сказка (NC-17) < повесть окончена >

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

[Лиса-1] Грязная сказка (NC-17) < повесть окончена >

Сообщение Маленький Скорпион » 15 фев 2017, 01:34

ГРЯЗНАЯ СКАЗКА



Анталлос – песок, хрустящий на зубах. Жаркий сухой ветер, жгущий лицо, выпивающий до капли влагу из плоти. Анталлос – это пустыня, которую давным-давно хотели сделать раем среди звёзд. Так давно, что от этих времён остались только сказки, в которые даже дети быстро перестают верить. Пот высыхает, оставляя разводы соли на одежде. Пыль оседает на коже и превращается в грязь, которую нечем смыть, когда воды едва хватает, чтоб утолить жажду. Песок горячей позёмкой струится вокруг ступней шагающих машин, гусениц и колёс всех остальных. Песок и ветер. Ветер перекатывает мириады песчинок – сотни, тысяч, миллионы тонн песка – от бархана к бархану, километр за километром по бескрайней равнине Моря Отчаяния. Чуть приоткроешь люк или окно, где оно есть, оставишь любую щёлочку – мизерный шанс просочиться внутрь, и песок сделает это. Набьётся в ноздри, заставит слезиться глаза, захрустит на зубах, станет грязью на липкой от пота коже. Песок напомнит тебе о жаре и жажде, и мерзостной безнадёге вокруг. Напомнит о том, что это Анталлос.
Говорят, что Анталлос учит ножом: отсекает всё лишнее, оставляя лишь то, что нужно для выживания. Или чтобы стать настоящим воином. Или ещё для чего-нибудь.
Всё это чушь. Анталлос никого ничему не учит. Он просто хочет тебя убить.
Бывает, что получается.



= I =


Порт-Крин, Анталлос
27 декабря 3058 года


Домой она поехала на маршрутке. Раз уж кошелёк пополнился двумя с половиною сотнями си-биллов, глупо не потратить один, чтобы не шлёпать через пол-города, от Главного рынка почти до самых Пропащих. Тем более, с полной авоськой продуктов. Скрипящий на каждом ухабе «джитни» с номером «17» над лобовым стеклом выглядел достаточно старым, чтобы катать ещё Квинси Крина, если бы, конечно, тот не побрезговал сесть в эту колымагу. В салоне воняло бензином, потом и дешёвым парфюмом, пассажиры охали, мычали и поругивались всякий раз, как машину шатало и подбрасывало. Водитель, жизнерадостный молодой азиат в замызганной тюбетейке, лихо жал то на газ, то на тормоз, и Лису начало мутить. У Провала Ханнеса добрая половина пассажиров вывалила наружу, но и внутрь набилось не меньше, так что, просторней в салоне не стало. Какой-то толстяк зацепил и едва не порвал ей авоську, да ещё и прошёлся своим рифлёным ботинком по её босой ноге. Лиса зашипела от боли и ткнула его локтем в бок, одновременно ухитрившись ввинтиться в проход и занять освобождённое толстяком кресло. Хорошее место, у окна с открытой настежь форточкой; Лиса вздохнула полной грудью и утёрла с лица пот. Авоську поставила себе на коленки, глянула с тревогой: обе бутылки целы, и лимонад, и мартини; палка копчёной колбасы вылезла наружу на треть сквозь одну из ячеек сети – как бы не выхватил кто! На подол капнуло красным. Твою ж мать... помидоры! Лиса не сразу сообразила, вначале подумала о другом, и мысль эта вызвала раздражение. «Зимой и летом – одним цветом», да...
Обогнув Провал, «джитни» вырулил на Центральную; водитель с минуту помотал его из полосы в полосу, но смирился и пополз в дневной пробке, как все. Лиса проводила взглядом удаляющуюся громаду Провала. Его стены поднимались вверх на несколько десятков метров, выше самых высоких домов, но, в отличие от другой арены – Смертоливня – куполом вверху не смыкались. Провал часто сравнивали со Штайнеровским Стадионом на Солярисе VII; этот последний Лиса видела лишь на картинках и голозаписях, так что сравнить по-настоящему не могла. Провал впечатлял. Возможно, он и был поменьше, но – полные шесть на четыре сотни метров, впечатлит кого угодно, не только дивящегося чудесам лостеха провинциала. И уж Лиса-то провинциалкой не была. Зато она была мехвоином, и видела Провал изнутри. Не со зрительских трибун, но из кабины меха. «Крин Энтертайнмент», владеющая ареной, придумала для неё забавную фишку: в лабиринте, что занимал центральную часть Провала, тусовалась парочка бэттлмехов компании, готовых атаковать любого из дуэлирующих бойцов, едва тот войдёт в лабиринт. Присутствие этой «третьей силы» придавало бою остроту, которой не было на аренах Соляриса. А пилотировать эти мехи компания нанимала безработных лишенцев, которыми всегда кишел Порт-Крин. Нанимала задёшево, по новобранческой ставке – пятьсот сорок си-биллов в месяц, да минус «десятина», десятипроцентный подоходный налог, на руки выходило четыреста восемьдесят шесть. Без малого, половину этой суммы, двести двадцать си-биллов, у Лисы съедала однушка на северо-востоке Поселенческого сектора; вторая половина почти целиком уходила на еду и все бытовые мелочи, без которых в жизни никак.
Иногда ей удавалось выкроить немного денег, чтобы побаловать детей и себя походом в кафе, кино или на арену бэттлмехов. Чаще – приходилось искать хоть какой приработок, чтобы свести концы с концами. Брать в долг она не любила: ищи потом, чем отдавать; да и не было у Лисы в Порт-Крине таких друзей, чтобы одалживали деньги.
Лиса пошарила, как могла, в авоське: раздавленными оказались всего два или три помидора, из полутора-то килограммов. Хреново, если вспомнить, сколько они тут стоят, но могло быть и хуже. Ни помидоры, ни огурцы на Анталлосе, отчего-то, не прижились, и Лиса даже задумалась, с какой планеты их привезли, а главное, как там раздобыли. Скорее всего – пиратская добыча; это ведь Порт-Крин! Это Анталлос.
Мысль о том, что целью пиратского набега могли стать овощехранилища в какой-нибудь фермерской глуши, вызвала у Лисы улыбку. Покрытые шрамами старых баталий мехи, грузящие в трюм дропшипа ящики с помидорами, огурцами и картохой, должны быть весьма комичным зрелищем... хотя ситуация, если подумать, ни фига не комичная. И чорт бы с нею, решила Лиса. «Джитни» медленно полз по Центральной улице, забирая вправо. Два или три раза останавливался, высаживая и забирая пассажиров, и, наконец, въехал в туннель: направо и вниз, и ещё раз направо, пересекая оставшуюся над головой Центральную. За окном мелькали редкие фонари дежурного освещения. Водитель в знакомой уже манере резко прибавил газ, и на поверхность Анталлоса маршрутка выпрыгнула, что твоя лягушка. Теперь вокруг были узкие извилистые улочки Поселенческого сектора. Здесь остановки шли по требованию; у памятника Основателю Лиса решила выйти. До дома было ещё не близко, но ей не хотелось больше трястись в душном чреве маршрутки, хотелось свежего воздуха, и было ещё одно дело, которое надо сделать.
Гранитный Квинси Крин тоскливо взирал на суетящихся у его ног людей, замусоренные улицы, обветшалые дома – панораму нынешнего Порт-Крина. Кварталы вокруг памятника считались ещё приличными, по меркам Поселенческого сектора; север, по которому грязной кляксой размазался Пропащий район, был куда как хуже. Оттого и снять жильё там стоило дешевле: здесь, «под Основателем», за такую же однушку, как у Лисы, не стеснялись содрать и по три сотни. Вокруг постамента Основателя теснились лавки и магазины: стеклянные витрины, неоновые вывески, разноцветные ленты, флаги и навесы. Мясо-колбасы, винно-водочный, кондитерский, модной одежды, игрушек... этот-то последний ей и был нужен. Остановившись на пороге, Лиса сделала шаг в сторону и замерла напротив своего отражения в пыльном стекле витрины. Растрёпанная после маршрутки босая девка в дешёвом ситцевом платье, вдобавок, испачканном томатным соком. Потёртая сумочка болтается на плече, тяжёлая авоська с продуктами оттягивает руку. Недлинные, до плеч, русые волосы потемнели и слиплись от пота, и тёмные круги под глазами её тоже не красят. И кажутся ещё темнее в тусклом отражении в витрине.
Она ездила на базар, чтобы продать шмотки: старые, но вполне ещё крепкие пластальные ботинки и совсем не надёванные модельные туфли – ну, где бы их носить в Порт-Крине? Две с половиною сотни си-биллов, теперь будет, на что встретить Новый год... Лиса невесело усмехнулась. Ещё год назад она назвала бы эту сумму ничтожной.
Ещё год назад всё было... хорошо?
Да нет, честно признала она. Уже не было.
Подвешенный над дверью колокольчик зазвенел, когда она вошла.
– С наступающим! – улыбнулась она продавцу.
Тот равнодушно кивнул в ответ.
– И вас, мадам.
Всё правильно: на денежного клиента она не похожа; тут не улыбаться – следить внимательно надо, чтоб не стянула чего. Внутри магазин был украшен новогодней мишурой, высокая, под потолок, ёлка стояла в центре зала. Искусственная, конечно: настоящие ёлки на Анталлосе не растут. Лиса прошла вдоль стеллажей: мягкие игрушки, кубики и пирамидки, настольные игры – от футбола до «Монополии», паззлы, головоломки, конструкторы, куклы, солдатики, игрушечное оружие, модели бэттлмехов и прочей военной и гражданской техники. Две полки занимали персонажи «Бессмертного воина», левее скромно притулились «Охотники за наградами»: этот популярный лет десять назад сериал во Внутренней Сфере давно сошёл с экранов, но в Порт-Крине его ещё смотрели. Лиса покрутила в руках зелёный «мародёр» Охотника, поставила на место. Десять лет назад она училась на третьем курсе Альбионской военной академии и с нетерпением ждала каждой новой серии, а такая же, вот, коллекционная модель стояла на полке её комнаты в курсантском общежитии. Мечтала, дурёха, что когда-нибудь станет таким же крутым воином, как герои сериала. Ну, вот... стала.
Пошла дальше, приценилась к новогодним ёлкам – ни одной дешевле сотни си-биллов, брать или не брать? Пожалуй, не стоит. Разноцветные шарики, звёзды, гирлянды... Новый год был, наверное, единственным праздником, который во Внутренней Сфере отмечали всюду и все. Кланы, и те его праздновали. Лиса перешла к подарочным наборам: разноцветные картонные и жестяные коробки со сладостями: шоколад, карамель, мармелад; в большинство комплектов входила маленькая плюшевая овечка или козочка, символ наступающего года по восточному календарю. Взять один набор на двоих или каждому? Да, лучше так. С овечкой – Камилле, с козликом – Герберту. И – всё-таки – ёлку, потому что какой Новый год без ёлки? Вот эту вот, за сто двадцать си-биллов. Лиса отсчитала деньги и протянула их продавцу.
Теперь его улыбка стала почти искренней.
«В городе продают фальшивые ёлочные игрушки, – пробормотала она, шагая по узкой замусоренной улочке к дому. – Они совсем как настоящие, только радости от них никакой...»
Год назад она ещё могла верить, что всё будет хорошо, и они с Джорджем вместе наряжали ёлку в кают-компании дропшипа; Камилла вертелась рядом в новом нарядном платьице, а совсем ещё маленький – полугода не исполнилось! – Герберт лежал на диване, огороженный подушками, и гулил. Год назад Джордж обещал, что всё будет хорошо... Год назад они думали, что Анталлос, конечно же, дно – но ото дна можно оттолкнуться, чтобы всплыть на поверхность.
Не получилось.
Лиса тряхнула головой, отгоняя воспоминания.
Порт-Крин – жаркий, сухой, пыльный; «негодяйский порт», куда стекаются отбросы Внутренней Сферы и Периферии. Такие, как разгромленная до неспособности продолжать выполнение контракта банда наёмников...
Лиса ускорила шаг.
В однокомнатной квартире, вот уже несколько месяцев служившей им пристанищем, её ждали дети. Пятилетняя Камилла и полуторагодовалый Герберт, оставшиеся, как обычно, под присмотром соседки Фриды, добродушной немолодой тётки, чей единственный сын пахал сейчас вторую подряд трёхмесячную вахту пилотом майнингмеха на шахтах северных отрогов Германовского хребта, где-то в семи или восьми сотнях километров от Порта. Работа каторжная, но майнингмех – штука такая, что рабу не доверишь: какой с него спрос, с раба? Угробит – ну, спустят шкуру с него, а толку? Машину ведь этим не починишь. Вот, и выходит, что людей туда проще нанимать свободных, и платить им бабло, всё честь по чести: хорошо пашешь – премия, а распиздяйничаешь да ебланишь – так накажут си-биллом, что до конца дней своих не расплатишься, и на детей ещё долг перейдёт. Вот, как мой дурак, царство ему небесное, рассказывала, бывало, соседка: как тверёзый, так хороший мужик, работящий, и руки золотые, а как к бутылке приложится...
Сын же, по заверениям соседки, водки не пил, наркотиков не пробовал отродясь, и вообще, был положительным и замечательным во всех отношениях молодым человеком. Вот, если бы ты, Наташенька, с ним подружилась... сети там нет – но звонит, почитай, каждую неделю, на Новый год обещал приехать... Лиса кивала, вежливо слушая. Поначалу даже раздумывала: не завербоваться ли туда самой? Платили-то свободным шахтёрам не в пример больше, чем мехвоинам – «подтанцовке» в Провале Ханнеса. Но, по здравому размышлению, передумала: во-первых, там нужны не бойцы, а технари, кто умеет не столько водить мех, сколько чинить его. Но как раз по этой части Лисе похвастаться было нечем. Во-вторых же, и это важнее, тащиться в шахтёрский посёлок с двумя детьми... Нет. В большом городе выжить проще, даже если это Порт-Крин.
Вот уже и «родной» квартал. Лиса свернула под арку, вошла во двор. Жизнерадостная стайка чумазых голожопых ребятишек – мал мала меньше – вихрем пронеслась мимо, едва не сбила с ног. Лиса пригляделась: её Камиллы среди них видно не было. На протянутых через пол-двора верёвках сушится чьё-то бельё, за столиком, грубо сваренным из обрезков труб и куска кровельного железа, мужики азартно рубятся в домино. С полдюжины старушек, как всегда, сидит на скамейке под тряпичным навесом, судача о том, о сём. Интересно: соседки нигде не видно...
Не «интересно» – странно. Лиса насторожилась.
Почти бегом, ловя на себе взгляды дворовой ребятни, доминошников и старух, ворвалась в подъезд, перескакивая через ступеньку-две, взлетела на третий этаж. Паскудный холодок дурного предчувствия пробежался по рёбрам изнутри, ледяным смерчиком закрутился вокруг сердца.
Дверь в квартиру была не заперта.
Авоська и пакет с покупками выскользнули из внезапно ослабевших пальцев. Бутылки жалобно звякнули о пол, и сердце полыхнуло внезапной злостью, прогнавшей липкий холод слабости прочь. Следом пришла боевая сосредоточенность. Лиса шагнула внутрь. Быстро огляделась по сторонам: никого.
Никого!
Лиса металась по опустевшей квартире, как... наверное – как настоящая лиса, обнаружившая свою нору пустой, разорённой неведомо, кем. Спохватившись, бросилась к соседке – заперто! И ни звука из-за хлипкой, каждый шорох наружу пропускающей, двери. Ни единого из всегдашних звуков: тарахтения стиральной машины, голосов из включённого головизора, звяканья посуды на кухне, голоса самой женщины, разговаривающей по телефону... ничего.
Лиса бессильно привалилась к двери, закрыв лицо руками. Вспомнив, схватилась за сумочку, как тот утопающий в соломинку, вцепилась в коммуникатор. Не сразу – пальцы дрожали – отыскала в списке «Фрида, соседка» и нажала вызов.
«Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети»
Последняя надежда разбилась вдребезги.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение KolbunD » 15 фев 2017, 11:55

