ПЕРСОНАЖИ

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 06 сен 2015, 18:34

Это ряд старых рассказов.
Ранее они были опубликованы в разделе "Игровые персонажи наших воинов, их истории и рассказы о них."
Сайта [url]http://mechwarrior.ru/index.php4?dir=1090682213720223525[/url]
Т.Е. это рассказы о игровых персонажах для РПГ.
Что вполне логично. Играя РПГ надо вживаться в роль, иначе ваш персонаж будет просто очередным накиданным НПС

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту 56 секунд:[/color][/size]
Елена Штаубе

Рассвет и Закат.


Ранние годы детства в отличие от сверстников, я помню хорошо. Мы жили у дедушки загородом, в большом доме посреди обширного яблоневого сада. Ганса Зигфрида Штаубе в округе хорошо знали. Отставной военный, на пенсии ставший выборным судьей округа, снискал за свою солдатскую прямолинейность и справедливость, уважение и признательность многих жителей.

Отца я почти не помню. Он появлялся у нас очень редко. Обычно под большие праздники или и на день рождения Деда. Высокий жилистый мужчина с короткой бородкой и с глазами хищника. Затянутый в странную, темно синею, почти черную форму, усыпанную нашивками и знаками. Говорящий рублеными фразами. Особо мне запомнилась его пилотка с серебряным шнуром и эмблемой дома Давион и черепа с двумя кинжалами под ним.
Мама по долгу была в разъездах, она служила в аэрокосмических силах ВСФС. И моим воспитанием занимались Дед и Бабушка. Они были очень образованные люди. Причем от бабушки мне доставалось больше всего. Чопорная, сухая, высокая дама, в до хруста накрахмаленном платье, олицетворение стержневой нации. И хотя учеба давалась мне легко, ее уроки были для меня пыткой. Особенно этикет и грамматика.
Я до сих пор не могу понять, как они с дедушкой уживались. Дед внешне напоминал Санту с новогодней открытки. Он был полненьким, говорливым и жизнерадостным человеком. Учил меня математике, геометрии, физике и естествознанию.
Когда мне исполнилось десять лет, произошло событие изменившее устоявшийся быт нашей семьи. День, когда это произошло навсегда врезался в мою память.
Это было под рождество. В самом начале рождественской недели. И хотя где-то на окраинах Содружества еще шла война, вся семья уже съехалась, и в доме было шумно и весело от кузин, кузенов, дядей, тетей, ближних и дальних родственников. Приехал даже дядя отца, Лохматый и шумный, чем-то похожий на медведя дедушка Пауль. Вечно сыпавший шутками, придумывавшим всякие затеи и доводивший до истерики бабушку своими манерами. Или вернее сказать полным их отсутствием. Несмотря на преклонный возраст, он всегда просто брызгал энергией, собирал вокруг себя всех дам и был душой общества.
Вечером, когда все сели за стол и приготовились произносить молитву. Вошел дворецкий. За его спиной стояли двое незнакомых военных.
- Майор Ауштайн Морская Пехота Федеративных Сил, прибыл к полковнику Герхарду Клейну из Молниеносцев Зигфрида.
Бабушка вышедшая на встречу гостю, с начала даже не поняла, что происходит.
- Прошу прощения тут какая-то ошибка. Здесь нет полковника Клейна.
И тут встал дедушка Пауль. Он уперся кулаками в стол и хриплым голосом остановил бабушку.
- Я полковник Пауль-Герхард Клейн. Командир Молниеносцев Зигфрида. Пропустите.
Он с каменным лицом вышел на середину зала. С ним вместе встал и хмурясь, вышел к военным и дедушка Ганс.
- Молодые люди имеют серьезные основания нарушать наш праздник?
- Да
Коротко ответили вошедшие. В наступившей тишине по пласт паркету, как выстрелы прозвучали шаги двух подошедших к ним военных. Оба высокие, подтянутые, одетые в полную парадную форму со всеми знаками отличия и регалиями.
При виде их формы мне захотелось заплакать. Точно такая же, страшная, была у отца.
Майор, шедший первым, не доходя двух шагов до деда Пауля, и глядя только на него, рублено вскинул руку в воинском приветствии. Старики в ответ тоже встали в воинскую стойку.
Затем, оставаясь напряженным, как струна начал говорить.
- Полковник Герхард Клейн, командир Молниеносцев Зигфрида. По поручению командования Вооруженных Сил Федеративного Содружества обращаюсь к вам, так как вы являетесь ближайшим родственником Майора Петра Шелтона, после его Жены гауптмана Мариши Штаубе.
Двадцать пятого декабря этого года, в районе проксиомы, произошло сражение. В ходе боя гауптман Штаубе получила тяжелые ранения и находится в данный момент в госпитале на борту транспорта. Ее состояние тяжелое, но обнадеживающее. И в данный момент представляется не целеобразным обращаться к ней.
Двадцать шестого декабря, в этой же системе, выполняя боевое задание, тактическая группа майора Шелтона в точке выхода приняла бой. Ситуация была критическая. И майор принял командование заслоном, заменив его погибшего командира. Заслон прикрывал отлет последних Дропшипов с эвакуированными войсками. Группа была окружена и блокирована в районе полевой посадочной площадки противником. И после старта последнего транспорта, не имея возможности вырваться, запертая в бункерных комплексах, израсходовав весь боекомплект, практически вся погибла.
Майор сдернул пилотку.
- Гауптман.
Вперед шагнул второй военный. И протянул дедушке Паулю ранец, накрытый флагом, поверх флага лежала пилотка отца.
- Здесь вещи майора.
Дворецкий Герман подошел ко мне и тихонько сказал, что мне надо взять это. Подвел меня к стоявшим и помог принять вещи отца. Флаг и пилотку с лежавшей на ней медалью, он оставил у меня, а тяжелый ранец взял сам.
Бабушка распорядилась принести еще три прибора. Кто-то из слуг принес. Один поставили на дальнем конце стола. И Герман помог положить мне флаг рядом с ним. А ранец прислонил к стулу. Я вспомнила, что отец всегда так делал когда уезжал.
- Господа.
Герман наполнил стоящую посреди тарелки рюмку крепкой яблочной водкой, и впервые на моей памяти не отошел от стола на свое место у двери, а тоже взял со стола наполненную водкой рюмку.
Затем, все в зале встали. Я стояла между дедушками и смотрела на играющую искрами отражений от ламп рюмку, стоящую на тарелке пред флагом. И все смотрели на нее, будто ждали, что сейчас войдет отец, и возьмет ее.
Дедушка Ганс, как старший за столом поднял рюмку на уровень глаз и сказал.
- Верность, честь, слава.
- Всегда и везде.
Ответили ему большинство мужчин за столом и выпили.
Когда все сели, Бабушка стала расспрашивать приехавших военных о маме. Те успокоили Ба, что лично видели ее, но не беспокоили, так как она только начала приходить в себя после операции. У нее все нормально и она скоро приедет. Но, увы, уже не сможет летать.
Потом выпили еще раз за память ушедших. Было еще несколько тостов, но так как папу из маминых родственников хорошо знали не многие, в основном говорили военные. И я с удивлением узнала, что папа был довольно известным в их кругах человеком.
Через некоторое время, дедушка Пауль, спросил может ли он поговорить с господами офицерами приватно. А дедушка Ганс, предложил пойти в его кабинет.
Я увязалась за ними. Дедушки шли тихо переговариваясь. За ними следовали приехавшие офицеры.
Когда они пришли в кабинет, дедушка Ганс усадил Пауля в его любимое высокое кресло и махнул рукой в сторону кресел у камина
- Садитесь господа, и пожалуйста без церемоний. Мы тут все люди военные.
Затем позвонил в колокольчик.
- Герман. Принеси выпить и еще сигар.
- Итак, господа. Как я понимаю вам есть что рассказать старикам.
- Конечно сэр. Могу воспользоваться вашим галлопроектором?
- Конечно.
Майор вставил в проектор диск. Деда приглушил свет.



ОТКРОВЕНИЯ.
В трехмерном объеме появилась звездная карта. Светлячки звезд были рассвеченны согласно принадлежности фракциям и домам. Майор, пользуясь пультом увеличил изображение идущее от границы ЛА до Драконис. В этом месте в рой звезд вошли клинья ярко синего цвета идущие от окраин обитаемых областей.
Деда Герман, внимательно разглядывающий карту воскликнул
- Господи, в сводках нет информации, что они так глубоко вклинились!
- В сводках много чего нет.
С горечью подтвердил майор.
- Военное министерство не ожидало, что наступление будет таким молниеносным. Да что говорить, у нас не было элементарных сведений о противнике. Первые поступившие сведения которым действительно можно было верить шли от наемников, Волчьих Драгун. И старые пердуны в погонах просто их игнорировали! Прошу прощения Сэр!
- Вам не за что извинятся. Все так.
- Вот в этих областях, были потерянны все приграничные силы. Да по сути их там и не было. Заслоны против пиратов и гарнизонные формирования. О редких периферийных селениях я уже и не говорю. Они даже не успевали послать сообщение о нападении. Мы потеряли из за этого несколько прыгунов. Они входили ничего не подозревая в уже занятые системы.
- Неужели нам нечего им противопоставить?
- Практически. Лис сделал все возможное. Мы стягиваем все резервы к прорыву. Но у них чертовски продвинутые технологии. И слишком сильный Космический флот.
Майор пролистнул сводку.
- Сейчас пойдут материалы отснятые в системе.
Дальше шли кадры съемок разными камерами.
Старики нахохлившись сидели и смотрели. Майор расхаживал за пределами света от проектора, изредка комментируя происходящее в гало объеме. Капитан, подливал в стаканы и курил. Держа дорогую сигарету зажатой в ладони.
Изображение скакало, накренялось, порой пропадало и снова появлялось закрытое чьими то фигурами или дымом. В основном съемки велись с высоты, с шатлов или VTOL, но были кадры снятые камерами с боевых машин и редких только появившихся систем нашлемного ношения. И мы могли видеть то, что видел солдат, на шлеме которого была закреплена камера. Эти отрезки смотрели особенно внимательно, это были записи с камер солдат подразделения отца, он иногда мелькал в кадре. Затянутый в пыльную разукрашенную пятнами маскировки броню высокий мужчина, совсем не похожий на того, что сидел в этой комнате вместе с дедом два месяца назад. На одном из фрагментов съемок я узнала Майора и Капитана. Они, отец и еще двое военных, стояли у армейского вездехода на капоте которого лежали слинкованные нотепутеры, а человек снимавший это видно курил, ожидая когда они закончат. Затем отец посмотрел на него и видно заметив, что у него включилась и работает камера постучал по обрезу каски.
Кадр сменился. Сначала замелькали заросли, потом камера выхватила облепленный грязью и ошметками зелени борт вездехода и чью то спину впереди, бойцы толкали через заросли вездеход руками, стараясь не шуметь. Потом снова трава и заросли, снимавший полз, вот край кустов. Изображение как будто прыгнуло навстречу. В центре кадра был большой покрашенный серым с зелеными полосами многоколесный фургон утыканный антеннами. Но поразили меня не его размеры. А фигуры двух охранявших его закованных в броню элементалов. Затем камера нашла еще две фигуры бронированных пехотинцев. В динамиках галлопроектора было слышно тяжелое дыхание солдата и скороговорка переговоров по рации.
Майор пояснил, что это снимал корректировщик. Я не знала, что это такое Корректировщик, но не стала переспрашивать. Затем с дальнего края поляны засверкали лучи лазеров. И из зарослей медленно и непрерывно стреляя из лазера под днищем и двух пулеметов по бокам появился БМР Локуст, весь увешанный какими то матами и ветками. Двое бронированных пехотинцев были отброшены попаданиями. А два других прыгнули к нему, но в этот момент кусты вокруг зашевелились и в них засверкали вспышки. К взлетевшим над землей, и упавшим, броне пехотинцам, от кустов потянулись дымные шлейфы. И с треском, как от рвущейся материи начали раздаваться взрывы. Изображение
затряслось и отдалилось. Из кустов выскакивали фигурки людей в такой же броне как была надета на папе, и стреляя в дым по неясным теням элементалов бежали к фургону. Некоторые падали и уже не вставали. Несколько фигурок солдат, что первыми добежали до фургона, сгорбились у его двери. Затем бросились на землю, что-то то вспыхнуло, и дверь откинулась в сторону. Фигурки людей вскочили и бросились внутрь. Одна споткнулась прямо в проеме и упала наружу. На поляну выезжали вездеходы которые до этого тащили бойцы. Два, в кузовах которых стояли большие пулеметы, проехали чуть дальше. Солдаты у пулеметов стреляли во все еще не рассеявшийся дым. А два вырулили прямо к фургону, и в их кузова что-то из него быстро грузили.
Я узнала в одной из фигур у фургона отца, он что-то кричал, показывая в лес за фургоном. Со всех сторон к машинам заспешили фигурки бойцов. Одни несли трубы пусковых установок, другие кассеты с ракетами. Те, кто бежал не загруженным, подхватывали лежащих на земле и волочили их к машинам.
Следующий отрезок записи был снят камерой бойца у пулемета на одной из машин.
Над лесом, там, куда показывал отец, что-то блеснуло в кронах деревьев. И в корпус Локуста крутящегося у кромки поляны, прорезав зелень и подняв клубы пара, ударила сине-фиолетовая молния. Его корпус треснул и оттуда рванулся огонь. Машина тронулась. Снова включился звук, послышались команды отдаваемые отцом и майором. И ответы бойцов. На машину прямо под турель пулемета стали запрыгивать бойцы. Пулеметчик глянул вниз, и стало видно кузов, весь засыпанный большими гильзами, поверх которых у бортов лежали неподвижно тела, несколько у заднего борта готовили к выстрелу три ракетные установки. Все прыгало и тряслось. Раздался гул и боец снова стал глядеть поверх ствола пулемета. Над лесом, будто выталкиваемый клубами бурого от огня дыма вырастала фигура боевого робота странных очертаний. Он был похож на человека, только голова-кабина была почти на плече, а руки непропорционально изломаны и худы.
Из рук и груди ударили лазерные лучи. Но машины уже набрав скорость вломились в лес, они только испарили подлесок.
И в этот момент на машину что неслась за той, с которой снимался сюжет. Откуда-то сбоку прыгнул Броне пехотинец клана. Лишь тут стало понятно насколько он огромен. Под его весом машина просела до земли и вильнув перевернулась. Солдаты что ехали в ней разлетелись по проломленной в лесу тропе как тряпичные куклы. Элементал тоже упавший, через мгновение снова выпрыгнул на просеку, притом уже ближе. Солдат пригнувшись к пулемету стал стрелять. Светящиеся черточки крупных пуль полетели в сторону бронированного гиганта делающего в след прыгающей на ухабах машине огромные прыжки. Во время одного из прыжков тот выстрелил из заплечного ранца, ракеты ушли куда-то над машиной. Видно он стрелял в едущих впереди. Затем он начал стрелять вслед машинам, которые несмотря на то, что прыжки его были гигантскими, все больше от него отрывались. Внезапно машина свернула в бок и затормозила. Пулемет смолк, мелькнула поднятая рама, кто-то с боку загремел патронной лентой перезаряжая его. Солдаты с пусковыми установками встали на одно колено вскинув на плечи трубы РБД. Пулеметчик закричал чтоб Ральф поставил мат. Сбоку вывернулся приземистый боец и растянул в кузове лежавший свернутым у борта металлизированный мат,
Совсем рядом, будто в соседней комнате раздался глухой удар, свист, и над придорожным кустарником взметнулось закованное в сталь тело броне пехотинца. Снова ударил пулемет. Солдаты выстрелили ракетами, одна попала в ноги элементала. Вторая, прошла в сантиметрах сзади и взорвалась почти одновременно попав в дерево за дорогой. Броне пехотинец потерявший ориентацию, кувыркаясь вломился в подлесок, а машина прыгнула вперед набирая обороты. В кузове дымил загоревшийся мат и кричал солдат из раздробленной руки которого летели брызги крови. В него успел попасть из своего оружия элементал.
Кадр сменился. На узкой лесной просеке стояло звено VTOL, солдаты, подгоняемые отцом и майором таскали из машин к их открытым люкам ящики и раненых. Часть солдат стояла, настороженно поводя оружием, вглядываясь куда то за кадр.
Майор приостановил кадр.
- Вот тут нас встретила группа поддержки.
Он вывел карту.
- Ближе они не могли подлететь к квадрату незамеченными.

Я шмыгнула в кресло к деду Паулю и прижалась к нему. Он обхватил меня рукой и будто заслонил от того, что смотрело на меня с трехмерного пространства экрана.
Все что я видела в этот вечер, совсем не было похоже на фильмы о войне. Просто это и была война.

Тем временем майор снова нажал воспроизведение.
Вертолеты летели очень низко, буквально цепляя кроны деревьев. А местами, на просеках и прогалинах, опускаясь и ниже их.
Картинка разделилась. В верхней части шла запись с бортовой камеры первого в звене. В нижней, запись нашлемной камеры майора.
Приближение временной посадочной площадки стало ощущаться, по начавшим все чаще мелькать под VTOL выжженным участкам земли, там и сям чадящим остовам боевой техники и БМР.
В одном месте на дороге встретилась разбитая колонна механизированного подразделения. Она на марше к передовым позициям попала под удар прорвавшего оборону клина БМР. Это с верху хорошо было видно по следам на почве.
На протяжении двух километров все было вспахано взрывами и пестрело полосами глянца от оплавленного лазерными залпами песчаника. Остовы танков и АПС
В большинстве так и стояли колонной. Только в конце колонны небольшая группа успела развернуться в боевой порядок.
Майор прокричал, чтоб пилот снизился и сделал над ними круг. Скорость снизилась, изображение наплыло. Четыре танка и два АПС стояли полукругом. Броня на них была в пробоинах и оплыла от массированного огня. У крайнего АПС прикрытого от линии огня противника тушами двух танков, и поэтому пострадавшую меньше всех. Суетилось несколько танкистов и пехотинцев пытающихся сменить гусеницу разбитую попаданием.
Когда вертолет подлетел ближе, они кинули работу и укрывшись за броней приготовились к бою. Майор запросил у отца разрешение подобрать их, и получив разрешение пробрался ближе к пилотам.
- Садимся.
- Мы не можем забирать всех встреченных людей, мы перегружены.
- Садимся!
Майор недвусмысленно похлопал пилота по плечу. Тот ругаясь наклонил штурвал сажая машину.
- Двое в барраж, прикрывайте, как оторвемся, ваша очередь.
Машина камнем рухнула на землю вблизи АПС. Пехотинцы выпрыгнули и побежали вдоль колонны осматривая тела.
Майор побежал к АПС. В нескольких метрах от него он остановился, стали четко видны перепачканные гарью и маслом лица солдат прятавшихся за ней. Они с опаской и надеждой смотрели на прибывших на VTOL. Майор убрал за спину СМГ.
- Особая группа разведки флота. Федеративного Содружества, Гауптман ….. Кто старший?
- Двести сорок пятый танковый. Унтер офицер Михайлов. Пять пехотинцев, восемь человек из экипажей. Около сорока человек ранено. В основном тяжелые осколочные и ожоги.
Отрапортовал низкорослый крепыш в прожженном местами танковом комбинезоне с оторванными рукавами, опустив ствол штурмовой винтовки.
- Здесь все ваши?
- В середине колонны еще одно АПС на ходу кончают чинить мотор.
- Отзывайте людей, грузитесь к нам.
Солдаты с облегчением опустили оружие, из АПС стали вытаскивать раненых и рысью понесли к VTOL.
- Сэр, у вас четыре машины, а раненные?
- Отойдем унтер.
Майор отошел от АПС и закурив угостил унтера.
- Унтер, мы оставляем планету. Шатл который нас заберет, это последний шатл. Или вы воспользуетесь этим шансом, или вы тут и останетесь. Не думаю, что вам надо рассказывать о том что с вами будет.
- Сэр я не могу бросить людей.
- Да больше половины при таких ранениях, умрут уже через час-два, если не оказать помощь, а еще половина при транспортировке! Вы же должны это понимать!
Унтер упрямо смотрел в сторону. Подбежал один из разведчиков.
- Сэр полная загрузка, больше не подымем.
- На борт. Сейчас сядет старший группы, вы унтер поговорите с ним. Это все что мы для вас можем сделать.
- Машины натужно воя турбинами оторвались от земли. И как только заняли боевую позицию им на смену опустилась вторая двойка.
Изображение снова разделилось, вверху шла трансляция с камеры майора и барражирующего борта. Внизу кадры с камеры сержанта с борта VTOL отца.
Он охранял борт, его камера была направлена в сторону АПС. С этой картинки ничего не было слышно, все заглушал звук турбины и вращающихся винтов.
Пока солдаты переносили раненных, отец о чем-то говорил с унтером танкистом. Наконец тот отдал честь и куда то убежал. Отец забежал за АПС, оставшиеся солдаты при помощи разведчиков натянули разбитую гусеницу и в две кувалды принялись вбивать в нее фиксирующий штырь. Подъехал еще один АПС, на его боне плотно лежали кое как перебинтованные раненные солдаты.
Часть из них отнесли к VTOL, часть погрузили во второй починенный АПС. Унтер, выскочивший из прибывшего транспорта, снова стал что-то говорить отцу махая руками.
Дальше произошло что-то странное. Отец куда-то показал унтеру за спину, и когда тот отвернулся чтоб посмотреть, сзади ударил его по шее. Тот осел на землю, уронив винтовку. Его подхватили десантники разведчики и понесли к VTOL.
Затем он заглянул внутрь одного, затем другого АПС. И побежал к VTOL.
В одном из танков что-то вспыхнуло, от него вслед за отцом бежал боец. На фоне разгорающегося танка, АПС развернулись и на максимальной скорости пошли по дороге.
VTOL шли над ними, указывая дорогу.
Майор приостановил воспроизведение.
- Мы здорово рисковали, подобрав этих парней. На наше счастье Аэроспейсеры Клана, были связанны боем на орбите. Сейчас будет интересный кадр. Нам повезло, мы нагнали техническую группу сопровождения клановцев и пристроились к ним.
Изображение мигнуло и стало видно, что VTOL разведчиков нагоняет два тяжелых вертолета типа Карнов. Со странными эмблемами на бортах.
Пошла трансляция переговоров.
- Борт один Старшему. Два транспорта, идут над дорогой в сторону площадки. Это не наши, прошу разрешения открыть огонь.
- Нет. Снизить скорость, идти в их кильватере. Закрыть посадочные люки.
- Принято.
- Сколько до Гнезда?
- Сто.
- Вызывайте “Гнездо”
- Есть “Гнездо” переключаю.
- Питон - Гнезду. Висим на хвосте у двух Клановских технарей. Идущих по грунтовке. Позиция Юг 2149 18 25. Прошу обеспечить на подходе коридор по моему сигналу в точке 34-56 87-96 , у меня два АПС с раненными. Время подхода десять минут.
- Гнездо – Питону. Сместите точку входа до 34-56 89-23 проход по ложбине, за вторую башню. На подходе дайте три зеленых ракеты.
- Питон - Гнезду. Вход 34-56 89-23 три зеленых. Принял. Подход семь минут.
- Борт один старшему, на радаре группа БМР. Транспорты сворачивают к ним.
- АПС прежний курс. Мы на подходе увеличиваем скорость и проходим краем.
- Можно валить на подходе?
- Отрицательно, один выстрел и нас разгадают.
- Они наверняка везут боекомплект.
- У нас машины набитые ранеными. И мы не можем рисковать выполнением задания.
- Принято.
Внизу стал приближаться редкий лес, за ним виднелись поднимающиеся в небо столбы дыма. Транспортные вертолеты стали поворачивать к нему. Стоящий дозором на опушке леса БМР непривычного вида, сопроводил группу наведенным консольным вооружением, но так и не выстрелил.
Группа VTOL разведчиков, увеличив скорость до максимума описав плавную дугу вдоль дороги идущей вокруг него, ушла правее. АПС сошли с дороги и теперь пробирались по оврагу заросшему кустами ведущему южнее. Лес кончился, Стало видно обширное открытое пространство.
Вдали возвышались купола трех Дропшипов. Вокруг посадочной площадки были возведены оборонительные сооружения. Пространство между лесом и посадочной площадкой было усеяно разбитой и сожженной техникой.
На этом направлении было относительное затишье. Только несколько БМР вели беспокоящий огонь.
С высоты было видно, что правее в нескольких километрах кипит бой. Встают столбы разрывов, меж которых мелькают фигуры БМР. А вокруг площадки кружатся Аэрофайтеры, изредка делающие заход на атакующих.
С головного VTOL в сторону позиций обороны выстрелили сигнальной ракетой. Она рассыпалась на три зеленые искры.
Тут же из бункеров ударили ракетные установки, вметая разрывами по краям оврага тучи дыма и песка.
Опомнившиеся клановцы, запоздало открыли огонь по прорывающейся группе. Но дистанция была уже слишком большой, лучи лазеров и ракеты прошли мимо.
Лишь пара из них прошла в опасной близости от борта последнего VTOL.

Когда группа села, под бортом одного из шатлов. Из огромного люка в его борту высыпали техники и встречающие бойцы, Солдаты стали выносить раненых, груз, и грузить на его борт. Все ужасно торопятся. Унтер офицеры стоящие на трапах что-то говорят и прямо под трап бросаются какие-то ящики и тюки, которые до этого пытались вносить по ним. Постоянно озираясь на защитный периметр. К офицерам разведчикам подошел высокий полковник, но о чем он говорит, не было слышно, все утонуло в реве старта одного из Шатлов.

Далее шли съемки с камеры установленной на борту шатла. По предполью к шатлам ведя огонь, двигались БМР. Им на встречу от шатлов выдвинулись БМР обороняющихся. С обоих оставшихся шатлов, из оборонительных сооружений по наступавшим вели плотный огонь.
Картинка начала дрожать и отдалятся. Шатл подымался.
Что творится там под ним, уже можно было только угадывать, все было затянуто пылью поднятой стартом сразу двух кораблей, дымными шлейфами от пусков ракет и дымом от разрывов. Лишь иногда в дыму мелькали перемещающиеся фигуры БМР. Из за плотности дыма и пыли даже непонятно чьих.
Майор устало присел на ручку кресла.
- Мы грузили в первую очередь людей, забрали сколько смогли. Бросили прямо на посадке всю технику. Но нам нужно было прикрытие, чтоб взлететь. Были БМР, были турели, но нужны были люди, которые пожертвуют своей жизнью, чтобы мы ушли. Пошли только добровольцы. Майор имел квалификацию мехвоина, как и многие в нашем отряде, он остался. С ним все его отделение.
Подал голос капитан, нервно катающий в руках стакан.
- Майора контузило во время погрузки. Нас и еще двух раненых из нашей группы оставили сопровождать груз.
- Клановцы начали атаку, как только засекли предстартовый разогрев двигателей. Те, кто остался, подарили нам то время, за которое мы прогрели двигатели и смогли взлететь.
- К Прыжковому кораблю мы шли с тремя Дропшипами взлетевшими с плато Церрик. Там было все гораздо хуже. Охранение было смято. На старте было повреждено или уничтожено три корабля. На сопровождении последних шатлов потеряли два полных крыла Аэрофайтеров. И еще два потеряли больше половины состава на подлете и стыковке к Прыжковому Кораблю. Клановцы атаковали непрерывно, до самого прыжка. Именно тогда была ранена ваша дочь.
- Дополнительные сведения мы получили на промежуточной прыжковой точке. Едва мы вышли из прыжка, рядом выпрыгнули Черные Сборщики. Те, кто кормятся на полях сражений, собирая технику и перепродавая. Мы арестовали их корабль. И на борту обнаружили ряд интересной информации. И несколько человек из гарнизона.
- Это оперативная съемка опроса одного из задержанных, отдела разведки флота.
В кадре была узкая комната, с окрашенным в серый цвет стенами. Вдоль одной из стен две подвесные кровати. На другой узкий откидной столик. На нижней кровати лежит кто-то забинтованный до пояса. У дальней стены стоит среднего роста мужчина с перебинтованными руками смотрящий в камеру.
За кадром звучит незнакомый голос.
- Назовите себя.
- Карл Олив. Техник, личный номер 987623612.
- Как вы оказались на корабле пиратов?
- Меня подобрали на полевом космодроме Точка три. Во время обороны космодрома был взрывом замурован в подбашенном техническом отделении. В общем то они мне жизнь спасли. Я уже потерял надежду выбраться, когда меня вытащили.
- Когда это произошло?
- Последние два Дропшипа стартовали около шести утра. Это кажется двадцать третьего числа. Буквально через пару часов пытаясь прорваться с площадки и уйти в лес, мы потеряли все БМР и вихлы. И те, кто выжил после прорыва, были отброшены к оставленному нами периметру. Так что еще где-то через час два. Это около одиннадцати. Я где-то разбил часы, поэтому не могу сказать точно.
- Сколько вы видели еще выживших из отряда заслона?
- Со мной подобрали около восьми человек. В основном раненые оставшиеся под завалами. Клановцы, как только подавили последнюю башенную установку дозарядили боекомплект, и ушли в направлении космодрома Точка Два. Я видел это из бойниц нижнего яруса. А через некоторое время прилетели аэродины Барахольщиков. Я по началу боялся их окликнуть, а потом, когда понял что это не кланеры. Подумал, да какого черта? У меня было всего два выхода, дожидаться возращения клановцев или умереть без еды и воды.
- Вы узнали кого ни будь из подобранных?
- Да, но не всех, мы вызвались добровольцами прикрывать отлет. Нас было около пятидесяти. Многих ребят что были из других подразделений, я не знал. Точно могу сказать за сержанта второй роты нашего батальона, рыжий такой. Его в соседнюю каюту поместили. Со мной вот, лежит парень, он из спецуры. Его выволокли из комнаты контроля, в той башне где меня завалило. Я сказал им, что буду за ним ухаживать и его оставили.
- Вы сказали его оставили? Значит, кого-то не взяли?
Техник устало оперся плечом на стену.
- Можно мне сесть?
- Да.
Откинув баночку, он сел. Прокашлявшись, продолжил.
- Да, эти ребята небыли добрыми самаритянами. Свой билет с планеты надо было отработать. Несколько человек с тяжелыми ранениями они пристрелили или просто оставили там, где они лежали. Им нужны были рабочие руки, кто не мог встать и помогать, были брошены или убиты.
- Почему у вас не возникло проблем.
- Ну, на мне была моя куртка с нашивками старшего техника, специалисты везде ценятся.
- Почему вы решили, что этот человек из спецподразделения?
- По личному жетону. Только ребята из спец войск носят жетоны с заточенными краями. У меня приятель служил в особой группе, и как-то раз показал, зачем их оттачивают.
- Где его жетон?
- Он на шатле, в четвертой мастерской. Красный ящик с инструментом за номером 1130. Выньте все поддоны, внизу под мотками старой проводки связка жетонов. Я уже говорил вашим людям, когда нас выпустили из помещения.
- Проверим.
Камера выключилась. Через секунду включилась, та же каюта, судя по маркеру вверху записи, сутки спустя. Техник и раненый ранее лежавший солдат сидят на нижней койке. Напротив, на откидной баночке лейтенант флота. Обращается к раненому.
- Назовите ваш личный идентификационный номер.
- 894567232
Голос у раненого слабый и надтреснутый. Лейтенант что-то сверяет в нотепутере.
- Назовите последний операционный код вашей группы.
- Анаконда.
- Пожалуйста, полные идентификационные данные.
- Старший сержант Герман Груббер, 894567232, Морская Пехота Содружества, разведывательное подразделение 347.
Видно, что техник сидящий напряженно с облегчением прикрывает глаза.
- Спасибо сержант.
Лейтенант кладет на край стола две цепочки с жетонами.
- Старший техник, сержант. Господа, шатл перегружен, вам пока придется остаться в этой каюте. Как мы закончим наш разговор, вам принесут Джампсьюты. Дверь соответственно остается открытой. Вы сможете выходить из каюты. Просьба ограничится с выходами в пределах сектора.
- Сержант, будьте добры пока кратко, своими словами, но для записи, о происшедшем после старта шатлов. Чуть позже, я вас попрошу дать более подробный отчет.
- Двадцать второго числа после выполнения задания группа прибыла на конечную точку маршрута где нас ждал Дропшип. Ситуация уже была критической. На периметре было потеряно около девяти БМР. А когда были запущены стартовые процедуры, противник еще более усилил натиск.
Старший командир отвечающий за оборону периметра был убит. И господин командор Ирвиц, принял командование. Он объявил по общей связи обстановку. И попросил всех, кто держал периметр, и кто мог в этом помочь, выполнить свой солдатский долг.
- Разве он не имел права приказывать?
- Господин лейтенант. Иногда наступает момент, когда приказ теряет свою силу. Это черта. Вы сами должны решить, да или нет. Мы все тогда там, стояли на черте. И на решение, были даже не минуты. Если бы периметр был прорван до старта, мы погибли бы все. Гауптман Петер просто взял СМГ, и уже идя к аппарели сказал.
- Не приказываю, прошу, у кого нет детей, остаются с грузом.
В нашей группе на дропшипе остались двое молодых и раненные. В ангарах и на периметре, еще оставались годные к бою БМР. Большинство из пилотов были убиты или ранены. А в нашей группе большинство оперативников имело квалификацию мехвоина.
Командор Ирвиц просил всего лишь час. Гауптман Петер принял командование и распределил нас по периметру. Там были и пехотинцы из 876го, кто-то из экипажей шатлов, техники, все кто откликнулся. В башне у которой стоял мой БМР за пультами ракетного комплекса было двое раненных бойцов, причем один тяжело. Хорошие ребята. Настоящие бойцы.
Когда Дропшипы активировали стартовую процедуру, клановцы ударили. Мы вгрызлись в землю и ответили. Но это не тот противник, которого пугает вой летящих ракет. Они понимали, да какое они прекрасно видели на сканерах, что периметр дыряв как ложка для вермишели Ларо. Нас спасали башни огневой поддержки. Мы отбили за пол часа две атаки. Но они не отступили, а отошли и начали бить издалека. Выбивая башню за башней. О, это их дьявольское оружие! Они спокойно разгуливали за зоной поражения наших ракет. И стреляли, стреляли…
И тогда Гауптман приказал выключать башни по одной. Они купились. Да и башни уже были большей частью сильно повреждены. Так что это не удивительно. Часть вооружения и оборудования не работала. Техники латали повреждения прямо по ходу боя.
Когда до старта оставалось двадцать минут, Они ударили опять. Видно они собрали все силы. Удар шел сразу с двух направлений. Конечно они прорвались. Но включившиеся башни ударили по ним в упор. И еще помогли корабли. Мы все стреляли с максимальной скоростью. Я отключил защиту по перегреву, потому как это уже было бесполезно. Мы сгорали быстрее чем взрывались. Мы снова их отбили. Но это был конец. В минуты затишья когда мы их отбросили, в последний раз с кораблей выпустили ховеры. Они дали еще чуть людей и забрали раненых. Гауптман Ауштайн, командир второй группы, катапультировался из Меха. Я видел, как его вместе с креслом увозили. Ему защемило ноги от удара, просто не было времени освобождать его от кресла на месте.
Мой БМР был выведен из строя уже через пару минут. И выбравшись из его останков, я добежал до ближайшей еще не до конца разбитой башни. Мне даже не пришлось просить открыть люк, там было несколько брешей пробитых попаданиями, достаточных чтоб я влез внутрь.
Внутри тоже все было перекорежено, но еще работало одно орудие и один комплекс РДД. Когда я подключился к системе управления, я услышал по связи, Гауптман приказывает стянуться всем еще целым БМР на участки прорыва. Но все было бесполезно, они снова атаковали. Впрочем, и они опоздали. Все вокруг задрожало. Шатлы стартовали. Но нам уже было не до этого. Мы целились и стреляли, целились и стреляли… А они все рвались к стартовым площадкам в тщетной уже надежде повредить уходящие шатлы. Я не помню когда меня ранило, до этого, или уже позже. Я стрелял в спины прорвавшимся мехам. На меня уже не обращали внимания. У последнего корабля были какие то трудности. И я видел Энфорсер гауптмана Петера и еще несколько наших.
Они перехватили прорвавшихся к нему.
Потом и он стартовал. А нас прижали к дальней кромке периметра. И стали добивать. На всем периметре осталось несколько БМР и вихлов, мы собрали людей, всех кто еще остался. И пытались прорваться. Нам не удалось, их было слишком много. Бесполезно. Гауптмана тяжело ранило во время прорыва. Осколки блистера разбили забрало нейро шлема и вошли в лицо. Кто-то из наших выносил его, а мы прикрывали. И тогда снова появились их БМР. Нас раскидали и смяли, кто успел, прыгнули в траншеи и ведущие к двум еще не окончательно разрушенным башням. Технику всю пожгли. Они срывали на нас свою злость. Нас просто расстреливали. Они охотились за каждым человеком. Все что мы могли мы сделали. Кто-то пытался сдаться., идиоты, их просто поджарили.
Я не помню как добрался до башни. Очнулся от боли, когда с меня сдирали пригоревший жилет. В общем-то и все. Дальше был Карл и эти пираты. Потом наша группа захвата чуть не перестрелявшая нас в трюме.
Сержант нервно тер руки в пятнах свежее пересаженной пласт кожи
- Простите лейтенант. Как мог. Позже постараюсь подробнее.
- Спасибо.
Запись кончилась.