И все?
Лютасцю больш небяспечны, чым люты драпежнік,
Зубр для людзей не страшны, не чапай — не зачэпіць,
Будзе стаяць як укопаны — пастыр на варце,
Не страпянецца, а позіркам пасціць няспынна
I чараду, і сям'ю ў чарадзе на папасе
Аватара пользователя
KolbunD
Лучший Фанфикописатель 2009, 2011
 
Сообщения: 3854
Зарегистрирован: 15 дек 2008, 12:26
Откуда: Минск
Благодарил (а): 87 раз.
Поблагодарили: 1001 раз.
Награды: 4
VIP-Читатель (1) За заслуги перед порталом, 2ст (1) Отличный переводчик/писатель (1) Золотой призер ФанФик-2011 (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 15 фев 2017, 12:18

KolbunD, нет, конечно. Ещё пишется. Непоследовательно, поэтому вторая глава будет позже. А следом и остальное.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 16 фев 2017, 08:59

= II =


Порт-Крин, Анталлос
27 декабря 3058 года


Лиса не запомнила, что было дальше. Или, хотя бы, сколько прошло времени. Просто, обнаружила себя сидящий на диване; авоська и пакет валялись рядом. Когда способность мыслить вернулась к ней, и мысли пришли в порядок, ещё раз обошла квартиру и быстро нашла искомое.
Визитная карточка была небрежно брошена на комод в комнате, бросалась в глаза – бордовый прямоугольник на вылинявшей до белизны кружевной салфетке. Стилизованные под катакану буквы выведены серебром: «D.P.I.» с одной стороны, «Ferris Dumont» и номер коммуникатора с другой.
– Феррис Дюмон, – прошептала она. – Феррис Дюмон.
Работорговец. Откуда-то из Драконьего Объединения. Входит в десятку богатейших людей Порт-Крина. Связи с несколькими пиратскими бандами и якудзой. Характеристики всплывали одна за другой, отрывочные, как в дурно составленном досье. Жаден. Мстителен. При этом, неглуп. Коварен, жесток, расчётлив... это ладно: анталлосские работорговцы другими и не бывают.
Лиса ввела на коммуникаторе номер с визитки. Не нажимая вызова, стёрла. Набрала снова. Звонить или нет? Неважно, идти всё равно придётся... Дико захотелось курить – впервые с тех пор, как бросила. Надо будет купить пачку по дороге. И переодеться. Лиса стянула через голову платье, швырнула в сторону. Здесь выбор невелик: единственное приличное, что осталось в её гардеробе – длинный, до пят, светлый сарафан; по крайней мере, он свободный и не стесняет движений. И ещё, он хорошо обрисовывает её полную грудь. Джорджу так нравилось... Хватит. Встала, оделась, пошла!
Снова той же дорогой, от дома до памятника Основателю, а там опять на маршрутку. В этот раз – только до Центральной. «Джитни» был таким же обшарпанным, водитель – не азиат, а негр в цветастой бандане, вот, и вся разница. Стиснутая другими пассажирами, Лиса стояла в проходе, невидяще глядя перед собой, и едва не пропустила свою остановку. В голове было пусто, ни мыслей, ни чувств. Выйдя, шагала, как заведённая: прямо, направо, по лестнице вниз – подземный переход. Слежки за собой она не заметила; впрочем, город – не её стихия. Когда-то Лису учили воевать в пустыне и джунглях, и эту науку она усвоила хорошо.
Штаб-квартира «Дюмон Персоннел Индастриз», она же и резиденция самого Дюмон, располагалась в Квартале торговцев, ближе к Центральной, чем ко Главному рынку. Средних размеров здание, не новое, но добротно отремонтированное, украшали статуи обнажённых мужчины и женщины, держащих над главным входом вывеску «DUMONT PERSONNEL INDUSTRIES». Отмытые до идеальной чистоты и прозрачности стеклянные двери автоматически распахнулись, стоило ей подойти. В холле к ней подступило двое охранников. Лиса послушно остановилась.
– Ваш хозяин хотел встречи со мной, – ровным голосом сказала она.
Охранники переглянулись. Они были одеты в одинаковые серые комбезы с нашивками «DPI» на рукаве, сверху – противоосколочные бронежилеты. На поясах висели резиновые дубинки и кобуры с пистолетами.
– Проводите меня к нему, – сменив тон на приказной, сказала Лиса.
У обоих от уха за шиворот тянутся проводок микрокоммуникатора; получив от хозяина – или начальника – другой приказ, один из охранников приблизился к ней почти вплотную, второй зашёл сзади.
– Расставь ноги на ширину плеч и развели руки в стороны, – потребовал этот второй.
Лиса подчинилась.
Она была невысокой стройной женщиной, громилы-охранники – на голову выше, сотню фунтов тяжелее и много сильнее физически. И драться, наверняка, умели: не стал бы богатейший работорговец Порт-Крина держать у себя неумех. Лису тоже учили рукопашному бою, учили на совесть, и ученье это пошло впрок. Однажды ей довелось сцепиться даже с клановским элементалом и убить его. Конечно, когда тот был без брони: клановский боевой доспех голой пяткой не прошибёшь. Сейчас Лиса стояла, не шелохнувшись. Обыскали её не торопясь, и не преминув попутно облапать. Тот, что спереди, ещё и порылся в сумочке; на простецком лице его явственно проступило удивление.
– Ты что, правда, без оружия?
Лиса не удостоила его ответом. Хороший боец сам себе оружие. Истина эта банальна донельзя, да и не в ней дело. Ясно же, что с оружием её к Дюмону близко не подпустят, будет и обыск, и металлодетекторы, и хрен его знает, что ещё. Не стоит и пытаться. И, что важнее, Дюмон не оставил бы ей визитку просто так. Что-то ему надо от Лисы, в общем, можно примерно и догадаться – что, но... Охранники повели её дальше по коридорам, потом вверх по лестнице. Один шёл рядом, второй по-прежнему держался за спиной. Мраморные плиты под ногами сменились мягкими коврами, стены и потолок украшала лепнина. Лиса отметила даже наличие известного художественного вкуса в здешних интерьерах. Дюмон не поскупился на хорошего дизайнера или постарался сам? Пожалуй, второе, решила она. Откуда бы у купеческого сына взялся художественный вкус?
Феррис Дюмон обосновался в Порт-Крине лет около десяти тому назад, когда имперское правосудие дома Курита едва не отправило его на каторгу. В то время он уже был миллионером, и сумел сберечь бОльшую часть своего состояния, которое положил в основу нового бизнеса на Анталлосе. В Порт-Крине говорили, что Дюмон заботится лишь о двух вещах: о деньгах и о себе, в таком вот порядке. Работорговля была самым известным, но не единственным и даже, вероятно, не основным его предприятием, хотя кто знает?
Через просторный холл, где в кадках у стен стояли тропические растения, а в центре мелодично журчал фонтан, охранники привели её к двери кабинета. Тот, что шёл рядом, с поклоном распахнул дверь и первым шагнул внутрь. Руки второго легли ей на плечи немалой тяжестью; Лиса не вошла – её втолкнули в кабинет, бесцеремонно заставив склониться перед хозяином. Феррис Дюмон возлежал на широком низком диване. Был он огромен и толст; слухи не врали, описывая его бегемотью тушу. Одетый в расшитую золотом безрукавку, и близко не сходящуюся на его широкой безволосой груди, зато стянутую золотыми цепочками в палец Лисы толщиной, с огромным варварским медальоном, многочисленными перстнями на коротких жирных пальцах, цепочками и браслетами на запястьях, он был похож на азиатского деспота из фильмов-фэнтези, которые Лиса смотрела в детстве.
Охранник всё ещё держал её склонённой перед Дюмоном, и тот без малейшего стеснения разглядывал её грудь, почти полностью открывшуюся взору в этом ракурсе.
– Ну, здравствуй, Лиса.
– И тебе не хворать, – отозвалась она.
Во франкоизированном английском, на котором говорят в Круцисской марке Федеративных Солнц, есть разница между «вы» и «ты», но Дюмон и ухом не повёл.
– Я сначала думал, ты рыжая, – проговорил он.
– Покраситься забыла, – буркнула Лиса. – Где мои дети?
– У меня в гостях, – ответил Дюмон. – Не бойся, в загон для рабов я их не отправил.
– Я поняла, – сказала Лиса. – Ну, и что дальше?
Сложно держаться независимо, когда тебя гнёт вниз лежащая на холке мужская рука, но Лиса старалась.
– Если ты не кончишь ломать комедию, я повернусь и уйду, – резко сказала она.
– А сможешь? – скептически хмыкнул Дюмон.
– Можем проверить.
Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Потом Дюмон громко хлопнул в ладоши. Охранники мгновенно отступили на шаг от Лисы, и молодая женщина выпрямилась.
– Располагайся, – работорговец указал на груду подушек, лежащих на полу возле дивана.
– Я постою.
– Ну, дело твоё... предпочитаешь кофе, чай или вино? Десерт?
– Кофе. С молоком. И сахара побольше. – Лиса заметила, что Дюмону не нравится, что она стоит: сейчас их глаза были на одном уровне, а он был из тех, кто любит смотреть на людей сверху вниз. – И пирожные с кремом на десерт.
– Не боишься испортить фигуру? – спросил Дюмон.
– Какое тебе дело до моей фигуры? – вопросом на вопрос ответила она.
Дюмон пожал плечами.
– Ты красивая женщина, Лиса, – сказал он. – Вдобавок, ты ещё и хороший воин. Ты ведь была лейтенантом у Джорджа Боуи?.. родила ему сына...
– Да. – Холодно подтвердила она. – Что дальше?
– Ещё говорят, что ты раньше служила в «Бешеных лисах», – продолжил работорговец.
– Говорят, – согласилась она.
О спецназе Департамента военной разведки армии дома Дэвионов говорили немало. Так же, как о куритянских ДЕСТ, мариковском Орлином корпусе или капелланских «Смерть-коммандос». Говорили много, но знали, на самом деле, меньше: организации такого рода умеют хранить свои секреты. ДВР, к примеру, вообще не признавал официально существования у себя таких подразделений, хотя это давно стало, скорее, бюрократической традицией, чем реальной мерой поддержания секретности.