Майор с лейтенантом уехали утром, сославшись на служебные дела. Но обещали приехать ко дню похорон, его перенесли до выздоровления мамы. Деда Пауль уехал вместе с ними.
Я в тот день плохо спала, и утром была разбужена непривычно басовитым звуком мотора. Он в утренней тишине прозвучал как рокот вертолетов со вчерашнего диска. Я встала, и сонно протирая глаза, подошла к окну своей спальни в угловом крыле дома. Из него было видно крыльцо усадьбы.
Герман вывел из гаража и поставил у крыльца большую трехосную, угловатую машину темно зеленого цвета, с люками наверху крыши. На фоне выпавшего ночью снега. Она выглядела мощно и угрюмо. Я не помнила, чтоб ей пользовались раньше. Видно это была машина отца, что стояла в гараже за домом.
Накинув Домашний халат, и прокравшись мимо спящей в соседней комнате моей няни Брунгильды, я пошла на верхнюю галерею над прихожей.
Поеживаясь от холода добрела до кабинета деда Ганса, он всегда вставал рано и из за приоткрытой двери в его кабинет, уже пахло кофе и сдобой.
Дед Ганс и офицеры пили кофе, смотря по гало блок местных новостей. Я тихонько пробралась в свое любимое кресло. Но меня заметили. Офицеры чинно как взрослой пожелали доброго утра, а дедушка покачав головой налил чашку молока и подвинул ко мне столик со сдобой.
Все обращались со мной как со взрослой. И я поняла. Детство кончилось бесповоротно.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту 28 секунд:[/color][/size]
УЧЕБА.

Обучение в имперском военном колледже на медицинском факультете. Было альтернативой между разделившимися желаниями и взглядами деда и бабушки на мое будущее.
Но что в этом предприятии принимает участие еще и третья сторона, я узнала гораздо позже. По косвенным признакам, которые в начале воспринимала лишь как череду несвязанных случайных событий.

После трех лет обучения, меня распределили на выпускную практику на Тихонов. Не последнюю роль сыграло мое знание нескольких языков, кроме официальных языков Альянса и особо русского. Конфликты там вспыхивали, как пожары в пересохшем лесу, работы медикам всегда хватало. Пол года в мобильном военно-полевом госпитале мне привили здоровый цинизм и дали практических умений и знаний поистине больше чем предшествующее обучение. И это было отмечено не только мной.
Когда практика подходила к концу старший медик нашего отряда оберст Ларош Циммер. Рекомендовал меня на Офицерские Курсы.
К моему удивлению, когда пришло назначение, местом их прохождения был не Общевойсковой Центр Повышения Квалификации, и не военный медицинский колледж академии Сангламор. Бланк принадлежал академии Буэна.
Пятнадцатая группа подготовительного батальона Буэны которым командовала Флоренция Ландерс, куда я получила назначение, была расквартирована на дальнем конце военного городка.
Проездные документы выданные нам не давали поводов для опозданий. Вся группа собралась в один день. Изначально мы, те, кто в нее были назначены, думали это было обусловлено составом группы. В ней в основном преобладали люди тертые и битые жизнью, что было видно по облику и поведению многих курсантов группы.
Хотя, по сути мы все были очень молоды, жизнь в Альянсе часто старила людей раньше срока. Многие повидали реальные сражения, о чем свидетельствовали кругляши наград на куртках.
Вечером вся группа собралась, сержанты выстроили нас на плацу перед казармой и познакомили с нашим командиром. Моложавый лейтенант сверив список с наличием лиц в строю. Без обиняков объявил.
- Вы попали в пятнадцатую группу. Это специальная группа. Вам будет очень нелегко. Нет, не так. Вам будет невозможно трудно, и это я вам обещаю! Но те из вас, кто пройдет наш курс, будут лучшими из лучших. Элитой вооруженных сил! Уже завтра ваша жизнь бесповоротно изменится!



ПЯТНАДЦАТАЯ.

Все было так как обещал старший лейтенант. Уже в одну минуту следующего дня, начались тесты. Красное тревожное освещение и лишь светящиеся в полутьме матрицы ноутпутеров сержантов. Те из нас кто имели представление о воинской службе, хватали из шкафчиков лежавшие там для нас джампсьюты и военные ботинки, строились в проходах как и вчера. Кто был сообразительней подражали нам. Кто замешкался, тому помогали сержанты тычками и ударами стеков. Объясняли, лишь самое необходимое.
В принципе верно, деда не раз мне говорил, что самое понятное то, до чего дойдешь своим умом.
А через три минуты, два взвода по двадцать пять человек уже бежало медицинскому бараку. По тому, что в окнах зданий горел свет и на дорожках было людно, как и днем, я поняла что тренировочный городок функционирует круглосуточно.
После медкомиссии мы не вернулись в барак, был бег, полоса препятствий, бег и снова нас осматривали медики. Только к утру нас вернули в барак.
Вся первая неделя была посвящена проверке выносливости, физических кондиций, тестами на сообразительность, психологическую устойчивость. Мы были измождены, загорели, сбросили весь лишний жир, и были на пределе… И еще, только за эту неделю нас стало на девять человек меньше.
Что происходило в других группах, мы не знали. Все сутки были заняты тренировками и тестами. Общаться с другими группами, у нас просто не было времени.
На второй неделе мы втянулись в ритм. Стало больше факультативных часов. Но по прежнему инструкторы гнали нас по жестко спрессованному курсу молодого бойца. Причем скидок не делалось никому. Нас к тому времени стало еще меньше.
На пятой неделе рядом со шкафчиком для одежды, появился оружейный шкаф. И нагрузка возросла, теперь мы все время были при оружии. Стрельбы производились в любое время суток, по самым разнообразным мишеням. Тип оружия периодически менялся. Рота бежала в душ, а по возвращению в оружейном шкафу, вместо стандартного авто пистолета и Федерате Лонг Райфл уже были барабанный пистолет и полицейский шотган.
Вот когда я возблагодарила бога, что мои старики брали меня с собой на охоту. И не просто брали, но и давали стрелять из разного оружия. Стреляла я лучше многих мужчин.
Причем не только из легкого стрелкового оружия. Когда нашу роту привезли на полигон пехотной базы, в стрельбе из суппортного крупнокалиберного пулемета и лазера, по множественной цели я набрала больше всех баллов. Притом как со станка так и в движении. Я просто представила, что стреляю на скаку, так как меня когда-то учил дед Пауль.
- Не пытайся ловить цель девочка, наведи вперед и жди когда ствол нагонит цель. Ты женщина, не надо высчитывать, тебе надо раз почувствовать. И само прейдет.
Сложности у меня возникли только с мортирами и арт системами.
Все стрельбы проходили по однотипной схеме. Ознакомительная стрельба с позиции.
Затем стрельба по разным типам мишеней, стрельба в движении и специальные приемы стрельбы из данного типа вооружения.

Как это обычно выглядит?
Сержант-майор подвел группу к приготовленной позиции восьмидесяти миллиметровых ротных мортир и кратко, но подробно ввел в курс вопроса.
- Итак молодежь, все что вы изучали вчера на факультативном занятии по данному вооружению конечно важно. Но в реальной боевой ситуации когда вам некогда даже бипод для него монтировать, все эти таблицы херня собачачъя!
Сейчас вы разобьетесь на расчеты, и каждый из вас попеременно должен будет в роли наводчика и подносчика. Каждому, поразить три цели по наводке.
И как водится, самые неумелые, побегут в мою палатку за флягой. Следовал жест стеком за спину в сторону виднеющегося вдали палаточного лагеря.
Сержант майор никогда не использовал свой стек, как средство убеждения или подтверждения своих слов. Он был у него длиннее чему остальных сержантов и служил по назначению, так как он заметно хромал. Я помнила, когда он приобрел эту хромоту.
Может еще по этому, он единственный из унтер офицеров использовал для передвижения за группой небольшой дизельный джип.
Взвод быстро рассыпался на расчеты. И изготовился к стрельбе. Загремели открываемые упаковки кассет с минами.
- Первый готов,
- Второй готов
- Четвертый готов
- Третий готов!
В роли контролеров выступали взводные сержанты.
- Свободно, огонь!
- Четвертый расчет, первая серия, по маркерам. Красный пять, синий четыре, желтый три. Огнь!
Хлопки выстрелов. Сливающийся в гул грохот разрывов. Стреляли всегда боевыми.
- Готов!
- Смениться. Серия по маркерам. Синий шесть, белый два, красный два, черный четыре. Огонь!
И снова, хлопки выстрелов.
- Готов!
- Сменится. Стрельба по координатам. И все снова, и снова.
Как только все сменились и отстреляли серию новая вводная.
- Батарея, смена позиции, триста метров вперед, марш!
Разбираем минометы, бегом волочим их и боезапас. Не пробежали и ста метров,
- К бою!
- Первый готов,
- Второй готов
- Четвертый готов
- Третий готов!
- Направление 30 дистанция двести, две беглым, огонь!
Хлопки выстрелов. Недалеко от нас падает осколок и дымится остывая в траве.
- Отбой! Смена позиции. Вперед пятьсот!
Тяжелое дыхание, пот из под каски заливает и щипит глаза. Радуюсь тяжелому бронежилету, так как тащу плиту и от нее, точно бы была ободрана вся спина. А он распределяет ее вес по всей спине. Но вот карабин, переброшенный на грудь гирей оттягивает шею, цепляю его ремень за выступ на станине.
- Ложись! Вперед!
Едва переползли русло небольшого топкого ручейка, наглотавшись тины и грязи,
- Круговая оборона!
- Не вставать!
Лежа ставим мортиры и изготавливаемся.
- Замаскировать позицию!
Аккуратно расползаемся, изображая из себя жуков. Поднимаем шомполами примятую траву и стараясь не мять далее, щиплем ее и плетем маты, чтоб прикрыть мортиры и себя.
Сержант майор все это время умудряется быть, то спереди, то с боку, то среди нас.
Лежим. Бойцы во внешнем кольце ведут наблюдение. Во внутреннем быстро на пальцах прикинув смены, дремлем. Урывать каждую секунду для отдыха нас уже научили.
За короткое время я научилась спать в любом положении. Стоя, на ходу, на бегу, в АПС мчащемся по ухабам, во VTOL, под грохот выстрелов и вой стартующих шатлов. Чему кстати способствовал тест по корабельным системам. Разместили нас на тот период в ангаре прямо на территории космопорта.
Через некоторое время, аккуратно переворачиваем маты, нижней стороной вверх, трава с верхней стороны пожухла и начала желтеть под пекущим солнцем.
Еще через пару часов
- Снять приборы наведения. Сдать сержантам.
Еще через четверть часа.
- К бою! По расчетам, сериями по три.
- Первый, направление 40, дистанция двести пятьдесят, огонь.
Лежа, на глазок… Выдираю из спец пака кусок нити и катаю два шарика из жвачки. Креплю их к концам нити и леплю одним из жвачных шариков нитку к стволу миномета.
Замечаю краем глаза как расширяются зрачки у напарника, а сержант делает снимок встроенной в ноутпутер камерой. Вот и наша очередь. Подаю мину.
Когда все отстрелялись и сменились, к нам подползает взвод роты обеспечения волочащий кассеты с минами на смену опустевшим. Знаками пожелав удачи, отползают унося пустые. Знакомый солдат, успевает показать знаками, что первый взвод гоняют по соседству по стрельбе из лаунчера.
Нам не запрещают пользоваться боевыми коммуникаторами. Но с самого начала приучают говорить лаконично и понимать друг друга без лишних слов с полу жеста.
В бою, когда вокруг грохот или когда рядом противник, умение понять жест напарника, может сохранить жизнь.
Мы солдаты. Нас учат выживать, и побеждать. И я доподлинно знаю, учат лучшие из лучших.
К вечеру встречаемся у ручья в какой-то балочке с первым взводом, и меняемся вооружением. Тут же нас поджидает в джипе наш старший лейтенант и капитан из училища. Сержанты переносят в компьютер стоящий на джипе в котором они приехали дневные данные. Из багажника джипа мы пополняем боекомплект.
Те из нас кто не занят в охранении периметра, жуют пайки и обмениваются впечатлениями. Капитан уезжает. Немного отдохнув, уничтожаем следы стоянки и выходим на дальнейший маршрут. Теперь с нашей группой идет старший лейтенант, а первую повел сержант-майор.
Когда группы уходят, на поляну тихо возвращается Лейтенант и старший сержант, обходят место стоянки, места где лежали дозорные. Лейтенант удовлетворенно кивает рассматривая тщательно замаскированные при уходе следы шин джипа, сержант что-то ворча под нос поднимает из травы втоптанную в землю нитку с двумя комочками грязи на концах и прячет в карман. Они встречаются на середине поляны сделав круг, обмениваются мнениями и расходятся догонять свои группы.

Последние недели пятого месяца. Нас, двадцать шесть человек переживших ад, периодически истязают на плаце строевыми занятиями. И занимаются индивидуальными видами истязаний, оттачивая наши персональные умения, до требуемого ими, инструкторами, уровня.
Занимается строевой старший сержант-майор. Сразу видно, что это его тайный конек.
На нас отутюженная до лезвийного состояния на складках, шерстяная парадная курсантская форма, без знаков отличия. Сегодня упражнения с кинематическими карабинами.
Старший сержант вещает въедливым надтреснутым голосом и его, по причудам акустики данного полигона для пыток, слышно на весь плац. Видим у проходящих мимо улыбки до ушей, но мы привыкли терпеть ни пикнув укусы слепней и змей, что нам улыбки дураков?
- Я не понимаю, почему это стадо панцирных Урартских макак, дожило до этого дня?
Он ковыляет вдоль строя стуча золоченой набойкой стека.
- Повторим. Поворот и принятие стойки, и на грудь. И затворыыыы!
Это уже не скрип, рык.
- Смирна!
Сухой слаженный стук каблуков и на четыре счета подхват карабина. Сержант стоит перед строем ноги на ширине плеч, одна рука за спиной на уровне пояса и дирижирует стеком.
- Напрааа-во!
Слитное движение ног, плечей, туловищ, фуражек. Матовый отблеск на стволах
- Оружие к смотру!
Шлеп, шлеп, руки по пластику лож и прикладов, цевье карабина само ложится на сгиб левой и плавное, но быстрое сложное движение открывания затвора.
Дзыньгланг.
- Уже лучше.
- Но едрипопенская твоя морда Паршин… Ты думаешь если ты опустил ствол ниже третьей пуговицы кителя соседа никто этого не видел? Или я, вот лично я… Буду счастлив когда это увидит лейтенант и мне об этом письмо напишет?
И затворы, мизинчиком держим отбойник! Никакого мне лязга больше! Это тебе Легран, и тебе Утвард! Вы еще бзданите свиноморды хором!
- Нале-во. Вольно…
И так раз за разом, каждый элемент. К нашему удивлению, на последней неделе с нами строевой ходят и сержанты. Правда в их сторону свиноморды и беременные скунсы не звучат.
Меня эти недели в тире натаскивает сам старший сержант. Чем-то ему видно не понравились результаты зачета на снайперскую стрельбу, хотя я твердо держала первое место в подразделении. Может в других ротах, кто-то меня обошел?
Наш сержант был очень чувствительным к подобному. И хотя наша пятнадцатая жила эти пол года как в изоляции, мы притиревшись друг к другу, это просто чувствовали.
Так что когда другие зубрили математику или мат часть. Я хватала Лонг-Райфл, пояс подсумков, маскировочный костюм-сеть, и бежала на полигон, где уже ждал старший сержант.
Маскировка при минимуме внешних материалов, и быстрое поражение цели. Я кралась от края полигона. По местности ровной как стол, и должна была поразить воткнутые в отверстия на пулеметном биподе сигареты, все, точно по середине. Или пятна на чурбаке, от лазерного прибора подсветки цели.
Сержант же в это время сидел на площадке башни охраны, в ста метрах от, и пятнадцати над, с биноклем. Реже рядом с биподом, на капоте джипа. Стреляла я с силенсером и без, и еще должна была учитывать при этом коэффициэнт уклонения пули от нагрева ствола винтовки.
Упражнение длилось до выполнения, затем я ждала охлаждения ствола винтовки.
Чистила ее, пристреливала, и повторяла.
Иногда сержант доставал пистолет и начинал стрелять стоя надомной. Или включал проигрыватель в машине на полную, выбрав местную молодежную музыкальную волну, что меня кстати более раздражало.

Зачем все это мы узнали в день выпуска. После обеда вся рота гладилась и начищалась для торжественного построения. Мы прошли испытание, это знал давно каждый из нас. Даже Джереми, который умудрился вчера сломать руку на тренажере. И был освобожден от последнего парадного построения на плацу тренировочного батальона. Это не значило что мы расслабились. Нас научили не делать ошибок. Просто настроение было праздничное и ребята предвкушали встречу с приехавшими на выпуск родителями.
В назначенное время, рота построилась перед бараком и ожидала командиров. Со стороны плаца слышался людской гул и музыка.
Когда рота построилась на крыльцо вышел старший лейтенант
- Господа. Поздравляю вас с успешным завершением первого экзамена!
- Ура! Ура! Ура!
- Разведывательное управление давно и кропотливо отбирало ваши кандидатуры. Вы прошли самый тяжелый отборочный этап.
- Ура! Ура! Ура!
- С этой минуты, каждый из вас считается кадетом особой пятнадцатой роты. В случае какого либо казуса, вплоть до окончания колледжа, вы независимо ни от чего получаете место в Конторе и продолжаете службу действительным сержантом разведывательного управления. А сейчас наша группа будет сопровождать знамя подготовительного батальона Буэны. Эта честь по праву ваша. Вы лучшие из лучших!
Мы, гордые и ошалелые от такого объявления только потом на инструктаже после торжественного прохождения осознали какой крутой поворот сделала наша жизнь.
Затем были торжества, краткий отпуск домой и снова учеба…

Одна я, зная, кто такой старший из сержантов нашей роты, уже давно начала понимать то, о чем лишь изредка неосознанно догадывались мои товарищи. Кто курирует, и что есть,15 рота…
Да, после этого, дня больше я не видела сержанта.
И то, как он меня мучил на последок, был его мне подарок. Выраженный в найденном в моем шкафчике серебренном двойном нагрудном знаке мастер-стрелок и снайпер.




Следующие два курса, мы жили попеременно то в тренировочном городке, то в общежитии факультетов. Занятия были настолько плотными, что нас постоянно проводили через медицинский контроль. С третьего курса нас разбили на группы и занятия стали проводится индивидуально. Мы получили сержантские нашивки и носили джампсьюты инструкторского состава. Зачастую на практических занятиях нам давали группы младших курсантов. При этом оценивалось не только усвоение нами материала, но и способность руководства группами до полного отделения и более.
Каждую нашу группу вел офицер Конторы. Но внешне наши преподаватели ни ничем не отличались от других и ту же форму что и другие преподаватели.
По окончании четвертого курса каждый из нас был направлен на АИМ. Мне, Д’Аммару и Аскольду, достался курс подготовки офицера десантного подразделения. Нас закинули военным транспортом на астероидную базу. И мы возблагодарили бога за крепкий вестибулярный аппарат, так как сила тяжести на астероиде постоянно менялась в зависимости от того, по какой точке траектории его в данный момент несло вокруг обледенелой планетки.
Здесь мы вдосталь напрыгались на разные поверхности, и налазились по разным космическим объектам. В завершение нас приписали младшими офицерами в десантные части и последние три месяца мы прослужили в реальных боевых частях отведенных на переподготовку с передовой.
Это было познавательно еще и потому, что приходилось взаимодействовать с солдатами, считавшими тебя желторотым салагой. В общем то, оно так и было. Косые взгляды, ворчание за спиной. Явное пренебрежение к твоим приказам, которые выполнялись, но всегда не так как следовало. Доказывать себя приходилось буквально во всем. Тут то и пригодились наши психологические тренинги и высокая профессиональная выучка.
Ко мне уважение пришло как не странно в результате вульгарного рукоприкладства. Один из старослужащих сержантов долго донимал меня, всячески издеваясь и насмехаясь, но не превышая рамки устава.
Испробовав все средства мирного урегулирования, после одной из тренировок по абордажной атаке, которая была едва не сорвана благодаря его вмешательству, я застала его одного в раздевалке. Сержант был крепко сложенным здоровым мужиком, закаленным в драках и боях. Я была молода, настырна, и тоже закалена, закалена старшим сержантом Германом Груббером. Он был наставником в начале моей карьеры. И это он научил меня стойкости. Тому, что начинать каждый бой, надо как последний, уже считая себя победителем, или мертвым. Этот мой первый бой я начала именно так, не думая ни о чем кроме победы. И меня и сержанта не учили драться. Нас учили с максимальной эффективностью выводить объект атаки из строя
После получаса нашей беседы, кто-то из десантников привлеченный шумом разблокировал запертую дверь отсека. К тому времени мы оба напоминали отбивную с кровью. Вломившиеся в отсек десантники увидели два окровавленных тела. У сержанта была сломана рука и нога, порвано лицо. У меня было разбито лицо, куча порезов, сломана рука и четыре ребра. Но самое значимое, что произошло тогда, это хрип кривящегося от боли сержанта.
- Смиррна, обезьяны, офицер в помещении!
Все что я смогла, это полу сидя отдать честь вытянувшимся во фронт десантникам, и потеряла сознание.
После были две недели в лазарете, с садистскими процедурами быстрого восстановления. Строгий выговор от курирующего офицера, и на рукаве знак мастер сержанта десантных частей.
Больше меня никто не задирал, и все мои приказания выполнялись наравне с приказами лейтенанта командира взвода. Я стала десантником.
Пятый курс растянулся для меня на два года. У всех обычных кадетов, это была практика в войсковых частях и на заводах.
У нашей группы она была совмещена с выполнением каких либо заданий отдела специальных операций конторы. Это был затяжной и тяжелый последний экзамен.
Первый год я моталась по кораблям флота в роли старшего техника обслуживающего медицинское оборудование. В составе одной из технических комиссий штаба флота. Вот когда наконец пригодились знания полученные в подготовительном периоде и на первых курсах колледжа. Пришлось засесть за медицинские справочники, восполняя пробелы в знаниях. Что было моим заданием тогда, я так и не поняла. Рапорты требовали разносторонние, они включали и техническое состояние разного оборудования, и подготовку экипажей, и их моральную устойчивость, и склонность к той или иной стороне, в тогда только формировавшейся розни между ФС и АЛ. И все это в сжатые сроки, ограниченные пребыванием технической группы в соединении или на корабле.
Затем меня направили техническим специалистом в комиссию по работе с наемниками. Там мне пришлось несколько раз вылетать наблюдателем на боевые операции и даже участвовать в двух из них. Что было отмечено наградами.
Я сменила четыре мундира и три звания. Приобрела кучу знакомств и была вовлечена в несколько афер.
В результате, стала смотреть на жизнь и людей оценивающе. И ко всему происходящему относится с солидной долей скепсиса, повидав закулисную кухню отношений и делопроизводства в воинской среде.

Мы не сдавали заключительный экзамен как все. На каком то этапе мы получали вызов на одну из баз флота, и там, в управлении разведки нам вручали наши нашивки или погоны.

Свои погоны я должна была получить на Веге-Прайм, одной из баз флота в округе Донегал. Там куратор собрал нашу группу. Д’Аммар и Аскольд прибыли раньше, и мучались составляя завершающие отчеты в местной гостинице для военных. У меня для этого было время во время перелета до Веги.
Когда мы их сдали, нам приказали три дня отдыхать до вызова.
Что мы и выполнили со всей серьезностью, закатившись на маленький горный курорт вдали от базы. Монорельс ходил три раза в день, а познав уже уровень вечной штабной волокиты мы не особо и нервничали по поводу возможности опоздания по вызову.
После колоссальной попойки ознаменовавшей нашу встречу. Каждый на свой вкус кайфовал в уединенном домике в горах. Вечерами встречаясь у камина, вспоминая былое и строя планы на будущее. Впрочем мы осознавали, что это лишь мечты. Человек предполагает, а Контора обломает. А насколько, никому не хотелось тогда думать.
Вызов. Д’Аммару и Аскольду пришел вечером третьего дня. Мне же посчастливилось еще целые сутки предаваться ничего не деланию.

Штаб разведки сектора располагался на территории базы флота в нескольких приземистых зданиях из крашенного флотским, шаровым цветом, пенобетона. Все здания и склады принадлежавшие разведке были огорожены от общей территории периметром, обозначенным высоким сетчатым забором. На проходной хмурый сержант долго и придирчиво изучал мои документы и предписание. Затем выдал отпечатанную и закатанную в пластик чипованную гостевую карту с моей фотографией и краткой надписью Елена Штаубе-Шелтон. Странно, в моих документах фамилия отца не значилась. Затем вызвал из караульного помещения рассыльного, чтоб он меня проводил.
Причуды с фамилией объяснились в кабинете отведенном офицеру куратору.
Кода я вошла приглашенная туда молодым секретарем. Куратор был не один. В кабинете кроме него находился заведующий кадрами и следователь отдела внутренних расследований. За боковым столиком сидела и клацала клавишами, высушенная как ящерица посреди пустыни, стенографистка.
Меня препарировали на протяжении двух часов. Мраморной плитой на мои надежды и чаяния, рухнула служба моей матери и отца в ВСФС и особо принадлежность отца к специальным войскам Федерации Солнц. То, что он погиб когда мне было семь лет, а мать и все ближайшие родственники, как и я сама были подданными Альянса Лиры, не было принято во внимание. Вердикт, зачитанный заведующим кадрами, был короток и прост.
- В виду неблагонадежности, перевести во вспомогательные части. Надлежит о всех перемещениях сообщать офицеру службы наблюдения. Присвоить звание соответствующее последнему занимаемому, должностной медик-офицер первого класса.
Смотря сквозь меня, он также добавил.
- В виду того что правительством на ваше обучение и содержание были затрачены весьма значительные средства, для компенсации, вы обязаны отработать два стандартных срока контракта, после чего можете подать прошение о увольнении в запас. Все документы кроме текущих аннулируются, и должны быть сданы в отдел кадров базы, строение 24 бета, помещение 204. Назначение на новое место прохождения службы получите там же.
Когда я отсалютовав повернулась чтобы уйти, меня остановил офицер отдела внутренних расследований.
- И еще медик-офицер, не пытайтесь пользоваться полученными знаниями и связями. Это будет расцениваться как измена и попытка бунта. Мы за вами будем присматривать. Свободны.

В коридоре меня накрыло. Первый раз за много лет. Удар был слишком неожиданным. Я ожидала многого, но не такого исхода. Я знала о том, что с приходом к власти Архонтессы в вооруженных силах шли перетряски кадров. Но, не подозревая насколько они масштабны и глубоки, не думала, что это в прямую коснется и меня.
Влетев в санитарный блок, с трудом уняла бившую меня дрожь и привела себя в порядок.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту 27 секунд:[/color][/size]
ПОРЫВЫ ВЕТРА.

Потрясения этого дня еще на этом не окончились.
Потеряв еще пол дня на оформление документов и получение вещевого довольствия. Я выпала из витков бюрократического смерча на жесткой скамейке погрузочного терминала шатлов, нагруженная громадным военным труповозом вещей и пачкой разноцветных пластиковых листов с моими новыми документами.
Никому не нужная и всеми презираемая.
Последней оставленной мне привилегией, или вернее не отнятой по какой-то оплошности бюрократической машины, был проезд по военной линии перемещений людей и грузов.
Ближайшим транспортом следующим до предписанного мне пункта назначения был проходящий через систему конвой. Два прыгуна типа Торговец в сопровождении нового корвета типа Фокс.
Погрузка на шатл берущий груз для конвоя была объявлена уже глубокой ночью. Побитый микроавтобус аэродромного обслуживания доставил меня и еще несколько военных прямо к погрузочной аппарели. С моими неподъемными тюками мне помог молодой флотский лейтенант, по вполне понятной причине цепляющийся за каждую попадающуюся юбку. Недавно получив назначение на корвет, и полный восторгов, восхищений и гордости он засыпал меня вопросами и информацией о конвое.
Усталая и морально вымотанная, я была рада немного отвлечься от горьких мыслей и развеяться. Немного взбодрило так же меня известие, что через два прыжка фрегат оставлял конвой, на разгрузке-погрузке в системе Арк-Роял, и пока прыгуны стояли и до заряжались, делал заход на Ковентри через систему Дукамбиа, чтобы дополучить что-то из оборудования с заводов. На Дукамбиа был мой дом. Если мне удастся перейти на его борт, и все сложится удачно, я смогу навестить домашних.
Немного флирта, и упоминание в скользь о службе на флоте, и лейтенант загорелся идеей похлопотать о переводе такого симпатичного пассажира на борт корвета.
И видно судьба все же была ко мне более благосклонной чем я думала. Когда шатл ошвартовался к Торговцу, лейтенант выхватил из толпы кого-то из экипажа, и нагрузил моими вещами приказав помочь мне. А сам схватил мой посадочный чип и подмигнув скрылся сказав, что это ненадолго. И правда, едва пыхтящий под грузом спейсер, подвел меня к отведенной мне по проездному свидетельству каюте, из-за угла коридора вылетел сияющий как медяшка на главной палубе и взмыленный лейтенант. Он гордо махал испещренным значками пластпапиром
- Все устроил! Быстрее…
Мы галопом помчались по переходам обратно к причальной деке и заскочили в кончающийся грузится Спейс Бас типа Эс Семь.
Лейтенант страшно гордый собой, усадил меня в кресло и помог пристегнутся.
- Вот ваш чип пропуск. Он же будет идентификатором.
С нами летели еще пара техников, пожилой оберст с нашивками выслуги аж до локтя и крыльями аэрокосмических сил. С высоты своих лет он с усмешкой взглянул в нашу сторону и уткнулся в свежий номер журнала Военное Обозрение Омнифайтеров. Вид чтения сам подсказывал род его специализации, можно было даже не пытаться разглядеть нашивки.
Через четверть часа наш автобус уже уткнулся в причальную систему корвета.
Вооруженный унтер в переходном тамбуре проверил документы прибывших и мы прошли на борт.
Лейтенант потащил меня к лифтам
- Полетите первым классом. Позже я вам тут почти все покажу.
На палубе экипажа мы прошли к каютам отведенным пассажирам. Лейтенант видно был тем еще пронырой, он выбил мне не общую каюту.
Открыв чипом дверь, он сделал галантный жест пропуская меня вперед, в мои новые апартаменты.
Я еще замороченная его легким трепом, сделала два шага внутрь и замерла.
Посреди довольно просторного холла сдвоенной каюты стоял стол, а перед ним в полной парадной форме, стоял майор Ауштайн, точнее Капитан Флота Альянса Лиры Ганс Ауштайн. Его нынешнее звание соответствовало полковнику вооруженных сил. И оно являлось действительным, так как он был в парадной форме и при полном комплекте регалий. Он стоял перед столом и с легкой усмешкой следил как моя челюсть со стуком рушится на палубу каюты. Он постарел, поседел, но я сразу его узнала.
Подавив секундное замешательство, я сбросила с плеча сумку и согласно устава, испросила у него разрешения войти. Разрешение было дано четко выверенным кивком.
- Вольно, должностной медик-офицер первого класса.
Еще не опомнившись, я только открыла рот, чтоб брякнуть какую ни будь чушь. Но он остановил меня, подняв предупреждающе руку.
- Стоп. Ну, здравствуй. Ты меня может и не помнишь вовсе.
- Помню. Вы друг отца. Вы приехали с известием о его смерти.
- Помнит.
Сказал капитан как бы сам себе.
- Что ж, это упрощает наш разговор. Но о делах чуть позже. Ты сегодня устала. А у меня для тебя есть небольшой подарок.
Капитан жестом подозвал моего провожатого.
- Володя, будь любезен, скажи Леграну, чтоб нам принесли сюда перекусить.
Лейтенант, с чрезмерно серьезной миной заволок в правую смежную каюту мои вещи и щелкнув каблуками выскользнул за дверь. Я на него почти не сердилась.
- Переоденься, к ужину у нас будет еще один гость, в каюте в шкафу твоя новая форма. Негоже офицеру принимать его в этом…
Он сделал пространный жест, обрисовав мой силуэт.
- Можешь не торопится, у тебя есть пол часа.
- Есть не торопиться…
Все что смогла выдавить я ошеломленная происходящим.
Каюта была небольшая но со всеми удобствами. Я заперев дверь, быстро сбросила с себя все, и заскочила душ. Наслаждаясь тугими струями воды, попыталась проанализировать происходящее. Получалась, нет пожалуй ничего не получалось. Что-то из шпионского боевика и мыльной оперы, и попахивало дешевой милодраммой. Впрочем, Ауштайн и служил в разведке, а в ней все, именно все, было не тем чем казалось.
Окончательно разрушило мои умопостроения то, что видно и являлось подарком друга отца, капитана флота Ауштайн.
Когда я выбралась из душа, обсушившись под встроенным в него же феном. По пути к не разобранным сумкам, меня притянул к себе упомянутый шкаф. Это было, как говорил мой дед, ударом ниже пояса…
В пустом стенном шкафу было всего несколько предметов. Очень дорогое из настоящего японского шелка нижнее женское белье и мундир. Полный парадный мундир, со всеми регалиями и знаками отличий. Темно синий мундир гауптмана специальных сил десантного корпуса. Как у отца. Только на пилотке, был вместо солнца и меча Федерации рядом с черепом со скрещенными под ним кортиками, Штайнеровский бронированный кулак. На правом отвороте кителя сиял начищенный, чуть потертый сдвоенный нагрудный знак мастер-стрелок снайпер. Когда то давно, так же, подаренный мне одним из боевых товарищей отца. И потерянный в одной из командировок. Я не удержавшись поддела его пальцем и прочитала номер на обратной стороне. Это был он.
Я чуть не опоздала к назначенному сроку, поскольку большую часть из оставшегося отведенного мне времени, на то чтоб привести себя в порядок, сидела перед шкафом прижимая к груди китель и как малолетняя дура плакала навзрыд.

ПЕРЕМЕНЫ.

Гостем оказался командир десантной группы корвета. Как все меняется, кажется, уже много лет назад я проходила у него десантную практику. Старший лейтенант которому меня чинно представил Ауштайн как своего референта.. Оглядев набор нашивок и медалей украшавших мою форму. Воскликнул.
- Вот теперь я понимаю, почему практикант чуть не убил моего лучшего сержанта.
По чести, я и сама не очень представляла, сколько знаков отличия успела получить, пока они небыли собранны все на один мундир.
- Командир, какого черта вы мне подсунули тогда вашу львицу? Чем я провинился?
- Я вас поощрил, доверив ее вашим заботам.
Оба рассмеялись.
- Прошу к столу.
Обед прошел в непринужденной легкой обстановке. Вспоминали общих знакомых, которых оказалось не так уж и мало. Разные случаи из жизни. И конечно, обмыли как и положено мои погоны. Ауштайн вспоминал свою юность, и чего ему стоили первые его нашивки и погоны.
Обед окончили с объявленным по трансляции отходом конвоя из системы. Капитан повел меня в рубку. Там сидя на гостевых креслах позади офицеров управлявших корветом, я впервые наблюдала прыжок кораблей из рубки.

На утро по следующим корабельным суткам, меня разбудил лейтенант Владимир Синельник, зуммером дверного замка. Владимир оказался не только трепачом и лавиласом, но и адъютантом Ауштайна, который был вторым заместителем командира отдела внешней разведки сектора куда мы прибыли.
Он занес мне пару комплектов голубых флотских джампсьютов и извинения за вчерашний спектакль, с приглашением пройтись по кораблю, дабы выполнить свое обещание показать его.
Позавтракав в корабельной офицерской столовой, мы до обеда обходили корабль. Уровень допуска, соответствовавший моему новому статусу, позволял нам побывать почти везде. После обеда, по коммуникатору меня вызвал и пригласил в каюту капитан.
На столе в каюте стояли слинкованные нотепутеры. Капитан вставил в приемное устройство своего диск и начал вводить меня в курс дел.

Сначала была общая внешнеполитическая и военная обстановка. Реальная, а не преподносимая агентствами новостей. Затем экскурс в хитросплетение внутренней политики АЛ и ФС. И конечно дробление и расстановка сил в бывших ВСФС, а ныне ВСАЛ и ВСФС.
Больнее всего было понимание того, насколько глубоко и болезненно ударил раскол не только по принадлежности к разным государствам, но и по симпатии правящим кругам по силовым структурам и структурам управления вооруженных сил.
И ранее не было секретом, что высшее командование было больше занято интригами и фракционной борьбой, чем делом. А сложившаяся обстановка еще более обострила ведомую ими борьбу. Приход к власти Архонта Катерины вызвал в добавок ко всему массовые репрессии военнослужащих коснувшиеся служащих, подданных и симпатизирующих Федерации Солнц, а чуть позднее и вообще дома Давион и принца Виктора. Все более и более расслаивая общество и обостряя и без того негаснущие противоречия.
Я была одним из тех, кто познал это на своем примере. И слава богу, что у меня оказался довольно могущественный ангел хранитель. Все могло кончится для меня гораздо печальнее.
Правители провинций и регионов повсеместно вели свою игру. Тайно привлекая на свою сторону нужные им кадры. Пользуясь дырами в законодательстве и склочной натурой Лиранских деловых отношений, чтобы обойти закон о частных армиях. И тут и там, в нее были втянуты весьма мощные силы.
Представителем одной из таких группировок и являлся потомственный военный и дворянин Граф Ауштайн, много лет прослуживший в военной разведке. Друг моего отца.
В ВСФС было много линейных подразделений, которые действовали независимо. Примером тому было разведывательное подразделение, возглавляемое моим отцом.
И после их распада или переформирования Ауштайн пользуясь связями, покровительством, и служебным положением, сумел выдернуть и сохранить вокруг себя под тем или иным видом, лучшие их кадры.
Поставив их на служение Альянсу Лиры и той группировке которой принадлежал его семейный клан.

Статью предоставил RDL_python
Перепечатка и использование данного материала возможны
только с письменного разрешения автора
All rights reserved

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 час 9 минут:[/color][/size]
( Отрывок из разсказа - Муслим )

Астрокази.
Султанат.
11 ноября.
Полдень.



Муслим.



Броневик полицейского спецназа, несся на максимальной скорости, распугивая зазевавшиеся машины ревом сирен.
Муслим был напряжен как струна, глаза заливали капли пота капающие со лба. Смахнуть их не было возможности, так как управление тяжелой машиной на полной скорости, требовало от него придельного напряжения.
Вентиляция в кабине работала на полную мощность. Но она гоняла по броневику спертый перегретый воздух и поэтому не помогала. Уже на подъезде к туннелю стали видны столбы черного дыма от горящих покрышек и обивки поврежденных автомашин.
Когда броневик вырвался из за поворота трассы, стал виден частично обрушенный и забитый остовами горящих машин въезд в туннель. Тамар-ага, сидящий рядом закричал перекрывая вой двигателя
- Вправо, на площадку вентиляции.
Муслим захлопнул броне щитки на стеклах и не снижая скорости стал доворачивать в право. Броневик подпрыгнул на разделительной полосе, и на полном ходу ударил в мешавшие проезду брошенные машины, раскидывая их с пути усиленным бампером. Так же не тормозя, Муслим направил его прямо, на раму ворот площадки, огороженной сетчатым забором.
Броневик тряхнуло и под скрежет рвущегося металла, он вломился на площадку вентиляционной башни туннеля.
Муслим еще больше крутанул баранку и ударил ногой по тормозу, чтоб машина останавливаясь пошла юзом и развернулась пандусом к башне. Лейтенант не дожидаясь полной остановки, схватился за ручку бокового люка кабины, и захлопнув забрало шлема заорал в нашлемный микрофон.
- Пошли!
Сзади клацнули гидравлические стопоры бортовых люков.
И буквально тут же, броневик сотряс удар. Муслима кинуло на бронестекло, сбоку на него рухнуло тело лейтенанта и он потерял сознание.
Очнулся Муслим от того, что по лицу текло что-то горячее. Все тело болело, он был вдавлен под стойку руля лейтенантом. Горячей жидкостью текущей ему на лицо, была его кровь текущая из пробитого выше бронежилета горла.
От осознания этого, Муслима замутило, скачком вернулись слух и осязание. Стала слышна чья-то скороговорка рядом и короткие очереди. По выговору Муслим тут же определил что это Хажи. Местная бандитская каста. И не надо было иметь семь пядей во лбу чтоб понять, чем они занимались. Они добивали выживших после взрыва полицейских.
Муслим зажатый в несусветной позе, было попытался высвободить руку и дотянутся до своего пистолета, но в это время совсем рядом ударила очередь и по броне застучал град стрелянных гильз. Он закрыл глаза и затаился, стараясь даже не дышать.
На его, счастье бандит заглянувший в кабину, увидел, что она вся забрызгана кровью. Тела водителя и пассажира лежат скрученные в неестественных позах. Он не целясь полоснул очередью и крикнул напарнику
- Порядок!
Пули в основном достались и так мертвому лейтенанту, только одна рикошетом от стойки задела руку Муслима. Невидимый напарник или другой бандит что то сказал и выстрелил, пуля видно попала в кабель или щиток управления броне дверью, та натужно завыла сервомотором закрываясь, но видно ее чем-то заклинило. Сработал предохранитель. Снаружи раздался хохот.
Он терпеливо полежал еще некоторое время, дождаясь когда голоса стихнут. И только после этого медленно стал высвобождаться из под труппа командира взвода.

Муслим не был рожден в касте воинов, и небыл тренирован для подобного, он был дитя низов. И что еще более прискорбно, полукровка, сын рабыни из русских кварталов. И хотя с детства, он был высоким, крепким, смышленым парнем. Место в полиции ему выхлопотала по большому блату тетушка Агидель, на которой женился мастер-ремонтник полицейского гаража, через своего мужа. Долгое время он мыл пол в гараже и мастерской, и вообще занимался черновой работой. Но, даже это в тех низах, где он жил, дало ему статус уважаемого человека. И он даже скопил денег, на собственный автомобиль. Конечно это был не шикарный Султан-Керри, а купленный на помойке потрепанный и битый полицейский Уди-Фархэд. Но работая в полицейской мастерской, он по дешевке подлечил своего коня, покупая старые запчасти. И носился на нем по улицам пригорода, вызывая зависть сверстников.
Как то раз, дядя ему поручили загнать на стапель поступивший на ремонт броневик. И молодой безголовый лихач, вогнал его на стапель газанув с пробуксовкой.
На его счастье увидел это безрассудство, не дядя, а сержант пригнавший машину на ремонт. И положил глаз на паренька. Через месяц его вызвали на полицейский полигон. Помог случай. В драке одному из водителей сломали руку, и сержант вспомнил, что видел в гараже одного подходящего им лихача. Муслим понимая, что второго такого шанса у него не будет, очень старался… И его временно взяли вторым водителем. Муслим в благодарность за это, был готов на все. Он часами пролеживал под двумя старенькими спецназовскими броневичками отряда, обихаживая битые временем машины. Убирал в гараже и казарме, готов был по только намеку, бегать по любым поручениям.
Потом, когда водитель сломавший руку выздоровел, и стал вопрос что третий водитель не нужен, за него заступились полицейские специального отряда. Им понравился смышленый и услужливый парень. И его так и оставили, вечным стажером, приписанным к машине резерва, под патронажем заметившего его сержанта. Тот, когда у него было хорошее настроение, учил Муслима полицейским премудростям, стрелять, составлять рапорты. А Муслим всеми силами старался не подводить наставника. Хотя в силу того, что он принадлежал к низкой касте, в основном, его работой было ездить по складам, и развозить смены на ночное патрулирование. Хотя иногда его брали на учения.
Но сегодня, сегодня был его первый боевой выезд. И вот чем он закончился.
С утра все три отделения специального назначения подняли по тревоге. Два отделения отбыли в космопорт сопровождать груз. А к полудню в казарме зазвенел зуммер тревоги. И настала очередь учебного взвода и шофера стажера.
Муслим первым делом стерев со стекол брызги крови осмотрелся через щели броне щитков кабины. Сильно мешал жирный черный дым, от начавших гореть покрышек машин. С права от броневика горели машины, лежало несколько тел. Спереди была башня вентиляции туннеля. Стальная дверца в ее боку была приоткрыта. Видно бандиты вошли в вентиляционную шахту.
Больше из кабины никого не было видно.
Он повернулся и открыл броне дверцу соединяющую кузов и кабину. В лицо пахнуло гарью и запахом бойни. Муслиму он был знаком, когда то, он подрабатывал потроша животных, но тут было выпотрошено взрывом несколько тел полицейских. Ракета выпущенная в упор в открывающийся люк из пусковой установки, попала в борт кузова. Спецназовцы погибли почти все сразу. Кого не разорвало взрывом и не посекло осколками насмерть, добили очередями в упор.
Стала понятна и причина по какой не закрылся выходной броне люк. Он был заклинен двумя раздавленными телами.
Муслим отвернулся и уткнулся лбом в перепачканную кровью торпеду, его скрутили рвотные спазмы.
Когда из желудка уже нечему было исторгаться, сквозь шум в ушах, Муслим услышал еле слышный вызов по рации. Сам того не заметив, уткнувшись в панель, он включил встроенную в приборный щиток радиостанцию.

На транспортере была установлена мощная военная радиостанция, и она не смотря на глушение радиоволн толщей туннеля с близкого расстояния уловила сигналы идущие из него.
Муслим утреревшись рукавом, точнее размазав по лицу свою и чужую кровь, крутнул ручку усиления. Сквозь шум помех, доносились выстрелы и чьето тяжелое дыхание.

( продолжение следует )

Статью предоставил RDL_python
Перепечатка и использование данного материала возможны
только с письменного разрешения автора
All rights reserved

[size=85][color=green]Добавлено спустя 24 минуты 19 секунд:[/color][/size]
Видимо боец полз и прижал грудью тангент радиостанции. Периодически, он сдавленным шепотом вызывал
- Это Хайуд, кто меня слышит?! Ответьте! Конвой Лулва, следовал из космического порта. На нас напали в туннеле. В живых, четверо. Просим помощи!
Муслим помнил этого хавильдара из второго взвода. Он один из немногих относился к нему более менее прилично, не шпыняя и не перекладывая на него работу. Хотя и отличался от других некоей нелюдимостью.
Муслим нашарил свисающий на витом шнуре тангент радиостанции. Вытащив пистолет и забившись за труп
- Хавильдар Хайхуд! Вас слышу. Это Муслим.
Последовала короткая пауза.
- Муслим ты где?
- Я в машине. Возле туннеля, на площадке вентиляции. В машине все мертвы, я остался один.
- Муслим?! Можешь связаться с участком? С кем ни будь, кто пришлет помощь? Эта частота для связи с охраной груза. Ее никто не слушает. Надо переключить передатчик на полицейский или муниципальный диапазон. Можешь это сделать?
Муслим посмотрел на радиостанцию. Радиостанция была цифровая и наборное поле для смены диапазона, было разбито пулей.
- Нет эфенди хавильдар. В наборное табло пуля попала.
- Поищи радиостанции у тех, кто ехал с тобой!
Муслим причитая от страха, привстал и осмотрел субедара. В его радиостанцию тоже попала пуля. Полу ползком, полу на карачках, он пролез через люк в кузов. У одного из полицейских, взял радиостанцию. И стал вызывать в эфир, повторяя то, что говорил хавильдар. Но на всех диапазонах, что он включал, было какое-то гудение.
Вернувшись в кабину, он доложил об этом хавильдару. Помолчав, тот спросил.
- Ты говорил про вентиляцию. Там есть спуск вниз?
- Да эфенди, хажи ушли в люк в ней, он открыт.
Хавильдар Хайуд, помолчал и ответил через минуту.
- Слушай внимательно! Сними с убитых целый броне жилет и каску. Одень на себя. Возьми радиостанцию и автомат. Возьми лучше сразу два, чтобы не перезаряжать! Собери как можно больше патрон. У нас они кончаются. Возьми гранаты все что найдешь. Но не вздумай их кидать!
Что у них кончаются патроны, Муслим понял и так, ибо звуки коротких очередей, звучали все реже.
- Не показывайся снаружи машины, пока не будешь готов. Когда все сделаешь, бегом к люку и спускайся в низ. Стреляй в любого кого увидишь! Мы возле завала под машинами, в вентиляции, только хажи! Делай!
Муслим, снова полез в кузов. Сняв с одного из полицейских не сильно порванный жилет с трудом надел на себя. Пришлось распустить крепления полностью. Аллах наградил его мощным телом. Шлем нашелся на полу. Даже не один. Выбрав по размеру, натянул и подсоединил к нему взятую ранее радиостанцию.
В шкафчике на стене, где хранился дополнительный боезапас и оружие, он нашел заплечный мешок и стал кидать в него снимаемые с убитых магазины с патронами и пачки патрон лежащие в шкафу. Туда же накидал гранаты. Забив заплечный мешок до верху.
Вес был большой, но он был сильный парень, к тому же работая чернорабочим, постоянно таскал тяжести. Так что вес вышел вполне терпимым. Немного подумав, взял один автомат и короткий ручной пулемет. Рассудив, что в нем , гораздо больше патрон. Дополнительный барабан магазин к нему на сто патронов, лежал тут же в шкафу. При его телосложении, пулемет в его руках выглядел как короткий полицейский автомат у обычного полицейского. Слава Аллаху, это была модель на базе обычной штурмовой винтовки, и пользоваться ей было легко. Хотя он и не стрелял из него ни разу, но сразу понял, как это делать. Когда он почувствовал в руках его тяжесть а затвор клацнул досылая первый патрон. Муслим, даже немного успокоился. Страх отступил и ему на смену, пришла злость и обида. С трудом, дотянувшись до тангенты радиостанции, сообщил.
- Эфенди хавильдар. Я все взял!
- Бегом к люку! И не забудь его закрыть за собой. Они наверняка оставили на верху наблюдателей! Иди на выстрелы. Стреляй в любого кого увидишь! Алах тебе в помощь сынок!
- Я иду эфенди!
Муслим пригнувшись, он видел что так делали на учениях полицейские выпрыгнул из щели люка. И что есть сил, побежал. В глаза ударило солнце. Но он смотрел только на черный провал открытой решетки вентиляции, ожидая, что из нее кто-то покажется. Сзади раздались голоса и выстрелы. Когда он прыгал в проем, в спину что-то ударило, с такой силой, что он упал, загрохотав по бетону пола висящим с боку автоматом и пулеметом.
Помня, что надо торопиться. Вскочил. Захлопнув решетку, заклинил ее найденной тут же железной полосой. После чего огляделся внимательней. Вниз уходила шахта из больших бетонных колец. Туда же вела металлическая решетчатая лестница в несколько пролетов. Из туннеля внизу слышались слабые отголоски стрельбы. Когда он, грохоча ботинками спустился до последнего пролета, из туннеля выбежало два Хажи. Не успев даже испугаться, скорее от неожиданности, Муслим нажал на спуск пулемета который держал в руках перед собой.
Длинная очередь полоснула по одному из бандитов и ушла дальше в туннель. Второй бандит, от неожиданности, упал. Муслим, не отпуская спусковой крючок, перечеркнул его строчкой пуль.
Оглохший от грохота и моргая от того что глаза начали слезиться от пороховых газов, он спустился в туннель. До поворота никого не было видно. Пулемет заметно полегчал. Руки тряслись и он, торопливо, прячась за уступ входа, сменил магазин пулемета. Взять его было верным решением.
Следующего врага, выдала тень. Когда Муслим дошел до поворота туннеля, увидел ее. Бандит притаился за углом, поджидая, когда он подойдет ближе. И если бы не она, он бы так и вышел под его ствол.
Прижавшись к стене, он мучительно думал как его достать. Голова гудела, уши были словно забиты ватой. И ничего не придумав, снял с жилета гранату. Хавильдар запретил ему их кидать. И видимо не зря. Но сейчас, просто не зная как поступить, он решил ослушаться. Замахнувшись, с силой кинул так, чтобы она ударившись в стену упала за угол. Получилось. Граната с тупым металлическим звуком отскочила от стены и покатилась за угол. Там закричали.
Муслим, Выскочил в середину коридора и увилдав две распластанные фигуры, перечеркнул их очередью. Уже подойдя, посмотрел на гранату, тупо подумав, почему она не сработала. Уже подбирая ее, догадался. Забыл сорвать предохранительное кольцо.
За следующим поворотом уже отчетливо слышались выстрелы. Когда он выглянул за поворот туннеля, увидел что у проема, ведущего куда-то в бок. Суетятся три хажи и по очереди в него стреляют.
Снова взяв гранату, он выдернул кольцо и кинул ее в них. Затем сразу другую и прыгнул за угол прячась.
Когда прогрохотали взрывы он понял, зачем его предупреждал хавильдар не кидать их. Его снова оглушило и сбило с ног взрывной волной. Правую ногу что-то ударило. Свет потух, не только у проема где были бандиты, но и в том коридоре где, он прятался.
Встав он ощутил, жгучую боль в ноге. По ней текло что-то горячее. Скорее всего, кровь из раны. Прижимаясь к стене и выставив перед собой пулемет, Муслим стал продвигаться к проему из которого шел свет.
Один хажи лежал в квадрате света падающего в коридор. Под ним растекалась лужа крови кажущаяся черной. Двух других, он увидел только когда подошел ближе. Второй лежал чуть дальше, так же плавая в крови. А третий, катался по полу, зажимая живот.
Муслим прекратил его мучения короткой очередью и выглянул в проем.
В туннеле горело только аварийное освещение. Но после тьмы коридора, оно казалось даже ярким. Полицейские машины уже догорали. Два больших грузовика стояли вплотную друг к другу. Между задних колесных пар изредка сверкали вспышки выстрелов. По ним стреляли из за такого же большого грузовика, что перегораживал туннель впереди. И еще из-за машин возле него.
С его стороны, бандитов не осталось, только несколько трупов их и гражданских, которые пытались спастись бегством. Его заметили. Кто-то в полицейской форме, показался за одним из грузовиков и замахал рукой. Кто это он не понял. Но видимо или хавильдар или какой другой полицейский. Что ему кричали, он не слышал. Уши все еще были заложены после взрыва.
Кивнув что понял и помахав в ответ, он что есть силы быстро побежал к махавшему ему рукой. Из под колес стрелки открыли огонь прикрывая его перебежку. Но уже у грузовика в бок и ногу снова что то ударило. Так сильно, что его развернуло и он опять упал. Попытался подняться, но боль в ноге и боку была такой, что снова рухнул на покрытие дороги. Полицейский, оказавшийся хавильдаром Хайхудом, подскочил к нему и схватив за крепление жилета попытался поднять. Но только упал от этого. Сам Моуслим весил не мало, да еще на нем сейчас было нагружено почти с его вес.
Хайхуд, что-то ему кричал, стреляя из автомата с одной руки, и дергая его за жилет. Наконец Муслим, сообразил, что он него хотят. И как мог, стал помогать себя тащить целой ногой и рукой. Из-за машины выскочил другой полицейский и общими усилиями его затащили под прикрытие задних мостов.
Как с него снимали, все, что он принес, Муслим не помнил. Едва его затащили в укрытие, потерял от боли сознание. Очнулся, только когда все окончилось.
Он лежал на мягкой большой кровати в небольшом светлом помещении без окон. Рядом была такая же, на ней лежал Хавильдар Хайуд. Его голова была частично в странной повязке, более похожей толщиной на белый покрытый сеткой полу шлем.
Как не странно, чувствовал себя, он очень хорошо. Рука и нога были в таких же повязках как и у хавильдара на голове, торс тоже. Единственно, горло пересохло, и была ужасная слабость. Когда он прокашлялся, Хайхуд повернулся к нему и встал.
Стало видно, что и у него, одна нога в повязке от стопы и выше колена. Взяв стоящую возле кровати палку, с упором для руки, он подошел.
- С пробуждением. Как самочувствие?
- Спасибо эфенди. Видимо в райские кущи я так и не доехал. Хочется пить.
- Иншалла.
Хавильдар улыбнулся и взяв со столика между кроватями странную тубу, поднес трубочку к его губам.
- Не глотай! Смочи рот и глотку, а то я не знаю, можно тебе пить или нет!
В это время в комнату вошел высокий кафир в белом комбинезоне. Подойдя к стойке какой-то аппаратуры возле его кровати, он строго но с улыбкой в глазах заметил.
- Очень верно. Еще пару дней пить нельзя. Подержим на капельницах. А потом, пусть хоть ведрами пьет!
Муслим отметил так же, что у кафира странное произношение. И еще, что хавильдар весьма уважительно поклонился.
- Все в норме. Можете немного поговорить. Но не утомляйте его!
Он высокомерно кивнул хавильдару и вышел. Муслим, удивленно спросил
- Кто это?
- Дежурный доктор.
Хавиьдар, поправил ему подушку и сел на кровать напротив.
- Благодаря тебе, мы отогнали хажи и продержались до подхода помощи. Первыми пришли на помощь наемники, которые работали на торговцев. На тех, у кого получали груз. Они сразу забрали раненых. И только потом подоспели наши военные. Когда уже всех бандитов перебили.
Он невесело ухмыльнулся.
- А к тому времени, мы все были в дырах, как и ты. Наемники нас эвакуировали сразу на свой корабль, это было ближе, чем везти в госпиталь. Махмуда, уже вылечили и отпустили. Но тебе и мне, досталось больше всех. По этому, мы до сих пор у них в гостях. И это хорошо.
Муслим сглотнул.
- Что хорошего эфенди? Разве у кафиров, лучше чем у нас в госпитале?
Хайуд сморщил лицо. Но вздохнув ответил.
- Ты еще молод. И по этому, много не понимаешь. Как думаешь, что мы охраняли?
Муслим пожал плечами.
- Мы везли лекарства. Султанат их закупает у кафиров. Потому что наши, жалкая подделка. И стоят они у нас очень больших денег. В нашем госпитале, тебя и меня, никогда бы ими не лечили! Только богатеев.
Хайуд отхлебнул из тубы и заговорил, глядя в сторону, будто с кем то, а не с ним общаясь.
- Хорошие настоящие лекарства. Пять тон очень ценного груза. Из которого, две тонны можно переделать в очень сильный наркотик. Две тонны дури. Ты даже не представляешь сколько это будет в деньгах. Вот почему, на нас напали. И почему напавшим, так важно было, чтобы никто не выжил. Тогда на мертвых можно свалить то что произошло. Знали об этом грузе, о пути которым его повезут и куда, очень немногие. Так что вместо палаты, мы скорее всего попали бы в застенки, где бы нас подлечив сразу отправили к тем, кто развязыватет языки. И мы бы сознались во всем. В том что знали, и особенно, что не знали.
Скрежетнув зубами он тихо добавил.
- Махмуд, так рвался к семье. Его подлечили, и по его же просьбе, сразу отпустили. Но от него, никаких вестей. А ведь мы с ним кровные братья. Зато из департамента, каждый день настырные требования выдать им нас. Так что он, думаю уже у них.
Он замолчал, тяжело глядя в стену. Сообразив что, расспрашивать хавильдара пока далее не стоит, Муслим тоже молчал и сам не заметил, как заснул.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 10 сен 2015, 04:51

" Кроссовер " или "Бэкграунд" к одному из рассказов

- описание события на фоне которого (под прикрытием которого)

должна произойти встреча персонажей



3067 год.
Дукамбия.


3067 год.
Декабрь.
Дукамбиа (Dukambia).
Коммерческая посадочная площадка.

Тяжело ревя перегруженными посадочными двигателями дропшип заходил на посадку. Сопровождающие его аэро космические истребители, заложив последний круг отвернули на запад и ушли на находившийся в десяти километрах аэродром сил обороны.
Когда плиты космодрома сортряс удар посадочных опор дропшипа, а двигатели взревев в последний раз умолкли и им на смену пришло шипение продувки дюз.
На приводной башне порта, старший дежурный следивший за посадкой выслушав доклады операторов подошел к панорамному окну помещения.
Над лесом за которым скрылись истребители сопровождения мелькнули серебристые черточки следующего звена взлетевшего на смену севшему. Они спешили на смену звену сопровождения, чтобы сменить его и встретить следующий корабль подходивший к планете.
С нападение на столицу государства Слова Блейка, силы обороны планеты, с окончанием гражданской войны переведенные к режиму мирного времени, снова были преведеныв положение повышенной боевой готовности. Более того, с Арк Роял для гарнизона прибыло усиление. А вокруг их площадки, милорд Грэкхем, крупный землевладелец, на землях которого и была эта площадка. Собственно именно он на паях с кем-то извне, построил эту площадку, расширив торговлю продуктами питания и снабжения во время гражданской войны, возводились бункера защитных комплексов. Бункеры были хорошо укрыты в складках местности. И о их возведении можно было узнать только по суете строительной техники в том или ином месте. Милорд Грэкхем, не жилая привлекать лишено внимания к своим владениям. Но и не желал на своих землях и чужого присутствия.
Словно на его мысли о владетеле, из-за зданий на высокой скорости выехало несколько легковых военных транспортеров сопровождающих подобные себе, но гражданского исполнения. Его милость в отличии от большинства отставных военных, которые порвав со службой словно стремились избавиться от формы и всего что их связывало с армией, наоборот. Подчеркивал то, что увольнение с нее для него словно не было.
Носил мундир без знаков различия, предпочитал военные машины. Расширив школу для детей вассалов и крестьян, построил вместе с ней на своих землях начальный военный колледж. Содержал кроме положенной статусом небольшой личной гвардии, как оказалось довольно хорошо обученный в военном плане целый штат «лесничих». Чем сыскал среди соседей стойкую славу чудака и «старого вояки» как ребенок «играющего в солдатики». А меду собой соседи называли «Комнатным Воякой». Впрочем, плоды его «чудачеств» уже показали себя. Банда наемников три года назад высадившаяся неподалеку, для пополнения припасов, была за три дня наголову разбита его «оловянными солдатиками». Не они, не соседи не ожидали что у его милости оказалось в «рукаве», кроме хорошо обученной пехоты и нескольких танков, припрятано еще и несколько мехов. По этому когда территориальная милиция прибыла на «помощь», помогать пришлось захваченным в плен недобитым наемникам. Ибо их милость приказал всех вздернуть на деревьях как военных преступников и пиратов, без суда и следствия. Марк граф, официально осудил такую жестокость, попенял ему за превышение его прав, содержание частной армии. На равне с этим, переча своим словам, приказал оставить его светлости, захваченные у наемников трофеи и дропшип военной модификации. Последний с условием того, что он будет официально помогать силам обороны. Дав этим понять, что негласно одобрил инициативу «комнатного вояки».
Ближайшим соседом его милости, была пожилая, недавно переехавшая с Нового Авалона чета. До этого их земли арендовали. Но с возвращением хозяев, их милость взял на себя полное управление ими и защиту. Как многие знали, приехавшие, были его дальние родственники. Даже господские дома обоих семейств стояли рядом. Их род был довольно древним. И если усадьба его милости, была довольно стандартным двух этажным зданием с пристройками, то у пожилых супругов это был большой особняк, стилизованный под замок.
Его зять, руководивший строительной компанией работавшей на его светлость, рассказал, что их светлость едва они прибыли, пригласил их жить у себя. Тут же отдав распоряжение не только провести ремонт, но практически отстроить заново и расширить пришедшее с годами в упадок и почти разрушенное временем строение. Чем только подтвердил редкую в нынешние времена крепость связей меж семьями.
Вообще его милость многие боялись, за казавшуюся гражданским лицам излишнюю твердость суждений, требовательность, резкость и горячность. Но те, кто на него работал, уважали за справедливость, за то, что платил работникам он более многих соседей и в добавок всех работавших у него обеспечивал образованием и социальным пакетом. Как во время работы, так и на пенсии. Чем переманил к удивлению многих, переманил у соседей довольно много хороших работников. Особенно охотно к нему на службу и в работники, шли бывшие военные, привыкшие к порядку и стабильности.
От размышлений его отвлекло сообщение оператора, что следующий корабль заходивший готовящийся к заходу в атмосферу, запросил посадку на их площадку.



3067 год.
Декабрь.
Дукамбиа (Dukambia).
Коммерческая посадочная площадка.

Командир Эскорта его светлости, спрыгнув с подножки своего транспортера, отдал честь высокому мужчине в серо стальной форме Клана. Отсалютовав, шагнул на встречу протянув руку.
- С прибытием мастер Грег. Как долетели?
Прибывший и в правду не был воином. Он принадлежал к касте торговцев. И уже встречался с командиром эскорта.
- Спасибо командир Луи. Быстро и без помех. К сожалению мастер Ярл, не смог принять предложение посетит праздник.
Последнее слово он выделил голосом
- И послал меня и моего протеже.
К беседующим, спустившись с трапа, подошел воин. Судя по знакам отличия на воротнике, звездный капитан. Причем эмблема на его груди, ясно указывала не принадлежность к клану волка. А не Волков в Изнгании, как у торговца.
Отдав ему салют приветствуя, и зная о порядках и особенностях общения с воинами, Луи Арчес не подал руку хотя инстинктивно сделал движение рукой. К его удивлению, это сделал сам Воин судя по улыбке заметивший оплошность. Еще более удивив его сказанным при этом
- Звездный Капитан Волк. Меня пригласили, но вы об этом небыли извещены. Приглашение шло долго и то, что я прибыл вовремя, воля случая. Свяжитесь с имением и вам подтвердят.
Дав знак своему заместителю сделать, это Луи указал на машины.
- Прошу в мою машину. Багаж, заберут мои люди. Таможенники все извещены и никто его не тронет.
Воин, как старший по званию и положению, серьезно кивнул. Но подойдя к машине, и сев рядом с ним, еще раз удивил командира
- Эти трехосные транспортеры повышенной проходимости, делают на заводе одного моего знакомого. Как они тут оказались?
Луи, скрыв удивление, ответил
- Когда хозяин вышел в отставку, их прислали вместе с заказанным им строительным и производственным оборудованием.
Решив узнать чуть более, спросил
- Я думал, это новые машины Лиранского производства, а не вашего клана.
Воин, поглядев на него внимательно и с некоей долей укоризны усмехнулся
- Это не Лиранские машины. Их модель разработали на основе терранского легкого универсального бронированного вездехода и производят на периферии. Их клан
Он кивнул на торговцев
- Закупает подобные.
Торговец подтвердил.
- Да мы покупаем эти машины, в ограниченном количестве.
- Не удивлюсь, если вашему хозяину, вместе с бульдозерами и бетономешалками, машины прислали в стандартной комплектации. Загруженные кроме ремонтного набора и ходовых деталей, полным комплектом стрелкового оружия на шесть человек, двумя суппортными пулеметами и забитые ящиками боеприпасов к ним.
Подтверждая свои слова, он указал взглядом на детали крепления съемной турели у люков в крыше машины. Весьма странная деталь для бронированного, но гражданского варианта транспорта.
- В точку, господин Звездный Капитан!
Командир рассмеялся. Скрывая за смехом удивление и неловкость от того что его хитрость была так легко раскрыта. Капитан Волк, откинув голову на подголовье, не свойственно для воинов клана мягко улыбнулся глядя на бегущую под колеса дорогу. Словно озвучивая навеянные плавным и быстрым движением мысли сказал
- Я бывал в местах, где их делают. И на заводе. Своеобразный мир.
Совершенно не представляя, чем такое посещение могло быть, кроме как атакой клана на производственные мощности, Луи решил промолчать.
Впрочем за эти дни в начале рождественской недели, он уже встретил и проводил в поместье где намечался большой праздник уже много и еще более странных людей. Взять хотя бы прибывшую на личном корабле чету торговцев из Синдиката Дракона и их свиту. На том же корабле прибыли еще гости из Синдиката. Один багаж этой делегации составил не много не мало шесть больших трейлеров. А прибывшие с ними воины личной охраны, Самураи и корейцы, половина из которых была в старинных национальных доспехах, до сих пор шокировали его людей. Не только своим видом, но и тем, что взяли под свой контроль и охрану сектор дворца который занимали. Ни кого не допуская внутрь.
Прибывающий вечером с периферии корабль, должен был привезти каких то наемников. Нанятых дополнительно, для охраны мероприятия. Вместе с людьми задействованными им и прибывшими с Галатеи. Это уже требовало возведения дополнительных казарм. Успокаивало только то, что вопросам их размещения и руководством обеспечением безопасности, занялись прибывшие с Галатеи. Оказавшиеся на деле, в отличии от обозначенного в проездных документах, весьма компетентными сотрудниками фирмы, чей профиль был именно в этом. На его наметанный взгляд, среди них было немало кадровых военных. У двоих специалистов, которых выделили ему для связи, когда они переодевались в форму эскорта, он заметил наколки известных ему специальных военных подразделений.
В прочем, вопросы размещения гостей и охраны сейчас лежали на мажордоме Генрихе Краусе. Этот пятидесятилетний мужчина поражал не только своей чопорностью и осанкой, но и тем, что когда получил в заново отстроенном дворце должность, крепко взял хозяйство в свои руки. Ему казалось, что с первой минуты своего появления во дворце, этот высокий пожилой мужчина был везде, все знал и никогда не спал. Сразу проредив набранный им штат слуг, он дополнил его выписав новых. Которые были вымуштрованы жестче чем гвардейцы его светлости. А медицинский блок который он затребовал и установил для пожилых господ. Все же пожилая чета была таковой не только по названию. Поражал обилием самой новейшей техники и аппаратуры. Да и рассчитан был не только на пожилую чету. Первый его уровень, открытый для слуг и вассалов, занял флигели левого крыла и по размеру и организации был практически стационарным батальонным госпиталем. Это не говоря о персонале. Который возглавила, довольно известный профессор.
Машины притормозили у егерского поста веред въездом на территорию усадеб. Кроме егерей, в соответствующих одеждах, на постах теперь стояли люди в пехотной броне, а
на балконе поста, наметанный взгляд командира заметил пламягаситель ствола тяжелого калибра. Когда машины осмотрев пропустили, за пристройками конюшен, промелькнули два транспортера с установленным на крышах тяжелым вооружением. На броне машин покрытых зимним камуфляжем, блеснула в лучах солнца свежее нанесенная эмблема с графской золотой короной. Более того, командир отметил, что стрелки и экипажи обоих, были на местах. Когда они выезжали, усиление охраны только обсуждалось. Если тут поставили посты, значит, так же усилили патрулирование территории. Сделав себе отметку, зайти в центр безопасности, узнать об этом, он с еще большим уважением подумал о специалистах с Галатеи.



3067 год.
Декабрь.
Дукамбиа (Dukambia).
Частные владения.
Поместье Алтшлос (Alte Schloss прим. авт.).

Луи Арчерс. Бал.