– Что ты собрался мне предложить? – спросила Лиса.
Жирные губы Дюмона извились в усмешке.
– То, от чего ты не откажешься. И с чем – возможно – справишься...
Двое обнажённых рабов – юноша и девушка – внесли в комнату столик и поднос с угощениями, расставив всё – вымелись мгновенно. Лиса, наконец, опустилась на подушки, взяла чашку кофе, не торопясь, пригубила.
– Я слушаю.
– Ты живёшь на Анталлосе почти год. Насколько ты ориентируешься в здешних раскладах?
– Не забиваю ими голову, – ответила Лиса. – Где я – и где политика.
– Сейчас – перед тобой, – жёстко сказал Дюмон.
Лиса немедля сосредоточилась. Вспомнила карту: гидросфера Анталлоса состояла из полудесятка узких, пересоленных и пересыхающих внутренних морей, два из которых располагались в западном и три – в восточном полушарии. На юго-западе, вкруг Моря Зелени, был даже обширный район болотистых джунглей. Он заполнял собою обширную низменность и тянулся далеко на восток, до самого Мэлис-Фиста, благодаря подземным водным резервуарам. Ещё полутора или двумя тысячами километров восточнее находился дружественный Мэлис-Фисту город Диггерс-Стоп. Этот альянс, подчинивший себе Порт-Джеймс и Зюйдзее-Сити на берегах моря Ракова, считался главным претендентом на власть над всей планетой, но на пути этих претензий всегда стоял Порт-Крин. Самый большой город на Анталлосе, без малого, полтора миллиона жителей – считай, треть всего населения планеты. Ещё два крупных города лежали к юго-западу от Порта: Германтаун, что на другой стороне Германовского хребта, и Проктор, на краю Моря Отчаяния, самой большой из анталлосских пустынь.
– У моих друзей в Германтауне возникли проблемы, – сказал Дюмон. – И я хочу решить их с помощью тебя.
– Кого-то убить? – спросила Лиса.
– Будь всё так просто, я обошёлся бы без тебя.
– Тогда в чём сложность?
– Пару месяцев назад власти Проктора наняли отряд некоего Уилбура Гейла. Слышала о таком?
Лиса помотала головой.
– Он был лейтенантом в полку Винсона.
– Мало ли у Винсона лейтенантов...
– Верно. Так вот, пару месяцев назад он ушёл от Винсона в Проктор. Не один ушёл, а подбил нескольких товарищей и увёл полдюжины мехов.
– Ну, молодец, чё... – Лиса с наслаждением отправила в рот пирожное. – Кто его заказывает, Винсон?
– Не перебивай. – Резко бросил Дюмон. – Прокторцы дали ему капитанский патент, и сейчас он командует ротой мехов. Не в самом городе, – уточнил работорговец. – С полтора месяца назад эта гоп-компания – насколько я знаю, они слили туда ещё всякую свою дрянь – развернулась в Северном проходе. Это между северными отрогами Германовских гор и хребта Отчаяния.
– Вот как?.. – Лиса поняла.
Германтаун располагался в протянувшейся на юг котловине между этими двумя горными грядами, у западного склона Германовского хребта. И контролировал большую часть тамошних шахт, из-за чего временами случались конфликты с порт-кринскими промышленниками. Но его отношения с Портом стоило назвать дружескими, насколько вообще могли дружить города-государства Анталлоса. Порт-Крин был основным рынком сбыта германтаунской обогащённой руды и поставщиком продовольствия, без импорта которого в Германтауне начался бы голод. А основной караванный путь, соединяющий его и Порт, шёл как раз через то, что называлось Северным проходом, между северными отрогами Германовского и восточными – Барьерного хребта. В самой узкой своей части, проход был шириной километров чуть более ста. Как рота мехов могла его перекрыть? Не дожидаясь вопроса, Дюмон объяснил:
– Гейл поставил три форта, с лэнсом бэттлмехов в каждом. Плюс технари, обслуга и кой-какая охрана. И теперь намеревается стричь купоны с идущих этой дорогой караванов.
– Хм. Может прокатить, – заключила Лиса.
Караваны ходят медленно. Для большегрузных автопоездов и мегафур двадцать-тридцать километров в час – предел. А больше лэнса мехов в охране караванщики не держат. Не так уж много бэттлмехов на Анталлосе... и ещё меньше мехвоинов, которым стоит доверять. Чтоб отмахаться от зональных гангов и «дохлятины», хватит и лэнса. Но, поставив три форта поперёк караванной тропы, Гейл мог послать на перехват и два, и все три своих лэнса, смотря как пойдут караванщики, и как быстро удастся их засечь.
Дюмон грузно приподнялся на диване и протянул ей компад.
– Что там? – поинтересовалась Лиса.
– А ты почитай. Папка «Объект» на рабочем столе, не ошибёшься.
Лиса взяла и начала бегло прокладывать файлы. Карта региона и топографические карты местности, спутниковые голографии и составленные по ним схемы фортов, текстовые файлы: досье на Уилбура Гейла и прочих: мехвоины, пехотные командиры, тыловики, даже какая-то черномазая девка-техник. Дожевала последнее пирожное и спросила:
– Ну и что?
– Я хочу, чтобы ты уничтожила форт. Можно любой, но желательно – Средний, где окопался сам Гейл.
– Да? А Катерину Штайнер тебе на верёвочке не привести?
– Катерину не надо, – криво усмехнулся работорговец. – Её ж тут хрен продашь: кто поверит, что она настоящая?
Лиса резко встала, подобралась.
– Тише, тише, – примирительно сказал Дюмон. – Смотри сама: в Среднем форте четыре меха, до полудюжины мехвоинов, с десяток, если не меньше, солдат да десяток-дюжина техов и техпомов, большинство из которых – рабы. Как думаешь, сколько там человек готово к бою постоянно?
– Достаточно, чтобы эта авантюра провалилась. Или ты хочешь сказать, что это не авантюра?
– Это авантюра, – не стал отрицать Дюмон. – Почему, думаешь, я решил подписать на неё тебя?
– Потому что ты дурак, – зло сказала она.
– Прикуси язык, – недобро прищурился работорговец. – Я позволил тебе многое, но могу и...
– Ты можешь найти другого исполнителя для этой затеи? – поинтересовалась Лиса.
– Это нелегко, – признал, после недолгого молчания, Дюмон. – Мои штатные олухи не годятся: они обучены охранять и бить морды, а тут нужен настоящий диверсант. При этом, умеющий пилотировать бэттлмех.
– Который ты предлагаешь угнать на месте?
– Угадала.
– Это единственный способ разнести форт, который может прокатить, – сказала Лиса. – Одна проблема: по части мехоугона я как-то не очень.
– Этот момент я обеспечу. В Среднем форте есть мой человечек, девка-технарь. Она поможет.
– Другая поддержка? – сразу спросила Лиса.
– Транспорт. Но в форт ты пойдёшь одна.
Лиса мрачно прошлась по комнате взад-вперёд.
– Мне понадобится снаряжение. Оружие. И ты мне его дашь.
– Что смогу, – уточнил работорговец. – По части оружия я... не очень.
– Придётся постараться, – сказала Лиса. – Если ты хочешь, чтобы дело было сделано. Кстати, зачем тебе это?
– У моих друзей в Германтауне возникли проблемы. Я ведь говорил.
– Друзей... – скептически хмыкнула Лиса.
– Деловых партнёров, – добавил работорговец. – На работу с которыми у меня большие планы.
– То есть, они хотят с твоей помощью...
– Они не просили меня о помощи, – сказал Дюмон. – Я делаю всё это по собственной инициативе.
– Подцепил вирус альтруизма? – хмыкнула Лиса.
– Можешь так и считать.
– Не сомневаюсь. Быть альтруистом за чужой счёт вообще замечательно.
– Успокойся, – сказал Дюмон. – В накладе ты не останешься.
– Если выживу.
– А сколько ещё ты собиралась выживать до сих пор? – работорговец вперился в неё тяжёлым взглядом. – Ты едва сводишь концы с концами, шмотки свои продаёшь, чтоб накормить детей. Хотя могла бы найти настоящую работу...
– Вроде этой? – перебила его Лиса. – Всего делов-то, форт взорвать да лэнс мехов положить!
– Ты боишься, – сказал Дюмон.
– Нет!
– Да. Только не за себя боишься. Поверь, я в людях разбираюсь. Я ими торгую, – он усмехнулся. – У тебя двое маленьких детей, и случись что с тобой – как они выживут? Вот, чего ты боишься. Правильно боишься, не спорю... Но и отсиживаться в щели на краю Пропащего – не выход. Рано или поздно тебя бы нашли. И сделали предложение навроде этого.
– Ты до сих пор не озвучил главную его часть.
– Снаряжение. Транспорт. Сведения. Мой человечек в форте.
– Оплата? – спросила Лиса.
– Всё, что вынесешь из форта – твоё. То есть, вынесешь, вывезешь, угонишь. Включая бэттлмех.
– И только?
– Тебе мало?
– Как ты сам тут мне говорил, я рискую не только собой. Поэтому – да. Мало.
– И что ты сочтёшь достаточным? – полюбопытствовал Дюмон. – Обещание заботиться о твоих детях всю жизнь? Может, пристроить их на учёбу в НАИН, когда вырастут? – работорговец тонко хихикнул. – Лиса, ты ведь не веришь ни единому моему слову. Да в общем, и правильно делаешь. Но чего тогда ты от меня хочешь?

Добавлено спустя 2 минуты 7 секунд:
Re: Грязная сказка
(to be continued....)


Добавлено спустя 7 часов 25 секунд:
Изображение
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Click » 17 фев 2017, 21:25

Вот это интересно! Ждем продолжения и увековечим.
Изображение
Пожертвования на русификацию книг по БТ принимаются на:
Яндекс.Деньги: 410012535804526
Аватара пользователя
Click
Администрация cbtbooks.ru
 
Сообщения: 2578
Зарегистрирован: 31 янв 2008, 14:57
Откуда: Приднестровье, Тирасполь
Благодарил (а): 1376 раз.
Поблагодарили: 317 раз.
Награды: 1
За заслуги перед порталом, 1ст (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 17 фев 2017, 22:35

Click, нивапрос. Вот:

= III =


Северный проход
Анталлос
31 декабря 3058 года


Анталлос – песок, хрустящий на зубах. Жаркий сухой ветер, жгущий лицо, выпивающий до капли влагу из плоти. Анталлос – это пустыня, которую давным-давно хотели сделать раем среди звёзд. Так давно, что от этих времён остались только сказки, в которые даже дети быстро перестают верить. Пот высыхает, оставляя разводы соли на одежде. Пыль оседает на коже и превращается в грязь, которую нечем смыть, когда воды едва хватает, чтоб утолить жажду. Песок горячей позёмкой струится вокруг ступней шагающих машин, гусениц и колёс всех остальных. Песок и ветер. Ветер перекатывает мириады песчинок – сотни, тысяч, миллионы тонн песка – от бархана к бархану, километр за километром по бескрайней равнине Моря Отчаяния. Чуть приоткроешь люк или окно, где оно есть, оставишь любую щёлочку – мизерный шанс просочиться внутрь, и песок сделает это. Набьётся в ноздри, заставит слезиться глаза, захрустит на зубах, станет грязью на липкой от пота коже. Песок напомнит тебе о жаре и жажде, и мерзостной безнадёге вокруг. Напомнит о том, что это Анталлос.
Говорят, что Анталлос учит ножом: отсекает всё лишнее, оставляя лишь то, что нужно для выживания. Или чтобы стать настоящим воином. Или ещё для чего-нибудь.
Всё это чушь. Анталлос никого ничему не учит. Он просто хочет тебя убить.
Бывает, что получается.
– Просыпайся.
Лиса открыла глаза. Под низким потолком «пассажирской каюты» – выгородки в грузовом отсеке полуторастатонного «дромадера» – болтались протянутые крест-накрест гирлянды из разноцветных стеклянных шаров и прочей мишуры. По песку «дромадер» шёл плавно, движение почти не ощущалось. Да и сколько там того движения? Полностью гружёная, эта тяжёлая водовозная машина развивала скорость немногим больше тридцати километров в час. Зато она могла везти до полусотни тонн воды и ещё четыре тонны прочего груза в придачу. Большие караваны включают, хотя бы, пару таких машин: вода в одной, соляра в другой. Лисе в этот раз досталось место на водовозе. Выгородка для пассажиров вмещала две пары коек, в два яруса у стен. На одной спала Лиса, на другой – кто-то из экипажа; верхние были подняты к стенам для просторности. Её роста как раз хватало, чтобы вытянуться на койке, упираясь в стенку пятками, но не поджимая ног. Койка была жёсткой – считай, обтянутая дерматином доска – и у Лисы разболелась спина.
– Проснись, спящая красавица.
Над Лисой склонился ещё один член экипажа, бортмеханик или второй водитель. В такие подробности она не вдавалась. Потормошил, потряс за плечо.
– Нет бы – кофе в постель, – недовольно сказала она.
Лиса спала, не раздеваясь, в майке и штанах, только ремень расстегнула, чтобы на живот не давил. Села на койке, свесив босые ноги. Мужик из экипажа «дромадера» смерил её оценивающим взглядом, задержавшись на колыхнувшейся под майкой груди.
– Есть пиво. Холодное. Будешь?
Лиса кивнула.
Холодильничек нашёлся в передней части отсека, мужик достал из него пару запотевших бутылок. Присели на откидную скамейку, откупорили.
– Ну... с наступающим, что ли!
– Ага. И за встречу в новом году.
Бутылки звякнули друг о дружку. Холодное пиво в жаркой духоте дромадерского нутра произвело живительный и бодрящий эффект.
– На, вот, – мужик разломил пополам свёрнутую в кольцо палку колбасы.
Лиса с наслаждением вцепилась в неё зубами.
– Чем ты так насолила Дюмону, что он приказал высадить тебя в пустыне? Не скажешь, а?
– Скажу при новой встрече. – Лиса приподняла бутылку. – Твоё здоровье!
Чокнулись. Выпили. Пиво было местным, «Кринское №9» – не «Тимбикийское тёмное», конечно, но пить можно.
– Из Германтауна мы двинем обратно в Порт, – сказал караванщик. – Может, и правда встретимся.
«Если оба останемся живы». Но такие вещи на Анталлосе вслух не говорят.
– Я тебя видел по ящику, – сказал караванщик. – Ты мехвоин в Провале Ханнеса, верно? «Уитворт», и ты палила дальнобойными ракетами в горячую, когда завалила того хрена из «Драгун Дэвидсона».
Горячей загрузкой РБД – ракет большой дальности – назывался режим, при котором автомат заряжания подаёт очередную партию ракет на пусковые загодя, а не непосредственно перед пуском. Тогда и головки самонаведения захватывают цель ещё во время прицеливания установки, а не в первые секунды полёта, что резко увеличивает шанс попасть на коротких дистанциях. Правда, и риск детонации боеголовок на пусковых от первого же шального попадания или близкого подрыва тоже увеличивался. Поэтому горячую загрузку использовали нечасто, и в основном – когда предстоял бой на коротких дистанциях, в городе, например. Или в лабиринте Провала Ханнеса, одной из двух ныне действующих арен бэттлмехов в Порт-Крине.
– Любишь бои мехов? – спросила Лиса.
– Вообще, люблю мехи. И мехвоинов. – Караванщик осклабился.
В кабинах мехов Провала были установлены голокамеры, способные заснять мехвоина с разных ракурсов. Если было, что снимать.
Опустевшие бутылки отправились за борт, а Лиса пошла за снаряжением. Его было немного: КА-23 «сабган», лёгкий и компактный пистолет-пулемёт драконского производства с насаженным на ствол «ослиным членом» шумоподавителя, да жилет-разгрузка с запасными обоймами, ножом, аптечкой первой помощи, несколькими брикетами взрывчатки, всякими полезными в деле мелочам и громоздким продолговатым чехлом на горбу. Ещё две фляги с водой. Свёрнутые в скатку одеяло и маскхалат. Помедлив немного, Лиса стянула с себя майку и повязала её на голову; разгрузку нацепила на голое тело. Наблюдающий за этим караванщик восторженно цокнул языком.
– Вернись обязательно, и я тебя найду. Обещаю!
Лиса хотела скептически хмыкнуть, но осеклась. Не мальчик перед ней, всё-таки – мужик лет хорошо за тридцать, бывалый: в караванах на Анталлосе за этим не задерживается. Ну, и сама хороша: устроила тут стриптиз. Хмель, что ли, в голову ударил?
– У меня двое детей, милый. Не пугает?
– Да хоть четверо! – хохотнул мужик. – Заглянешь в «Треснувшую секиру» – спроси Джея Фаррена, они там меня знают!
«Дромадер»-водовоз шёл на этом участке в хвосте основной колонны, после полудюжины не уступающих ему весом мегафур и затесавшегося среди них бензовоза. Далеко впереди пылили два лёгких джипа с бойцами, а по бокам неспешно шагали «пантера» и «гриффин» охранения. Без малого, год назад Лиса так же вела собственный мех, и тоже «гриффин»... оставшийся лежать на раскалённых камнях Моря Отчаяния, рядом с «мародёром» Джорджа... в развороченной прямым попаданием голове которого не могло остаться ничего живого.
Лиса посмотрела на караванщика блестящими от навернувшихся слёз глазами.
– Обязательно.
Развернулась на пятках и бросилась в открытый люк.



= IV =


Северный проход
Анталлос
31 декабря 3058 года


Два метра от земли и двадцать километров в час скорости, и мягкий песок. Лиса покатилась кубарем, прочь от колёс «дромадера», сразу ослепнув в стелящейся за машиной пыли. Анталлос – это песок... Несколько минут она пролежала, распластавшись на земле и глядя в блёклое серо-голубое небо. Солнце клонилось к закату, жара спадала. Дура, сказала себе Лиса. На хуя ты прыгала? Теперь ссадина на плече, сбитые локти. Штаны, вроде, целы, то есть, цел вшитый в них броневой слой. И главное, целы ноги. Которым ещё сорок километров шагать до грёбаного Среднего форта. Сорок километров по грёбаному песку. Босиком, потому что у грёбаного Дюмона не нашлось обуви подходящего размера. Или это он так сказал, извращенец... грёбаный.
Возможно, думала она, так и есть. Рабыням армейские ботинки и броники ни к чему, а в охране ДПИ служат одни здоровенные мужики, на которых снаряга и закуплена. Невысокая, с маленькими ступнями, но крупной грудью, Лиса не вписывалась в типичные для них размеры. Штаны и разгрузка оказались единственным подходящим, что удалось подобрать. И ещё маскхалат, свёрнутый в скатку на плечах. Обычный песчаный камуфляж, никакой капризной электроники.
Ещё раз оглядев ссадины, Лиса откупорила флягу. Придётся потратить немного воды, чтобы промыть их, и потратить несколько медипластырей. Караван пылил уже далеко впереди. Через два часа он будет у Среднего форта; Гейл тормознёт его и сдерёт дань за проход. Вряд ли дело дойдёт до смертоубийства – зачем? Нарубить бабла, набрать хабара наёмнику важнее. И «пантера» с «гриффином» это слишком мало против лэнса из «ориона», «хачетмэна», «центуриона» и «дженнера». Караван откупится и пойдёт дальше. Гейл и его люди останутся считать добычу и праздновать Новый год. Лисе же полутора суток должно хватить, чтобы добраться до форта. Пешком и в одиночку – больше шансов остаться незамеченной. Это был ключевой элемент её плана, и тоже сложный. Лису учили выживать в пустыне, и она хорошо представляла себе, каково это – пройти по ней сорок километров пешком.
Анталлос – это песок... хрустящий на зубах, липнущий к потной коже... Сухой горячий ветер в лицо. Анталлос – это пустыня...
Анталлос хочет тебя убить.
Лиса шагала, сверяясь по компасу и заученным ориентирам, не торопясь: в пустыне нельзя торопиться. Излишней спешки, как всякой опрометчивости, она не прощает. В сгустившихся сумерках сделала привал: вода из фляги, безвкусные, как картон, армейские галеты и паштет из баночек. Голод и жажда отступили, усталость – нет, но когда две луны, Квинси и Жакэ, выползли на небосклон, Лиса заставила себя встать на ноги и идти дальше. Ночью надо быть осторожной вдвойне. Не помешал бы прибор ночного видения, но Лиса и без него хорошо видела в темноте. Поэтому она заметила гилу раньше, чем гила заметила неё.
Скальная гила – некрупная, сантиметров тридцать-сорок в холке, хищная теплокровная рептилия, коренная обитательница анталлосских пустынь. Гила хреново видит днём, получше, но всё равно хреново – ночью, зато у неё отличный нюх. Ночь – её время, и эта гила вышла на охоту. Стараясь не шуметь, а босиком это и проще, Лиса заложила широкий круг, обходя тварь с наветренной стороны. За сотни лет жизни на Анталлосе, его обитатели научились отлавливать детёнышей гил и приручать их, дрессируя как сторожевых, бойцовых или охотничьих животных. Но дикая гила – это агрессивная тварь, впрочем, как и большинство мелких диких тварей, не враждебная человеку изначально. Крупное чужеродно пахнущее двуногие пугает, хотя испуг тоже может стать триггером агрессии. Поэтому Лиса двигалась медленно и плавно, избегая любых резких движений. Прострочить мелкую и быструю гилу очередью из пистолет-пулемёта будет непросто. Лиса облизнула пересохшие губы. Гила не стайное животное, они живут и охотятся в одиночку, встречаясь с другими гилами лишь на короткое время для спаривания. И если сейчас удастся избежать встречи с этой тварью, то некоторое время можно не беспокоиться.
Лисе удалось. Пустыня сменилась каменистой россыпью, где время от времени попадались крупные валуны и обломки скал. Один из них, с нешироким, но ровным уступом, она присмотрела себе для ночлега. Спала чутко: этому её тоже учили. Завернулась в толстое шерстяное одеяло: ночи в пустыне холодные. А сон опять швырнул её в прошлое, о котором хотелось забыть.
В тот несчастливый рейд на Бон-Норман в пятьдесят четвёртом, когда подкрепление не пришло, планировавшееся наступление обернулось сокрушительным фиаско, а передовой отряд остался один на один с 94-м ударным кластером нефритовых соколов. Игра в кошки-мышки в пустыне между Дип-Трабл и Лоупойнтом растянулась на два месяца, прежде чем рейд наёмников – «Банды Боуи» – помог уцелевшим выбраться с планеты. Тогда-то они и узнали, что всё запланированное подкрепление, две роты мехов с подразделениями танковой, пехотной и воздушной поддержки, накрылось мисджампом, исчезло вместе с не вышедшим из гиперпространства звездолётом, и командование решило свернуть операцию. Лиса плохо помнила последние две недели боев: она почти не спала всё это время, сидела на «квик-стиме» – гадостном стимуляторе, позволяющем бодрствовать по нескольку суток подряд, принимая дозу за дозой. Джордж не только вытащил её с планеты, но и помог вырваться из этой наркотической мерзости, удержал от последнего шага за грань...
Лиса проснулась в холодном поту. На востоке едва брезжил рассвет; от холода и усталости мышцы одеревенели. Ногу светло судорогой, и Лиса взвыла от боли. Отдышавшись, достала пачку сигарет, закурила.
– С новым годом, дорогая, – сказала она себе. – С новым счастьем.
В безмолвии расстилающейся вокруг пустыни одинокий голос прозвучал хрипло и страшно. Лису пробрала дрожь. Спускаясь с уступа, она едва не наступила на змею. Извиваясь по песку, тварь метнулась прочь. Лиса допила воду из первой флаги, присела на корточки и помочилась в неё. Впереди было ещё почти тридцать километров пути по пустыне, и солнце скоро вскарабкается в зенит. Наступит жара, а воды остаётся слишком мало, чтобы брезговать такой её заменой. Лиса позавтракала: ещё одна баночка паштета, ещё три пачки «картонных» галет.
Вперёд.
Это тоже надо уметь: выбросить из головы лишние мысли и шагать размеренно, как автомат, самой себе задав ритм и следуя ему. Нужно успеть пройти как можно больше, прежде чем придёт жара, и сделает её слабой, вялой, а то и вовсе заставит искать тень, где укрыться.
Анталлос – это пустыня. Анталлос – песок, хрустящий на зубах...
Горизонт начинает дрожать, расплываться в мареве. Нагретые – раскалённые – камни почти нестерпимо жгут босые ноги, впиваются в подошвы острыми краями, мелочь застревает меж пальцев. Скальная гила спит в расселине между двумя валунами. Снова надо делать крюк...
Два или три раза она курила на ходу. Отпила из фляги с мочой, потом, скрепя сердце, позволила себе глотнуть и воды. Вновь помочилась – главное, не перепутать фляги. Хихикнула.
Есть и второй вариант плана проникновения в форт: выйти к нему в открытую. Выдать себя за жертву аварии в пустыне, хотя Гейл едва ли поверит в это. Скорее, решат, что караванщики высадили её в пустыне. Такое случалось время от времени: провинившихся высаживали, иногда в сотнях, но чаще в десятках километров от ближайшего жилья. Могли оставить, воду, еду, оружие – или что-то одно из этого списка. Или не оставить ничего, отняв даже одежду. Это называлось правосудием Анталлоса. Или божьим судом. Это называлось – дать человеку шанс.
«Чем ты так насолила Дюмону, что он приказал высадить тебя в пустыне?» вспомнила она вопрос того караванщика. Как же его звали... Джей Фаррен?
Шаг за шагом по пустыне. Каменистая россыпь осталась позади, и теперь ноги по щиколотку вязнут в рыхлом и раскалённом песке. Шаг за шагом по пустыне. Шаг за шагом. Говорят, что Анталлос учит ножом: отсекает всё лишнее, оставляя лишь то, что нужно для выживания. Или чтобы стать настоящим воином. Или ещё для чего-нибудь.
Всё это хуйня. Анталлос никого ничему не учит. Он просто хочет тебя убить. А ты – хочешь выжить. И выживаешь. Как можешь и сколько можешь.