На балл в замке, открывающий рождественскую неделю, и посвященный возвращению в поместье хозяев, были приглашены все окрестные землевладельцы. Не обошли приглашением и их вассалов. Вассалы хозяев и люди по проще, так же были извещены. Для них в большом парке перед замком были возведены павильоны с развлечениями и открыта ярмарка. Кроме того весь замок и парк был украшен гирляндами и ледяными фигурами и сооружениями.
На площадках и в павильонах, давали представления артисты и играли музыканты. Как местные так и приглашенные.
Уже с утра по специально выделенным дорожным коридорам и маршрутам, регулярно ходил нанятый транспорт для гостей и участников.
Луи Арчес со своими людьми принявший наконец последнего прибывшего издалека гостя, в виду того что его светлость, гостил у родственников, а его охрану обеспечивал командир гвардии, получил небольшую передышку. Его группу поставили в резерв. И он, даже испросив разрешения, съездил за семьей, привезя ее на праздник. Все же такие праздники происходили не каждый день, а учитывая то, что творилось в мире, стали редким исключением.
Порядок и обеспечение охраны первого уровня, возложили на егерей и части запасников милиции удела. Расписав их графики дежурств так, чтобы люди так же смогли кроме службы, принять участие в увеселительных мероприятиях.
Зона доступа для господ охранялась гвардией их светлости и наемниками прибывшими неделей ранее. Эти же наемники усилили конные разъезды егерей и мобильные патрули. Как на территории усадеб, так и на подступах к ней. Вместе с наемниками в усадьбу привели снегоходы, машины и даже четыре легких геликоптера. Два из которых с момента их развертывания, осуществляли постоянное патрулирование. В территориальном лесничестве, было еще два легких геликоптера и туда же, на площадку, прибыл с воздушной базы милиции тяжелый грузовой карнов.

Сейчас ведя супругу с детьми по украшенным заснеженным аллеям к замку, он ранее занятый делами, сам удивлялся размаху и пышности празднества. Тем как умело и пышно украсили каждый уголок старого сада. И сколько людей, не смотря на висящую в воздухе и сжимавшую сердце тревогу, приехало на праздник.
Оба владетеля закупив продукты и товары для низовой части гостей, распорядились продавать их по самым символическим ценам и народ валил валом. И посетившие открывшуюся первой ярмарку люди сейчас на празднование приехали уже полными семьями. Входные сертификаты выдаваемые по прибытию, так же обеспечивали всех гостей трехразовым бесплатным горячим питанием. Вся выпивка шла за одну десятую стоимости. Но везде, где продавали напитки, также висели предупреждения, что перепившие гости, будут моментально удалены с праздника. Строгость хозяев многих образумила. Рискнувших нарушить предупреждение, было на удивление мало.
Дети были в восторге. Садовники, которым позволили и даже повелели, смело воплощать свою фантазию кроме фигур и украшений, возвели ледовые горки и залили катки. Из старого заброшенного парка в сожженном поселка в двадцати километрах к северу, привезли и отреставрировали аттракционы. Механики из мастерских лесничества, кажется даже наделали новых. Как аттракционы, сейчас были установлены и тренажерные стрелковые стенды из лесничества. Его светлость, как и его отец, поощрял военное воспитание и возле стендов, на которых давали стрелять, конечно под строгим надзором, из в полнее боевого оружия, было много молодежи. Луи сводивший к ним сына, понял причину такой популярности. Метким стрелкам, давались очень неплохие призы. При нем парень мастерски отстрелявший серию статичных и двигающихся мишенией, получил как приз автоматический пистолет и право посещать занятия егерей. По местным меркам это был не только ценный приз но и почти путевка в люди.
Уже вечерело и Луи повел домашних к замку. Подойдя бллиже, семья вошла в закрытую для простого народа часть парка. По краям ворот стояла парадная стража и два легких меха. По случаю праздника, покрашенных в фамильные цвета с эмблемами обоих владельцев земель.
Их оружейные комплексы сейчас приспущенные смотрели на входящих, словно спрашивая, знают ли они что делают?
Машины вызвали восторг не только детей, но и у жены. В прошлом техника вооружений. Она не знала о них и видела впервые. Луи же знал, что кроме парадности машины полностью вооружены. В кабинах дежурят пилоты. А кроме парадной стражи рядом, вдоль забора, кроме прочей стражи, есть не менее двадцати пехотинцев в броне с боевым тяжелым оружием.
Когда они вошли, жена ахнула. Небольшой парк перед рвом и стенами замка был украшен еще более богато и изящно. Да и публика тут была богаче и знатнее.
К их семье подошел один из его людей. Сейчас как и на нем, на мужчине было отороченное мехом полувоенное пальто с вышитой на груди эмблемой дома и приплюснутая меховая шапка с украшением в виде лисьего хвоста. Такие выдали всем из воинов и служащих дома. Как подарок и чтобы выделить среди гостей. Статус, обозначал только именной золоченый шильдик пристегнутый к правой стороне груди. По этому гости, не могли знать с кем говорят кроме его имени. И соответственно этим обидеть или выказать неуважение. Ибо это мог быть как простой солдат, так и офицер.
На взгляд Луи это было странным решением, но с другой стороны, хозяева подчеркнули этим, насколько высоко ставят служащих им людей, практически на равнее со многими приглашенными.
Представив его супруге, спросил взглядом, что тому потребовалось. И воин указал взглядом на группу его людей, собравшихся у столов в большой беседке неподалеку от входа. Многие, пользуясь предоставленным отдыхом, были так же с семьями.
- Командир, не откажетесь с нами выпить стаканчик? К тому же к нам присоединился офицер наемник. Рассказывал довольно интересные вещи.
Группа собралась у центральных столов. Дети тут же убежали в сторону, там собрались и прочие их ровесники, которых развлекала одна из приглашенных специально для этого пара клоунов и мимов.
Наемник одетый как и они, только на груди его пальто, были вышиты два герба, герб планеты, треугольник с драконом и герб подразделения. Крепыш среднего роста с азиатским лицом, рассказывал о своей планете и своем подразделении. Оказывается, они были не совсем наемниками. Скорее профессиональными планетарными войсками, а наем, позволял воинам получать реальный боевой опыт и побывать на других планетах. Еще сказал, что их подразделение останется тут неся гарнизонную службу. Но не все, часть последует далее по контракту, и эта часть будет производить ротацию с оставшимися. До тех пор, пока все не получат реальный боевой опыт. Когда он окончил рассказ, выпили за праздник и за боевое братство.
Ему бы хотелось остаться и расспросить офицера боле, но уже подходило время открытия бала и он, позвав детей повел супругу внутрь дворца.
В сам дворец допускались только наиболее именитые и значимые гости. И за этого ему пришлось дома перетряхнуть свой гардероб. Не найдя ничего более достойного, он одел свой старый парадный мундир, только сняв с него эполеты.
Перед подъемным мостом через ров, который и был парадным входом в двор замка стояло еще два меха. Мастер битв и Зевс. Даже его поразили стражники, стоявшие уже в конце моста. Это было два самых настоящих элементала. Более того оба воина одетых в мрачную цвета черной мраморной крошки броню, имели на броне знаки клана.
С кем они прибыли, он не знал. Более того пройдя арку увидел еще двух броне пехотинцев. Эти были в броне Лиги Ахидес. А на крыльце замка, вместе с офицерами принимавшими гостей, стоял еще один броне пехотинец клана. Видимо он был их командир, лицевой щиток брони был поднят и они о чем-то беседовали с офицером, в ожидании припоздавших гостей.
Дети которые шли перед ним с супругой и до этого крутящие головой, чуть не открывая рот от удивления, когда рассматривая в близи такое чудо, Уже подошли к офицерам. Когда броне пехотинец, неожиданно мягко и быстро к ним повернулся, перекрыв дорогу и чуть наклонившись, спросил сочным глубоким басом
- Ваши приглашения молодые люди?!
Дети замерли едва не присев от страха. Да и жена так сжала его руку, что он почувствовал боль.
Луи и сам невольно вздрогнувший, протянул пехотинцу карту доступа
- Это со мною, воин.
- Поинт коммандер Масс
Воин представившись, очень ловко взял из его руки страшной боевой клешней карточку и передал офицерам. Те, просканировав ее вернули, подтвердив допуск вежливыми кивками. На их с виду суровых лицах, все же читалась тень улыбки от небольшого представления, что устроил элементал. Тот, так же мягко и быстро повернулся освобождая проход.
Луи отметил, что на его броне знак клана Котов Сверх Новой. Но кА кон знал среди представителей Синдиката, прибывших на праздник, не было Элементалов, а этот воин, как и стоявшие у моста, был точно генетичеки выращенным пехотинцем клана.
Детей потрясенных произошедшим, пришлось легонько подтолкнуть. А элементал внешне оставшийся невозмутимым, когда он проходя легонько кивнул ему благодаря, неожиданно подмигнул ему.
Луи Арчес, не знал, что поинт коммандер выросший и живущий среди наемников, хоть и жил по законам клана где появился на свет, очень неплохо разбирался не только в оружии, но и в жизни людей.
В фойе, когда раздевались, еще раз незаметно для них, прошли контроль, инструментальный. Хитрая аппаратура искала оружие, яды, любые предметы подозрительного толка. Когда разделись и пошли в центральный зал, куда уже созывали гостей.
Луи вспомнил что по сценарию торжеств сейчас в обоих частях парка, поднимаются большие голографические экраны чтобы транслировать открытие бала. Распорядитель, зала перехватив их чету назначил молоденького пажа проводить их на их место. Паж провел их чуть ли не к первым рядам собравшимся, там стояли офицеры дома и ряд приглашенных офицеров, подчеркивая этим уважение хозяев к военным.
Луи невольно, с досадой подумал, что он смотрится в своем мундире среди них довольно блекло. И теперь подарок своим людям пальто хозяевами, в его глазах выглядел очень даже значимым и весомым. Рядом с ним, стоял самурай в старинной броне клана, с полным набором мечей. И Луи отметил как профессионал, что и то и другое, было вполне боевым. И если тот, вздумает пустить свой арсенал в ход, то пока подоспеет охрана, он проложит среди гостей просеку.
Свет стал меркнуть и в зале приглушая шум полилась медленная торжественная музыка. В центре полукруга перед возвышением, на котором выстроили гостей, были два фамильных герба. На них свет который мерк в зале стал концентрироваться, когда он стал таким ярким что резал глаза, музыка по мере снижения освещенности в зале нараставшая силой и мерностью аккордов. А в конце усиленная маршевым ритмом барабанов, чуть стихла, каки их освещение. Справа и с лева от гербов, стали мелькать образы людей и событий.
Четкий, выверенный тоном и интонацией под музыку голос стал рассказывать краткую историю семьи, двумя ветвями которой были владельцы гербов. Сопровождая рассказ кадрами хроник, семейных архивов, событий. Подчеркивая что старинный идущий из глубины веков род, всегда славился прежде всего воинами. И именно потому, что они первыми шли в огонь и последними его покидали, а не прозябали в суете столичных салонов, так и оставался в стороне «известности».
Луи немного интересовавшийся историей, впервые услышал о некоторых ее аспектах. И впервые так подробно слышал о роде которому служил. Стоит признать, что тот, кто оформил чтение этого текста, был гениален. Музыка и изображение сплетались с голосом, проникая прямо в душу.
Когда речь пошла о современности, словно из кадров на сцене, стали появляться воины. Те, кто выжил из рода в огне схваток. Они словно возникали из света когда диктор представлял их. Их было немного, в основном молодые. За их спинами стояли бойцы из гвардии или охраны. За одним молодым человеком, который был командиром прибывшей группы наемников, стоял знакомый ему элементал, которого они встретили на входе.
Свет и кадры были поставлены так, что создавалось впечатление что за ними тянутся нескончаемые уходящие в даль ряды воинов. А по краям, между их плотной группой, в темноту уходит такое же бесконечное поле с надгробиями павших воинов и следами старых и недавних битв.
Представление семьи окончилось мощным музыкальным стаккато рассыпавшимся звоном колокольчиков, смягчая напряжение последних аккордов и слов. Свет заиграл переливами серебряного дождя и диктор представил хозяев дома.
Милорда Алана Грэкхем и графиню и графа Григорьевых.
Игра света была такова, что они словно материализовались на сцене перед своими гербами, при последних словах представления.
Оба мужчины были в парадных мундирах с полным набором наград. Графиня в изумрудном платье на котором выделялся всего один орден, но как и у мужчин, это была не статусная и не юбилейная награда.
Пожилая графиня, несмотря на свои весьма преклонные года, была довольно привлекательна лицом. И от лица всей семьи поблагодарила собравшихся, за внимание, поддержку и терпеливость.
Но перед, тем как начнется праздничный бал, вниманию гостей предоставляется небольшое выступление, приготовленное родственниками семьи из Синдиката. Ибо кроме русских корней в их семье всегда была сильная восточная ветвь. И это представление напоминание о связи по крови воинов севера с воинами и женщинами востока.
Это было практически для всех гостей, неожиданность. По знаку графини, в зал с краев сцены сошли воины в броне и полном вооружении. И люди слегка расступились подаваясь назад. Стоявший рядом с Луи воин незаметно скользнув вперед, занял место среди самураев.
Слева от графини стояли воины корейцы, справа воины самураи. Начавшая звучать при первых слова ее объявления музыка набирала ритм и силу, воины, все разом, выхватив мечи встали в боевую стойку, словно готовые кинуться друг на друга в смертельном поединке. Музыка ритмичная и по восточному знойная была перемежена с тревожными низкими ритмами, словно гулко билось чье то сердце. И когда вал
И меж ними водопадом пролился поток блёсок подсвеченных красным и черным и в этом блеске замелькали женские тела кружившиеся и метающиеся в ритмичном танце. На возвышении, танцевало три женщины. Танцевали как и те что были внизу перед гостями, практически раздетыми. И танец их был настолько зажигателен, что закипала кровь.
Луи осознав это и скосив взгляд на супругу с удивлением отметил, что она смотрит чуть приоткрыв рот и подавшись вперед. И не она одна, многие женщины поддавшись магии танца дышали тяжело и блестели глазами.
Захваченный ритмом и танцем он только краем сознания отметил, что все три женщины были разной национальности. А возле них приклонив колено, и сняв шлемы, остались два воина ранее стоявшие среди названных родственников семьи. Как видно командиры отрядов замерших сейчас в зале с обнаженным оружием. И следовательно на сцене не танцовщицы, а женщины из родни графини.
Музыка сменила ритм, из знойной и жаркой, став тревожной и зовущей, девушки рассыпались в промежутки между воинами и те молча, кинулись вперед и сошлись в схватке. Они конечно не рубили друг друга по настоящему, но когда это неожиданно произошло, в зале даже сквозь музыку послышалось несколько женских вскриков.
По тому что они демонстрировали, он видел, насколько они профессиональны. Это небыли танцоры в броне воинов. Часть, показала ката с оружием. Часть владение им. Воины по команде, рассыпались, изображая поверженных. Часть встала на одно колено, как стоявшие на сцене командиры, а одна из девушек танцующая на сцене запела.
У нее был очень красивый и сильный голос. Песня была и до слез печальная и ритмичная. Когда ритм усиливался, девушки в зале танцевали, кода стихал замирали или медленно словно увядали. И даже без того что мало кто понимал слова, слова. Всем было ясно, что она воспевает и оплакивает всех кто пролил кровь, и тех, кто родиться для того чтобы это сделать.
Когда песня кончилась вместо блесок откуда то с потолка на зал упало облако лепестков цветов. Когда оно осело в зале были только воины стоящие на одном колене.
По команде командиров, они встали и ушли огибая сцену. Но еще несколько секунд зал замерев провожал их взглядами прежде чем взорваться гулом рукоплескания и возгласов.
На сцене осталась только графиня и два молодых командира воинов стоявших за ее плечами.
Луи наконец вспомнил, что они были представлены как ее внуки. И тогда, его слегка удивил их наряд, но он не придал ему значения. И графиня поклонилась залу благодаря и объявила бал открытым. Традиционно его открыли хозяева. Милорда Алана подал руку графине. Старый граф, из-за ранений обострившихся с возрастом, не мог танцевать. Впрочем, это было даже более символично. Две соединившиеся ветви семейства.
Они под вальс прошли первый круг по залу, к которому, стали присоединяться пары вскоре заполнившие весь зал.
Паж который их привел сюда появившись из-за спины увел детей в организованную для этого детскую и он подал руку жене.
Его жена Марден Арчес, не танцевала уже более десяти лет. И уж тем более на таком приеме. Сначала застеснялась, но увлеченная им тоже закружилась в зале и только на третьем танце, обеспокоенная за детей, попросила пойти проверить их.
К его удивлению в зале выделенному под «детский», кроме приглашенных клоунов, музыкантов и воспитателей, были и девушки недавно танцевавшие в зале. Так же по краям зала, стояло несколько воинов. А один из самураев, даже встав на колено, о чем-то беседовал с несколькими малышами.
Их малыши, сидели у галоло вида по которому показывали мультфильмы. Там же были паж за ними присматривающий. Когда он поблагодарил парня, тот смутился, и сказал что это, было ему поручено, и ему, совсем не трудно. Гораздо проще, чем помогать на кухне или бегать по поручениям мажордома.
Кроме центрального бального зала, были залы поменьше. Один был молодежный, и там играла современная музыка. В буфетном зале были накрыты столы. В большом зале приемов, как в ресторане были накрыты столики для бесед и выступали певицы. Вся музыка на празднике, была только в живую, никаких записей.
Желающие могли посетить и осмотреть почти весь дворец. Кроме крыла хозяев и хозяйственных и деловых помещений. Луи показал супруге библиотеку и свой рабочий кабинет. В котором, они немного задержались и едва не опоздали, чтобы забрать детей и идти смотреть фейерверки.
Впервые за много времени, они так много времени провели в месте, веселясь и отдыхая. Уже смотря фейерверки, он подумал что все же стоит потом найти и поблагодарить маленького пажа, судя по гербу, графини. Ибо тот так плотно занял чем-то заинтересовав детей, что они едва кончились салюты, тут же попросились идти с ним.
Когда оба утомились, и жена с сожалением, но призналась что устала и пожалуй пора домой, пошли за детьми. Он хотел вызвать для семьи такси, и спросил пажа. По условиям безопасности в замке запретили использовать коммуникаторы и глушили сигналы, кроме частот охраны. Но паж, сказал, что мажордом узнав что господин командир, отдыхает в замке с семьей, передал для него ключ. И Луи с удивлением узнал карту для одного из номеров выделенных в крыле гостей хозяев. Там было построено, что-то вроде небольшого шикарного отеля. Сам он, был там только пару раз сопровождая приезжавших. Что-же, это было разумно. Ибо уже было почти утро, гости начали по не многу разъезжаться.
Проведя семью через внутренний зимний сад, спустился по галерее к крылу для гостей.
Приведя их в отель, отметил, что тут довольно оживленно. Все помнящий мажордом, номер им выделили семейный. С отдельной детской комнатой. Уложив детей спать они сами, так и не уснули.
По этому сажая супругу с детьми в выделенную для сотрудников машину, идущую к поселку в котором те проживали, он не удержался от зевка. И когда пришел в дежурное помещение отряда, переодевшись в рабочую форму, пошел в казарму для дежурной смены к ней прилегающую. Как оказалось не он один хочет спать, пол его смены уже было тут.
Устраиваясь на кровати, он еще успел подумать, прежде чем уснул. Что бы не произошло в ближайшем будущем, в жизни все же есть моменты, ради которых стоит за нее бороться. И есть достойные люди, ради которых и с которыми рядом, это стоит делать.

Добавлено спустя 1 час 27 минут 46 секунд:
Полный Кроссовер "МУСЛИМ" см. - http://samlib.ru/editors/s/shewcow_p_a/muslim.shtml
Последний раз редактировалось RDL_python 10 сен 2015, 18:01, всего редактировалось 1 раз.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение Andos » 10 сен 2015, 09:41

RDL_python писал(а): Луи Арчерс. Балл.


На балл в замке..


Бал - Большой танцевальный вечер
Балл — Условная (безразмерная) единица оценки
Аватара пользователя
Andos
Академик
 
Сообщения: 2728
Зарегистрирован: 28 апр 2008, 18:46
Благодарил (а): 581 раз.
Поблагодарили: 271 раз.
Награды: 3
Кольца вокруг гнезда (1) Великое червие - 2010 (1) Операция "Крыса" (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 10 сен 2015, 16:49

Безмерно рад, что у вас хватило терпения, дочитать до 6й строчки!
Вы умеете читать! В наше время это большая редкость...
Тешу себя надеждой что через пару лет найдется человек который прочтет хотя бы 30 -40 строчек...
А еще лет через пять, быть может земля родит того кто прочтет все... И как читатель, выскажет свои мысли по поводу текста... И сюжета...
А не по поводу "очепяток" и своего менторского мнения как надо писать то или это название или слово...
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение acefalcon » 10 сен 2015, 17:01

Тешу себя надеждой что через пару лет найдется человек который прочтет хотя бы 30 -40 строчек...
А еще лет через пять, быть может земля родит того кто прочтет все... И как читатель, выскажет свои мысли по поводу текста... И сюжета...
А не по поводу "очепяток" и своего менторского мнения как надо писать то или это название или слово...

Если к этому времени текст будет приведен в читаемый вид и будут изжиты наиболее очевидные ошибки и опечатки - то может быть да :cool:
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6108
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1565 раз.
Поблагодарили: 2934 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 10 сен 2015, 17:58

acefalcon писал(а):...Если к этому времени текст будет приведен в читаемый вид и будут изжиты наиболее очевидные ошибки и опечатки - то может быть да :cool:


Стандартная отмазка нечитаки-критикаки - НЕ ПРОШЛА...

Ибо коцаный тикет - за отмаз не катит!

Песни типа - "неуважения к читателю" и по этому... ---> :boyan:

Единственный "НЕ ЧИТАБЕЛЬНЫЙ" вид "текста", это то, что вы получаете - загнав аглицкий теъхст в ПРОМТ ( http://www.translate.ru/ )

Этт да...

Но когда даже уважаемые люди во вполне "ЧИТАБЕЛЬНОМ" тексте пишут...

ППЦ
ППЧ
ППС
Блэки
Гаусовка
Гаусовки
"Эвсома"
"Эвсом"
Врезав лазерами "Тандерболта" по "Вайверну"
покрошат его мехи на мелкие кусочки.
Хор ответных "слушаюсь" принес ему мрачное удовлетворение.
Рукоять газа адепта Лямбда VI Масарика была подана вперед до упора
ПБК ФедСода
забросала ядерками
казалось, что Фохта нам хватило по уши.

Это вполне нормально ибо это стилистика "быстрого текста" - т.е. - не подвергнутого тщательному редактированию глава за главой перед изданием...
А выложенного друзьям на суд и обсуждение, просмотр, одобрение...
Первично ОБСУЖДЕНИЕ ТЕКСТА \ СЮЖЕТА \ ИДЕИ...

А вот ковыряние в носу и плевание через губу менторскими придирками... Вот это и есть неуважение и прочие шалости типа - "а напишу ка чо ни пують и усе меню заметять..." :D
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение Rabid Coyote » 10 сен 2015, 18:22

RDL_python писал(а):Безмерно рад, что у вас хватило терпения, дочитать до 6й строчки!
Вы умеете читать! В наше время это большая редкость...
Тешу себя надеждой что через пару лет найдется человек который прочтет хотя бы 30 -40 строчек...


Так может не осиливают как раз потому, что сюжет "Персонажей" по своей сложности и запредельной глубине сравним с лучшими произведениями Фрэнка Герберта? ))) Человек начинает читать, осознает что не дорос до такого уровня, и оставляет до лучших времен. Я так и делаю, когдап вижу очередной фанфик за авторством RDL Python. 8-)
Последний раз редактировалось Rabid Coyote 10 сен 2015, 19:06, всего редактировалось 1 раз.
Изображение
Аватара пользователя
Rabid Coyote
Лучший Фанфикописатель 2007, 2008
 
Сообщения: 2285
Зарегистрирован: 30 ноя 2007, 11:28
Откуда: Near Periphery
Благодарил (а): 241 раз.
Поблагодарили: 299 раз.
Награды: 1
Отличный переводчик/писатель (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 10 сен 2015, 20:29

( лыбится и скалится... А чего вы ожидали, от снедаемго язвой, и мочей вместо мозгов, старикана?)


На десерт. Есшо "горка старья".


3055 - Д’Амир


Д,Амир Тартар


Тартар давно не получал удовольствия от исполнения своих обязанностей. Канули в лету первые годы после вступления в КомСтар, полные познания нового, перелетов и странствий.
Да и разногласия с начальством, явно тяготеющим к фракции Слово Блейка, сказалось на дальнейшем продвижении по службе. Поначалу перевели командиром технического обеспечения в небольшой гарнизон на планете Каполла. Что для него дослужившегося до прецентора два, было прямо равнозначно разжалованию и ссылке.
Затем, мотивируя тем, что на данной планете нет смысла держать БМР передовой технологии, да еще в подразделении технического обеспечения, пересадили на Грасхопер, что учитывая сложившуюся ситуацию, было еще не самым худшим.

Аутричь.

Чувствуя, что хотя за ним и сохранялся былой ранг но каждым месяцем он все глубже увязает в рутине этой глуши, Тартар стал всерьез подумывать об увольнении. И весной 3053, после завершения очередного цикла, он уволился из рядов КомСтар. Попробовав пристроится в гражданской сфере, и не найдя достойного себе там применения осенью 3053, он собрав из бывших сослуживцев небольшое наемное подразделение специализирующееся на ремонте и обслуживании БМР и техники, перебрался на Аутричь.

Аутричь был не случайным выбором. В то время это был молодой развивающийся центр найма, куда стекались искатели приключений и искавшие найма воины, а главное техника со всех концов освоенной вселенной. Да и находился в одном прыжке от Каполлы.
Отработав пару контрактов с вылетами и прокачав ситуацию. Тартар понял, что гораздо больше подразделение зарабатывает ремонтом и обслуживанием, не выезжая с планеты.

Его группа сняла в аренду несколько ангаров заброшенного металлургического завода. Где организовала довольно приличную мастерскую. Техники класса Элит, не только знали как что то чинить, многие умели изготовить приспособления и оборудование. А доставшееся их группе от бывших владельцев завода оборудование и материалы в этом очень помогли.
К слову сказать, еще более помогли, привезенные с базы на Каполла оборудование материалы и инструменты. К тому времени, база уже была настолько расколота разногласиями внутри КомСтар, что не составило большого труда перетянуть на свою сторону и оставшихся сослуживцев. И они арендовав в складчину корабль практически дезертировали полным подразделением, захватив с базы все, что только смогли. Оставив Привержанцам Слова Блейка, пустые казармы, голые стены цехови кучу переломанных механизмов.
Единственным НО, была жесткая конкуренция с техническими услугами, что предоставляли Волчьи Драгуны. Которые ревниво отнеслись к появившимся со стороны техникам перехватывавшим заказы на обслуживание и ремонт сложной техники. И еще более ревностно, так как те были из КомСтар, за что даже откровенно недолюбливали. Хотя лично его люди небыли виноваты в том, как Драгун предавало их бывшее начальство. К концу 3056 года «холодная война» с ними достигла своего апогея.

30056 год.
30 октября.
( по календарю древней Терры)
Аутричь.
Полдень.

Тартар кивнул в ответ на приветствие охранника и вогнал свой кар с побитым крылом, в открытые ворота. Крыло машине утром помял ктото из «добрых» соседей, что естественно не прибавило тому настроения. День был солнечный и безветренный, он притопил лихо лавируя меж цистерн из под охладителя, которые входили в стоимость работ, но на использование, перезарядку или утилизацию которых, уже денег обычно не оставалось. Уже видя просвет перед площадкой он наддал еще и…
Через, секунду уже жал изо всех сил на тормоз. У ворот заводского цеха, перегораживая проход, стоял полу бронированный джип.
Тормоза не подвели…
Его кар лишь слабо тукнулся в запаску джипа привешенную на задний борт и слегка качнул его.
- Какого хрена.
Тартар выскочил и первым делом, оглядел многострадальное крыло своей Раскорячки…
Побитость, была на месте. Не больше и не меньше чем была до этого…
Он уже более спокойно осмотрел свой капот и в последнюю очередь вскользь кинул взгляд на джип.
И покачал головой. А, что на него глядеть? Полу дюйм пулевой брони Джипа, не мог пострадать от толчка его Чахотки, ну разве только краску бы чуть оцарапал. Так воякам, это обычно до лампочки. Авот его крылоооо…
Тартар все еще лелеял надежду засудить того подлого таксиста, что его помял в прошлом году. И того урода что снова усугубил травму транспорта сегодня наступив на больной мозоль технаря.

В просторном цеху освещенном через высокие окна полуденным солнцем было пусто.
Стапели и аппарели сверкали под лучами солнца свежей краской, натруженным и смазанным металлом.

Посреди цеха теряясь в его необъятных просторах прогуливалось трое. Одного Тартар знал. И к сожалению очень хорошо.
Старший техник второго Станка. Станками, техники меж собой называли ремонтные стапели БМР, а за каждым стапелем была закреплена своя рабочая бригада. Этот был не из его людей, и прибился к команде уже здесь. Сан Саныч был технарем от бога. Он, имея весьма смутное образование, в его документах, которые сами были весьма подозрительны, это было обозначено, как техническая семинария при какой-то там префектуре какой-то миссии КомСтар на планете Тьмузадрищенск на краю галактики. Чинил он все… Электронику, реакторы, миомер, системы охлаждения, оружие… Совершенно не смущаясь того кто и где ЭТО изготовил и как поломал… Именно по этому быстро занял место бригадира.
Но на все эти плюсы был и минус.

Ремонт производил он, только под газом. Ну если вы понимаете что это значит на техническом жаргоне. Для не сведущих. «ПОД ГАЗОМ». Не в смысле, что ремонтный бокс заполнялся инертным газом, хотя это тоже применялось в некоторых случаях согласно технологии. Выпимши…
Притом степень его опьянения сильно варьировалась от степени сложности ремонта. Причем в сторону повышения промилле спирта в крови в зависимости от роста сложности…
И похоже он сдавал их с потрохами этим хлыщам…

Двое плотных крепышей - гостей, были, белая кость. Тартар безошибочно определил это еще издали.
От одетого в строгий френч военного покроя и будто проглотившего металлический прут, так и несло элитарными частями Драконис Комбайн. Или в просторечии Синдиката. Второй, в ярко красном пуховике накинутом поверх серой униформы без знаков различия, хоть и веселился от души ведя диалог с Сан Санычем, и тыкая во все стороны руками, тоже был не прост.
Еще служа на Таркаде, Тартар насмотрелся на подобных шутов аристократов. Вся жизнь и вселенная для которых, по определению и от рождения крутилась вокруг них самих. Развращенность Федерации из за подобных хлыщей была даже некой визитной карточкой.
- Влип. И кто мне подсуропил такую клиентуру?
- Выгоню, чтоб не сулили откажусь, и выпру вон… Вежливо с реверансами, и раз и навсегда…
Решил для себя Тартар. Никаких денег не стоит то дерьмо, что потом с ними нахлебаешься. Заранее сгруппировавшись внутри, и готовясь к бою зашагал в сторону троицы.

- А это что за говно?
- А это у нас система быстрой замены отработанного хладагента.
- Охренеть! Прекрасно в смысле! И насколько эффективна?
- Клановской не уступает!
- Во говно! А это что за паучья хрень?
- Люлька для монтажников, с актуаторами, сам делал, чтоб леса не ставить при мелком или поверхностном ремонте…

- Господа…
Сан Саныч принял уставную, как ему казалось, стойку и представил подошедшего командира.
- Капитан-техник Тартар. Командир рем отряда Звездное Эхо.
Военные обернулись, причем переход куритянина от стойки вольно в стойку смирно выражался только в еще более вздернутом подбородке. Шут в пуховике, вдруг распрямился, и на глазах у Тартара произошло преображение. Веселый мужичек интеллигентишка высокородный, подобрался и стал европоидным близнецом куритянина.
Оба практически синхронно сделали полуоборот в его сторону и отсалютовали.
- Командир Русского Легиона Смерти, Космохабт. Майор Андреичь, мой заместитель.
Куда то разом ушел весь кураж. Перед Тартаром стоял кадровый офицер. Игривый красный пуховик, накинутый на плечи, уже не казался вызывающе неуместным, он выглядел не отъемлемой частью мундира. Притом по манере выговора и тому, как веско это было сказано… Слова как капли ртути тяжело падали на пласт бетон устилавший пол цеха. Причем произносились с четкой и твердой артикуляцией человека привыкшего отдавать приказы и не сомневающегося в их быстром и четком исполнении. Весь жизненный опыт Тартара завопил - Опасность! Этот человек есть сила и с ним, лучше не шутить. Это был не простой воскресный вояка, это был закаленный воин. И в его глазах и в его словах была скрыта сила и опыт.
- Приятно познакомится. Чем обязан.
Довольно сухо по приветствовал Тартар, про себя все еще прокачивая ситуацию.
- Да в общем то чисто визит вежливости.
- Мы теперь ваши соседи.
- И в каком это смысле?
Тартар чисто рефлекторно тоже вытянувшийся во фрунт, наконец злясь на себя в душе стал вольно.
- Мы взяли в аренду территорию этого завода.
- Выкупили. Всю.
Уточнил со свойственной его нации пунктуальностью молчаливый японец.
- Во говно.
Тартар ошалело уставился на гостей сам ошарашенный только что самим произнесенным.
- Вот именно…
Жизнерадостно подтвердил Космохабт тоже расслабляясь.
- Я просил своего поверенного здесь подыскать подходящее место для размещения воинской части. Он купил этот загаженный ржавчиной кусок земли. Вот мы и осматриваем приобретение.
- А как же…
- Ничего страшного.
Уже не глядя на Тартара, продолжил Космохабт углядев что-то интересное, и столь же жизнерадостно как до этого.
- Мы вам пока не помешаем. Аренда ваша передана мне. Так что пользуйтесь этими хоромами. Это даже чудесно. Если вы не против помочь нам с ремонтом. Нам не надо таскать технику за две сотни километров до рембазы Драгун. Точно Андреичь?
- Абсолютно. Сократятся транспортные издержки.
- А это что за дристня?
- Подъемник для монтажа реактора.
Чисто автоматом буркнул Тартар в ответ, погруженный в свои мысли.
- Во говно!…
- И кстати… Я завтра улетаю, а все возникающие вопросы решите с Андреичем.
Японец протянул Тартару визитку. На черном пластике скалился череп, в лихо заломленном берете, с перекрещенными вместо традиционных костей под ним, кинжалами.
- Звоните в любое время.
- Непременно.
- Полковник время.
- Простите за беспокойство… Вынуждены вас покинуть. У нас встреча в зале найма.
- Господа.
Наемники четко козырнули и повернувшись отбыли.
- Они что репетировали этот балет?
Возник как из неоткуда, совсем потерявшийся за всем происходящим Сан Санычь.
- Они кадровики. Настоящие кадровики.
Ответил Тартар обречено глядя в пространство.
- Не понял…
Засопел Санычь, ковыряя в ухе щупом тестера.
- Это кадровые военные. Тот в пуховике, ктото имевший очень высокий чин и положение. Не менее бригадного генерала. Иначе куритянин так бы перед ним не тянулся. Он то тоже не прост. И родовитость и высшаяя академия дома, так на лице и написана. Может и бывший. Но он, просто купил землю на которой расположен завод. Такие деньги это не кулеранта чан по дешовке. ЭТОТ завод…
- Во говно…
- Вот именно. Во, говно…
Тартар только сейчас обратил внимание что, что-то режет ладонь. Это был раздавленный коммуникатор. Когда он достал его? Может когда услышал новость что завод теперь частное владение? Он не помнил, как и не помнил когда сломал его, сжав руку…
Швырнув пластиковые ошметки в дальний угол цеха он побрел к машине.
- Оно конечно говно…Но что то мне кажется что и не такое уж… Не может быть такой классный коньяк у плохих людей…
Вздохнул Санычь в след уходящему начальству. И уже тише добавил…
- Да и не пил бы он со мной тебя дожидаясь…


Статью предоставил RDL_python
Перепечатка и использование данного материала возможны
только с письменного разрешения автора
All rights reserved

Добавлено спустя 30 минут 50 секунд:
Rabid Coyote писал(а):...Так может не осиливают как раз потому, что сюжет "Персонажей" по своей сложности и запредельной глубине сравним с лучшими произведениями Фрэнка Герберта?...


"Персонажи"...
Не рассказ...
Тексты, точнее героев в них описанных объеденяло ранее одно - то, что они сталкивались в модулях РПГ...
А уже потом кто-то их "развивал" далее, и тогда появился смысл более подробно проработать, а не оставить забытым "шит листом" в помойном ведре клуба...
(Я своих - даже эпизодических - люблю и ценю. И не хочу им смерти в угоду подлому и кровожадному обычно гейм-мастеру... )

А сюжет, у всех рассказов в ПАПКЕ - "ПЕРСОНАЖИ" , разный. И в то же время, один и тот же. короткий или длинный показ определенного человека (персонажа), история или зарисовка о нем.
В каком то более длинный.
В каком то более короткий...

Так что постоянное трагичное для этого форума - "не читал но отметился" ... :cry:
( прочтя пару строк.. обозначил присутствие.)
Не повод для "гордости" - разве не так? ;-)
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение acefalcon » 10 сен 2015, 23:33

А вот ковыряние в носу и плевание через губу менторскими придирками... Вот это и есть неуважение и прочие шалости типа - "а напишу ка чо ни пують и усе меню заметять..."

Не-а. Это способ заставить постера оправдываться за пост. Что он и делает в результате. Получается живенько, забавно, даже можно читать.
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6108
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1565 раз.
Поблагодарили: 2934 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 11 сен 2015, 01:10

acefalcon писал(а):
А вот ковыряние в носу и плевание через губу менторскими придирками... Вот это и есть неуважение и прочие шалости типа - "а напишу ка чо ни пують и усе меню заметять..."

Не-а. Это способ заставить постера оправдываться за пост. Что он и делает в результате. Получается живенько, забавно, даже можно читать.


:D

Ну как говорят классики - А смысл?

В моем случае, уж точно бесполезно... Дядя в 50 с лишним лет будет оправдываться? Таки за что?
В -16-18 подначить запросто...
В - 20-30 возможно...
в 40 и выше - бесполезно...

Изображение

Дывись Мыкола .. Як эта гопота пЫво называеть...
Изображение
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 11 сен 2015, 15:53

Воспоминания.
Таи- са Доно Кубаяши.



Патент

Дррум, дррум, дррум… Рокот барабанов метался по квадрату двора академии, ударяясь в потемневшие от времени стены украшенные резьбой. Скакал тревожной россыпью по тенистым галереям вокруг него усиливаясь и дробясь.
На галереях были выстроены одетые в традиционную, стилизованную под старинную униформу курсанты младших курсов. И не найдя выхода взмывал в небо.
На вытертых миллионами касаний ног плитах двора, группами, были выстроены выпускники. Напротив них, под сенью знамен академии и боевых частей, которые прославили ее выпускники, стояли низкие столы на которых лежали офицерские патенты и мечи. Перед столами стояли учителя и инструкторы. Гостей, было совсем не много, и только военные.
Барабаны стихали, только когда распорядитель церемонии выкрикивал очередные имена. И бывшие курсанты, теперь выпускники, печатали под их низкий гул шаг к столам для получения документов.
Я стоял и наслаждался церемонией. Мне не выпало получать патент среди первых, хотя заслуженно числился одним из лучших в выпуске. Мой дед, не смотря на преклонный возраст, приехавший на церемонию, по этому поводу уже высказал позавчера свое веское слово, навестив меня вместе с мамой перед выпуском. И сейчас стоял сурово сведя седые брови среди гостей упершись взглядом поверх головы начальника академии.
Я спокойно отнесся к этому факту, главное результат.
Тем более, что моральное удовлетворение от шума устроенного стариком по этому поводу компенсировало это унижение.
Шум… Таким деда я никогда не видел, никогда. Только внезапно появившаяся мама утихомирила старика. Она прямо из космического порта приехала в академию и едва успела к часам посещения, застав бурю устроенную стариком в самом разгаре.
И сейчас, воспоминание, о ее появлении в аллее для посетителей, вызывает у меня улыбку.
Все-таки, наша семья, это что-то.
Позавчера, высокие чины академии не ожидавшие его приезда, чуть не потеряли свое лицо. Всем было известно, что мой дед всегда прохладно относился ко мне из-за отца. И из-за него выгнал из дома мать.
Я прикрыл глаза и перед моим взором опять предстал дед, бушующий на веранде дома директора уже около получаса, возле которого топчется дежурный и отвечающий за связи офицер и перед которым стоит весь пунцовый ректор нашего курса. Которые не смеют впрямую высказать, ему, бывшему воину, ветерану борьбы за освобождение планеты и почетному члену совета обороны планеты, и человеку внесшему на развитие в частности данного учебного заведения весьма значительные суммы. Почему его внук, имея высокие показатели по учебе и отличные отзывы учителей, полученные не за деньги семьи, а собственным трудом, не включен в список первых учеников.
Скрипучий голос деда полный властной энергии, разносится вокруг, хотя старик говорит не повышая голоса.
По одаль стою я, и несколько инструкторов преподавателей, вызванных ректором.
Остановился дед от того, что все присутствующие оглянулись ему за спину. И посмотреть было на что.
По аллее, в сторону веранды, шло три офицера. Один пожилой, самурай в форме Мечей Света. И двое затянутых в черную форму планетарного подразделения, с эмблемой синдиката на одном плече и стилизованной эмблемой какой то окраинной планеты на рукаве другой.
Первой, слегка танцующей грациозной походкой, шла моя мать. Притягивая взоры не только вызывающе не традиционным облачением, но и тонким малиновым звоном шпор мехвоина на невысоких сапожках и блеском нескольких наград разных государств на груди парадной куртки. Ее левая рука грациозно лежала на эфесе офицерской сабли, что подчеркивало одновременно, получение офицерского патента вне Синдиката и принадлежность к высокородному сословию, что обозначалось положением подвеса оружия. Нетрадиционный макияж, включающий элементы граффити оттенял черты лица, не растерявшего былой привлекательности.
Мать, одетая в облегающий форменный комбинезон, и приталенную пилотскую куртку, смотрелась на фоне разодетой публики, вызывающе, строго и диковинно.
Завершал этот тонко просчитанный спектакль, огромного роста сопровождавший ее и самурая воин в такой же как и на ней форме. Его лицо было изуродовано шрамами, придававшими ему свирепый вид. Мало кто из окружающих видел в живую, генетически выращенного пехотинца кланов без брони.
Насколько он огромен, особенно стало видно, когда процессия приблизилась к веранде. И остановилась в ожидании, когда на них обратят внимание.
Со стороны, создавалось впечатление, что свирепый воин стоял в окружении малолетних детей. Даже стоя на веранде, лишь не многие достигали ростом его плеча.

Дед оценивший вызов брошенный внешним видом дочери, и ее свитой, воспользовался возникшей паузой. Чтоб нанести последний удар.
- Если вы, не можете дать мне внятного ответа. Может быть, вы соизволите сказать это моей дочери? Она, прибыла на церемонию с далекой периферии, где несла службу на одном из диких миров находящемся под рукой синдиката. И имевшая многократный опыт общения с дикарями может понять то что происходит…
Ректор побледневший от последних слов содержащих явное оскорбление, схватился за рукоять меча.
Дед не притронувшись к своим мечам высоко поднял бровь
- Вы хотите сразиться, со стариком?
Дед рассмеялся ему в лицо.
- Вы оскорбили моего внука, оскорбили меня и мою семью. И у вас хватает наглости угрожать при этом мне оружием? Или вы наконец осознали что вам надлежит сделать?
Слово “надлежит” дед выделил.
Инструктор, курирующий курс боевой подготовки и кодекса БУСИ, вдруг сделал несколько шагов к веранде.
- Это моя вина. Я допустил непростительную оплошность в составлении списков.
Он выдернул из за пояса мечи и положив их перед ректором сел на колени склонив голову в позе покаяния и готовности к наказанию.
Ректор сжав кулаки и не сдерживая эмоций закричал на него
- Вы опозорили нашу школу и меня! Вы навсегда лишаетесь места! И я лично позабочусь о том, что вы больше нигде не получите места! Вон отсюда!
Дальше, как сказала моя мама, последовали павлиньи пляски с реверансами и приседаниями.
А у мамы в подразделении, кажется, скоро появится отличный мехвоин и инструктор. Да и в академии которую они там организовали, будут кому преподавать кодекс курсантам.

Добавлено спустя 51 минуту 36 секунд:
Наследник.


На четыреста седьмом километре от города, прямо за указателем с дороги сворачивала вправо узкая грунтовка. Дорогой давно не пользовались, местами она уже заросла травой, и колея была засыпана многолетним слоем опавшей листвы.
Дорога оканчивалась внезапно возникающей из разросшегося подлеска каменной кладкой забора с закрытыми воротами.
Замка не видно. Ни камеры наблюдения, ни чего. Выхожу из машины и немного прохожу вдоль поросшей мхом кладки. Ну что ж.
Достаю из багажника комбинезон и военные ботинки. И на всякий случай крепкий боевой нож, веревку и фонарь. Кладка крупная и преодоление преграды укладывается в считанные секунды.
Ворота изнутри заперты обыкновенным, хотя и внушительно массивным запором. З воротами все та же дорога и заросший кустами сад. Оставив ворота открытыми еду дальше.
Наконец вижу сам дом. Двухэтажное строение, сложенное из местного камня. И что сразу заметно, дом ухожен.
С той стороны, к которой я подхожу окон мало и в основном на втором этаже. Все окна чистые, но занавешены и ничего не видно. Обхожу дом по тропинке засыпанной гравием.
С торца небольшая пристройка, от которой ведет в сторону еще одна дорога, на которой стоит небольшой микроавтобус. Не успеваю постучать в дверь, как она открывается. На порог выходит молодой человек в грубой вязки свитере и домотканых штанах.
Раскланиваемся.
После чего следует вполне ожидаемый вопрос, что я ищу. Отвечаю, что именно этот дом умалчивая об истинной цели. Молодой человек еще раз внимательно окидывает меня взглядом
- У господина должен быть ключ, ели он ищет именно этот дом.
Достаю жетон.
- Ключа у меня нет, но есть вот это.
Парень аккуратно берет его в руку и внимательно разглядывает, затем достает из-под свитера висящий на цепочке такой же жетон и отсоединив ее, складывает их. На поверхности жетона начинают проявляться иероглифы. Это корейский.
Парень читает их с обоих сторон и низко кланяется мне.
- Рад вас приветствовать. Меня зовут Ли Ву. Дом в вашем распоряжении. Когда накрыть на стол?
- Через час. Покажите дом. И, меня можно звать …
Я удивлен. Принимаю из его рук жетон и следую за ним.
Вход в дом с противоположной стороны, с другого торца довольно просторный гараж. В нем стоит трехосный джип старой армейской модели. У стены стеллажи с инструментом и деталями, к верстаку прислонен электрический мотоцикл.
- На ходу, все баки полные. Аккумуляторы заряжены.
Киваю, и идем дальше.
У дверей парень пропускает меня вперед.
Вкладываю жетон в прорезь замка и в двери мягко щелкает замок. Дверь массивная и только в близи видно, что стекла в ней не обычные. Толстые пакеты пуленепробиваемого пластика. Но внутри все очень скромно. Обычный традиционно обустроенный японский дом. Только на второй этаж ведет не прямая, а винтовая лесенка.
Поднимаемся и тут видны отличия. Второй этаж обустроен в европейском стиле. Зал, три спальни, небольшая кухня совмещенная с залом, кабинет и библиотека со стеллажами галло-графических и информационных дисков.
Наливаю себе немного коньяка в баре, чтоб согреться. В доме прохладно, а упражняясь в лазании в комбинезоне я порядком продрог. И, замечаю мелькнувший во взгляде парня интерес к моему выбору.
- Давно работаешь в этом доме?
- Со смерти моего отца.
- Расскажи. Об этом.
- Земля и дом был куплен хозяином, сорок пять лет назад. Мой отец и его жена работали на него. Контракт.
Когда он умер, я занял его место.
- Вы постоянно живете здесь?
- Да, когда мне надо уезжать меня подменяет брат моей жены. Он живет неподалеку в деревне.
- Вы Кореец?
- Да и моя жена.
- Могу чем-то еще помочь?
- Каковы ваши функции как работника?
- Ухаживать за домом, кормить, водитель и телохранитель. В жетоне вмонтирован коммуникатор. Надо сжать и я вас слышу, если даже он в кармане одежды.
- Спасибо, накройте здесь. У ворот за домом машина, вот ключи, поставьте в гараж.
Плеснув себе сока иду в кабинет. Но поставив на стол стакан, решаю сначала переодеться.
В спаренной с ним комнате, в шкафу полно одежды, беру пакет со свитером и штанами. В ванной комнате тепло. С удовольствием все скидываю и ополоснувшись под душем переодеваюсь.

Кожаное кресло уютно скрипнуло приняв мой вес. В ящиках стола пусто, так, разные канцелярские мелочи. Пытаюсь включить встроенный в столешницу компьютер. Панель экрана выдвигается и поднимается, но компьютер упорно требует идентификации, чтоб начать работу. Только через минуту всерьез обращаю внимание на щель возле его основания. Размер что-то смутно напоминает. И тут, вспоминаю о своем втором жетоне идентификаторе, том, что дала мать и который ношу на цепочке со своим воинским. Вставляю его в нее торцом. Экран сразу оживает, загорается надпись – идентификация.
Затем подсвечивается клавиатура, манипулятор и на экране высвечивается меню входа.
Увлеченный разбором информации, замечаю Ли, только когда он окликает меня с порога кабинета.
С сожалением оставляю работу и вынув идентификатор, что сразу гасит окно иду умыться перед едой.
Стол накрыт в европейском стиле. Об этом я уже прочитал в информации по дому. Хозяин дома так завел внизу жизнь текла по канонам планетарного бытия, вверху резко контрастировала как в быте, так и еде. Кстати, внизу было две женских комнаты.
- Пока из консервантов.
Ли извиняющееся развел руками.
- Следующий раз будет свежее мясо и овощи. Жена уже поехала в деревню.

Только съев почти две порции, я понял насколько проголодался. Или это было нервное? Кто знает.
Насытившись, я вышел с кружкой теплого напитка на небольшой балкон, ожидая когда Ли уберет
стол.
Мысли все время возвращались к столу в кабинете. Информации было много. Самого разного плана. Но, в основном технического и исторического плана. Я еще не разобрался полностью в навигации папкам и поддиректориям, лишь слегка пройдясь по ее объему. Ибо систематизирована она была, так как привык ее правообладатель.
Утро, застало меня все в том же кресле. Рядом с ним стоял кофейный столик заваленный грязной посудой вперемежку с обертками от бутербродов и засыпанный окурками. Да, я впервые после академии закурил. Мозг взрывался от поступившего количества информации.
Наконец нашарив в очередной пачке последнюю сигарету, я закурил и встал разминая затекшую спину. Окно медленно приоткрылось повинуясь команде пульта и в комнату ворвался морозный утренний воздух.
- Спать, к чертям… Перерыв!
Докурив, я отправился в душ. А после него, чуть прибавив отопления в комнате, завалился на кровать.

В четыре часа меня разбудил сигнал коммуникатора, чертов приборчик, нудно зудел не переставая.
Звонил Субхаш
- Домо! Включай чертов гало! Ищи любой канал новостей!
- Субхаш! У меня отпуск…
- Говорю тебе включай, они ударили снова и Горцы ушли! Ушли Горцы!
Горцы это серьезно. Это рядом. Это значит минимум две планеты без прикрытия в нашем секторе.
- Хорошо, хорошо! Я понял! Спасибо! Как там у вас? Да нормально. Тебя нет, все отдыхают.
- Вот и у строй им проверку боевой готовности в связи с произошедшим.
Я со вздохом выбрался из постели, спать уже не хотелось. Включив новости пошел в душ.
После душа, вызвал Ли и попросил его организовать легкий перекус через минут сорок.
А сам чтоб отвлечься пошел в конец коридора, где за фальшивой панелью была скрыта еще одна винтовая лестница. Она вела в гараж, и ниже в подвал. О этом выходе и подвале я узнал из информации по дому ночью. В подвале оказалась хорошо оборудованная мастерская и арсенал.
В большом сейфе, занимавшем почти пол стены, хранились боеприпасы, СМГ и несколько винтовок. Номенклатура отдельной витрины оружия, лишний раз подтверждала, что я в нужном мне месте.
Два автоматических пистолета, рефита пистолета магнум, с увеличенной мощностью и сменным стволом. Винтовка Зевс с набором оптики и глушителей. Автомат роринекс с подствольным гранатометом. То оружие, которое любил и использовал мой отец.
Отдельно в секции были уложены устройства коммуникации и видеозаписи. Я поставил аккумуляторы на зарядку и открыл следующую секцию. Там было то что я искал, пара портативных, но мощных нотепутеров и кейс в котором были портативный полицейский и медицинский анализатор.
В большом компьютере наверху, часть разделов требовала повторной идентификации по всем параметрам. Предупреждение не двусмысленно предупреждало что при дальнейших попытках обращения или вскрытия, информация будет уничтожена.
Бросив в кейс пистолет, кобуру к нему, запасной магазин и пачку патронов, я поднялся наверх.
Наверху в комнатах прибирались две хорошенькие молодые девушки в классической одежде домашней прислуги. Ли, одетый в стилизованный под старину костюм и осуществлявший контроль, доложился.
- Гейши, из поселка. Помогут по хозяйству. Они ваши подданные молодой хозяин.
Его поклон при этом был немного более глубокий чем вчера. Я слегка опешил, оказывается у меня были подданные.
- Пока вы спали, я навел ряд справки.
- Для меня это неожиданность.
- Вы, сын земельного владельца, поселок расположен на его земле и ему принадлежит. Есть только небольшая формальность.
Как мне показалось, я понял что он имел в виду, и сделав ему жест следовать за мной прошел в уже почти прибранный кабинет.
Там на столе подсоединил оба сканера к компьютеру, и включил систему.
Консоль найдя все устройства не входя в центральное меню включила программу идентификатор. Первой она попросила вставить в полицейский ридер, паспортную идентификационную карту.
Затем жетон, войскового образца выданный мне в академии, система проигнорировала. Но вот второй сразу вызвал дополнительное меню. Полная идентификация, обновление прошивки документов, связь, операнды. Я выбрал первые два.
После чего мне было предложено поочередно приложить к сканеру обе руки, а затем и посмотреть обоими глазами в объектив для чтения рисунка сетчатки. На этом нудная машина не успокоилась, мне было предложено положить руку на медицинский анализатор. После чего я впервые в жизни, смог полюбоваться на свою ДНК. Видимо сканер был не такой дешевой модели как выглядел. Когда все было выполнено появилось меню с вопросом. После которого экран показал мое личное дело.
А полицейский ридер начал мигать экранчиком, сигнализируя, что в мою личную карту вносятся изменения.
Ли невозмутимо прочитал выведенное на экран и поклонившись отошел.
- Это все?
- Вам необходимо будет в ближайшие дни посетить деревню.
Я вздохнул
- Это обязательно?
- Да, вы вступили в права. Это традиция.
Традиция. Чтоб мы без них делали. Я отдаю себе отчет в том, что я не самый лучший самурай. Ибо смотрю на свой “путь” c врожденным скепсисом. Мой отец не принадлежал коренной нации, и я это ощущаю. Но во мне нет комплексов как во многих моих друзьях, полукровках как и я. Я наоборот горжусь этим, ибо люди которых я знал и знаю считают моего отца великим воином. И даже более чем, они считают его достойным человеком. Даже мой дед, строгий приверженец национальных традиций, генетически ненавидящий чужаков, из за чего он и имел такое влияние в совете, как-то кривясь обмолвился, что его дочь получила незаслуженно большой приз женившись.
- Хай. Завтра.
Это несколько подкорректировало мои планы. Поэтому вечером я приказал постелить внизу и пораньше кончив возиться с архивами спустился.
Переодевшись в национальную одежду, совершил омовение и пораньше лег спать.
Едва забрезжил рассвет я уже был на ногах, пробежка вдоль забора и разминка, принесла мне несказанное удовольствие, когда вернулся к дому пот струился по мне ручьями. Вместе с ним, тело покидали остатки излишеств, которые я себе позволил ближайшее время. Около четырех часов упражнений сняли напряжение и настроили мозг на соответствующий лад. Вообще то входить в состояние максимальной концентрации я мог из любого положения, но одно дело бой, другое тот особенный настрой который требовался для следования старинным традициям.
К полудню я был готов, и Ли пришедший из деревни, застал меня уже в ванне расслабляющимся под нежными руками гейш.
Оценивая свое состояние, я попробовал сосредоточится. И почувствствовал, Ли пришел не один. И кстати, от него пахло лошадиным потом. Мда, лошадей я не очень любил. В академии у меня была самая кусачая кобыла, впрочем это совсем другая история.
- Я готов.
- Ваш костюм я вчера привел в порядок.
Вот это, было неожиданно. Девушки обтерли меня и отвели в дальнюю небольшую комнату. Все ее убранство составляли две стойки и большое зеркало, ранее закрытое циновкой. На одной был доспех, на другой мечи. Что было очень к стати ибо мои остались в казарме. При себе был только танто. Теперь понятно, зачем понадобились лошади.
Пока меня облачали, я в зеркале разглядывал узоры доспеха и вязь древнего языка нанесенную на его элементах. Клинки заслуживали отдельного внимания.
И когда гейши отошли и преклонили колени у стены я уделил им особое внимание.
Большой мечь, был старинной, но явно не японской ковки хотя великолепно исполнен и стилизован. Размер и баланс был под человека роста около двух метров. Выполнив кистевое упражнение я оценил и еще раз убедился, что выован он под человека около метра девяносто ростом. Впрочем, это не проблема, вопрос привычки, если использовать его для кавалерии, даже нормально. А второй, короткий клинок был не дополнением для первого. Почти прямой клинок, квадратная гарда и многофункциональные ножны. Оружие убийцы. И изготовлен клинок, не в Синдикате, но и на трофей он не похож. Ай да отец, ведь это его оружие, носить такой в виде второго клинка, это как кричать на площади – я воин ночи….
Под подставкой оказался небольшой встроенный поддон, заметил я это, только наклонившись, увидев его отражение в лаке столика, и выдвинул. На бархатистой материи покрывавшей дно потайного отделения лежали четыре метательных звездочки и странный кинжал с клинком в форме листа растения. Метал клинка видимый сквозь прожженные ножны, был изумрудного оттенка.
Немного подумав, разместил звездочки под наручами, а кинжал, в нише под грудной пластиной. И только тут ощутил присутствие ЛИ.
Кореец стоял в коридоре внимательно, но не вызывающе глядя, как я размещаю и подвешиваю оружие. Странная реакция.

У крыльца меня ждал еще сюрприз. Ли пришел не один. Когда я в его сопровождении вышел из дома на площадке перед крыльцом, кроме коней были четыре воина. Кони были привязаны к деревьям.
Первый, гордо стоял держа флаг. Остальные в коленопреклоненной позе ожидали моего выхода.
Подав им знак подняться, прошел вдоль короткого строя. Гравировка на доспехе указывала на принадлежность к одному роду, геральдика преподавалась в академии, но в виду сжатости последних курсов и упора на боевое обучение, в скользь. Большей частью факультативно. Понять какому, мне было сложно. Лица у некоторых были просечены как и доспехи. Значит эти воины тренировались настоящим оружием, готовясь не к спортивным поединкам.
- Это семья Вонг. Они потомственные воины. Они стражи этой общины и ее земли по обету.
Черт, у меня была не только свой ДОМ. Получив почтой пакет с одним маленьким потертым и невзрачным пластиковым жетончиком и клочком пергамента с указанием адреса, я приобрел наследство которым мог похвастать не каждый носящий титул. То что кто эти люди по национальности, для меня не имело значения. В моих жилах текла кровь двух рас. И я гордился обоими. Этому меня научили родители, и плевать я хотел на официальные мнения и пропаганду.
Что же пора решить принимаю я этот дар или…
Я отошел и встал перед ними.
- Я воин. Я рожден от воина женщины и воина мужчины. В моих жилах кровь двух народов, в жилах моих предков текла благородная кровь. У части по рождению, у части по духу. И волею судьбы, я, господин земли на которой кормится ваш род. Согласны ли вы, воины, принять мою руку и идти по пути воина ведомые мной?!
Неожиданно вперед шагнул старший из них. И произнес какую то короткую фразу.
- Он требует испытания.
Перевел Ли стоящий за моей спиной и уже успевший тоже надеть доспех.
Внутри меня пролетел холодный ветерок, и все заледенело, время стало тягучим и вязким. И я обнажил клинок.
Само проявление этого состояния подсказало ответ и действие. Когда то давно, будучи еще совсем ребенком, я сознался отцу что перед чем то важным или дракой я леденею и застываю от страха. Я хорошо помню тот день, он впервые привел меня в ангар.
Отец присел и глядя мне в глаза улыбнувшись сказал следующее.
- Я тоже. Это хорошо. Это не дает забыть тебе что ты, человек. А человек смертен. И это дважды хорошо, у тебя есть та доля секунды, за которую ты еще можешь избежать ошибки. Не верь в бесстрашие других. Смелость, это только преодоление страха. А если его нет – нет и смелости, только жестокость.

Меч, змеей выметнулся из ножен, техника молниеносного удара. Великолепное исполнение, только я еще лишь ощутив начало движения мускулов под броней, поджал рывком ноги и падал с наклоном влево и вперед, вращая туловище и удлиняя с тянучим треском жил руку с вырванным из ножен клинком. Он был длиннее чем положено для моего роста и защита поставленная на подобранный по руке клинок была проломлена моим ударом.
Но мысли об этом, уже когда время рухнуло набрав обычный свой темп, а затем ускорилось пришли после. Уже стоя и готовым для следующего движения. Отфиксировав удар прорубившй воину боковую пластину доспеха в подмышке и выбив его клинок своим вторым. А он кстати утяжелен к острию клинка. Кручу его, чтобы четче ощутить баланс.
Короткий кивок и атака следующего.
Он хорош, но не изобретателен, я ловлю кистью эфеса его второй клинок. Мамина школа, использование побрякушек на оружии. И роковая для воина задержка на инстинктивный рывок для его освобождения.
Третий слишком молод и мы рубимся в бешеном все убыстряющемся темпе. Приходится прыгать, чертово надетое на мне железо… Слишком низок обрез козырька шлема, и расплата за это чуть не прошедший удар, все что остается, кинуть так кстати захваченные звездочки. Есть. Воина спасает более старший товарищь сбивши их клинком. Но этим и отвлекает. Бросок и удар посреди движения, сбивает координацию прыжка этого противника, и его второй клинок не достигает цели. А вот мой проходит и по площадке словно серпантин из петарды брызжут кольца прорубленной кольчужной сетки. Рухнув после броска и удара, чуть ли не на колени, вскакиваю обратным прыжком набирая дистанцию. Все же основной меч у меня длинный, Чобы осмотреться и взять дистанцию по этому до четвертого. Но он продолжает стоять держа флаг.
Поднимаю меч выше, и в полированной грани клинка вижу гейш с квадратными глазами приникших к дальнему окну и стоящего на одном колене Ли. Значит, он не участвует.
Опускаю клинок. Воины поднялись и стоят напротив, смотря мне в глаза. У двоих, на доспехах кровь. Но стоят ровно, словно никто не получил ран. Невольно проникаюсь уважением их стойкости.
Аккуратно убираю мечи в ножны.
Старший становится на колено и протягивает на обоих руках свой меч мне.
Принимаю.
И тихо спрашиваю стоящего сзади ЛИ.
- Ли, какие формы отношений с воином у вас приняты?
Ли приближается. И так же тихо отвечает.
- Равный, вассал, слуга, наемник. Но последнее позорно. Если вы хотите принять его как вассала, переверните клинок, и я скажу слова. Но, вы видели тело вашего отца?
Я вздрогнул. Смерть отца официально объявлена. Но ни я не мать так инее приняли этого. Отчасти от того что она так сказала, отчасти зная, что это не первый раз когда его сочли умершим.
- Воин не прислуга. Вы бьетесь достойно уважения. Выбирайте сами.
С этими словами возвращаю клинок и отхожу к крыльцу.
Воины кроме знаменосца, переглядываются. Удивлены. и коротко совещаются.
Затем старший снимает шлем.
- Много поколений, наша семья защитники этого народа, его земли и владельца земли. Вы пришли издалека, и ваш путь лежит далеко от этих краев.
- Я не требую от вас следовать за мной. Только традиционную верность. Не требую нарушать вашего предназначения. Да и бывать здесь часто не получится. Я не фаталист, но мир недавно перешагнул последнюю грань разума... Я воин, могу погибнуть.
Старший выслушав, немного подумал пристально оглядывая меня.
- Мы знаем, мы здесь не в изоляции живем. Время идет, и молодые воины стали не так привязаны к строгому следованию традициям. Двое, он обозначил воинов, принесут вам вассальную присягу.
Для себя я прошу только уважения или смерти за дерзость.
Протягиваю старшему руку.
- Я не лишу ваш народ защитника.
Воин крепко ее сжимает.
- Вы похожи на отца.

Так и выдвигаемся к деревне, Знаменосец, затем я бок о бок со Старшим. Чуть сзади Ли и два воина принесшие вассальную присягу.

Деревня была близко но мы порядком по петляли, местность в отличалась отменно гористым ландшафтом. А на карте почему то была равнинной, хотя как и на ней горы покрывал сплошной лес.
Лощина в которой была деревня открылась неожиданно, крутой поворот и вот мы на спуске ведущем в нее. Аккуратные белые домики, будто по линейке намеченные квадраты огородов и дымки над крышами.
Людей почти не видно, а кого я заметил двигались к центру лощины. Когда мы въехали на центральную площадь, тут уже было все население.
Эти люди не играли в средневековье далекой земли, они просто так жили. И им абсолютно не мешали в этом замеченные мной над многими домами ажурные антенны галловизоров, что кстати было довольно дорогим удовольствием для крестьян, и подмеченные мной в паре дворов мощные дизельные трактора и колесные вездеходы. Что кстати было довольно дорогой техникой для простых крестьян, охотников и скотоводов.
Наша кавалькада остановилась у большого здания мэрии. Когда я занял приготовленное мне на крыльце местной мэрии место а побокам разместились воины, как и положено первым ко мне подошел с докладом староста.
Я сидел оперевшись на зачехленный меч и слушая Ли, переводящего просторный и обстоятельный доклад старика, думал разглядывая из под козырька обреза шлема людей стоящих передо мной.
Изредка в монолог старика вклинивался Вонг, старший воин, что либо уточняя или напоминая.
Если старик был выборным старостой, то Вонг был тут чем то средним между воеводой, полицмейстером и лицом представляющим хозяина в его отсутствие. Писарь управы, стоял рядом с нотепутером в руках, тихонько суфлируя старику.
Спустя двадцать минут, я велел принести упрямому деду желающему доложить все, что произошло с периода последнего посещения отцом подвластной ему деревни до моего прихода скамейку и воды с вином. А остальным сесть.
Чем заработал одобрительное гудение народа. Ибо в противном случае, старик и все окружающие обязаны были все время доклада-пытки стоять передо мной. Правда в отличии от старинной традиции, все таки не на коленях. Это мне шепнул Ли, между дел еще и комментирующий перевод.
Основным за эту двухчасовую пытку, было не уснуть под мерное гундосенье старика и монотонный голос Ли. Я был благодарен ему за вставляемые в перевод эпюры и юмористические пояснения.
Наконец дед угомонился совершенно выдохнувшись, и на площадь в виде антракта перед переходам к просьбам и заявлениям, а затем празднованию, два здоровых амбала выволокли какого то закованного в антикварные колодки мужика.
Вонг обнажил меч и суровым голосом огласил перечень его прегрешений. Короче парень был пойман на мелком воровстве процветавшем через его пьянство. Притом уже не первый раз, перед этим он уже заработал двадцать палок. И сейчас, речь стояла об усечении ему органа зацепившегося за чужое добро.
Парень понявший что доигрался, стоял передо мной на коленях, бледный как полотно, но сохраняя остатки достоинства. А рядом с обнаженным мечом тот, кто по одному моему кивку, мог рубануть как по рукам, так и по шее.
Пришлось припахать для решения вопроса старосту.
- Когда он не пьет, хороший ли он работник?
- Гончар, хороший гончар. Когда трезв претензий к нему нет. Но вот как выпьет…
- Семейный?
- Жена две дочери.
- Ущерб нанесен односельчанам?
- И односельчанам и жителям поселка расположенного северней в день ярмарки.
- Ли, примерный месячный доход его семьи. И много ли родственников у обоих жены.
- Около ста семидесяти Д-билс на троих. У него только младший брат, учится на доктора за счет общины в городе, жена не местная из бедных, он ее из города привез, ей тут нравится.
Я встал, сделал лицо по серьезней.
- Провинившийся обворовал жителя поселка. Знают ли в поселке, что он несет вассальную ответственность?
Староста подтвердил.
- Означает ли это… То что своим поступком, он посмел бросить среди жителей поселка, тень на своего хозяина…
На площади после моих слов воцарилась мертвая тишина. Видимо этого, им, простым деревенским жителям до сих пор не приходило на ум. Но вот то, что по традиции служило наказанием за это, знал каждый. Ибо там где кончалось городское правосудие, начиналось средневековое. И в нем жестокость была даже не нормой, а строгим правилом. Жена несчастного протолкавшаяся к мужу и ставшая на колени рядом, обреченно, не издав звука закрыла глаза.
- Староста.
- Я слушаю господин.
- Я не желаю проливать кровь в первый день правления и перед праздником. Но ты, понимаешь, насколько серьезно произошедшее.
- Старик потеряно закивал головой.
Честь правителя и тем более воина, это не могло трактовать приговор как либо по другому, кроме смерти. Причем семья подлежала уничижению, и изгнание было бы слишком мягким для них наказанием.
Я подошел к обвиняемому, обнажив меч. В толпе народа, некоторые матери прикрывали глаза маленьких детей подолами или запихивали за спины старших.
- Я не спрашиваю о чем ты думал когда это свершал, ибо ты не мог думать. Но любишь ли ты, свою семью, более чем хочешь жить?
- да… Все что угодно…Не трогайте детей.
- Староста. Воин.
- Здесь…
- Да, хозяин
Вонг, у вас найдется в арсенале девять пик?
- Да.
- Сюда.
- Старик, ты хвастал хорошим стадом овец. Овцу, барана и двух ягнят.
Страик взглянул на меня с непониманием.
- Сюда, и живо!
Последнее, я рявкнул теряя терпение, и видимо деревенские это поняли потому как живность приволокли быстрее чем воин принес пики.
Меч кстати был хорош, и то что он длиннее чем тоже сказалось, я развалил барана надвое с одного удара, залив кровью гончара и его супругу. Затем срубил животным головы.
- Ли. Оглашай, не мое дело орать на всю округу.
Теперь я суфлировал Ли. А он надрывался в крике, на весь поселок оглашая следующее.
- Этот человек покрыл позором своего хозяина, и свой народ. Его голова, и головы всей его семьи будут выставлены на въезде в деревню, как назидание каждому кто вздумает нарушить законы этой земли и бросить хотя бы тень на владетеля ее.
Воины сразу понявшие что к чему, деловито насадили бараньи головы на пики, вскочили на коней и умчались к околице.
Когда они вернулись я указал на оставшиеся четыре пики.
Воткнуть на противоположной околице.
- Староста. У тебя четыре новых поселенца. Даш им всем имена и поселишь в доме гончара. Если они хоть в чем-то повторят его ошибку. На другом конце села есть четыре пики. Воин, проследишь. Я думаю, мне не надо говорить для кого пятая старик? Ведь кто-то недосмотрел за моими людьми позволив им сделать глупость?
Старик мелко закивал, о последнем он видимо тоже не подумал, что же впредь будет умнее.
Я вонзил оставшуюся пику с боку крыльца острием в верх.
- И староста, новые члены общины, должны отработать на нее, цену нового дома и четырех животных которых зарезали празднуя его приобретение!
Я вытер клинок поданной одним из воинов тряпицей и снова взгромоздился на насест. Рядом встали воины с невозмутимыми лицами.
Люди обалдело переглядывались и тихо галдели обсуждая произошедшее.
- Староста. Что там у нас далее?
Старик все еще ошалело крутящий головой от мыслей, что его шея могла лишиться своего груза. Чуть заикаясь, напомнил, что далее должны быть просьбы и пожелания масс.
- Предлагаю сократить. Тот, кому действительно это необходимо, может прийти к моему дому в течении ближайших двух дней. Кто не в состоянии, записать на видео рекордер и передать через писаря управы. И не лукавить. Ибо вы МОИ глаза и уши в МОЕЙ деревне.
Я однозначно показал клинком на лужу крови. Писарь громко икнул при этом, стоявшие рядом рассмеялись. И будто ветер, по толпе моментально пошел гулять смех. Деревенские жители привыкшие за много лет к размеренной монотонной жизни, так среагировали на стресс испытанный ими в ближайшие пол часа.
- Ну вот.
Я обернулся к Ли.
- А если расскажу анекдот, они что и помрут все разом от смеха, прямо тут на площади?
Ли не ответил, так как сам мелко трясся от смеха. Я с тоской поглядел в сторону сложенных у стен мэрии стопой, приготовленных для угощения столов.
- Староста, кончай балаган, и давай столы на площадь, небось уже все остыло! А я проголодался.