Добавлено спустя 5 минут 2 секунды:
(to be continued....)


Добавлено спустя 41 секунду:
дальше будет жесть
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Strange_novice » 17 фев 2017, 23:47

Ждём, надеемся и верим в героиню ;-)
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 703
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 748 раз.
Поблагодарили: 379 раз.

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 18 фев 2017, 01:01

Strange_novice, Дюмон тоже верит ))
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 19 фев 2017, 11:00

Предупреждение: будет жесть, похабень и грязь.


= V =


Северный проход
Средний форт, Анталлос
1 января 3059 года

В ночь с тридцать первого на первое Саида почти не спала, да и не надеялась. Для рабов праздников нет. А праздник у хозяев – рабам тройные хлопоты.
Тридцать первого мимо форта прошёл караван, и капитан Гейл поднял в ружьё все четыре бэттлмеха и пехоту в придачу. Что там было в пустыне, Саида не видела, но спустя полтора часа мегафуры приползли к форту под конвоем уже восьми гейловских мехов. Их собственная охрана, «гриффин» и «пантера» в цветах пустынного камуфляжа, понуро шагала рядом. Когда на одного защитника каравана приходится четверо неприятелей, включая тяжёлые – «орион» самого Гейла да «арчер» и «тандерболт» парней из Восточного форта – нужно быть очень храбрым или очень глупым, чтобы принять бой. А чтоб его ещё и выиграть – очень умелым или очень везучим. Но охранявшие караван наёмники были обыкновенными и уступили чужой силе.
Техникам пришлось вначале разгружать мегафуры – ту часть груза, что отобрал у караванщиков Гейл – а потом ещё разряжать магазины вернувшихся в стойла бэттлмехов. И если с первой частью работы им помогли солдаты, то вторая осталась целиком на них. Отдохнуть после всего этого у Саи не вышло: мастер-тех Лившиц поймал её и отправил на кухню, помогать Салли готовить праздничный ужин. Мастер-тех был единственным свободным из техников, и владельцем половины из них, включая и Саиду. Белобрысая повариха Салли тоже принадлежала ему. По части готовки Саида не блистала умением: лучше, чем ни хрена, но и только; правда, две другие девчонки-техпома не умели и этого. Салли – другое дело, вот у кого талант так талант. И у работы на кухне было ещё два позитивных момента: во-первых, достаточно воды, чтобы улучить момент и ополоснуться, а во-вторых – можно урвать кусочек вкусненького, что никогда не попадает в рабскую миску. Салли и Сая по очереди облили друг дружку восхитительно тёплой водой из большой кастрюли, помылись и подмылись. За перекусом тоже не задержалось. Салли вообще была позитивной девчонкой, общаясь с ней, Саида забывала на время об усталости и безнадёге своей поганой рабской жизни. Хотя и вольная часть этой жизни, если подумать, была не менее поганой.
Саида родилась на Браше, в одной из деревушек в окрестностях города Кумран, что на краю Великой Северной Равнины. Её отец был сельским механиком: вроде, как и бедняк, своей земли не имеющий и нанимающийся работать к хозяевам ферм, но и не батрак какой, а мастер. Кто же ещё умеет чинить генераторы и опреснители, ладить электропроводку, прокладывать трубы для воды, как не механик? Саины братья, Махмуд и Абдул, сызмальства учились отцовскому ремеслу, чтобы со временем занять его место. Маленькая Сая всё время таскалась следом, и через какое-то время отец начал замечать, что девочка порой схватывает его науку быстрее, чем пацаны. Когда Сае минуло четырнадцать, отец, наконец, решился и пристроил её в город, в благотворительную школу Ком-Стара, на целых два года. Не лучшее место для мусульманской девушки, но в деревне и так уже считали её не в меру умной – кому такая нужна? Саиных сверстниц в тринадцать-четырнадцать лет уже повыдавали замуж, а на неё хоть бы кто посмотрел. И не в том дело, что дочка механика, хуже – что заумь эту свою скрыть и не пытается. Хотя сама по себе девка уже видная. Что черна – не беда, негров тут пол-деревни, да и в округе хватает. Зато телом полна, не костлява, бёдра широкие – легче будет рожать сыновей. И если б не эта вот заумь... Ну зачем, спрашивается, девке математика? компьютеры? основы программирования?
Ни технических училищ, ни, тем паче, институтов на Браше не было, лететь на другую планету и учиться там – то и другое требует денег, которых деревенскому механику не наскрести. Тем более когда речь идёт всего лишь о дочке. Что остаётся? Поразмыслив немного, Саида нашла единственный выход: армия. Контракт на шесть или даже восемь лет службы, по ходу которых она получит вполне себе приличное среднее техническое образование и наберётся опыта работы со сложной военной машинерией, виделся Сае вполне разумным. Отец качал головой, Махмуд с Абдулом крутили пальцем у виска, мать разрыдалась, но девушка была непреклонна. Для себя она всё решила, и менять ничего не собиралась.
Потом был армейский сборный пункт: «психологическое тестирование» с уже готовыми ответами – проходивший его офицер махнул рукой, сказав, что любого дурака, пожелавшего служить в армии, армия возьмёт в свои ряды. Желающих, к слову, было немного, двое парней да Сая. Потому, наверное, и отбором-отсевом никто не заморачивался. Самым трудным испытанием было раздеться перед врачом: хмурый мужик с зелёными «шпалами» лидера секции в петлицах придирчиво осмотрел её с ног до головы прежде, чем поставить отметку «здорова, годна». Заглянул и между ног, хмыкнул: «ну, кто б сомневался... варвары, б...». Спросил только: «давно?»
«Три года назад», честно ответила Саида. Ей не хотелось вспоминать об этом, и, тем более, рассказывать постороннему мужчине. Сейчас было странно об этом вспоминать. За годы рабства она отвыкла стыдиться и стесняться.
– Эй, выше нос! – Салли хлопнула её разделочной доской по заднице. – Нарежь лучше рыбы!
Жизнерадостная блондинка Салли свободной не была никогда. Она родилась в рабстве здесь, на Анталлосе. Как ей при этом удавалось быть такой заводной, никогда не унывающей?
Прислуживать за праздничным столом было не худшим из того, чем пришлось сегодня заниматься. Скорее, прологом к худшему. Потому что когда на полтора десятка мужиков – шестеро мехвоинов, семеро солдат во главе с сержантом Прескоттом, да мастер-тех Лившиц, нестарый ещё мужчина; рабы, понятно, не в счёт – приходится всего четыре девчонки-рабыни, ночь после хозяйской пьянки для этих последних будет нелёгкой. Капитан обычно рабынями брезговал, но сегодня этому обычаю изменил: ухватил Саиду – первую, кто попалась – и поволок к себе в комнату.
Уилбур Гейл был мужик лет около тридцати, крепкий и полный сил, и развлекался он с Саей долго, хорошо хоть, без лишних затей. Сержант Прескотт, кроме начальствования над пешей охраной, исполнявший в форте обязанности костоправа и – при случае – палача, тот измывался над девушками по-всякому, и Сая надеялась, что хоть сегодня проскочит мимо. Хорошо было бы, чтоб капитан уснул после ночных забав: он командир, никто к нему без спроса не зайдёт, а значит, и Саида могла бы поспать, пока он не проснётся. Но Гейл, как хороший вожак, не забывал делиться с рядовыми, и, пинком столкнув доведённую до изнеможения Саю с кровати, заставил подняться и отвёл к своим мехвоинам.
Трое молодых, как раз, приканчивали очередную бутылку в компании друг друга в соседней комнате. И девка с капитанского члена вызвала у них всплеск бурной радости. Парни немедленно подняли стаканы за здоровье капитана Гейла, налили и ему. Гейл выпил, посидел немного с парнями для приличия и ушёл спать. Саиду взбодрили шлепками и лапаньем, сунули в зубы стакан – пей! Тут не отвертишься... Водка жидким огнём разлилась внутри, ударила в голову. И Саиде даже самой захотелось веселья. Пусть и такого паскудного – эти молодые бандиты не так уж плохи... не так, как садист Прескотт, или страж-техник Уэстон в мехбатальоне «Гренадёров Альянса», бабник, ворюга и картёжник, которому в первый год службы Сая проиграла свою зарплату за три месяца вперёд, в тщетных попытках отыграться. Часть долга Уэстон потом взял с неё натурой...
Первый год службы был плохим сном, не только из-за Уэстона. И жизнь в родной деревне была далеко не сахар, но армейская казарма оказалась во многих отношениях хуже. Гораздо хуже, особенно когда это женская казарма. Военная служба никогда не была в почёте во Внешних Мирах, и в нижние чины Военкорпуса шли те, кто не мог подыскать себе места на гражданке. Сая и сама была из таких, но она хоть росла в нормальной, даже зажиточной, семье. А для многих из её новых товарок альтернативой контракту с Военным корпусом Альянса было сесть по малолетке или бродяжничать, не зная, что будешь жрать завтра, и будешь ли жрать, вообще. В казарму они приносили свои уличные замашки и понятия, и утверждали их, как могли. Командиры почти не вмешивались, лишь иногда осаживали самых наглых, жёстко и жестоко пересекая явный беспредел. Но полууголовные казарменные понятия, как таковые, их устраивали, и те, кто насаждал их, скорее поднимались до стражей и наставников, чем наивные простаки, пытавшиеся служить по уставу.
С годами Саида притерпелась, привыкла. Сама в командиры не лезла, честно тянула лямку. Иногда думала: встретить бы нормального парня, выйти замуж... Но дальше смутных планов дело не шло, а потом и их перечеркнул налёт «Банды проклятых» на Пракстон, где стояли гарнизоном гренадёры. Пракстон – важный индустриальный мир, центр тяжёлого машиностроения и производства ядерных энергоустановок всех видов; охраняли его хорошо, но и к грабежу Вэнс Резак, в прошлом офицер дома Курита, подошёл основательно. Где, почему и как он переиграл защитников планеты, Саида не задумывалась – ни тактике, ни стратегии её не учили. Шесть дней подряд боевые подразделения Резака дрались с планетарным гарнизоном, милицией и собственной охраной «Пракстон Фьюжен Продактс», вернее, драли их в хвост и гриву, близко не подпуская к собирающим добычу фуражирам. В саиной памяти эти шесть дней слились в один бесконечный марафон стрельбы, беготни и работы на износ. И первые сутки в плену, в трюме одного из бандитских дропшипов, она просто спала. Первый и, кажется единственный раз выспалась в своей новой – рабской – жизни.
...пинок под рёбра выбил её из сна здесь и сейчас, на полу чужой комнаты в Среднем форте.
– Сука, блядь, разлеглась тут! – невысокий белобрысый крепыш-мехвоин ударил её ногой, метя в лицо. Саида едва успела закрыться руками. – Да ты охуела!!
– Хорош орать! – проворчали из угла.
– Бля, Самурай, она охуела, – начал оправдываться крепыш. – Я ссать иду, она тут, блядь, посреди прохода разлеглась, корова жирная, я об неё, и чуть не пизданулся!
– Ты на ногах не стоишь, мудень, – растрёпанный со сна долговязый черноволосый парень, которого мехвоины звали Самураем, сел на кровати.
– Иди на хуй, – и в самом деле, пошатывающийся крепыш отбил ему на локте и снова пнул Саиду. – Сука, встать, кому сказал!