Короче, очухался на следующее утро в спальне, судя по виду из окна, расположенной на втором этаже мэрии. Видимо это были предназначенные для высоких гостей апартаменты. Кстати ничего так себе заделанные, так как на спальном тюфяке со мной вполне вольготно дрыхло с пяток девах.
Что дрыхло не просто так, я понял совершив героическое усилие по переходу до окна. Ибо внизу живота ломило порядочно. И понятно, что не от конной прогулки.
Кстати ломило не только там. В пол голоса матерясь, начал обследовать судки и емкости стоящие на столе возле стены.
- В синем кувшине.
Это меня направил вошедший из соседнего помещения Ли.
- Настойка из ягод. Самое оно, ну для этого, бодуна.
Я подхватил емкость и присосался, точно, помогло.
И только тут до меня дошло что Ли со мной говорит по Русски. Я поперхнулся облившись морсом.
- Ты откуда русский знаешь?
- Поселок рядом, где гончар нашкодил, русская община. Маленькая, дворов сорок, но они самая ближайшая к нам цивилизация.
- Охренеть!
- А вы откуда?
- Отец.
- Он русский?
Ли удивленно уставился на меня как на пришельца из мультиков. А я невольно задумался не сказал ли чего лишнего.
- Отец считал его лиранцем или выходцем из миров Синдиката.
- Русский. Это что-то меняет?
- Нет.
Ли немного подумал.
- Это даже хорошо.
.
- Кстати это вот тоже в традициях?
Я пространно повел вокруг рукой. Имея в виду не только свое состояние и девок, но и вообще все то, чего сейчас только сейчас начинал смутно припоминать из вчерашних событий после судилища
Ли заулыбался.
- Ну, тут дело такое, прошло столько лет с момента когда наших предков сюда переселили. После начала войн, этот мир подвергался многочисленным атакам пока его почти не выжгли. Многие старики погибли. Связь с кем либо и очень многое другое, было потеряно. И не далее как сто с лишним лет назад, на континенте люди жили как в древности, разобщенные расстоянием. Как следствие, что-то было перенято у соседей. Только не так давно, с появлением вашего отца, в эти края протянули оптическое волокно из города. И стали доступны библиотеки где можно почерпнуть что либо о истории...
- Да уж, умение упиться вы точно у соседей переняли.
- Ли засмеялся. Это есть. Но слава богам, не так часто как у них заведено.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение Mrak » 12 сен 2015, 19:57

RDL_python писал(а):
acefalcon писал(а):
А вот ковыряние в носу и плевание через губу менторскими придирками... Вот это и есть неуважение и прочие шалости типа - "а напишу ка чо ни пують и усе меню заметять..."

Не-а. Это способ заставить постера оправдываться за пост. Что он и делает в результате. Получается живенько, забавно, даже можно читать.


:D

Ну как говорят классики - А смысл?

В моем случае, уж точно бесполезно... Дядя в 50 с лишним лет будет оправдываться? Таки за что?
В -16-18 подначить запросто...
В - 20-30 возможно...
в 40 и выше - бесполезно...

Изображение

Дывись Мыкола .. Як эта гопота пЫво называеть...
Изображение



Если зайца долго бить, то он и барабанить научится.
Так что нечего трясти своими седыми тестикулами, а словарь Ожегова в зубы, и заниматься коррекцией.
И нефиг обижаться на замечания по делу.

P.S. Тем более на возраст тут всем давно пофиг.
---
Never trust a dog with orange eyebrows.
Большие человекоподобные роботы! Бессмысленны и беспощадны!
Аватара пользователя
Mrak
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 671
Зарегистрирован: 25 май 2010, 14:47
Откуда: Moscow
Благодарил (а): 250 раз.
Поблагодарили: 203 раз.

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 21 сен 2015, 20:59

Mrak писал(а):P.S. Тем более на возраст тут всем давно пофиг.

Ээээ ммм да...
Ну, помятуя как некий ПЕРСОНАЖ...
Ээээ Нагадил одному шкиперу...

Прям за пультом...

Когда Пиркс скрипя зубами, занял свое кресло за консолью, подготовка к старту уже шла полным ходом. Его ноздри стал раздражать запах экскрементов.
- Инженер внутренних систем!
- На связи капитан.
- Что у нас с вентиляцией рубки? Почему в рубке воняет дерьмом?
- Сейчас проверим капитан.
Проверять впрочем, нужно было не вентиляцию, а пространство пола за пультом командира дропшипа. Господин Мрак оставил напоминание в рубке ее хозяину о его характере.

http://forums.cbtbooks.ru/viewtopic.php?f=17&t=6259


И кстати - кажется тогда же- кидал в лектора.... (а было это задолго до мультика с данной фразой...)
Это повод задуматься...

"Мне гаус в морду попал,
Потом писюк - прямо в бок...
Я все ловлю на лету...
И понял - это намек... " (с)
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 07 янв 2016, 23:58

Черновик - Кроссовер
к рассказу по неким "старым событиям" ...

Тайна Тайн.


Время: - Не определено.
Альянс Лиры.
Планета: - Одна из Центральных.


Начало грозы.


Глен Роше, вышел в переходной коридор между зданий. Вызванный в дивизион, он вначале был удивлен тем, что был собран практически весь его личный состав. Но еще более, известием о смене командного состава.
Когда все были собраны, им объявили общее построение. На котором, известив о произошедших сменах в командных эшелонах, сразу перевели на казарменное положение. После чего, многих повторно стали вызывать для собеседований.
Для их дивизиона, смена руководства и столь явное проявление недоверия руководства, было пощечиной. Закурив, Глен открыл окно. Весь день, стояла жаркая и душная погода. Уже темнело, но температура так и не спала, на горизонте с запада, куда выходило окно, в лучах садящегося солнца темными горами подсвечиваемыми им, громоздились облака. Они клубясь, приобретали вид гор и башен. Ветер, усилившийся перед тем, как его вызвали в кабинет нового командира группы, стал еще более резким и сменил направление.
Послышался хлопок двери, быстрые шаги. В коридор вышел Клаус Клайд. Подойдя к нему, также достал сигареты и закурил. Внешне он был спокоен и собран. Но оба офицера слишком давно знали друг друга. По этому, Глен чувствовал в его движениях напряжение.
- Как прошло?
- Как обычно.
Кивнув, он достал еще одну сигарету.
- Будет гроза.
Клаус кивнул соглашаясь и усмехнулся.
- Символично.
Природа словно реагировала на происходящее.
Тем временем, за постройками казарм взревели двигатели. Почти сразу, в казармах надрывно затявкали сигнальные зуммеры, но на коммуникационные панели, не пришло обычного вызова на брифинг. Когда все три группы штурмового дивизиона построились на плацу, вдоль строя, быстро прошли инспектируя его, старшие офицеры. И почти сразу, подали машины. Причем, кроме трех бронированных колесных транспортеров дивизиона, еще и машины из резерва специальной полиции.
Анри Кушвиц, стоявший в строю за Гленом, тихо прокомментировал, когда стих рокот моторов.
- Кажется, у нас сегодня маленькая война. Не очень похоже на учения.
Ему, никто не ответил. Сам Глен осмотрев плац, нахмурился. Он не видел штабной машины. Группа координации тоже отсутствовала. Зато в конце колонны транспорта, стояло четыре машины радио подавления. Все, что были в парке дивизиона. Учитывая мощность излучателей каждой, они могли накрыть куполом подавления, пол города.
А возле их старших офицеров, стояло несколько незнакомых, судя по всему, раздающих задания. Едва они закончили, всем приказали грузиться в транспортеры. Запрыгнувший последним в люк командир группы, сжимая в руках пакет, с недовольным лицом прошел к водителям, не сделав никаких дополнительных объявлений.
Колонна некоторое время, петляла в городе. Иногда останавливаясь на короткое время. Затем, их машина набрала скорость, что говорило только о том, что они направлены к окраине. Сирен сопровождения не было, и такая скорость тяжелого транспорта, говорила о выходе на скоростную трассу. Бойцы привыкшие к многому, внешне были спокойны.
Но по неразговорчивости и сосредоточенным лицам, было понятно, люди не ждут от происходящего, ничего хорошего. Элитные подразделения, очень редко, вот так, срывали с места базирования. Машина сбавила обороты двигателя и свернула. Почти сразу вновь набрав скорость, еще некоторое время шла по прямой. В виду того, что в городе они много петляли, сейчас было трудно представить, куда их везли.
Наконец, снова снизив скорость, транспортер встал. Стало так тихо, что было слышно, как работает система охлаждения и потрескивает остывающий двигатель. По броне кто-то несколько раз стукнул, скрипнул люк в водительском отсеке. Пискнув тоном, включилась связь.
- Старшие отделений, к машинам.
Глен и Клаус встали и отвалив боковой люк выпрыгнули в сгустившуюся тьму. Сзади их транспортера был виден еще один и машина радио подавления. Судя по гулу генератора, она уже работала.
Командир группы, сделал жест следовать за ним к машине подавления. Там, у открытой двери стояли три незнакомых офицера, из тех, что раздавали пакеты командирам. От первого транспортера подошел Генри Гиз и два его лейтенанта.
Старший в группе незнакомцев, сделав знак, стать плотнее, открыл планшет нотепутера. Положив его на специальный столик, выдвинутый из борта, прибавил яркость экрана на который была выведена карта.
- Место локализации.
Палец указал на точку в лесном массиве с отметкой одиночного строения.
- Возможные цели для захвата.
Последовали две крупные фотографии с краткими характеристиками.
- Все остальные встреченные на территории
Палец очертил зону охвата
- Подлежат немедленному уничтожению.
Чуть завибрировал служебный нотепад планшет, сигнализируя о приеме данных.
- Вопросы?
Вопросов было много. И первый, какой бездырь планировал эту акцию. Но задал вопрос Генри Гиз, как старший из старых офицеров дивизиона.
- Кто куратор операции?
- Отдел собственной безопасности. Внутренне дело отдела Локи, не комментируется.
Это могло объяснить часть странностей. Но только часть. Малую часть. Все молчали.
- Отлично. Выводите подразделения.
Взглянув на экран, офицер убедился, что маркеры синхронизации, транслируемые после сброса информации командирам, присутствуют все
- У вас, пять минут на занятие позиций. Выполнять!
Скрип люков, топот боевых бронированных ботинок. Краткая постановка задачи. Лязг снаряжаемого оружия и цепочки отделений бойцов, надвинув ноктовизоры, стали втягиваться в лес. Все отработано. Прочесывание и зачистка до выхода к объекту. Штурм, задержание.

Тучи которые он наблюдал еще в части, заволокли все небо. Но, несмотря на сильный ветер, было довольно тепло. Когда вошли в лес, после ветреного поля, в нем, показалось жарко. Глен идущий на фланге своего отделения чуть сзади, краем сознания отметил, что этот лес не дикий. За ним, явно ухаживали. Следовательно, они на территории парка или майората. Словно подтверждая его мысли, левее показалась аккуратно уложенная большая кипа ветвей. Боец соседнего отделения, сделал знак, запросил помощь, чтобы его прикрыли, пока он ее осматривает. Ускорившись, Глен заполнил образовавшийся пробел в цепи.
Завибрировали коммуникационные панели, сообщая о проходе репера выхода на первый рубеж. Сверившись с картой, убедился в том, что его отделение вышло на назначенное им место. Но вместо команды продолжить движение, пришел сигнал ждать. Люди замерли, слившись с деревьями и кустами. От своего отделения, тенью приблизился Клаус.
Присев рядом, так, чтобы руки не попадали в поле камеры, просигналил рками
- Мы упали, дерьмо, внимание, ближе ко мне.
Глен был с ним согласен и обозначил что понял. Какой бы не казалась простой операция. Но странность происходящего и столь избыточные силы, брошенные для задержания всего двух преступников, настораживали. Им явно что-то не договаривали.
Еще несколько минут поступил сигнал начать движение, и сразу, гулко, как треснувшая сухая ветка, прозвучал выстрел. Стрелял чужой. У всех бойцов, на оружии были глушители звука. Судя по звуку, выстрелили из мощной гражданской винтовки. Звук раскатистый, возможно не винтовки, карабина. Лесник?
Снова выстрел и с минимальной паузой, еще один.
Ожил наушник голосом сержанта красного копья.
- Потеряли око один.
Не успел сделать запрос, как снова, в тишине, гулко ударил выстрел
- Потеряли око два.
Глен скрипнул зубами. И знаком приказал ускорить движение, плюнув на приказ. Впереди было укрытие и его надо было максимально быстро достигнуть. По ним, уже вне всяких сомнений работал снайпер, ибо он, только что выбил стрелков его отделения. Перебежав за крупную ель, зажал тангент.
- Сапфир. Синий один. Встретили противодействие, потери, синий, око один и два. Работает снайпер.
- Синий один. Сапфир, продолжайте движение. Локализуйте позицию противника.
Где-то за спиной, взревел двигатель. И только благодаря тому, что он повернул голову, чтобы лучше слышать оба ли транспортера выдвигаются, заметил как чуть отставший боец, странно прогнувшись, упал. Подбежав, невольно оглянулся. В шее его бойца, перебив позвоночник, торчал арбалетный болт. Застряв в броне воротника жилета, своим оперением он указывал на то, что стреляли в спину. Увидев это, не думая, автоматически ушел в перекат.
- Синим, опасность сзади!
Укрывшись за тело, стал медленно осматривать направление, куда указывало оперение. Снова, гулко ударил выстрел винтовки. Звук, теперь пришел справа. Затем, размеренно, как стук метронома еще несколько. Глен скрипнул зубами. Неизвестный стрелок, вел огонь, словно стрелял с позиции в тире. В направлении, откуда пришел звук, вдали, среди деревьев, что-то вспыхнуло. Затем еще раз. Прибавив увеличение, понял, что это не огонь. Кто-то инициировал дымовые гранаты укрываясь от огня снайпера. Все летело к чертям.
- Сапфир. Синий один. Встретили противодействие со спины и правого фланга. Потеряли синего восемь. Со стороны желтых, срабатывание двух дымов.
- Синий один. Сапфир, продолжайте движение.
Рядом за дерево упал один из его людей, вернувшийся прикрывать. Присмотревшись, Глен скрипнул зубами, поняв, почему кто-то кинул дым. Забрало шлема бойца было забрызгано чем-то темным.
- Сапфир. Синий один. По нам, от базы, ведет огонь противник. Прошу разрешение на зачистку тыла и фланга.
Наушник отозвался писком и снова прозвучал звучащий, ровный, словно механический, голос Сапфира.
- Синий один. Сапфир, продолжайте движение.
- Трахать ваши рты! Вы там совсем охренели?
- Синий один. Сапфир, продолжайте движение.
Глен переключил канал на резервную частоту отделения
- Синий один. Всем, подтвердить статус.
Откликнулась только половина его людей. После чего, связь пропала. Слева, неожиданно прилетел веер пуль, сбивший над его головой кору и простучавший по стволам вокруг. Затем еще и еще.
Вскочив, Глен кинулся вслед своим людям. Мечась среди деревьев, чтобы сбить прицел противника. Но похоже, по нему, никто и не думал стрелять. Правее взревели двигатели, стал вспыхивать огонь на ветках деревьев подожженных лазерами турелей транспортеров. Он, вломившись в кустарник, сам не заметил, как выскочил из него, на поляну перед домом. Его люди, точнее пять человек оставшихся от усиленного отделения, лежали в глубокой канаве обозначенной как рубеж сосредоточения их группы.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 40 секунд:[/color][/size]
Справа гулко ударил взрыв, кто-то применил лаунчер. Там, среди деревьев стало медленно разгораться пламя. Неожиданно рев двигателя транспортера и шелест очередей звучавших то тут то там, словно по команде стих. Слева, встал, и прихрамывая, подошел Клаус Клайд.
Совершенно игнорируя обстановку и правила, достал сигарету и закурил. Только тут, Глен опомнившись, понял, что и сам стоит на отвале канавы, в полный рост.
- Проверим дом?
Сделав знак двум бойцам проверить положение дел слева и с права, они обернулись к дому. Даже отсюда, было видно открытые двери. Под козырьком крыльца горел свет. А рядом с ним, под навесом, была привязана лошадь, изредка трясущая головой и что-то жующая.
Сделав знак оставшимся людям, взять дом в кольцо. Послав вперед сапера, уже не пригибаясь и не таясь, медленно пошли к дому. Хлебнув из фляги, Глен тоже закурил. Как и Клаус, он был уверен. Противник, вырвался и ушел.
Клаус, прикурив следующую сигарету от первой, сплюнул.
- Я сразу узнал того бородатого.
- Я тоже. Что с ногой?
- Касательное, свои же задели.
Кивнув, вздохнул.
- Вспомнил, где видел второго.
- Кто?
- Майор, со сладов запаса. Пару лет назад, подписывал у него сдачу какого-то взятого на операции оборудования.
Клаус присевший на вросшую в землю железную конструкцию недалеко от навеса, потер лоб. Глен удивленно переспросил
- Погоди. Склады запаса?
- Ну да. Ты и сам должен помнить. Мы тогда, накрыли какую-то лабораторию.
- Припоминаю.
Клаус зашипел и потер раненую ногу.
Тихо свистнув, Глен подозвал бойца и указав на товарища приказал
- Осмотри и перебинтуй лейтенанта. Сам включил фонарь подсвечивая.
Снова взревел двигатель. И его рокот стал приближаться. Но Глена, отвлек сапер и помогавший ему боец вернувшиеся из дома.
- Все чисто господин лейтенант. Люди ушли недавно. Дом, охотничий. Сейф открыт, в нем не хватает оружия. Судя по всему, два арбалета и винтовка.
Солдат подал упаковку из под патрон. Матчевые дорогие патроны для винтовки, калибром десять миллиметров. Наверняка она была с мощным прицелом. Вот и снайперское оружие. Такую тяжелую пулю, их жилет мог бы выдержать. Но после попадания, под ним, грудная клетка, все равно бы была проломлена.
Взревев двигателем из-за дома, появилась туша транспортера и все обернулись к нему. Откинулся бортовой люк. Из него, выскочил солдат помогая выносить кого-то с перебинтованной до паха ногой. По жесту Глена, боец кинулся помогать, а через мгновение, и сам он заспешил, ибо узнал раненого.
Выставив часовых, собрались в доме.
Генри Гиз, которому воспользовавшись найденной в доме большой аптечкой, заново перебинтовали ногу, взял на себя командование. Часть бойцов, отправили собирать тела и оружие. Транспортер, на дорогу, к машине подавления.
Кто-то из бойцов заварил на всех чай. Все понимали, что противник, кто бы он не был, ушел.
Гиз, подождав, когда бойцы разберут кружки с горячим, приказал им выйти на веранду. В комнате остались только офицеры, и главный сержант Олав, ветеран, самый старый и опытный в подразделении.
- Ваш анализ господа.
По традиции подразделения, начал Глен, как самый молодой.
- Нас, обнаружили еще при выдвижении. Затем, дали втянуться в лес и максимально задержали, прикрывая отход кого-то важного.
Клаус дернул щекой
- Согласен.
- Сержант?
- Не просто задержали. Наказали. Выбиты охотники. Работа профессионала. Сначала снайперы. Затем офицеры. Наших, противник старался щадить. Я видел одного. Одну.
- Одну?
Сержант вздохнул.
- Простите сэр. Но мужика с сиськами, давно не встречал.
- Вы ее хорошо рассмотрели?
- Достаточно.
Гиз, пристально посмотрел сержанту в глаза.
- Олав, камеры не работают все сказанное тут, строго между нами.
Сержант, показал забинтованную руку.
- Появилась словно из-под земли. Всадила очередь мне в винтовку и жестом приказала уйти.
Офицеры переглянулись.
- Опиши.
- Моего возраста, может, чуть старше. Среднего роста, очень хорошо сложена. Может быть местной уроженкой. Типаж лица. Плотная, облегающая одежда, темно серого тона. Похожа на комбинезон ремонтника. Двигается легко, бесшумно. Владеет оружием профессионально. Хорошо видит в темноте.
- Последнее?
- У нее не было ноктовизора, но она, словно днем скользила между деревьев.
- Импланты глаз?
- Не похоже. В визоре, импланты глаз светятся. Как любая другая электронная оптика.
Капитан покачал головой. И тихо рассмеялся.
- Олав, да ты влюбился старина.
Сержант усмехнулся
- Она тоже. Ведь не убила.
Все улыбнулись.
За окном тяжело и мощно грохнуло. И стал нарастать шелест обрушившихся с небес струй воды.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 58 секунд:[/color][/size]
Странное – странное.


Напряжение постепенно спадало. Клаус поднял руку, беря слово.
- Мне не дает покоя майор.
Глен наливающий себе чаю, переспросил
- Какой?
Капитан Гиз, выложил на стол свой планшет и вывел изображения лиц означенных как цели.
- Давайте по порядку, кто и что знает о этих людях, кроме тут написанного.
К общему удивлению, первым взял слово сержант. Указав на изображение, кончиком клинка, которым помешивал в кружке
- Майор Шелтон. Встретил его, еще капитаном. Особое подразделение морской пехоты. Военная разведка. Был тогда командиром группы вроде нашей. У нас, были совместные тренировки. До объединения, скорее всего, служба в ми шесть. Затем, было извещение что погиб, это в начале пятидесятых. Но, потом, видел его на базе хранения флотского дерьма. Сами знаете, что там еще закопано. Уже майором. Но форма была все та же. Впрочем, там крутили какие-то темные делишки Норны. Он среди них крутился. Мы-то там, мимо шли, сами знаете что, охраняли. Позже один мой знакомый, говорил, что его списали.
Сержант, поясняя, провел клинком у горла
- Но другой знакомый, видел его в столице магистрата, не поверите, во дворце, на приеме, и при полном параде, только без погон.
Глен фыркнул, покрутив головой. Но сержант, укоризненно на него посмотрел
- Вы сэр можете считать такое бредом, ваше право. Но мой товарищ, не мог ошибиться, профессиональная, знаете ли память. Как у меня, и у вас. И что стоящих специалистов из других контор, мы всегда отслеживаем, тоже знаете.
- Извините Олаф.
- А второй?
- Второго, не встречал. В сводках, он не числился. Как и дама в лесу. Я бы, помнил.
- Спасибо сержант. Добавления?
Глен кивнул
- Согласен с сержантом. Меня, по началу, отвлек шрам. Но у него очень характерный тип лица и взгляд. Сразу вспомнил его по сводкам времен вторжения. Один из офицеров первыми получивших высшие награды доблести, и одновременно, числившихся в розыске как военный преступник Синдикатом. А вот второго, вспомнил только когда сказал Клаус, видел мельком.
Клаус согласно кивнул добавив.
- Это офицер служивший на складах запаса. После операции в Циррене, мы сдавали ему захваченное там оборудование. Не в наши лаборатории или склады. Это, еще тогда, мне показалось странным. Но там было много работы, не придал должного значения. Нас сняли из оцепления, куда поставили после штурма на контроль, и назначили сопроводить грузовик с упакованным оборудованием.
Глен кивнул подтверждая.
- Я сопровождал груз с тройкой, на легковой машине.
Гиз задумчиво закусил взятую из стаканчика зубочистку.
- Внутреннее дело. Майор спецназа, снайпер, женщина, кладовщик. Предположительно четверо. Все пожилые. Двое, точно не относятся к нам. По следам, лошадей было три. Один или двое ушли. Предположительно ушел кладовщик.
Сержант добавил.
- В доме три кровати. Застелены, не разобраны. Мусора, следов или вещей нет. Но еду готовили, плита теплая. В остальном, чисто.
Клаус, так же осмотревший дом кивнул подтверждая наблюдения сержанта. И продолжил.
- Нас, так же учили не оставлять следов. Так что тут, тупик, без специалистов и оборудования. Меня беспокоит другое. Нам сменили командиров перед операцией. Планирование, проводилось не нами. Безграмотно. Зацепкой, может быть этот кладовщик. Матерый спец из конторы, это можно понять. Но вот он, не вписывается.
Гиз посмотрел на Клауса.
- Галиматья. Но другого нет. Где были склады, на которых он работал?
Клаус достал свой планшет и стал искать в файлах карты. За окном взревел двигатель. И через минуту в дверь постучали.
- Войди!
Вошел промокший насквозь боец.
- Господин капитан. Не машины, ни тел. Все убитые в лесу, кроме двух офицеров, на месте.
- Кто пропал?
- Новые.
Капитан потер глаза и вдруг щелкнул пальцами. Махнув солдату, который подумал, что жест обращен к нему, крикнул в открытую дверь.
- Флаверс!
Вбежал сержант и вытянулся перед столом.
- Валентин. Возьми двоих, кто отдохнул. Смените ребят в транспортере. Поезжайте к трассе, ищите по левой стороне съезд в лес.
Он показал на карте примерно где.
- Машина с глушителем сигналов, тут. Она тяжелая, не транспортер, увязнет. А если отогнали бы куда далее, у нас бы, заработала электроника. Встретите по пути грузовой транспорт, тормозите и реквизируйте. Мелочь не трогать!
Все поняли зачем. Погибших, было более трети дивизиона.
На веранде, послышался смех и улюлюкание. После чего, в комнату вошел Анри Кушвиц, закутанный в какую-то дерюгу. Кинув ее за дверь, отдал салют и отрапортовал.
- Лейтенант Кушвиц, прибыл для несения службы.
Глен облегченно вздохнул. И только капитан, посмотрел из под лобья, спросив со сталью в голосе
- И где вас носило, лейтенант?
Кушвиц потупился, что было для него не свойственно, и уже не так бодро, доложил
- Сэр, встретил в лесу женщину. Она, меня вырубила.
- То есть, вы в нее не стреляли?
Капитан, кажется, готов был раздавить взглядом лейтенанта.
Кушвиц сдернул шлем, стала видна здоровенная фиолетовая шишка на лбу.
- Сэр, можете не верить. Я сам не верю себе. Вышла из-за дерева прямо рядом со мной и что-то сделала. Не мог и пошевелится. А потом, сняла шлем и им же зведанула по лбу. Очнулся когда пошел дождь. Вот, подобрал там же, наверное ее.
Он, указал на отброшенную материю, в которую кутался укрываясь от дождя.
Сержант поднялся и подошел к ней, подняв кусок странной тряпки. К общему удивлению, встряхнув его, зачем то покрутил в руках, сунул руку внутрь и рассмеялся. И видя, что все смотрят на него, пояснил
- Это микрофибра для теплиц. Не дает уйти теплу, и знаете что?
- Что сержант?
- Сейчас погашу свет. А вы, включите ноктовизоры.
Свет потух. Там где стоял сержант, было нечто, похожее на пенек обломанного дерева.
- А теперь включите тепловой режим.
Вновь на месте где был сержант, осталось только пятно не светящееся тепловым откликом.
- Понятно. Включите свет.
Сержант, стоял снимая с себя импровизированную накидку похожую на военное дождевое пончо.
- Значит микро фибра с теплиц?
- Там, за домом, теплицы. Видите, это кусок полотна, прорезали дырки и скрепили узелками.
Генри Гиз, в сердцах сплюнул. На его команду, на год, выделяли четыре специальные маскирующие накидки с подобными свойствами. Только для снайперских пар. Всем остальным, подобное снаряжение выдавали на строго определенные миссии. И потом все сдавалось на склад. А тут, обычная микро фибра доступная в любом хозяйственном магазине. Вот и весь секрет невидимок, атаковавших его солдат.
Анри разделся и залип у отопителя, сушась. Они снова пили чай, ожидая, когда восстановится связь. Сержант, сложив накидку, шарил по дому. Наконец зайдя в помещение рядом с кухней, прокричал оттуда.
- Сэр ту жратвы навалом. Разрешите организовать?
Капитан усмехнулся, в создавшейся ситуации, ему было наплевать на то, что скажут вызванные эксперты о испорченном его людьми «месте преступления».
- Приказываю.
Сержант, тут же загнал на кухню бойцов, озадачив приготовлением еды. Кроме пары колорийных бисквитов, ни у кого ничего не было. А время уже было позднее

[size=85][color=green]Добавлено спустя 55 секунд:[/color][/size]
Западня.

Тем временем, Клаус наконец разыскал в своих файлах карту. Перекинув ее на нотепад капитану, у того, был больший чем у их экран, позвал сержанта. Все снова собрались за столом.
- Вот это место.
- А где мы?
Все переглянулись. Карту, им дали обрезанную. Система позиционирования на операции, работала локально и отключилась вместе со связью. По этому где они, точно, никто не знал.
И только сержант, с невинным видом, будто его не касался вопрос, гонявший чаинки в своей кружке. Взяв нож, ткнул в указанное место, а потом, прищурив глаз, повел им над столом и воткнул у локтя Глена. Как и когда он сориентировался, было непонятно. Капитан, взглянув на него, покачал головой и быстро уменьшил масштаб.
Сержант, приглядевшись, кончиком ножа указал их местоположение и усмехнулся. Капитан, подстроив увеличение зашипел сквозь зубы. Указанное сержантом местоположение на карте, находились в охотничьих владениях одного семейства, весьма близкого родством по крови архонту. Как и подозревал Глен, это был майорат, да еще какой!
На подобных частных территориях, со времен освоения планеты были свои законы, их, устанавливал владелец. Даже их контора была вынуждена считаться с этим. Но что странно, склад, о котором вспомнил Клаус, был так же на его территории. Впрочем, на этот вопрос ответил капитан. Пояснив, что некогда, прежний Владелец, был генеральным инспектором флота. Так что если тут, где-то, вместо погреба зарыт древний линкор, зная историю семьи, удивляться не приходится.
Еще через сорок минут, наконец, все разом запищали радиостанции. И еще через пять, на связь вышел искавший машину сержант.
Машина нашлась чуть дальше предполагаемого места, ее пришлось вытаскивать из оврага. Тел офицеров и техников не обнаружили. Но это было не так сейчас важно. Капитан уже успевший составить доклад для начальства, приказал соединить его с базой и выгнал всех на веранду, где еще посменно кушали люди.
Через двадцать минут, позвал всех обратно.
- Клаус, Сержант. К приходу транспортера десять бойцов и водителя для него, отобрать, экипировать.
Когда они вышли, посмотрел на Анри и скривился.
- Кушвиц. За старшего. Дождаться транспорт.
И уже тише, добавил, глядя в его глаза
- Если тебе дороги погоны, запомни, идиот. Тебя, ударило обломком дерева, при подрыве транспортера.
Кушвиц, хоть и был балагур, но отнюдь не безголовый дебил, все прекрасно понял. Тихонько кивнув, ответил не по уставу.
- Спасибо капитан. Я ваш должник.
Слив горючее с машины радио подавления до заправили транспортер и выехали. С водителем сел Клаус, а капитан, занял место в салоне напротив меня. Дополнительно инструктировать людей не было необходимости. Взяли проверенных, с кем обычно лично работали. Хотя могли бы, взять любого из оставшихся. В отличии от низовых дивизионов, в нашем, куда отбирали из них, каждый прошел дополнительное обучение и мог выполнять функции полевого оперативного сотрудника. Часто люди работали тройками, двойками и даже одиночным порядком. То, что мы впервые, так глупо и бездарно понесли потери, у всех на плечах лежало тяжелым гнетом.
Большинство людей, когда капитан перед выездом проводил инструктаж и рассказал, кто был противником, досадливо морщилось. Как настоящие специалисты, бойцы не испытывали ненависти. В другое время и в других обстоятельствах, таких как майор, называли легендами службы. Женщина, исходя из данных, была его напарником. И не менее опытна и опасна. Может, был кто-то еще. Даже глядя в лицо фактам, не верилось, что всего два или три человека, за короткое время, нанесли отряду столь сокрушительный урон. Как сказал сержант, из винтовки, точно стрелял майор Шелтон. У него, был знак мастера снайпера.
Где-то через час, транспортер снизил скорость. Когда резко свернул, под колесами, стал раздаваться хруст и по броне зашелестели ветви. Клаус сообщил по связи
- Подъезжаем. Дорога заросла. На бетоне полно упавших ветвей. Похоже, все заброшено.
Минут через пятнадцать, транспортер встал.
- Ворота. Закрыто, никого нет.
По знаку капитана две двойки выскользнули из люка. И минут через пять, последовал доклад
- Все чисто. Есть следы присутствия людей. Свежие.
Распахнув люки, вышли. Три двойки пошли осматривать периметр. Одну капитан послал осмотреть здания. Отворив ворота, которые были замкнуты простой проволочной петлей, завели машину на территорию.
Склад напоминал расположением и типом построек, артиллерийский капонир орбитальной пушки. Может, так некогда и было. Один из сержантов, подвел нас к месту, где заметили следы. Перед нами находился вход в подземный каземат ведущий под холм. Рядом, под бетонным козырьком, большие ворота. Створки были заперты изнутри. Их только осмотрели. Вскрыть подобные, можно только очень сильным направленным взрывом.
В самом каземате, было сухо. Из него, вглубь, под гору, вела бронированная дверь. Сержант Олаф, погладив сталь рукой, улыбнулся.
- Если мы сложим вместе все наши заряды, только погнем эту красавицу.
Неожиданно, ему ответил голос раздавшийся из висевшего над входом ржавого ревуна.
- Вы правы сержант. И хозяин этой собственности, будет не в восторге от его порчи.
Голос был сочным и явно исторгался, не старинным прибором, не предназначенным для передачи речи.
Все, почувствовали себя неуютно, стены, словно сдавили плечи. Капитан, знаком велев опустить оружие, заложил руки за спину.
- С кем имею честь говорить?
- Сержант, почти зачитал вам, в доме лесника, мое личное дело.
- Майор Шелтон?
- Да. Капитан Генри Иероним Гиз. Специальный штурмовой дивизион Шторм, отдела ЛРК Локи. Командир Второго под дивизиона. Кавалер ордена почета. Рыцарь креста.
- Достаточно. Я понял. Как я понимаю, у нас, патовая ситуация.
- Отнюдь. Все автоматические противопехотные комплексы этой батареи, в полной исправности. Как и вся инфраструктура, подразумевающая выходы при поражении с орбиты.
- Почему вы их не применили?
- Во первых излишнее привлечение внимания к объекту. Во вторых, профессиональная этика. Мы с вами, как вы наверно уже догадались, не враги.
Что-то щелкнуло и в наушниках, появился легкий фон
- Ваше появление здесь было ожидаемо. Даже без подсказки лейтенанта. Но для вас, это, пустая трата времени. Объект, пустышка.
Трансляция теперь шла на коммуникационную систему шлемов.
- Вы понимаете, что я не могу отступить?
- Понимаю, поэтому дождался вашего прихода. И пока, еще можете.
Капитан сжал кулаки.
- Невозможно. Это уже не зависит от меня.
- Понимаю. Но есть некие обстоятельства, вам неизвестные. Их, гораздо более, чем вы думаете. Ваше решение, будет зависеть оттого, что происходит возле оставленного вами охотничьего домика.
- Что вы имеете в виду?
- Я сейчас разблокирую вход в комнату сервисного управления. Большая просьба, ничего не ломать и не трогать. Вы сами все увидите.
Щелкнули стопоры, люк до этого словно впаянный в стену, легко открылся сдвинутый гидравлическими тягами.
- Первый проход влево пожалуйста.
Первым шагнул через комингс сержант. Пройдя до ответвления, о котором говорили, махнул ругой.
Здесь был зал управления створами ворот и еще какими то механизмами. Перед и над, четырьмя рабочими местами, висели защищенные мониторы старого типа.
- Включу два центральных. Чтобы все видели. Первый, камера в лесу. Второй, камера в доме. Микрофон, работает только в доме.
Указанные мониторы включились, на них пошла трансляция. Из динамика возле мониторов, шел звук из дома. Был слышен голос Анри отдающего приказы солдатам. Камера в доме была установлена в углу и направлена на вход. Частью, изображение с нее, захватывало окно. За ним, мелькали наши люди, что-то перемещая.
По второй камере, установленной в лесу, было видно, как они складывают вдоль дороги к дому тела. На ближнем плане, камера в лесу захватывала и показывала часть дороги ведущей из леса. На поляну, перед домом, по ней медленно выезжали армейские гусеничные транспортеры. Колонна на выходе из лесного массива, не пошла к дому. Машины, выдвигаясь по периметру поля, двигались вдоль кромки леса. Выйдя на поляну колонна затормозила движение, транспортеры, развернувшись к дому, встали.
- Армейские машины, не транспортные. Вы видите маркировки на бортах? Мне это, уже знакомо, по этому сразу насторожило, показавшись странным.
Глен вздрогнул от комментария майора. Сейчас и ему, странное поведение армейцев не нравилось. А капитан потянулся к радиостанции.
- Подключите меня к связи!
- Не могу капитан. Там снова работает глушащая аппаратура. Камеры и микрофон работают по кабелю.
Но майор, выполнил просьбу, фон в наушниках пропал. Связавшись с транспортером капитан, запросил связь. Водитель подтвердил слова майора. Связи с Лейтенантом Кушвиц, не было. По его приказу к бункеру были возвращены бойцы обследовавшие территорию. Все кто находился уже здесь, понимали, происходит нечто неправильное. Совершенно невозможное. Особо это становилось понятно по тому, как разом осунулось и заострилось лицо капитана.
На экранах, было так же видно, что их люди у дома, машут в сторону армейских машин, но им, никто не отвечает.
Генри Гиз с потемневшим лицом оторвавшись от экранов, повернулся к динамику, голос майора из него, спросил тихо, но так, что все вздрогнули
- Капитан. Как я понял, вы тоже видели подобное.
- Да майор. Видел.
- Предлагаю, поставить ваш транспортер на въезде склада. Управление воротами, левый пульт, большой желтый рубильник.
Пульт включился, на его мониторах было изображение ворот и площадки перед ними.
- Зачем?
Когда майор ответил, в его тоне, послышалась усталость.
- Потому что в район, входит крыло аэрокосмических истребителей. Вы ведь не сообщили на базу точные координаты, куда именно поехали. Сказав только, что выехали проверить возможное место нахождения одного из разыскиваемых.
Плечи капитана поникли, он с ненавистью посмотрел на динамик.
- Вы можете помочь?
- Боюсь уже поздно. Но можно попытаться. Дайте свою радиостанцию Олафу.
Как видно, майор вышел с сержантом на прямую связь, так как взгляд Олафа стал отсутствующим, он пару раз кивнул головой.
Капитан оттолкнув людей, стоявших словно в столбняке, вырвал из крепления брусок радиостанции и буквально вбил в грудь сержанта.
- Делай!
Сержант, схватив ее, выскочил в коридор и побежал внутрь горы. Там куда он побежал, что-то проскрежетало и мелькнул свет.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту 5 секунд:[/color][/size]
Старики.

Олаф повинуясь указаниям, несся по коридору. Света в проходе не было, о фонаре на автомате, вспомнил только когда едва не ударился о люк на подобии того, что они прошли. К его счастью он открылся чуть раньше. Прыгнув в проем, оказался перед каром.
- Садись солдатик!
Водитель рванул так, что он завалился едва не упав с платформы.
- Ты там это, еще со мной или уже нет?
Сам не помня как, уцепившись за железную дугу, Олаф отдышался и подтянувшись перекинул себя на сидение. Водитель был ему знаком. Они неслись по широкому подземному путеводу, кар прыгал на стыках бетонных плит. Амортизаторов у этой тележки не было.
- Опять на сиськи пялишься?
Олаф помотал головой и сглотнул.
- Есть немного мэм!
- Молодец!
С этими словами она свернула. От чего Олаф, опять чуть не слетел с кара.
Теперь, кар несся по сервисному узкому туннелю, едва не цепляя стенки.
- Не ссышь?
- Не убили в лесу, значит, нужен вам.
- Соображаешь!
Впереди показалась стена. И от полета через передний бортик при резком торможении, спала только мертвая хватка за ограждение спереди.
Женщина спрыгнула и подмигнула.
- Отцепляйся и пошли.
Идти, по сути, никуда не пришлось. Справа был проход в помещение контрольной инженерной секции, там, у стены завешенной мониторами, сидел майор.
Услышав их шаги, указал на вскрытую панель. Из нее был вытянут кабель, к которому подключен какой-то странный блок. Тоже вскрытый. Рядом лежали мотки проволоки, провода и инструменты. Разобранный компактный коммуникатор, как видно взятый у одного из убитых в лесу бойцов.
- Давай ресивер! Скорее!
Поставив на бок радиостанцию, поддел отверткой и долбанул по ней молотком. С жалобным треском, панель откололась.
Уже копаясь внутри, попенял.
- Разучились делать. В наше время, военный ресивер да молотком…
Нежно, как взрыватель, поставил ресивер с присоединенными проводками внутрь блока. Что-то там подкрутил.
- Капитан?! Попробуйте вызвать вашего лейтенанта! Пусть зайдет в дом, чтобы его не видели!
Устало разогнувшись, облизал губы. И посмотрел в глаза сержанта
- Все скачешь, козлик?
Олаф, сглотнул.
- Так точно, скачу сержант!
- Ну и дурак!
Майор потирая поясницу пошел к мониторам.
- Кстати, спасибо, что не вывалил капитану все.
Олаф, пожав плечами, промолчал. Он действительно, сказал офицерам не все. Того, что не было в личном деле, не было.
Опершись на одно из кресел, майор стал шарить по карманам. Женщина фыркнув подсказала
- На беде справа.
Майор кивнул и достав флягу сделал пару глотков. Затем еще, и не глядя, протянул сержанту. Тот схватил и тоже отхлебнул, покосившись на женщину. Она, демонстративно отвернулась. Подойдя к майору, отдал флягу и вздохнув нашел глазами мониторы транслирующие картинку с поляны и из дома. Звука не было, Майор пояснил там происходящее.
- Сопляк, молодец. Всех не зовет, вызывает по одному, по два, чтобы не заподозрили. Но это все…
Он безнадежно махнул рукой.
- Трава не просохла, лес слишком редкий. А ваши парни, привыкли к бою в городе. Мало вас в поле гоняли. Мало.
Сержант все понимал и от этого, переполненный горечью, только стискивал кулаки и сглатывал ставшую вязкой слюну.
Майор снова достал фляжку.
- Началось. Не выдержали сукины дети.
На картинке от транспортеров, словно стали расходиться клубы пыли. Почти так и было. Сначала сбитая выстрелами тяжелых пулеметов с высокой травы, водная пыль. Затем, дым пороховых газов.
Они, словно проникли в дом. Комната наполнилась клубами пыли, что-то падало. Экран покрылся шумами.
- Потеряли камеру в доме.
Олаф, сам не заметил, что одним глотком осушил флягу, оказавшуюся у него в руке. И аккуратно закрыв, отдал хозяину.
Транспортеры, закончив стрелять, снова окутались дымом. Но теперь выхлопов остывших двигателей. Медленно, держа линию, двинулись к дому. Когда почти подошли, от дома и с боку, выметнулись пальцы пусков из ракетных лаунчеров.
Две машины стали окутываясь дымом и огнем. Но только у одной, откинулся люк, кто-то из него выпрыгнул сбивая пламя. Снова, сразу со всех транспортеров, ударили пулеметы, дом словно накренился и часть крыши, съехав обрушилась.
Когда затихли пулеметы, транспортеры медленно двинулись, поводя стволами. Еще один пуск и еще один факел в поле. Стреляли, буквально из под гусениц транспортеров. И горе командир, приказал наконец высаживать десант. Сразу у двух машин, солдаты стали падать, едва сделав первые шаги с откинутых задних люков аппарелей. А из крайней вырвался клуб дыма и полетели ошметки. Видимо кто-то, закинул внутрь гранату. Может две. Из нее, так никто и не показался. А сам транспортер, начал окутываться дымом. Майор помотал головой и желчно прокомментировал.
- Вот, еще одна, неудачная анти террористическая операция.
Но солдат было много, несколько минут, они жавшись к машинам яростно обстреливали пространство рядом с ними. Буквально выкашивая пулями поляну. И это принесло плоды. Больше среди них, никто не падал. Прекратились редкие взрывы гранат до этого вспухавшие между машин. Появились и офицеры, выстраивая цепи для прочесывания. И цепи, наконец двинулись. Изредка солдаты вскидывали винтовки и стреляли.
Неожиданно, когда они подошли, вокруг дома стали вспухать клубы дыма. Майор подался вперед
- Ай молодцы! Догадались. Насрали им на посошок!
Олаф, не понимал, что он имел в виду. Но знал, что сейчас будет. Жалко только, дымовых гранат было мало. Полоса, задымления быстро рассеивалась. Но и этого хватило, чтобы те, кто остались в живых у дома, броском ворвались в цепь и стреляя в упор, выкосили большую ее часть. Вторая цепь открыла огонь. Но в ней уже были потери. Транспортеры, окутавшись выхлопом, стали сдавать назад, но это уже было ненужно. Если бы атаковавших было больше. Если бы у них были еще гранаты и лаунчеры. Если бы…
Кто-то еще отстреливался крутясь волчком. Кто-то сошелся в рукопашную, но это был конец. Упали последние. Солдаты, те, кто остался жив, недоуменно крутили головами озираясь. От почти батальона, в считанные минуты, осталось меньше полу роты.
Чуть погодя к краю изображения привлекло снимание быстрое движение. С дороги, вихрем вылетела пара легких разведывательных ховеров. Развернувшись, они ушли назад. Чуть погодя на дороге в лесу, показались идущие к поляне выкрашенные в темный цвет транспортеры Конторы. А за ними, еще несколько военных.
Эта колонна увеличивая расстояние между машин, растягивалась огибая поле с домом по его периметру.
Майор, сплюнув, пошел куда то в бок и выключил всю аппаратную стойку. Женщина помогла ему собрать инструменты и убрать разобранные блоки.
Олаф наконец опомнившись, помог ей смотать провода. Уже идя к кару, спросил
- Откуда я тебя знаю? Не могу вспомнить.
Она фыркнула
- Не знаешь, но регулярно пялился в бинокль, стоя на вышке, когда я загорала.
Олаф, стягивая с головы шлем вздохнул.
- Черная Акула?
- Показать, красавчик?


Тайна внутри Тайн.

Похоже, даме было все равно как водить кар. Потому как, она, рванула его с места задом, так же как и вела вперед. Олаф вцепившись в железную дугу, просто закрыл глаза, и открыл, только когда она лихо развернулась, выскочив из туннеля. Не боялся. Не любил не контролировать сам ситуацию.
Там где его подобрали, кроме люка, были открыты ворота в туннель. И из них выезжал транспортер. За ним, виднелся гражданский грузовик с выцветшим логотипом егерской службы графства на пластике кузова. Майор ушел к нему.
Акула, кивнув в сторону грузовика, пояснила. Проехали по вашим следам, чтобы гостей меньше тут шастало.
Сержант кивнул и набравшись смелости спросил
- А зовут то тебя как, не Акулой же?
Женщина с прищуром смерила его взглядом и ответила вопросом
- А что в лесу, в меня не стрелял? Ведь пистолет то был. Узнал?
Олаф чуть смутившись, ответил честно
- Сразу показалась знакомой. Сами ведь натаскивали интуитивному опознанию по пластике тела и прогнозированию движения. Работа ногами, хват автомата, перехват, смещение. Вспомнил, когда убежала.
Неожиданно оказавшийся рядом майор, отвесил Олафу подзатыльник проходя к сидению кара
- На попу он твою смотрел, как и все они тогда. Самое запоминающееся при минных постановках было зрелище. А вообще, кончили базар. Давай к пятой площадке.
Сержант запрыгнул на платформу и кар тронулся. Но в этот раз ехали медленно, ибо сзади шел транспортер.
Ехали долго, сделав несколько поворотов в ответвления, остановились в просторном зале. Видимо, бывшем складе. У стен, до потолка, по всему помещению тянулись стеллажи.
Сооружение могло поразить своими масштабами, если бы Олаф, уже не видал подобные. Майор спрыгнув, подошел к дальнему стеллажу, у которого были внизу составлены ящики и коробки. Указав сержанту на несколько, велел вскрывать. От транспортера подтянулись бойцы и стали ему помогать. Капитану, когда он подошел, майор пояснил
- Это оборудование для полевого лагеря. Ставьте палатки, кровати. Там есть и спальные мешки. Столы, пусть ставят прямо тут, сейчас горелку достанем и приготовим еду.
Неподалеку в стене, была ниша в которой оказалась дверь ведущая в санитарный узел. Так что все нужное для жизни, было предоставлено. Солдаты снимали снаряжение и броню, раскладывая на стеллажах, подключались к работе.
Уже через сорок минут посреди подземного ангара стояло пять палаток. Был составлен стол, шипело две горелки, разогревая еду.
Когда все уселись к столу и в миски наложили разогретое мясо с овощами, майор постучал ложкой по кружке. И из принесенного отдельно ящика стал передавать бутылки. Когда у всех было налито, молча встали и выпили. Каждый понимал за что.
Разговоров было мало, все были подавлены, а когда после второй, за столом где сидели офицеры завязался разговор, как-то незаметно подсели ближе.
Майор на вопрос, куда ушла машина, сказал, что попросил приехавших егерей графа, проверить есть ли спасшиеся. Но на поляну, они не поедут. Поищут вокруг. Даже это было опасно. И все это понимали. О том, что будет с ними, и почему они здесь, пока никто не говорил. Капитан, доев свою порцию и подождав остальных, положил на стол свой планшет.
По сложившейся традиции отряда, это был знак
- Ваш анализ господа.
Самый молодой из офицеров Глен, потер лоб
- Как не пытаюсь понять произошедшее, получается абсурдная мозаика. Нам заменили старших офицеров, и ряд командиров, людьми из собственной безопасности. Посадили в машины и вывезли. Часть непонятно куда, часть в поле. Никакого планирования. Не пайков, не дополнительного боезапаса. Сто двадцать патронов, три магазина к пистолету. Две гранаты. Четыре лаунчера на отделение. Короткая полицейская акция или быстрый захват.
Лейтенант корректно, не упомянул снайперов, которых убил майор.
- Второе, это неверные данные по тому, кого следовало задержать. Возраст, вес, рост и стандартный набор обвинения. Формулировка о опасности, не давшая представления о ней. Все. Чем это вылилось, не хочу вспоминать. У меня до сих пор перед глазами арбалетный болт в глотке Готлиба.
Он повернулся к майору
- Я понимаю, вы защищали свою жизнь и кого-то явно прикрывали. На вашем месте,
Он махнул рукой
- В общем, без обид. Но произошедшее потом, наводит на очень нехорошие мысли. Я слышал о подобном, но никогда не думал что увижу. Впечатление, что это, было спланировано заранее.
Клаус Клайд был менее эмоционален
- Нашими руками пытались что-то быстро нарыть и одновременно закопать. Не удалось. Зачистили. Похоже. Но непонятна тогда, смена командного состава. Что сними?
Сержант прежде чем сказать, посопев протянул майору кружку и тот налил ему виски.
- Вы еще молодые. Дивизиону второй год. А я, в таком дерьме, уже искупался. Да и капитан тоже. Как это у них называется, не знаю. Но действуют, одинаково. Одни, чистят других. А потом, все сжигают танками. Началось с чистками в армии. Опасные и обученные предатели, да еще которые много знают. Готовые кадры для переворота. Для чего угодно. Куда их девать? В тюрьмы? Думал, больше не увижу. И уж не думал, что со мною будет такое.
Кое-кто из солдат, побледнел. А майор достал еще несколько бутылок и выставил на стол. Больше командиров не осталось и капитан, со вздохом, плеснув себе крепкого, подъитожил.
- Значит это, был двойной капкан. Майор или этот, второй майор, им был нужен. Это не вызывает сомнения. И они взяли лучших. Но ставки в игре, превышали наши жизни. Я почему-то теперь уверен, если бы мы их взяли. Итог, был бы тот же самый.
Повернувшись к Шелтону, он указал на людей.
- Ваша очередь. Скажите, хотя бы часть того, что можете.
- Хорошо. Часть подсказки у вас была в руках, еще там, в охотничьем домике. Как вы думаете, где вы находитесь?
- Мы ехали на некие резервные склады.
- Это они и есть. Вернее, одна из частей, не подвергшихся разграблению стратегических резервных складов. Только наши мудрые правители и генералы, уже давно их опустошили. Такая же картина и на тех складах, на которых наш веселый сержант стоя на посту, разглядывал сверх выразительные формы лейтенанта Брунгилты Фон Шлоссен. А там, были не только топливо и консервы, так сержант?
Олаф услышав на чью попку пялился в молодости, сглотнул и кивнул.
- Ядерные заряды флотских калибров. Бомбы и ракеты носители. Неужели?
- Пусто. Клянусь шикарной попой уважаемого подполковника Бру!
Женщина, сидевшая рядом, ткнула его в бок локтем. А капитан отличавшийся не только званием но и сообразительностью, совсем по другому посмотрел на майора, которого прикрывала женщина, минимум на два звания его старше.
- Итак, господа, мы сейчас с вами знаем уже о двух таких складах. А в масштабах двух мощных государств, которые объединились, они как две песчинки на пляже. Значит? Значит, их надо было строить больше и крупнее. И строили господа, клянусь…
Заработав тычек локтем в бок, вздохнул и налил себе виски
- Строили в общем. Но, большая часть таких складов, как вы догадываетесь, должна обновляться. Кроме некоторых специфичных. Да и те, надо обслуживать, инспектировать. Просто проводить регламент и ремонт систем. Один этот склад, был по объему гораздо более тайника Брайна найденного Серым Легионом.
Он, отпив, вздохнул.
- Когда два государства рухнули, как карточный домик, начался дележ. Многие захотели погреть на этом руки. Часть, честь по чести, отошла новым владельцам. Мы не говорим о тех, что и так им принадлежали. О новых, с современными закладками. И очень скоро…
Он обвел руками пустой ангар
- Некто умный, стал считать. Можно просчитаться с консервами и патронами. Но вот деньги, затраченные на то или иное, скрыть довольно трудно. И возник вопрос. Куда подевалась их большая часть? Где люди, которые знают чуть больше кладовщика, работавшего вот на этом складе, или на другом. Где инспекторы? Где документы? Даже в обоих наших богом любимых конторах, сиречь министерствах разведок, люди зачесали затылки. Уж кому, как нам, мол, не знать? Это же наши структуры были! Наши люди обеспечивали строительство и прикрытие. Стали смотреть. И куда не глянь, этот погиб, того, как врага ликвидировали. А этот знает, да только о том, что и так известно. И началась охота за сокровищами.
Прокашлявшись, он отпил и вздохнул, глядя куда-то над головами солдат. Все молчали.
Понимая, что этого им мало, снова вздохнул
- Система Стратегического резерва, многоуровневая. Кроме прямых материальных вещей. Патронов, снарядов, кораблей, мехов. Что может использовать, или на что сможет опереться государство, в тяжелый час. Это еще то, что является национальными тайнами. Порою страшными и опасными. Да и кроме этого, много еще чего...
Без знания этого, любая корона, только обруч из металла. И тайны эти не лежат в сейфе министра разведки. Их за прошлый год, меняли чаще чем замок на том сейфе. И не в подвале под дворцом архонта закопаны. Хотя и там, и там, наверняка тоже, много чего интересного есть. И кое кто, это, наконец понял.
Он снова налил кружку
- Был прокол. Узнали об этом, в последнюю секунду. Человек, которого искали, инженер, инспектор хранилищ и сооружений секретариата разведки РКФС. Тех самых, где хранились секреты единых государств периода самой их силы. Хранилищ, которые при его распаде, пропали, будто не существовали вовсе. Инспектор, и еще ряд людей, как и раньше, несут свою службу и выполняют работу. Им, у нас в Лире, помогает Хеймдал. Обычная, плановая встреча по работе.
Я не знаю, как и почему всплыли наши аватары. В сторожке, ни его, не того человека с кем он встречался, и близко не было. Через меня или Кладовщика. Его так и звали в моем отряде. Надеяться дотянуться до него, было просто глупо. Мы, ТНТ группа из независимых старых оперативников, собираемся только для срочных дел или вот такого, резервного прикрытия кого-то важного. Мы его даже незнаем или не видим чаще всего. Хотя, не буду отрицать, некоторый резон в действиях тех, кто устроил этот спектакль, можно проследить. Но только некоторый. Притянутый. Если это попытка компрометации графа, непонятен выбор места и лиц. Даже мой захват, не дал бы им средств давления на него. Владетель этих земель, мой старый друг еще по академии. Я тут, в полном праве находиться и охотиться на любого кто поднимет на меня, его подданных или гостей, руку. Нарушение прав майората маркграфа старинного рода и применение силы на его землях, дает право вести легальное расследование инцендента. И поверьте, кому следует, уже дергает за ниточки, рассматривая, что же тут за клубок завязался и кто у нас тут такой на мозги шибанутый.
Опрокинув кружку, он прищурился
- Для любителей справедливости, могу обещать только одно. Когда эту скуку вычислят, при первой возможности, я его лично отведу к нему за руку. А сам, постою на шухере, пока тот, его на куски шинкует. Даже в наших говенных конторах, должен быть предел мерзостям, которые мы творим. А теперь, личному составу отбой! Ждем известий сверху, затем, будем думать дальше.

Офицеры остались у стола и отвечая на их невысказанный вопрос. Майор снова разлил по кружкам.
- Я сказал больше, чем имел право. Вы люди взрослые.
- Но мы вам нужны?
- Это так. Но не мне лично. Хотя не скрою, всегда рад хорошим, проверенным бойцам в своей команде.
- Так кому?
- Кому служит Хеймдал?
Люди переглянулись.
- Так это не страшилка для..
Клаус дернул головой в сторону солдат разбредающихся по палаткам
- А я похож на шутника?
Майор усмехнулся.
- В отличии от ваших командиров. Члены Хеймдал, не рвутся лизать зад очередному архонту. Они, служат не государственному аппарату, а его сути, людям, как раньше говорили у русских «державе». И слышите вы о них, не в связи с репрессиями или чистками - когда очередной паразит слишком зарвался. Подумайте над этим.
Уже когда он отходил, Глен Роше спросил.
- А что они делают, если нет паразитов?
Майор хохотнул, покрутив головой
- Склады стерегут, и наполняют их кстати, тоже.
Махнув рукой, пошел к своей палатке.
За всеми разговорами, ни кто не заметил, что сержант, как то незаметно отделившись от стола, давно сидел тихо беседуя с напарницей майора.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту:[/color][/size]
Стальной кулак.


Майкрофт Шлоссер, командир поднятого по тревоге батальона, укрываясь за открытым люком, осматривал предполье в цифровой бинокль.

Шлоссер, ветеран, чьи виски давно выбелили стальные ветры сражений. Еще на марше, заметив поднимающиеся над лесом жирные столбы дыма, представил, что их ожидает. И по его знаку, в обход колонны в направлении дымов, зазвенев форсированными турбинами, рванулись быстрые ховеры разведчиков.
Второе, что его насторожило, молчание хозяев земли. Лично зная графа, его высокую порядочность, в измену им или его сыном, майор не верил. А еще Шлоссер, знал и реально представлял силу его рода. По этому, истеричный приказ, немедленно, «с колес», атаковать группу «военных изменников готовивших переворот», не торопился исполнять. Да и глупо это было, разворачивать механизированный батальон в лесу, за несколько километров до цели.
Когда колонна вышла в район развертывания, и батальон, завершил его охват. Игнорируя сигналы с машин ЛМР о немедленных действиях, отдал приказ закрепиться, выслать пешие патрули и ждать возвращения разведки.
Все что он видел перед собой, ему совершенно не нравилось. Один небольшой перекошенный дом и подбитая техника. По количеству и составу машин, такой же батальон, как и у него. Через несколько минут, к его машине, стоящей в глубине строя, подлетел ховер лейтенанта Ахмана.
Над районом был развернут купол радио глушения. Обычная армейская связь, не работала. По этому, доклады и приказы, передавались по старинке, сигналами и посыльными. Лейтенант тем временем, ловко перепрыгнул на броню.
- Господин майор. Пять машин подбито. Противник операторы Локи. Нас не пустили к сторожке, но в лесу у подбитого транспортера мы расспросили патруль солдат из третьего батальона, и еще нашли тело оперативника.
Он выложил на броню перед майором удостоверение.
- Убит, не стандартным оружием, которое было при нем. И на броню лег СМГ с интегрированной системой глушения звука выстрела.
- Его, могли убить террористы.
- Ни одного трупа террористов солдаты не видели. По ним, стреляли оперативники Локи. Такие же, как найденный нами убитый. В батальоне очень большие потери.
От транспортера ЛРК шедшего головным, к командирской машине, уже бежал офицер. Видимо, там, наконец заметили вернувшихся разведчиков. Капитан, еще не подойдя к машине, закричал
- Майор?! Почему не начинаете прочесывание? Преступники могут уйти!
Шлоссер, указал ему на горящие армейские машины.
- Скажите мене Капитан, с кем мы имеем дело. Как кучка мерзавцев, набившаяся в ту халупу, выбила за короткий срок пять боевых машин. Они стоят одна к одной. Их, сожгли, почти сразу! И я вижу, что от батальона этот дом штурмовавшего, остался едва взвод солдат! Кто эти люди?!
- Изменники!
- Я это слышал! Какое вооружение, подготовка, численный состав!?
- Это секретная информация!
- Тогда, я пошлю свои машины, только след за вашей! Вами до сих пор не представлен приказ от моего начальства на операцию. Согласно правил, я оказал вам помощь. Выдвинул силы и оцепил район. Но вести боевые действия, буду только когда получу подтверждение наличия противника и приказ. Это понятно?
- Вон подтверждение наличия противника!
Майор кинул к ногам капитана удостоверение
- Мои люди нашли там вот это. Этот человек стрелял в тех солдат, из вот этого
Следом офицеру передали автомат
- И не говорите, что его убили террористы. Мы не лезем в дела и разборки ЛРК, не выполняем полицейских функций, мы Армия! Вы разведка – вот и выполняйте свои прямые обязанности! Найдите мне противника и снимите ваше дурацкое глушение сигналов. Я не могу нормально управлять батальоном и отдавать приказы!
Капитан, прокричав о том, что он ответит за неподчинение, побежал к своей машине. И майор, сплюнув, пожал плечами. Розетки подполковника, ему давно уже не светили.
Постучав по броне, махнул велев подойти Ахману, который во время разговора спрыгнул на другую сторону с брони транспортера.
- Вот что сынок, с обратной стороны, чтоб не видел никто из этих засранцев, шпуром к той хате. Как вижу, там уже все кончено. Распроси, а лучше волоки сюда кого из офицеров.
Едва умчался ховер Ахмана, к транспортеру подлетел другой ховер разведчиков. Из люка выпрыгнул унтер и вытянулся перед майором.
- Встретили егерей их светлости графа. Вчера к ним пришли люди из Локи, приказали не вмешиваться в ход проводимой тут операции. Оставили четверых, следить, чтобы никто не покидал егерского дома. Сегодня, в шесть утра, ничего не объясняя эти четверо, уехали. Уезжали в спешке, нервничая. Я привез старшего егеря господин Майор.
- Вольно Рихард, молодец.
Из ховера, приглашенный унтером, выпрыгнул пожилой мужчина в куртке с нашивками графства и егерской службы. Подошел и надев фельд мюце, поприветствовал приложив к козырьку, по гренадерски, два пальца
- Мое почтение господин майор.
- Рад видеть вас, старина. Вы можете рассказать, что, тут произошло?
- Не могу господин майор. Но в охотничьем домике, должно было быть три человека, гости графа. Два мужчины и одна женщина. Они изредка, посещают эти места. Охота, им разрешена господином графом, о этом есть запись. Все трое, моего и вашего возраста. Не думаю, что это…
Егерь обвел поле рукой
- Они устроили. Из оружия, в сторожке было, четыре карабина и три арбалета. А собой, господа оружия не привезли. Танки арбалетами и карабинами, не подожжешь.
Майор согласно кивнул
- Забирайтесь ко мне дружище.
Егеря он хорошо знал по охотам в этих местах с графом. Лесничего тоже. Их дивизион, относящийся к войскам самообороны планеты, побатальонно квартировал на границе владения графа. Офицеров, часто приглашали на большие охоты и праздники.
- Их светлость в имении?
- Вчера были. Маргарет ездила за продуктами и говорила с кухарками.
Майор окликнул унтер офицера.
Рихард, возьми экипаж Антуана, пусть они проверят дорогу до имения графа. Сам, дуй прямиком к графу, доложи о всем, что видел и знаешь, расспроси его светлость. Но аккуратно чтобы никаких мне эксцессов!
- Так точно. Не извольте волноваться!
Щелкнув каблуками, унтер запрыгнул в ховер и умчался к хвосту развернутой колонны. Тем временем, два транспортера ЛРК направились в сторону командирской машины. Майор, примерно понимая, что может произойти, недовольно сморщился. И предчувствия, его не обманули.
Транспортеры, стали по бокам его машины. Из люка одного из них, показался офицер.
- Полковник Лазье. Локи. Я отстраняю вас от командования и беру его на себя!
- Как пожелаете полковник. Они ваши.
Майор указал на машины батальона. Сам же скомандовал водителю.
- Макс, малым ходом, сдай назад на пару корпусов.
Егерь в надетом танковом шлеме, не привлек внимания полковника, и это, было хорошо. Полковник же, видимо сообразив, что «взять» и командовать батальоном без связи, две разные вещи, крутил головой. Сигналов принятых для управления в отсутствие связи в бронетанковых соединениях, он явно не знал. Еще через пару минут, распахнулись люки и от его машины, к транспортерам батальона побежали солдаты в темной броне. Учитывая, насколько растянулись машины, охватив поле, связь с крайними, будет налажена не скоро.
Майор, наблюдал эту суету с легкой презрительной улыбкой. За суетой и неразберихой, никто не обратил внимание на вернувшийся ховер Ахмана. Майор махнул ему чтобы тот подлетел к заднему створу. А сам спустился в десантный дек. Пройдя к заднему пандусу, приказал открыть.
Возле ховера стоял Ахман и незнакомый ему капитан, с плохо отмытыми следами копоти на лице. Когда майор подошел, тот вытянулся во фронт и четко отдал салют.
- Капитан Литке. Рад, что прислали вас господин майор.
- Мы знакомы?
- Майор Штольц мой шурин.
Майор усмехнулся.
- Да Вилли. Старый пьяница.
Он посерьезнел.
- Что тут произошло.
- Были подняты по тревоге прибывшим в расположение офицером Локи. Прибыли сюда, еще ночью и развернули батальон в цепь в ожидании приказа на прочесывание местности. Когда он последовал…
- Кто отдал приказ?
- Офицер Локи. Связь не работает.
- Далее.
- Нам приказали обстрелять этот дом. Все было очень странно. Солдаты возле дома, махали, чтобы мы подъехали. И они что-то там переносили.
Капитан, чуть замялся, прежде чем продолжил.
- Офицер Локи, сказал, что это ловушка и мы открыли огонь.
- Вижу, дальше.
- При выдвижении вперед, по нам открыли огонь из лаунчеров. Когда я отдал приказ, спешится, зачистить поле. Солдаты кинули дымы и атаковали нас.
- Солдаты?
- У всех убитых форма, снаряжение, оружие. Документы солдат и сержантов Локи. Все дрались до последнего. Очень большие потери.
- Сколько?
- Три офицера пять унтеров две трети личного состава.
Капитан понизил голос
- Господин майор, нас вырезали. Это были очень хорошо обученные солдаты. А у меня, пол батальона призыв прошлой осени. Если бы их было больше. Мы бы все были мертвы. И еще. Мне кажется, документы, не поддельные. Там у дома, сложены тела. Таких же как они, солдат. В броне с оружием, аккуратно, рядами. Жетоны во рту. Они их готовили к отправке. Тут происходит, что-то непонятное.
- Согласен капитан.
Майор посмотрел в сторону дома и повернулся к Ахману. Лицо лейтенанта было серьезным. Разведчик понимал, что они влипли во что-то неприятное. Поманив пальцем, чтоб тот стал ближе спросил
- Твои вернулись?
Лейтенант кивнул. Указав на дом. Майор спросил
- Лютер, если бы тебя зажали. И ты оставил заслон. Куда бы ты отходил?
Лейтенант открыл рот, чтобы ответить, но тут же сообразив, коротко кивнул и побежал к ховеру. Так что брошенное майором
- Действуй!
Прозвучало ему в спину. Глядя в след умчавшейся легкой машине, сказал капитану
- Хороший парень, сообразительный. Если не сломает шею, далеко пойдет.