Следующий удар пришёлся ей между ног, и девушка вскрикнула. Хорошо хоть, крепыш был сейчас бос. Обычно он разгуливал по форту в тяжеленных пластальных ботинках с шипастыми накладками на носах.
– Встать!
После выпитого ночью спиртного Саиду мутило, но остаться лежать означало новые побои, и она поспешила подняться с пола. И пропустила подсечку крепыша. Земля ушла из-под ног, девушка растянулась на спине, больно приложившись о пол плечом и затылком.
– Сука, ты, блядь, тупая, – сказал крепыш, отвешивая лежащей рабыне ещё пинок. – Я те чё приказал?!
Девушка грузно перевалилась на живот, подтянула под себя ноги и поднялась на колени.
– Сообразила, нах... сука, рот шире открой!
Тугая горячая струя ударила Сае в лицо.
– Ты ебанулся! – возмущённо крикнул Самурай. – Уёбывай из моей комнаты нахуй!
Запоздало сообразившая, чего от неё хочет крепыш, Саида честно пыталась ловить ртом его мочу на лету. Но к горлу подступил горький ком, и её вырвало.
– Уёбывай, я кому..!
Долговязый Самурай вскочил с кровати, и крепыш поспешно вымелся за дверь. Долговязый с чувством врезал Саиде ногой, вымещая злость.
– Тупая рабыня. Вылижи языком всю эту херню!
Саида понимала, что он не шутит, но вид и запах нечистот перед глазами вызвал рвотные позывы, и её вырвало снова. Живот свело спазмами, зато в голове прояснилось и полегчало.
– Простите, господин, – тихо проговорила она. – Я сейчас же всё уберу.
– Я что-то неясно сказал? – долговязый схватил её за волосы и ткнул лицом в нечистоты. – Вылижи. Это. Языком.
Девушку мутило, трясло, снова вырвало. Видя это, молодой бандит сжалился над нею и швырнул какую-то тряпку.
– Просто, приберись, – буркнул он.
Саида быстро принялась стирать нечистоты с пола. Вид голой рабыни, ползающей с тряпкой на карачках, похоже, вызвал у парня желание. Самурай взял её сзади, резко и болезненно – Саида не удержалась и вскрикнула. Это лишь распалило парня, и он ускорил темп, потянулся вперёд, сгрёб её груди. Из-за того, что с ней сделали в тринадцать лет, девушка плохо чувствовала, как мужчина входит в неё, и плохо откликалась на ласки, сильнее – на боль. Но Самурая мало заботили эти подробности, сейчас он думал не о рабыне, а о себе. Саида застонала, когда он заломил её руки за спину. Его пальцы клещами сжимали её запястья, впивались и выкручивали отвердевшие соски; горячая мужская плоть ходила взад-вперёд, как поршень паровой машины, терзая её без того истерзанное лоно. Когда он остановился, извергая семя, и рывком вышел из неё, девушка в изнеможении распростёрлась на полу.
В тусклом красном свете лампы дежурного освещения – окон эта комната не имела, как и все прочие жилые комнаты форта – Самурай отыскал картонный ящик «Кринского», в котором после вчерашней попойки сиротливо торчала пара бутылок, достал одну, откупорил, приложился. Подошёл к рабыне.
– Ты уснула, что ли? – и пролил оставшееся в бутылке пиво ей вдоль спины.
Девушка со стоном поднялась на четвереньки. Самурай поддел её ногой, метя по влагалищу, и по новому стону и тому, как судорожно дёрнулась девушка, понял, что попал.
– Хорош спать, праздник кончился! – хохотнул он. – Мне сегодня ещё в патруль, так что давай, вали – приводи мехи в порядок!
Стиснув зубы, чтобы снова не застонать, Саида заставила себя подняться на ноги. Тягучие тёплые белые капли поползли вниз по ногам. Не дожидаясь очередного пинка, девушка вывалилась за дверь и повернула налево по коридору. Запоздало подумала: хорошо бы вымыться, пока никто не видит, но ноги уже несли её в другую сторону, ко ближнему входу в ангар. Ладно, так уж тому и быть. Может, удастся перехватить хоть час-другой сна в подсобке. И сделать ещё одно дело, самое важное, что не получилось вчера – а ведь время не ждёт.
Длинная складская пристройка примыкала к северной стене ангара и делилась на три секции. В каждую из ангара вёл отдельный вход. Первая секция – продуктовая, во второй хранились бронеплиты, боеприрасы и крупные запчасти для бэттлмехов, в третьей – всякая всячина. В противоположной стороне ангара, рядом с воротами для бэттлмехов, располагался пост охраны – закрытая остеклённая будка, где постоянно дежурил солдат или же один из рядовых мехвоинов. Но этот угол ангара оттуда, считай, не просматривался, его загораживали две ячейки бэттлмехов, с «орионом» Гейла и «хатчетмэном» капрала Хадсона. Этот последний стоял ближе ко входу, которым воспользовалась Саида, то есть, дальше от будки, и в его ячейке девушка оборудовала свой тайник. Присев на корточки так, чтобы опорная стойка ремонтных лесов загораживала её от глаз дежурного, Сая нащупала и отогнула неплотно пригнанную часть плинтуса и запустила туда пальцы. Неприятный холодок страха колыхнулся в груди, как всегда: вдруг кто увидит её и впалит, или в щель-тайник заполз какой ядовитый гад и вонзит сейчас жало в ладонь.
Обошлось. Саида извлекла завёрнутую в пыльную ветошь плоскую коробочку военного коммуникатора. Сотовой сети здесь, среди гор и песков, не было, и аппарат работал как обычная радиостанция. Включённый постоянно на приём, он почти не потреблял энергии, спаренной микро-батареи хватало на добрую сотню часов, вместо обычных шестидесяти. Плохо, что нет запасных батареек с собой: прошло уже три дня с прошлой перезарядки. Военный коммуникатор – не полевая рация, с которой Саиде доводилось иметь дело ещё в «Гренадёрах Альянса», больше, чем на десяток километров, он не добивает, и ловит сигнал километров с двенадцати-пятнадцати, максимум. Связаться с хозяином – её настоящим хозяином, отправившим Саиду шпионить за бандой Гейла – он не позволял. Сообщение должен был скинуть проходящий мимо форта караван. И это сообщение могло быть важнее всех прошлых, взятых вместе.
Девушка оглянулась по сторонам. Всё тихо, но лучше не задерживаться в ангаре, спрятаться, хотя бы, в продсклад. Конечно, там кодовый замок на двери, но Саида помнила код. Набрав его, она приоткрыла дверь. Ещё одна хитрость: сенсор сигнализации барахлит, и если приоткрывать сантиметров не более, чем на сорок, то лампочка на пульте дежурного охранника, извещающая об открытии этой двери, не загорится. Сложность лишь в том, чтобы протиснуться внутрь: Сая девушка полная, каждый такой раз царапала не живот и сиськи о дверь, так задницу об косяк. Темень внутри едва разбавлял тусклый свет закрашенной красным дежурной лампы.
Саида оглянулась по сторонам и увидела, что она здесь не одна.
– Ну, с Новым годом, что ли, – не вставая с ящика у стены, сказала Салли.
– Угу. С наступившим.
– И с новым счастьем! – блондинка подвинулась вбок, освобождая Саиде место, чтобы сесть, поёрзала, устраиваясь поудобнее.
Как и Саида, она была голой, и в праздничную ночь ей тоже досталось: губы с правой стороны разбитые, распухшие, по скуле расплылся синяк. Поймав взгляд подруги, блондинка перекинула длинные пряди волос на лицо.
– Смотри лучше, что у меня есть. Та-дам! – Салли достала из-за спины бутылку.
– Вау, – сказала Саида, прочитав название на этикетке.
Без выраженья сказала. В другое время она бы обрадовалась, но сейчас на это не было сил, и светить коммуникатор при Салли она не хотела. Подруга-то она подруга, но кто её знает, вдруг стуканёт? Спровадить бы её... но блондинка, явно, настроилась праздновать тут наступивший новый год.
– Должна быть настоящая, – сказала Салли. – Я у Лившица спиздила, он бы хуйню не держал.
– «Вдова Кличко», – прочитала вслух Саида.
Это вино делали в Рэйджесе, на том берегу моря Тали, но стоило оно недёшево, в отличие от большинства местных товаров.
– Хлопаем? – спросила Саида.
– А не спалимся?
– Стены толстые, – успокоила она подругу. – И дверь тоже, хрен услышат.
– Ха! – зажав бутыль между колен, блондинка содрала с горлышка фольгу и принялась раскручивать проволочный колпачок.
С громким хлопком, пробка выстрелила из горлышка и унеслась в потолок. Салли вскинула вверх бутылку, обдав пенной струёй Саиду и себя.
– С Новым годом! – в голос заорала она. – С новым счастьем!
– Бокалы забыли, – сказала Саида.
– А их и нет. И хуй с ними!
Запрокинув голову, блондинка отхлебнула из горла. Смеясь, пролила вина себе на шею и грудь, протянула бутылку Сае. Та приложилась. Вино было шипучим и сладким, пузырьки били в нос. Саида хихикнула.
– Если Лившиц узнает, то нам пиздец, – посерьёзнев, сказала она.
– Он бухой. Упился в жопу, – сказала блондинка. – Теперь до вечера спать будет. А потом опохмеляться, я его знаю. Сегодня он свои яйца по пальцам не сосчитает, не то, что бутылки в баре. И вообще, он мне её подарил.
– Как? – спросила Саида.
– В пизду сунул, как хер стоять перестал. Ну, и пошуровал ещё, пока не отрубился.
– Ох ты... – девушка сочувственно погладила Салли по плечу.
– Забей, – махнула рукой блондинка. – Лучше одна бутылка, чем пять хуёв. Пока вас с Мэг не привезли, знаешь, как тут развлекались? Ещё когда строили форт.
Саиду передёрнуло. А ведь казалось бы – ко всякому притерпелась... И на своей шкуре тоже. Салли взяла у неё бутылку, сделала пару больших глотков.
– Круто, – сказала она. – Давно такого не пила. Я ж при кухне, – объяснила она, – я всякий хозяйский хавчик пробовала. На, твоя очередь.
– Угу.
– С тебя тост.
– ?!
– Ну, а кто у нас умная?
– Ты тоже не дура, – сказала Саида.
– Я блондинка. И вообще... давай тост!
– Не знаю.
Настроение у Саи снова испортилось. От насилия и унижения, пережитых очередной раз, она чувствовала себя грязной. От понимания, что это будет повторяться снова и снова, хотелось сдохнуть. Прямо здесь. И сейчас.
– Э, Сайка-Зайка, не грусти – а то сиськи не будут расти! – блондинка отвела плечи назад, выставив собственную обнажённую грудь, пятый размер, как есть.
– Уйди на хуй.
– Сай, ты чего? – к удивлению во взгляде Салли примешалась неподдельная обида.
– Ты в натуре дура?! ебанутая, да?! не понимаешь ничего?!
– Сай...
– Ненавижу! – прошипела Саида. – Суки, хоть бы тут сгорело всё! Нахуй!! И я чтоб сдохла!!
– Не, – сказала Салли. – За это я пить не буду.
Саида посмотрела на неё исподлобья. Салли выдержала её взгляд и стремительным внезапным движением влепила подруге пощёчину. Саида медленно поднесла ладонь к лицу.
– Всё? успокоилась? – негромко и серьёзно спросила Салли.
Саида медленно кивнула.
– Я не сдохну, – сказала Салли. – Я дождусь, у меня будет добрый хозяин. Я буду вкусно ему готовить и греть постель, и рожу ему сына. Который станет мехвоином, как отец.
Саида поняла, что до сих пор держит в руке бутылку.
– Вот, за это, – она сглотнула. – За это и выпьем.
– Угу. – Глаза блондинки наполнились слезами.
Взяв у Саиды бутылку, она выпила.
– Что ты там прячешь? – без перехода, внезапно спросила она.
Скрывать и врать Саида не стала. Развернула ветошь, выложила коммуникатор себе на коленки, включила. На экране горел значок непрочитанного сообщения.
Сердце бешено заколотилось в груди.
– Что там? – с интересом спросила блондинка.
Она видела высветившийся на экране короткий текст, но прочесть его не могла: Салли была неграмотна.
– Сай... – девушка легонько тронула её за плечо. – Это что?
Саида медленно перевела взгляд на Салли.
– Помоги мне, пожалуйста, – попросила она.

Добавлено спустя 29 минут 21 секунду:
(to be continued....)
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 20 фев 2017, 11:34

= VI =


Северный проход
Средний форт, Анталлос
1 января 3059 года


Главным зданием Среднего форта был ангар мехов – сложенное из железобетонных плит квадратное серое здание, высотой метров пятнадцать и с полсотни в ширину. По углам крыши – четыре пулемётные точки, но пулемётчиков не видно ни в одной. В обращённой на юг стене – ворота для бэттлмехов, широкие, двустворчатые, и бронированная дверь для людей полутора десятками метров левее, если стоять лицом к воротам. Ещё левее, рядом со зданием, торчит из земли вентиляционная шахта. За нею – низкая и длинная одноэтажная жилая пристройка, примыкающая к западной стене. Из-за пристройки, у северо-западного угла ангара, выглядывают три или четыре разномастных бака для воды.
Осторожно, где пригибаясь к самой земле, а где и ползком, Лиса обогнула форт с восточной стороны. Восточная стена ангара простая и ровная, к северной прижата ещё одна длинная одноэтажная пристройка, согласно плану на компаде – складская. Выходов наружу в ней нет, значит, попасть на склады можно только изнутри форта. Баки и водонапорная башня огорожены двойным рядом колючей проволоки, да спираль Бруно поверху. Казарменная пристройка – два входа, у северного и южного угла здания. Оба обращены на запад. В примечаниях к плану говорилось, что все три форта построены по одному типовому проекту; наверняка, хватало и различий – при здешней культуре производства, или её отсутствии, они неизбежны. Все три объекта строились одновременно, поэтому разными людьми, и каждый прораб, к гадалке не ходи, перекроил данный начальством проект по своему понятию.
Лиса думала выйти к форту вечером, но просчиталась: солнце лишь недавно миновало зенит. Вода вся была выпита, и Лису начала мучить жажда. Облизнув пересохшие губы, Лиса вернулась к наблюдению за фортом. Несколько камер на стенах ангара – подняты на пять или шесть метров над землёй, расставлены так, чтобы поля зрения перекрывались, не оставляя слепых пятен в случае поломки или уничтожения одной из них. На две-три сотни метров с любой стороны – ровный песок, ни кустика, ни крупных валунов, за которыми можно укрыться. И ближе полукилометра возможность укрыться довольно сомнительная. В принципе, можно рискнуть: спинтерский рывок к стенам, засечь – засекут, но раз пулемётные точки пусты, ничего и не сделают. Во всяком случае, не срежут очередью на бегу. Правда, снаружи есть патруль: два солдата обходят форт кругом. Поодиночке обходят, с противоположных сторон здания. То есть, одновременно у неё будет лишь один противник, и пока ещё остальные поднимутся в ружьё...
Лиса прикинула, загибая пальцы: один человек на пульте ТСО – технических средств охраны, двое на маршруте. Значит, ещё двое сменились и дрыхнут, и двое поддежуривают. Итого, патруль – шесть человек. Операторов ТСО должно быть двое или трое. На этом мысль останавливались, жара и жажда сушили мозг.
В середине дня два меха – «центурион» и «дженнер» – вышли из форта и неспешной трусцою двинулись на восток. Значит, в ангаре осталось их тоже два, «орион» и «хатчетмэн». И минус двое мехвоинов... из четырёх или шести? «Орион» был собственным бэттлмехом Гейла, «хатчетмэн» новой модели 5S принадлежал капралу Тому Хадсону, его сослуживцу по «Линчевателям Винсона». «Центурион» старой модели 9-А и «дженнер» 7-Д были прокторскими, и прокторцы, если верить Дюмону, дали к ним запасных пилотов, на всякий случай. Чтобы лэнс мог вывести в поле все четыре меха, даже если один или двое мехвоинов по каким-либо причинам выбыли из строя. Эти «лишние» мехвоины сейчас – лишние вооружённые люди в форте. Не их ли, кстати, Гейл ставит на ТСО?
Надо вытерпеть ещё полдня в засидке среди камней, всего полдня. И ночью, по темноте, или ещё в сумерках, когда глаз уже перестаёт различать детали, но олухи-солдаты не торопятся включать приборы ночного видения, даже когда они есть, подобраться к форту ближе. У Лисы были припасены с собою набор отмычек и устройство для взлома кодовых замков. Раньше ей не доводилось самой пользоваться такими вещами, придётся теперь учиться на ходу. На край, подорвать замок брикетом пентаглицерина. И то же самое, если дверь закрыта изнутри на банальный засов, к которому снаружи хрен подберёшься. Помещение для рабов – техников и техпомов – расположено в северной части казармы, сразу у входа. Их там десяток, в том числе три женщины; прикрыв глаза, Лиса вспомнила «срисованный» на память портрет дюмоновской шпионки: Саида Сихабеддин, двадцать шесть лет, полная круглолицая чернокожая девушка. На голографии у неё были длинные волосы, заплетённые во множество тонких косичек, и сами эти косички завязаны на затылке узлом. Довольно мило, хотя за месяц, прошедший с тех пор как её продали в форт, эта примета могла стать неактуальна.
Девушка должна помочь со взломом и угоном бэттлмеха, её нужно найти, и быстро. Может ли она помочь с проникновением в форт? Лиса набрала на коммуникаторе и сбросила ей сообщение с этим вопросом. Ответа пока не пришло. Это ещё не было поводом для беспокойства: Лиса понимала, что рабыня не может держать коммуникатор с собой постоянно, скорее – прячет в каком-нибудь тайнике, и неизвестно, как часто у неё получается туда заглядывать. Если на то пошло, утвердительный ответ заставил бы Лису беспокоиться сильнее: он запросто мог оказаться ловушкой, если Гейл раскрыл шпионку или, хотя бы, её канал связи.
Рот пересох, даже слюну не сглотнёшь. До сумерек и прохлады ещё несколько часов... Обходящий форт по кругу прокторский солдат приложился к своей фляге, и Лиса беззвучно прошептала ругательство. Хотелось курить, но дым выдал бы её с головой, всё равно, что встать и выйти к форту, не таясь. Лиса призадумалась. Бред, сказала она себе, авантюра. Но разве не авантюра вся эта затея, от начала и до конца? С губ сорвался дурной смешок. Это всё жара. От неё едет крыша. И это плохо: если так будет продолжаться, к вечеру она будет уже не боец. Так что?..

* * *


Соитиро Симада на ходу откупорил флягу и жадно глотнул нагревшейся от полуденного зноя воды. Собачья работа, и живёшь тут хуже собаки, в этом сраном форте. Выпивка, и та лишь под Новый год появилась, когда отжали у караванщиков. А перед этим два месяца на сухом законе. Когда форт только строили, было проще: вместе со стройматериалами, пацаны подогнали из города и бухла. И как ни старался скотина Прескотт, как он ни рыл носом землю, а кой-чего припрятать бойцам удавалось. Но эти запасы быстро иссякли, а новых никто не вёз: право бухать в этом форте было только у господ офицеров. Сержант Прескотт к ним не относился, и потому тоже не пил, становясь от этого ещё злее. В начале декабря, когда пацаны попытались передать им пару ящиков пива с продуктовым конвоем, Прескотт не просто изъял их – тут же, перед строем, расколошматил все бутылки, спустив драгоценную выпивку в песок. Сука.
Соитиро поправил трущий плечо ремень своей винтовки «федерейтед лонг» и потопал дальше по песку. По части заебать солдата, фантазия сержанта Прескотта была неистощима. Редкая ночь обходилась без игр в «подъём-отбой» и «три скрипа», «сушки крокодила» и прочих весёлых казарменных забав. Это при том, что духанов-первогодков тут не было, только сверхсрочники, отслужившие свои три. Но если б Соитиро знал, что тут будет за служба, он дважды подумал бы прежде, чем подписывать злоебучий контракт. Даже ради заветных двухсот сорока си-биллов в месяц. Проторчал в форте четыре до ротации – без малого, тысячу накопил, чтобы гульнуть, вернувшись в Проктор. И шансов вернуться тут не в пример больше, чем на юге, где идёт вялотекущая войнушка с мэлис-фистовскими уродами за контроль над свободными поселениями и их пехотной землёй у кромки джунглей. Там неизвестно, кто хуже – мэлисовцы или эти дикие крестьяне. То ли дело здесь: сидишь, себе, в форте да стрижёшь идущие Северным проходом караваны. Начальству так вообще охуенно. Да, как вчера показало, и солдатам перепало кой-чего.
На разгрузке мегафуры Соитиро повезло слямзить маленькую плоскую бутылочку коньяка. Ну да на ловкость рук он, выросший на улицах Проктора, не жаловался отродясь. Заветная бутылочка и сейчас грела карман изнутри. Откупорить её вчера задушила жаба. Вчера, по случаю Нового года, Прескотт сам развесил на поставленной в столовой ёлке пузыри с водкой и пивом. Пацаны оценили. Если б ещё баб кто подогнал... Но черножопую толстушку Саиду капитан забрал себе, а самую мякотку – Салли-Большие-Сиськи – Лившиц и вовсе зажидил, морда такая. Оставались ещё тощая рыжая Мэг и страшненькая носатая Кристина, и тут первыми заняли очередь капрал Хадсон и Линдон Оиси, хозяин «центуриона». Всё, в общем, справедливо, как и должно быть: меховоды впереди, пехота на подхвате; но Мэг потом забрал себе Прескотт, и солдатам осталась носатая. Одна на семерых. Оно, конечно, всё лучше кулака... но не сильно-то лучше.
Солнце палило немилосердно, и от нагретой им земли шёл жар, как в духовке. Горизонт дрожал и расплывался в пустынном мареве. Хотелось пить, а воды во фляге осталось уже на донышке. Вода в форте была привозная и нормировалась, хотя вчера они и пополнили свой запас, отлив пол-цистерны «дромадера» у караванщиков. Так что в праздник её было хоть залейся, но сержант Прескотт подосрал и тут. Норма воды не меняется, объявил он на утреннем построении. Чтоб вы, сука, не отучались её экономить. А чтобы вы, долбоёбы, лучше прочувствовали, сегодня я вам норму воды уменьшаю на четверть. Не слышу «ура»?! Пришлось грянуть в ответ. Троекратное, по уставу: благодарить сержанта за науку. При мысли о том, что Прескотт сейчас сидит в форте под кондиционером и сосёт прохладное пивко из вчерашних трофеев, Соитиро захотелось его убить. И бабу. Прескотта хуй замочишь, он здоровый, а вот с рабынями может повезти. Лучше бы, конечно, Салли: такие сиськи, жопа... и личико симпатичное, приятно посмотреть. Салли кашеварила тут с самого начала, когда форт только строился; жрать готовила всем, но постель грела только начальству и своему хозяину Лившицу. Единственный раз солдатам перепало когда стройка окончилась. Их тогда было не семеро – десяток, и они честно тянули жребий; Соитиро досталось быть третьим в очереди, когда девка уже слегка выдохлась, но ёб ваших ками, как же она орала! Соитиро всегда нравилось, когда девки орут во время этого дела. Ещё ему нравились большие сиськи, как они ложатся в его ладонь, и как пальцы мнут эту мякоть. В такие моменты девкам сначала кайфово, потом больно, но всё равно кайфово, и они орут...
Для порядка окинув взглядом горизонт, Соитиро резко остановился. Встал, как вкопанный, протёр глаза – не глюк ли? Ёб твоих ками... Девка шагала по песку, покачивая бёдрами, как это они умеют делать; тёмные волосы в беспорядке рассыпаны по голым плечам, пухлые губы приоткрыты. И ни клочка одежды, зато какие сиськи! Соитиро глотнул слюну. Ёб твоих ками... В штанах зашевелился член. Соитиро понял, что девка смотрит на него и улыбается ему. И идёт к нему, не торопясь, грациозно и плавно. Пухлые губы пошевелились, но уши будто заложило ватой, и молодой солдат ничего не расслышал. И запоздало сообразил, что движения этих губ складываются в слова...
«Воды».
«Пожалуйста».
«Воды».
Пустынное марево путает расстояние: только что девка шла вдалеке, и вот, она рядом. Соитиро чувствовал её запах: духов, которые так любят девки, неизбежного в полуденный зной пота, и ещё чего-то необычного, женского, возбуждающего. Девка была на расстоянии протянутой руки от Соитиро, и Соитиро протянул руку. Тёплая и влажная обнажённая грудь легла в ладонь, убедив его в реальности происходящего.
– Воды... пожалуйста... воды... – Мягкий хрипловатый голос.
Свободой рукой Соитиро взялся за флягу. Девка протянула руку навстречу, помогла отцепить эту флягу от пояса. Тонкими, заметно подрагивающими пальцами девка отвинтила колпачок и понесла флягу к губам. Запрокинула голову, жадно ловя ртом льющуюся воду. Соитиро сжал пальцы на её груди и по девкиному телу пробежала мелкая дрожь.
– Откуда ты взялась? – хрипло спросил он.
Девка опустила взгляд.
– Хозяин высадил меня в пустыне. Сказал, что я ему не нужна.
Соитиро хмыкнул.
– Просто не нужна?
Девка не ответила.
– Давно это произошло? Отвечай! – потребовал он, сильнее сжимая и выкручивая её грудь.
– Я не знаю... – прошептала девка. Опустевшая фляга выскользнула из её пальцев и упала на песок. – У меня была вода, но кончилась... я не считала...
Соитиро ухватил её за талию второй рукой, притянул к себе. Запах и близость девки возбуждали, и рука скользнула вниз, по ягодице и бедру, пальцы продрались сквозь поросль курчавых волос внизу живота и погрузились во влажный провал за нею. Девка задрожала сильнее, от возбужденья, боли и страха.
Скрип открывшейся двери казармы и окрики с той стороны вернули Соитиро в реальность. Девка никуда не исчезла, осталась в его руках, всё такая же горячая, мягкая, дрожащая.
– Не прогоняй меня. Пожалуйста...
Соитиро обернулся. Элрой и Кацухиро из свободной – поддежуривающей – смены бежали к нему с винтовками наготове.
– Ни хуя себе!..

* * *


Не требовалось даже и много играть: Лиса и впрямь была измучена жаждой, и дошла уже до состояния, когда человек готов за глоток воды отдать всё, что у него есть, и ещё немного. Лиса разделась и спрятала всё своё снаряжение в камнях. С сожалением присыпала песком свёрток, который тащила на спине всю дорогу – брезентовый чехол с нейрошлемом. Завернула в майку и положила рядом КА-23 «сабган». Это были вещи, на которые она рассчитывала больше всего, но в меняющихся на ходу планах им не осталось места. Придётся теперь рисковать. И действовать голыми... Лиса хихикнула... не только руками.
Изнурённый спермотоксикозом солдатик отреагировал предсказуемо, так, как она и ждала. Конечно, если в форте всего четыре рабыни, и все при деле, рядовой пехтуре хрен, что достаётся. Солдатик прилип к ней, сграбастал за грудь, запустил пальцы между ног. Лиса встретилась с ним глазами. Совсем мальчишка, лет двадцать от силы, невысокий, но крепко сбитый, с азиатскими чертами лица. А вот и его товарищи: ближайшая – северная – дверь казармы распахивается, и ещё двое солдат с ружьями наизготовку выбегают на улицу. Подбегают к ним, окружают. Удивляются её появлению. Гогочут, обсуждая её тело. Тоже мальчишки, сопляки. Года два или три службы за плечами, и что с того? Её подталкивают к казарме, и она покорно идёт.
Второй пункт плана – попасть внутрь.
Первым было – утолить одуряющую жажду. Той воды, что дал ей солдат, хватило лишь приглушить её, но Лиса всё равно поставила мысленно отметку: «выполнено».
«Её» солдатик, первым встретивший гостью, ведёт Лису, приобняв, и всё ещё продолжает лапать её за грудь. У входа возникает короткий спор:
– Тебе ещё пятнадцать минут ходить, Симада!
– Чё?!
– Давай-давай! Топай! А девочка пойдёт с нами...
Лису хлопают по заднице. Дрожа всем телом, она прижимается к «своему» солдату. Умоляюще заглядывает ему в глаза. И солдат скидывает с плеча винтовку.
– Ты охуел?
– А ты не охуел ли сам?
«Охуел» – верный термин, краешком сознания отмечает Лиса. Охуел значит – хуй овладел им и управляет, ну, что ж, так и есть. Этот солдат хочет её, здесь и сейчас, хочет овладеть ей, но ему мешают, даже хуже – пытаются отнять, а женщина прижимается к нему всем телом, обещая исполнение всепоглощающего желания. Здесь и сейчас.
– Соитиро, остынь, – примирительно говорит один из солдат.
Но их винтовки всё ещё нацелены на охваченного желанием и яростью Соитиро. «Федерейтед лонг райфл» – мощная и надёжная машинка. Устаревшая, но надёжная, как её про неё говорят. Раз за разом появлявшаяся в жизни Лисы на протяжении всей её военной службы, с первых занятий по стрелковой подготовке в курсе молодого бойца Альбионской военной академии.
Не опуская винтовки, Соитиро прижимает Лису к себе. Успокаивающе гладит по спине. Бедный мальчик, думает она. Путь Лисы – путь обмана. Единым быстрым и плавным движением Лиса пересекает ему за спину и толкает не ожидавшего ничего подобного парня вперёд. На угрожающе выставленные стволы винтовок его товарищей.
Гремит выстрел.
Как и его товарищи, Соитиро Симада был одет в бронежилет противооколочного класса. Такой может остановить пулю из «федерейтед лонг райфл», но выстрел в упор – это выстрел в упор: тяжёлое ранение обеспечено. Симаду швыряет назад, но он удерживается на ногах и сам нажимает на спусковой крючок. Лиса скользит в сторону и бьёт под колено одного из противников Симады. Тот приседает, шатается, а Лиса виснет на нём, пытаясь вырвать ружьё из ослабевшей на мгновение хватки. Успешно. Оружие легко и крепко ложится в ладони, ствол качается вниз, и Лиса жмёт на спуск. Лиса не целится, бьёт наугад, но этому выстрелу улыбнулась фортуна. Своей издевательской женской улыбкой: пуля бьёт в нижний край бронежилета, пробивает броню и уходит солдату в пах. Один готов: ещё жив, но корчится на полу, не видя, не слыша и не чувствуя ничего, кроме своей боли. Симада и другой солдат сцепились в рукопашной. Сейчас им не до Лисы, а она пятится по коридору, вскидывая винтовку, и стреляет. Пуля бьёт солдата в плечо, дробя кость и раздирая плоть, кровь из разорванной артерии хлещет фонтаном. Обмякнув, солдат валится на пол.
Раненый, шатающийся, держась за стену, Соитиро Симада оторопело смотрит, как корчатся на полу его сослуживцы. Переводит взгляд на Лису. Непонимающе смотрит ей в глаза.
Не говоря ни слова, Лиса стреляет ему в грудь.
Симада падает, как подкошенный.

Добавлено спустя 57 минут 40 секунд:
(to be continued....)
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Rabid Coyote » 20 фев 2017, 19:18

Ну, Скорпионыч, в плане жести ты превзошёл сам себя.)))
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2305
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 248 раз.
Поблагодарили: 303 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение 00082 » 20 фев 2017, 19:53

Ребят, надо что-то с цензурой решать. Вдруг дети читают.
..."гордо встречаем врага, как подобает самураю – огнём лазеров и пинками."
00082
Начинающий
 
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 06 мар 2011, 21:22
Благодарил (а): 230 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Re: Грязная сказка

Сообщение Маленький Скорпион » 20 фев 2017, 20:01

Rabid Coyote, я старался. А вообще -- это Анталлос. Он такой и должен быть

Добавлено спустя 10 минут 48 секунд:
00082, дети чего только ни читают. В школе им даже Солженицына приходится
Главное, чтобы выводы правильные делали
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка

Сообщение Rabid Coyote » 20 фев 2017, 20:21

00082 писал(а):Ребят, надо что-то с цензурой решать. Вдруг дети читают.


Дети такое не только читают, но ещё и пишут. Фикбук не даст соврать.))) Но на нашем форуме вряд ли есть кто-то моложе 25 лет.
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2305
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 248 раз.
Поблагодарили: 303 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение Маленький Скорпион » 20 фев 2017, 20:45

Rabid Coyote, и это тоже.
А впрочем, добавил рейтинг в заглавие темы. Авось, и читателя привлечёт ))
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение Strange_novice » 20 фев 2017, 20:53

Ставь сразу 21+. А вдруг что-то пойдёт не так?
Удача как награда придёт к тебе опять. И ни о чём не надо жалеть и унывать!
Аватара пользователя
Strange_novice
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 703
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 13:44
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 748 раз.
Поблагодарили: 379 раз.

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение Маленький Скорпион » 20 фев 2017, 20:55

Strange_novice, на 21 пока не тянет, и вообще, 17 наше сакральное число.

Добавлено спустя 41 минуту 29 секунд:
з.ы. И вот вам ещё кусочек следующей главы:

= VII =

Северный проход
Средний форт, Анталлос
1 января 3059 года

Сколько времени нужно отдыхающей смене охраны, чтобы экипироваться и бежать на звуки выстрелов? А сколько времени нужно мехвоинам? Здесь не регулярная армия, где порядок хранения оружия регламентирован уставом, здесь каждый держит при себе ствол, и не один. Конечно, не все бодры после вчерашнего праздника, но закладываться на то, что похмелье сделает обитателей форта небоеспособными, Лиса не стала. Неорганизованными – другое дело. И фактор неожиданности играл на её стороне. Конечно, думала Лиса, оператор ТСО должен был видеть, как я шла голая к форту, и как этот бедный мальчик облапал меня. И что с того? Перестрелка на входе в казармы шла не то чтобы совсем вне поля зрения камер, но в плохо просматриваемой зоне. И оператор, скорее, решит, что три молодых придурка повздорили из-за бабы, чем поверит, что одна голая баба сумела положить троих и сейчас, вооружать трофейной винтовкой, идёт по его душу. И по души всех прокторцев и их наёмников в этом форте.
В магазине «федерейтед лонг» десять патронов, значит, у неё осталось семь. И девять в той винтовке, что была у Симады. Девять или восемь в третьей. С прочим снаряжением загвоздка: свои портупеи солдаты носили не как поясные ремни, поверх обмундирования, а заправленными в петли брюк – слишком долго вытягивать. И подсумки с запасными магазинами так просто не отцепишь, да и куда потом цеплять? на уши? на волосы? Взять все три винтовки было бы лучшим решением в такой ситуации.
Лиса облизнула губы. Стой, сказала она себе. Не дури. И положила винтовку на пол. Ногой толкнула её в сторону убитых солдат. С винтовкой в руках она вооружённый человек – явный враг, когда в форте идёт стрельба, такого бьют на поражение. Но без винтовки она просто голая баба. Измученная и напуганная голая баба, которой повезло выжить в пустыне и дойти до человеческого жилья... где молодые парни сцепилась друг с другом из-за неё. Она испугалась. Убежала, и блуждает теперь по форту. Лиса скептически хмыкнула. Глупо, странно, натянуто – в такое не поверят. Но... диверсант бы не оставил оружие убитых, верно? Вооружился бы им и пошёл делать свою работу. Безоружная голая баба не похожа на диверсанта, ведь правда? Лиса огляделась.
Вход в казарму за спиной, по правую руку – длинный коридор, идёт вдоль всей западной стены. В противоположном конце его второй вход в казарму и поворот налево – короткий коридор вдоль южной стены, ведущий в ангар мехов. Такой же коридор в северном крыле – прямо перед нею, метров двадцать, и вход в ангар. По левую руку стена, в ней дверь – вход в помещение для рабов. Лиса повернула ручку, толкнула – не заперто. Узкий длинный пенал: с десяток одноярусных шконок в рядок, в дальнем конце – ничем не отгороженное очко в полу и раковина умывальника. Очевидно, пользоваться санузлом хозяев рабам тут было запрещено. Из трёх ламп под потолком горит лишь одна, но это для её глаз не проблема: Лиса хорошо видела в темноте. Слева от входа стенной шкаф со всякими шмотками: рабочие комбезы, фартуки, защитные очки и каски; снизу свален разный инструмент. И ни души. Конечно, кто даст рабам валяться на койках средь бела дня. Но где же искать эту девчонку? Она техник – значит, в ангаре мехов. Логично? Логично. Но логика такая вещь, что в армию не заглядывает, значит... где?
Из коридора донёсся топот солдатских сапог: отдыхающая смена поднялась-таки по тревоге и спешит к месту перестрелки. Теперь в коридор лучше не высовываться, и это плохо: другого выхода из рабского жилища нет. Лиса прильнула к двери – хорошо, догадалась закрыть сразу, как вошла – прислушалась, вычленяя полезное содержание в потоке солдатского мата. Вот, они обсуждают, что произошло. Баба? Голая? Да ты гонишь!.. Один убит, двое – не жильцы; бля, ну как оно так могло получиться? Солдаты выбиты из колеи, не то что напуганы – они, всё-таки, солдаты – но взволнованны, на нервах и в непонятках. Один из них отчитывается по комму своему старшему; слов почти не разобрать, но доклад малоинформативен, и тон разговора меняется: солдат мямлит, оправдывается; старший, должно быть, на него орёт, хотя его реплики остаются в наушниках коммуникатора, и Лиса их не слышит.
Сапоги протопали мимо двери: солдат идёт по коридору в сторону ангара мехов. Его товарищ, должно быть, остался рядом с убитыми. Нет: он у двери, и ручка зашевелилась под его рукой. Дверь открывается внутрь – вот, уже начала открываться. Спрятаться или ударить? Лиса выбрала второе. Солдат входит из ярко освещённого помещения в плохо освещённое, первые секунды он ничего не будет видеть, и этим она воспользуется. Её учили, как быстро вырубить человека: тычок в основание черепа, между шлемом и броником; в драке почти нереально достать, но когда человек просто идёт или стоит – можно.
Лиса просчиталась в одном: вошедший солдат не был человеком среднего роста. Шесть футов, пять дюймов, косая сажень в плечах – такой детина; но Лиса уже начала движение, инерция понесла её. Потеряв равновесие, Лиса распростёрлась на полу.
Оба выругалась одновременно.
Лиса попыталась вывернуться, но не тут-то было: здоровяк оказался быстр, а по части силы ей было с ним не тягаться. Одна огромная лапища сжала её запястья за спиной, вторая сдавила шею, и Лиса потеряла сознание.

(to be continued....)
or not to be?
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение deathtor » 20 фев 2017, 21:42

наказание с бондажом в колодках планируется? :)
Два миллиарда леммингов не могут быть не правы.
LIFE FAST!! DIE YOUNG!!! AND LEAVE A BEAUTIFULL CORPSE!!!

Изображение
Изображение
Аватара пользователя
deathtor
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 643
Зарегистрирован: 18 сен 2011, 02:32
Откуда: СПб, Пушкин
Благодарил (а): 60 раз.
Поблагодарили: 147 раз.
Награды: 3
Великое Осенее Кишение-13, 2ст (1) Великое Звёздное Кишение13 3ст (1) ВВЗ-2013 (1)

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение Маленький Скорпион » 20 фев 2017, 21:50

deathtor, увидишь, чем
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 8859
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: Clan Scientists' Cabal. Khwarazm Union
Благодарил (а): 1525 раз.
Поблагодарили: 2621 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Грязная сказка (NC-17)

Сообщение Click » 26 фев 2017, 12:49

Очень хорошо, ждем продолжения! :thumbup:
Изображение
Пожертвования на русификацию книг по БТ принимаются на:
Яндекс.Деньги: 410012535804526
Аватара пользователя
Click
Администрация cbtbooks.ru
 
Сообщения: 2578
Зарегистрирован: 31 янв 2008, 14:57
Откуда: Приднестровье, Тирасполь
Благодарил (а): 1376 раз.
Поблагодарили: 317 раз.
Награды: 1
За заслуги перед порталом, 1ст (1)

След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2