А полковник в это время, наконец навел порядок в батальоне. Что как уже сказано, осложнялось тем, что машины растянулись, далеко друг от друга стоя по периметру поля. Посадив для связи в каждый из транспортеров по своему человеку, у которых были работающие радиостанции, отдал приказ высадить солдат и начать прочесывание местности.
В батальоне Шлоссера было много ветеранов. И солдаты и офицеры имевшие боевой опыт понимали, поле поросшее высокой травой, могло таить опасность, не смотря на царившую над ним тишину. Вид еще чадящих подбитых машин, способствовал здравомыслию. Солдаты и офицеры не торопились, продвигаясь внимательно проверяли подозрительные места страхуя друг друга. Дело шло, но медленно, не смотря на нервную ругань оперативников из локи. Три машины разведки, как гончие, носились по полю перед цепью. Изредка останавливаясь в подозрительных местах водя тонкими жалами пулеметных стволов. Это могло показаться лишним, но несло свой смысл. Ховерам, не страшны были пули из легкого стрелкового оружия и мины, ибо они скользили над землей. А высокая трава уложенная давлением воздуха могла открыть установленные ловушки и не давала в ней прятаться. Прошло, уже более сорока минут, а кольцо прочесывания прошло едва треть радиуса. Солдат для прочесывания такой большой территории, было мало. Им приходилось идти зигзагами, просматривая густые заросли травы там где ее не положили ховеры. При этом, выдерживая линию общей цепи.
Вернулся унтер офицер Рихард Шотц. Быстро отрапортовав, получил новый приказ и умчался со своим экипажем в сторону поля.
Егерь пьющий поданный солдатами из транспортера в термосе кофе, спросил
- Что сказал сержант?
- Сейчас прибудет сам граф.
Майор хохотнул и подмигнул егерю. Тот не понял, почему у майора отстраненного от командования, от этого, так поднялось настроение. И отошел присев на аппарель транспортера.
Майор же, взяв кружку, поданную одним из солдат, закурил. Но едва от поля в их сторону выметнулся по широкой дуге ховер, откинул сигарету. Сделав знак солдатам, быть наготове, смотрел в его сторону.
Подняв пыль, ховер резко оттормозился возле транспортера. Из люка неуклюже вылез Лейтенант и два солдата. Причина была видна без объяснений. Внутри тесной кабины кроме них, лежало два перебинтованных тела.
Лейтенант указал на одного из лежащих
- Офицер. Пытался отстреливаться. Хельмута задело, но вскользь. Второй его прикрывал. Хорошо, что оружие бесшумное, никто не услышал за работой винтов.
- Как взяли?
- Заметил и придавил юбкой машины. Ребята скрутили. Вот при этом и пытались отстреливаться.
- Молодцы.
Солдат сидевший на броне постучал по ней, привлекая внимание и указал в сторону леса. Майор, запрыгнув на транспортер встал в полный рос и поднес к глазам бинокль. Поглядев в указанную сторону, с облегчением вздохнув, обернулся к своим людям. Но увидев, что один транспортер ЛРК направляется в их сторону, скривил лицо. Приказал, не сходя вниз.
- Закрыть люки! Лейтенант. Если махну рукой, уходи с найденным, к лесу
Указал рукой направление
- Отдашь их, только его светлости графу. Это приказ!
Ховер запустил турбину и отошел от транспортера. Майор, сел, свесив ноги в люк, присоединив коннектор внутренней связи транспорта, отдал команду водителю завести двигатель и стал ждать гостей.
На машине ЛРК вполне ожидаемо, прибыл сам полковник.
- Майор! Ваши люди двигаются как сонные мухи! И я хочу знать, что ищут ваши ховеры. Почему они мельтешат рядом с вами? Мои сигналы они игнорируют!
- Ховеры по моему приказу, ищут следы минных постановок. Вы мне так и не сказали, что взорвало вон те машины. С кем мы имеем дело. А солдаты, просто привыкли докладывать мне. Я уже десять лет командую этим батальоном. И смею заметить, отвечаю за них, хоть и отстранен от командования вами. Вы бы написали мне бумагу, о этом, в штабе дивизии, могут задать неудобные вопросы если что произойдет.
Полковник сжал зубы и покраснел лицом. Сделав над собой усилие, он продолжил уже спокойнее. С металлическими нотками в голосе.
- Я вынужден взять вас под стражу. Пройдите в мой транспортер. Люки его машины распахнулись, на землю выпрыгнуло несколько солдат.
Полковник не заметил, что майор прижал тангент внутренней связи и так и не отпустил.
- Вынужден отказать вам в этом полковник. Я как и все, кто находится в моей машине, как лица отстраненные от несения службы. Уже не в вашей юрисдикции.
- Что вы имеете в виду?
Полковник непонимающе посмотрел вокруг. А майор, наклонился и крикнул в соседний люк
- Господин Люпьен! Будьте любезны подняться.
Когда егерь показался, указал на него.
- Я передаю себя и своих людей в руки владельца территорий, в которые незаконно вторгся. Военного положения не было объявлено. Вы не снабдили нас соответствующим приказом или разрешением. Согласно законов Альянса Лиры и графства, мы не имеем права без веской причины, пересекать границ и находиться на территории охотничьих угодий его светлости. Я и мои люди, как нарушители общего и местного свода уложений, сдались законному представителю его светлости графа старшему егерю Марку Люпьену.
Майор развел руками. То, что он говорил, слышали все, кто был подключен к трансляционной системе транспортера. И это, полностью соответствовало истине.
Лицо полковника исказил гнев.
- Вы в своем уме?
Обращаясь к своим людям, приказал
- Арестовать майора и егеря за препятствие проведению…
Его прервал громкий треск, раздавшийся с просеки неподалеку. Майор, в отличии от полковника, уже некоторое время ощущавший дрожь земли усмехнулся. И то, что увидел обернувшись, его не удивило.
На поляну валкой рысцой выскочил старенький Коммандо. А вслед за ним, поводя жерлами протонных пушек Авесом.
Замерев, на несколько секунд осматривая поле, мехи направились прямиком к их транспортерам. На груди Авесома чуть выше и левее изображения штайнеровского стального кулака, ясно был виден графский герб. Коммандо, смотревшийся рядом с махиной пятнадцати метрового ассаультного меха подростком, скорее всего, вел его сын. Но даже этот, по сути учебный мех, мог легко опрокинуть любой из транспортеров одним ударом. Даже не применяя оружия.
Майор, хотя шум от поступи боевых машин, был не так уж и велик, прокричал, так чтоб это слышали все окружающие.
- Я думаю, вы это должны сказать его светлости. Егерь, его человек.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 09 янв 2016, 06:19

Аудиенция.


На рабочем столе генерала Джоан Штраус замигал сигнал коммуникатора.
- Марлен?
- Прибыл Коммандер Ауштайн.
- Через две минуты зовите.
Убрав документы, и еще раз окинув стол взглядом, она встала из-за стола.
Ранее, они не встречались. Коммандер Флота Ганс Ауштайн, по должности и рангу, состоял ниже. Разве только по своему флотскому званию, был равен. Но ни это послужило причиной того, что она, решила встретить его подобным образом.
Сделав четко выверенные три шага от двери, Ауштайн, приветствовал генерала коротким, отточенным кивком. Ничем не проявив удивления подобной встречей. Отрапортовал о прибытии и с непринужденной легкостью, не столько служаки сколько потомственного аристократа, замер. Не нагло, но твердо, глядя своими цвета оружейной стали глазами в ее.
Джоан, специально чуть затягивая паузу, оглядела его. Задержав взгляд на наградной колодке. Личное дело коммандера, было не типичным для представителя отдела Нонры. И уж тем более, не вязалось с репутацией флотского повесы, которая числилась за ним согласно докладов службы внешнего наблюдения.
Указав коммандеру кивком на кресло в углу кабинета, и обозначив этим, что предстоит не совсем официальный разговор, Штраус коротко бросила в коммуникатор
- Два кофе, вино, бисквиты.
После чего, присела напротив. Ауштайн, даже сев «вольно», сохранил выправку и собранность, будто еще продолжая стоять перед ней навытяжку. Впрочем, от нее не укрылось, что проделал это мягко и слитно. Такое дано было не каждому. Говорило, не просто о его хороших физических кондициях. А о большом и длительном опыте занятий боевой борьбой или чем-то подобным. И в связи с этим подтверждало некие ее догадки. Так что коммандер, пока вызывал у нее двоякое впечатление.
Наконец, секретарь принесла заказанное и покинула кабинет. Уазав на столик, Джоан одновременно с этим жестом включила защиту.
Генрих поблагодарив, налил ей и себе кофе и вино, после чего, позволил легкую улыбку.
- Я видел у вас на столе папку, в которых, обычно содержат личные дела. С ней связано, столь пристальное изучение моих реакций?
Генерал, взявшая чашку, так же улыбнулась краешками губ.

- Вы проницательны.
- И какова оценка?
- Пока теряюсь в догадках. Вы несвойственно загадочны для занимаемой вами должности.
Ауштайн кивнул, словно не подтверждал, а благодарил за подобную оценку и вернул комплимент.
- Вы, так же озадачили меня. Отойдя при встрече, от сложившегося в Корпусе о вас, образа живого воплощения Штайнеровского стального кулака. Даже сменили парфюм.
Штраус выгнула бровь. У нее действительно окончился ее любимый парфюм и она взяла стоявший у дочери Жасмин. Знание этого, говорило не только о том, что коммандер готовился к встрече с ней. Но и что обладал неким информационным полем, большим, чем просто информация о командовании. И куда как более специфичным.
Решив сыграть, Джоан слегка наклонила голову
- Надеюсь, вы не решили, что это сделано именно для встречи с вами?
- Ни в коей мере. Я не столь тщеславен. Но внезапный личный вызов и такая резкая атака, наводит на мысли, о недостатке времени принятия решения и вынужденной разведке боем.
- Неплохой анализ.
- Спасибо. Итак, как развеять ваши сомнения и чем помочь?
- Вот так вот сразу?
- Зная вашу принципиальность и непредвзятость, готов ответить на вопросы. А так же буду рад оказать услугу коллеге. Мы ведь оба, достаточно автономны в принятии ряда решений. Иначе такая встреча без одобрения руководства, могла вызвать неудобные для обоих и вопросы с их стороны.
Штраус взяла бокал с вином и откинулась на подушки кресла. Что же, пока она ничего не теряла. Коммандер сам согласился ответить на ее вопросы. А там можно было и посмотреть.
- Хорошо.
Указав пальцем на стол
- Это, не полное досье. Хотя, как заместитель главы центрального отдела Корпуса, удивлена что мой допуск не позволяет просмотреть полную информацию.
Ауштайн кивнул с легкой улыбкой.
- В досье, отсутствует период службы в РКФС. Это сразу, после практики в частях морской пехоты. Я не действительно не проходил службу на корабле. Выслуга до майора, отряд специального назначения 347. Он числился как мобильная группа логистики и технического обеспечения. Установка и обслуживание систем сбора данных.
- Несуществующая и «преславутая» разведка флота?
- Скорее, отряд межведомственного подчинения. Ми Три, Норны, Лоэнгрин.
- Лоэнгрин?
- Может еще Ми Шесть. Мой товарищ, командир второго отделения, пришел в отряд оттуда.
Штраус, по другому взглянула на человека сидящего перед ней. Стало понятно, откуда у флотского офицера такой резкий старт карьеры. И насторожившие ее, довольно редкие для младших офицеров, пусть и знатных, полученные еще до вторжения награды.
- Вас хорошо прикрыли.
- Тех кто выжил. Поверьте, таких, было мало.
- А далее?
- Еще до раскола, многие понимали, что начинается и чем может окончится. Ряд кадров преднамеренно стали выводить из игры. Благо и силы и средства, тогда еще были. Более того, когда все посыпалось, я и мои товарищи помогали выдергивать из мясорубки наиболее ценные для обоих контор кадры.
- Но это…
Штраус, могла себе представить каких сил и средств требовали подобные операции. Более того, по косвенным данным ряд «пропавших», пропал до репрессий и слова коммандера приоткрывали над этим завесу тайны.
- И где эти люди?
- Часть, не желавших покидать государства были проведены по системе защиты свидетелей. Не прямой. Созданной для этого параллельно. Часть перевезены на базы периферии.
- Базы?
- Вы должны иметь сведения, что МиТри, располагала своим флотом. Так вот, в тот период, когда контакты были наиболее плотными, стоял вопрос о создании аналогичного, нашим отделом.
- Но Норнам, так и не выделили средств.
- На флот, увы нет. Но кое-что, мы сумели сделать.
- Ваш Фокс?
- Это скажем так «подарок за услуги» от коллег. Увы, единственный, если не считать пары торговых кораблей отошедших нам после совместных операций. И конечно «не протокольный».
Джоан Штраус, неожиданно стало душно. Какой уровень контактов был между ведомствами, если отделу был «подарен» боевой крейсер, только начавшийся выпускаться на верфях другого государства?! И пряча эмоции, за задумчивым глотком вина, спросила.
- А планеты с базами? Считать такое заявление от офицера вашего уровня оговоркой?
Ауштайн улыбнулся.
- Рано или поздно это всплывет, в той или иной форме. Тем более, что я предвижу активизацию неких контактов с вашим отделом в направлении округа Мелиссия.
Долив вина, он продолжил по существу
- В период когда мы смогли приостановить вторжение, серьезно встал вопрос поиска баз противника. Их миров. Для дальних экспедиций, нужны были полигоны, базы и просто склады. Комстар как выяснилось, обладал подобными и действовал совместно с синдикатом. На нашем направлении подобных баз не было. Но и выделить соответствующие ресурсы и финансы, мы не могли. По этому, был избран довольно рискованный путь с привлечением частного капитала и наемников. И такой подход, принес положительные, а порою очень неожиданные результаты.
- Пираты?
- Не они одни, хотя и это тоже. Кстати, они себя, называют вольными баронами окраин. И поверьте, от мерзавцев с которыми имеют дело наши силы на бордере, они довольно резко отличаются.
- То есть я должна поверить, что ваш отдел имеет в своем подчинении две планеты с базами флота?
Ауштайн, тихо рассмеялся.
- Ни в коей мере. Уж это, скрыть было бы просто невозможно. Но вот две планеты с лояльными правительствами и силами, готовыми без вопросов принимать наши корабли. Это да. Более того, как я упомянул, на одну из них, в период наибольших трудностей здесь, мы осуществляли целенаправленное перемещение людей. Уже долгое время, никто не обращал внимания на частные компании, вербующие колонистов для отлета на периферию. Как впрочем и сейчас, таковым, никто не чинит препон. А статистикой работы оных, и подавно давно никто не занимался. Что развязало руки для осуществления подобного проекта.
- И когда была основана первая база?
Ауштайн, открыл отложенную папку и достал диск.
- Мне кажется, так будет более предметно. Это, краткая сводка по основной базе.
Уже идя за нотепутером, Джоан спросила
- Вы заранее приготовили материал?
- Не только этот.
Садясь и вставляя диск, она оценила его ответ. Выходило, что Ауштайн каким-то образом знал о ее интересе к операциях в его регионе. И предвосхитил, или впрямую был извещен о личном интересе к нему. А это уже, говорило о утечке в ее аппарате.
Просмотрев информацию, она невольно поджала губы. Считать данное правдой? Слишком невероятно. Дезинформацией? Но в ее силах, было проверить многое из того, о чем было упомянуто на диске.
- Я могу?
Уаштайн кивнул.
- Конечно. Даже, предвосхищая ваш вопрос, могу обещать обеспечить посещение вашими людьми. В самое ближайшее время туда идет транспортный корабль. Как видите из отчета, первое, что было сделано, обеспечение быстрой линии перемещения грузов по типу военной. Через третьих лиц, соответственно на коммерческой же основе, для этого построено две станции подзарядки. Военный флот, так же получил возможность ими пользоваться, соответственно по льготному тарифу. Декларировано это, негласно конечно, услугами по патрулированию и охране.
- А клан?
- Как вам известно, Коты Сверхновой, активно приняли участие в воссозданной Звездной Лиге. Их подразделение там, изначально, наблюдатели от Лиги за подразделением наемников. Позже в силу некоего конфликта с представителями Комстар так и оставшегося с ними. Клан Котов, не имеет выраженных интересов на планете в силу ее удаленности. Скорее это их ответ на довольно тесные контакты этого подразделения с кланом Волков В Изгнании. Своего рода контроль.
- Волки? И какого рода контакты?
- Оружие элитных типов, медикаменты. Это отмечено в папке «экспорт, производство, торговля». Но подразделение также неоднократно выступало на контрактах, оформленных как контракты с Арк Роял Кордоном.
Закрыв нотепад , Штраус уже сама налила кофе по чашкам. Ей, требовалась пауза, чтобы собраться с мыслями. Не так она представляла разговор. И несколько на другие темы.
Формально Ганс Ауштайн, был в линии ее подчинения. Но зная независимы нрав территориалов, и их тесные связи с местной промышленной знатью, она не испытывала больших иллюзий на эту тему.
- Как я поняла из нашей беседы, вы, как и я, в чем то заинтересованы во мне.
- Это верно. Ваш предшественник, был более озабочен отношением Архонта к его персоне и продвижением своих знакомых и родственников по службе. Это сильно осложняло работу.
- Резко сказано.
- Как есть.
Ауштайн пожал плечами.
- Что заставляет вас думать обо мне, иначе?
- Информация. Думаю, вы уже и сами просчитали, что у меня есть связь с кем-то рядом с вами.
- Это так.
Ауштайн достал из папки галлографический снимок и положил перед ней.
- Чтобы не тратить ваше и мое время на игры. Этот человек, служил со мной в одном подразделении. Надежен. Если потребуется, можете обратиться к нему и за помощью. Имеет определенные навыки, которые могут удивить вашу охрану. Соответственно и здесь, имеет некие связи, которые не отражены в его личном деле, но вам, могут быть полезны.
- Как я понимаю, он не просто так попал в отдел?
- Верно. Но люди, способствовавшие этому, не заинтересованы в политических играх и уж тем более том, во что они выливаются в итоге. Подобное, мешает нормальному бизнесу.
- Я правильно поняла ваш намек?
Ауштайн улыбнулся.
- Вынужден с грустью признать, что не столь проницателен. Сказанное о этом человеке, не несет глубокого второго смысла. Вы знаете его семью. Он похож на отца. В свое время, именно это нас сблизило. Ну а затем уже, боевое братство укрепило дружбу.
- Прошу меня простить.
- Нет, это я должен извиниться.
- Принято.
- Спасибо.
- Что же господин Ауштайн, вынуждена признать, вы смогли меня удивить. Настолько, что изначальная тема встречи с вами, стала не актуальна. В свете вами сказанного, я вынуждена пересмотреть некие вопросы, в связи с чем, взять в беседе тайм аут. Прошу вас в ближайшие день, два, не покидать метрополию и быть на связи с моим офисом, ибо мы с вами еще не окончили.
Джоан Штраус встала, обозначая окончание беседы. Поднялся и Ауштайн, предварительно убрав снимок в свою служебную папку.
Когда он вышел, Джоан в задумчивости облокотилась на стол. И сам Ауштайн и человек из ее окружения, которого он «сдал». Были представителями богатых и влиятельных семей. Семей из «нейтралов», более озабоченных делами бизнеса чем борьбой за власть, ее у них, было и без этого достаточно. Если он играл честно. А сомневаться в сказанном им, было трудно. Для нее, укрепление союза с ними обоими, а следовательно с их семьями, было выгодно во всех отношениях.
Сев за стол она вызвала двух сотрудников, которым могла доверять. Вера верой, но проверка полученной информации, прежде всего. И дожидаясь их прихода, наметила ряд звонков. Если все подтвердится, у нее и отдела, откроются новые перспективы. Стальной кулак не только грозит или бьет. Он крепко стискивает и удерживает схваченное!
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 09 янв 2016, 21:30

Заботы.
После повторной беседы с генералом, Генрих задержался в метрополии. Решая как возникшие в связи с ней срочные дела, так и ряд не относящихся к службе. За последние два года, он редко бывал в центральном управлении корпуса. Обстановка никак не давала надолго покинуть Меллисию. И дел, как служебного плана, так и семьи, требующих личных встреч здесь скопилось достаточно.
А были еще дела, которые не относились ни к тому, ни к другому разряду, но и небыли личными. В частности то, которое в последние двадцать часов, довольно сильно истрепало нервы не только ему.
Ауштайн, проводил гостя и позвонил колокольчиком. Вошедший на звонок слуга, повинуясь его жесту, прибрал стол. Оставив только поднос с бутылью вина и блюдечком тонко нарезанного сыра. В виду того что Генрих, так и стоял у окна с бокалом.
В стекле, коммандер заметил мелькнувшее отражение и повернулся. Вошла Элен. Последние часы, как и он, девушка не спала приняв на себя основную тяжесть решения с их стороны возникшей проблемы.
- Садись.
Свою протеже, Генрих как и прежде воспринимал двояко. Не смотря на то, что девушка повзрослела и возмужала. Он все равно видел в ней ту девчушку, что некогда встретил в доме одного из своих друзей.
По этому, многих кто с ним общался по службе, удивляла видимая строгость обращения с ней. С возвращения к прямой флотской службе, за коммандером закрепилось стойкое реноме лавеласа. А девушка приближенная им, выделялась специфической нордической красотой, несколько холодной на фоне независимости и строгой замкнутости. По этому поводу, со времен ее назначения референтом, бродили разные слухи.
Мало кто знал, что наедине, когда никто не видел, он вел себя с ней, более мягко, как строгий, но любящий отец.
- Новости?
Элен кивнула и раскрыв, подала принесенную с собой папку. Прочтя документ, коммандер поморщился.
- Неожиданно. Веские аргументы. И что наши друзья?
- Подали официальную петицию и начали расследование. Прокуратура не могла затягивать игнорируя, приняла иск. Со стороны законов, целый букет явных нарушений. У графа на руках все козыри для этого. Потери в одну третью территориального дивизиона, в основном новобранцы. И в основном местные. Одно это просочись в прессу, многим будет стоить погон. Почти тридцать тел оперативников Локи, с оружием и документами. Четыре офицера Локи. Нижних чинов опросили и отпустили. Сейчас там работают эксперты криминалисты графства и уже прибыли наши. Майор, любезно усилил полицию графства и его егерскую службу своим батальоном. Подтянут и первый батальон. Район перекрыт наглухо. Это официально согласовано с коммандыванием их территориального дивизиона. Военные, как и следовало ожидать возмущены. В связи с этим, готовы предоставит графу любую помощь с выше той которая уже представлена. Даже не смотря на сильное давление на них с верху. Что по моим данным, имеет строго обратную реакцию. Командир дивизиона, генерал Фальц, уже после первых звонков из корпуса и штаба, лично прибыл в имение графа с извинениями. А при повторных, с его позволения, перенес туда, штаб дивизиона. Так что следы, им не спрятать.
- Офицеры Локи?
- Молчат. Ждут, что их вытащат.
- А наши люди?
- Прорабатывают под ход к организатору. Увы, в метрополии, мы вынуждены работать только через людей вашего знакомого. Впрочем, на это, нет нареканий. Граф Мармелюк, узнав о трудностях, сам предложил и организовал прикрытие группы взятой Стариком. Транспортер сожгли. Прямое бомбовое попадание в машину на марше. Никто не выжил. Анализ по найденным тканям положительный.
Элен вынула тонкую папку с отчетом следственной группы.
Ауштайн достал и стал разглядывать фото. Участок дороги покрывала густая полоса крупных воронок. Почти у конца полосы, развернутый как бутон цветка, бронированный короб транспортера. Глянув на второе, с близким видом вбитых взрывом в землю останков корпуса, усмехнулся.
- Мальчики порезвились.
- На уничтожение, в виду особой опасности преследуемых, вылетал сам командир крыла. На записи четко видно, что при облете и требовании остановиться, по аэрокосмическим истребителям транспортер открыл огонь. После предупреждающего выстрела поперек дороги. Обстрел с их стороны только усилился. После этого, им было разрешено применение оружия. Все есть в записях. Мне передали копии.
- Даже так? Старина превзошел себя.
Элен улыбнулась. Она сама не знала, как это было проделано. На записи, которую вели камеры четырех машин аэро космического копья, было все четко и хорошо видно. Транспортер вел огонь по ним, маневрировал, уходя из под обстрела и даже увеличил скорость, пытаясь вырваться из под бомбового удара.
- Передай Арвину, мою признательность, филигранная работа. Скажи ему, людей у Старика, я забираю. Нам должны выделить пехотинцев сопровождать груз. Людей, обычно, на это дают неохотно. Но таков порядок. Арвин, сделает замену легко, его епархия. Распорядись о помещении, а я, сейчас же пошлю ему официально запрос. Так как он в курсе, поймет правильно. С таким движением войск на базе как сейчас, можно потерять в бумагах и полк пехотинцев.
Улыбнувшись своим мыслям, сверился с записями в нотепутере.
- Чтоб не затягивать, сделаем так. Вечером, с корабля на склады, должны уйти машины. Один мой знакомый, обещал мне некие подарки. По этому, на продуктовые склады, поедешь сама. Я распоряжусь. Возьми для этого людей и обмундирование. Проконтролируешь. Наши машины, оставите на складе под загрузкой, далее, поедете на его. Знакомый предоставит.
Элен кивнула и тоже улыбнулась.
- Спасибо.
- Не за что. Передавай привет.
- Обязательно.

Добавлено спустя 2 часа 24 минуты 54 секунды:
Родственники.



Два трехосных военных грузовика заехали на территорию продовольственных складов одной из крупных торговых факторий уже ночью. Впрочем, снабжение крупного города не признавало дня или ночи. Машины приезжали и уезжали. Одни разгружались, другие наоборот принимали груз. У указанного в документах склада, навстречу им из будки более похожей на пост въезда на военную базу, вышел карго менеджер. Сверившись с номерами, указанными в его документах, указал в глубь проезда между огромных пакгаузов и сказав номер загрузочных ворот, сразу заспешил к следующим машинам.
У ворот, к машинам подошел работник склада и бригадир грузчиков. И грузовики, под их руководством, сдав задом заехали внутрь. Когда двигатели заглушили, к старшему из военных подошел кладовщик.
- Мэм сержант. Указанного вами количества нет. Придется обождать. Пока, будем грузить то, что есть. Вы и ваши люди, не потребуются и могут обождать в столовой для рабочих. Гален проводит. За машины не беспокойтесь, закроем здесь на складе и мои люди присмотрят.
Военные, забрав из кузова машин мешки с какими-то вещами, пошли за выделенным им грузчиком. Только не в сторону столовой, а прямиком через склад. Там стояли почти такие же грузовики, но гражданские, с логотипами одной из мелких торговых компаний на пластике кузова. Один из водителей открыл кузов и указал на пару уже лежащих там мешков, типа тех, что были в руках солдат.
- Это, велено передать вам.
Едва, они закинув свои вещи в кузов, влезли вслед за ними, грузчик завел двигатель. Закрыв кузов, грузчик махнул водителям, чтобы те трогались. На выезде со складов, машины разделились.
Через полтора часа, похожий на одну из тех машин грузовик, свернул на неприметную и узкую, лесную дорогу, которой видимо давно никто не пользовался. Еще через минут пятнадцать, на перекрестке, дорогу ей преградил внедорожник графской егерской службы. Водитель сел в него, а место за рулем грузовика занял один из егерей.
Еще через час, машина въехала в большой подземный склад. Водитель пожав руку встречавшему их пожилому мужчине открыл кузов. Там на установленных внутри лавках, ожидали этого шесть солдат в форме морской пехоты.
Увидав стоящего на краю кузова женщину сержанта, мужчина встречающий машину заулыбался и потряс головой. Впрочем, дело, прежде всего. И по этому, подав ей руку обратился к подходящим от палаток в глубине склада людям.
- Принимайте груз.
- Сержант?!
Сержант, сразу выделив офицеров из числа подошедших обратилась к старшему.
- Капитан подойдите!
Раскрыв один из привезенных военных мешков, достала сумку.
- Документы и жетоны на ваших людей. Здесь же краткие легенды. С ними ознакомитесь в пути, затем сложите в эту сумку и вернете мне. Ваше подразделение морпехи, сопровождающие груз в Мелиссию. Остальное, когда будете на борту. На каждого автоматический пистолет и две обоймы. Там же. Маркировка соответствует вашим документам. Не путать. Одежда и снаряжение подобрано по размерам. Ваше внутрь мешков, возьмете с собой, мало ли что понадобится.
Приехавшие солдаты сгрузили привезенное и отошли в сторону давая получившим снаряжение разобраться с ним самим.
Сержант тем временем отошла с мужчиной за машину и неожиданно, порывисто обняла, буквально повиснув на его шее. Наблюдавшая за этим от стеллажей, пожилая женщина, заулыбалась и вздохнула.
Чуть погодя, к ней подошел кряжистый сержант, уже переодетый в форму морпеха. Впрочем, на нем, она сидела как влитая.
- Дочка?
- Она.
- Взрослая совсем.
Сержант вздохнул и поправил кобуру.
- Что сказал старшой.
- Сказал, что не против, под мою ответственность.
Оглянувшись и отметив, что их никто не видит, резко притянула сержанта к себе
- Но если что, разрешил оторвать тебе, еще не отсохшее.
Больно ткнув коленом между ног, так же резко оттолкнула. Впрочем, сержант хоть и с трудом увернулся, только смущенно заулыбался.
- Спасибо.
- Иди.
И сама пошла к машине, только туда, где стоял пожилой мужчина в обнимку с сержантом. Сержант, увидев ее удивленно посмотрела на мужчину
- Элен. Совсем взрослая!
- Тетя бру!
- В виду того что она была по гражданской одежде, девушка не стесняясь окружающих не менее радостно и нежно обняла подполковника.
Один из морпехов приехавших с ней, и видимо подходящий с каким-то вопросом, увидев на ком висит командир, присвистнул и подняв брови, исчез за кузовом.
Что не укрылось от бдительной женщины. Ее тихий низкий рык, заставил вздрогнуть даже мужчину, с улыбкой наблюдавшей за женщинами
- Рруперррт!
Солдат, опасливо высунулся из за пластика борта
- Слушаю ваше превосходительство
- Что за рожи, вы позволяете себе строить лейтенант?!
Выскочив из-за борта и вытянувшись во фрунт, морпех выкатил глаза
- Виноват!
И старательно давя улыбку, тихо кашлянув позволил себе добавить
- Капитан, мэм!
Женщина обнимающая его командира, еще строже свела брови
- Тем более!
С укоризной поглядев на сержанта, покачала головой
- Распустила ты их! Ничего. В перелете, я займусь этой распущенной кодлой.
Сержант прыснула, а морпех Руперт, закатил глаза.
Но от дальнейшего разноса его спас вопрос девушки, обращенный к ней и мужчине
- Вы едете с нами?!
Мужчина улыбнулся.
- Сейчас не едем. Прибудем на борт позже и полетим с вами до станции подзарядки Мелисии.
Девушка недоверчиво посмотрела на обоих и на всякий случай переспросила
- Обещаешь?
Ответила женщина.
- Если будет тормозить как обычно пятками, я его сама пинком на орбиту вслед за вами закину.
Сержант, зажмурив счастливо глаза прижалась к обширной груди отставного, но при этом не менее грозного для окружающих подполковника. Та, выждав минуту, легонько шлепнула ее по заду и рыкнула на так и стоящего на вытяжку морячка.
- Чего хотел то, болезный?
- Готовы. Выдвигаться.
Вздохнув, сержант оправила форму и скомандовала моряку
- Вольно. Идем.
Касанием руки попрощавшись с женщиной, пошла за солдатом.
Все действительно были готовы. Вещи уложены в машине, и солдаты сидели на лавка в ней установленных. У машины стояли только офицеры и егерь. На всех была форма морской пехоты. Соответствие званий было соблюдено. Кивнув им, и без помощи, ловко запрыгнув в кузов, сержант, указав чтобы все сели дождалась, когда кузов закроют и машина тронется, только после этого привлекла общее внимание.
- Господа.
Голос ее был не так громок, но хорошо поставленные командирские интонации, позволяли слышать его каждому.
- Я майор морской пехоты Элен Штаубе. Моя должность, референт начальника отдела Норны, дистрихта Мелисиия. До особых распоряжений, вы будете находится в моем непосредственном подчинении. На борту, вашей командой будет руководить ваш капитан и капитан десантного наряда крейсера Руперт.
Она указала на одного из морских пехотинцев.
- Линия подчинения, прямая. Со всеми вопросами только к нему и ко мне. Он же, до прибытия сопровождает вас. По прибытии на корабль, разместит в кубрике. Сейчас, пока есть время, ознакомьтесь с вашими легендами. У вас на это около часа. Что неясно, с вопросами ко мне и к капитану.
Включив потолочные светильники, добавила.
- У дальнего борта сумка с водой и медикаментами. Приступайте!
Капитан быстро просмотрев легенду, подсел и вернул ее Элен.
- Разрешите, вопрос не по делу майор?
- Разрешаю.
- Этот Шелтон, как я понял из увиденного, вы его хорошо знаете?
- И его и подполковника. Майор Шелтон мой отец. Подполковник, мой первый командир батальона в десанте. Друг семьи.
Капитан кивнул, то ли выражая уважение толи своим мыслям.
- Спасибо. Простите за вопрос.
Майор улыбнулась
- Не извиняйтесь. Вы пришли в десант, пусть даже временно. У морской пехоты, другие законы и другие понятия. Другое отношение внутри их клана. Они часто гордятся, тем, что другие вынуждены скрывать. Специфика. Ваш второй лейтенат, начинал в морпехах. Думаю, ему будет что рассказать о этом людям.
- Учту.
- И не переживайте. Работы у вас, будет навалом. Не заскучаете. На борту я вас ознакомлю со сводками и вводными. А там, только выбирайте.
- У нескольких людей, семьи.
- Тот, кто организовал прикрытие, в курсе. Сейчас, опасно обозначать интерес к ним. Но поможем, деньгами и прочим. А когда уляжется шум, решим этот вопрос.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 29 янв 2016, 17:36

КИРА

- Не спишь?
- Нег. Расскажи историю.
Жила была девочка. Хотя, если она жила, следовательно, ведь и была? Ладно, не о этом речь. Начнем с главного, там, где она и была и жила. Таких как она, девочек, никогда много не было. Ибо воин фенотипа элементал, всю свою жизнь носил тяжелую боевую броню. Надо отметить, собственно только за этим, их и сделали. Никто другой не смог бы носить трех метровый панцирь высоко технологичной брони долго, и полностью реализовывать его боевой потенциал. Не смотря даже на встроенные миомерные мышцы, усилители и высочайшие вложенные в него технологии.
Нужна была огромная сила и выносливость, не свойственная простому воину. Вот по этому, для бронированной пехоты всегда, делали больше мальчиков, чем девочек. Подтвердить эти слова можно просто. В сиб группе ее возраста, ну той, в которой она росла. Из двадцати юных сибов, девочек было всего три. А в воспитываемой в соседнем поселке, подобной, фенотипа элементал сибко две.
Почему их группы воспитывали порознь? Откуда теперь узнать, видимо на то нашлись причины. Самая простая, их с малых когтей готовили и учили быть воинами. От них требовалась не только сила, верность клану и смелость. И следовательно намеренно прививали желание быть сильнее и лучше. Это часто называют «дух соперничества».
Например, в группе где она росла, было две подгруппы по десять человек принадлежавшим разным родовым линиям.
И под влиянием наставников воспитателей, дети-сибы, обоих подгрупп, уже тогда и стремились доказать что именно их подгруппа лучше. А их общая, сибко, лучше другой.
- Разве это плохо?
- А я и не сказал что это плохо. Их воспитание, очень отличалось от того, которое например получал я сам. Или того, которое получают воспитанники и кадеты специальных детских заведений у нас. Они были из касты воинов. А каста воинов после некоего события создавалась искусственно. На основе генетического материала ныне живущих или погибших воинов особенно прославивших свое имя. И хотя, по утверждению тех, кто начал и вел программу искусственного создания воинской касты, должно было обеспечить из превосходство над обычно рождаемыми детьми. Увы получилось не совсем так как задумано. Дети рождённые из Железных Маток, не были какими-то сверх людьми и не обладали даже расовой чистотой, хотя и были лишены мелких генетических дефектов и части нежелательных черт.
- Но это ложь!
- И да и нет. Это сказка. Мне замолчать?
-Нег.
- Итак, на чем я остановился? Ах да. Задолго до кланов, подобное уже пытались делать. И ученые кланов просто взяли и развили старую технологию. И повторили ошибки предтеч. Вот почему дети, увы во всем, идеальны не получались. Да,
У них было меньше проблем со здоровьем. Они легче подавались обучению и внушению. Уж такими их создали. Ах да, еще им придавали требуемые физические параметры. Пилоты АКИ мелкие ростом и шустрые, отличались повышенной реакцией. Пилоты мехов, коме усиления реакции должны были обладать гибким умом для развития тактических навыков. Элементалы, гиганты созданные специально под пехотную броню, обладали огромной силой и выносливостью.
И вот это все было чистой правдой. А ложь заключалась в том, что увы, природу можно было подправить но не обмануть. Процент полученных детей в одном посеве, совпадающим желаемым вложенным параметрам, очень редко поднимался выше половины.
А еще ложь заключалась в том, что это не было гениальной идеей создания новой расы. Им никогда не говорили что таким способом Николай Керенский просто обеспечил рост своих Кланов. В период до колонизации и при самой колонизации очень сильно пострадавших в разорах и войнах между собой. Евгеническая программа была жизненно необходима. Так как их оставалось слишком мало. Они могли просто стать вымирающей колонией.
- Это так? Откуда ты про это знаешь?
- Знаю! Я много где успел покопаться, пользуясь тем что на меня не обращали внимания. Но это, уже другая сказка.
- Расскажешь?
- Расскажу. Ты будешь слушать или мне все-таки замолчать?
- Буду.
- Вот. Так про девочку. Она увы и ах, сильно отличалась от своих со сибов внешне. И это все и сразу заметили. Девочка была выше, стройнее. Что на фоне детей крепышей ее кровной группы выглядело как дефект. Девочки фенотипа элементал, обычно были чуть ниже мальчиков, с не так явно выраженными гендерными физиологическими отличиями.
И по этому, еще в сиб группе, за столь явное отличие ото всех, ее выделяли и дразнили, обзывая бракованной. Дети вообще бывают жестокими ибо пока им не привито чувство такта и не воспитана сдержанность, увы не понимают того что жестоки и не сдержаны.
А когда ты так явно отличаешься сразу от девятнадцати своих сверстников, то невольно становишься для них объектом внимания. А в силу того, что и воспитатели обращали на это, увы не здоровое, внимание, вдвойне.
Из за того что она была выше и более пропорционально сложена, им она казалась более хрупкой. В глазах сверстников, более хилой. Это добавляло насмешек и унижений. Девочка по этому, росла замкнутой и как у нас говорят нелюдимой.
Хотя не заслуживала этого, ибо умом и смекалкой, порою превосходила сверстников. Они сами того не желая, просто вынуждали ее постоянно доказывать свою состоятельность и силу.
И когда настал великий день испытания положения. А настал он очень скоро, ибо Клан понес большие потери и обе сиб группы раньше срока допустили к испытаниям. Девочка была в числе тех кто с наилучшими показателями прошел испытание.
Но увы, она слишком выделялась среди сверстников и ее результат не хотели признавать одним из лучших посчитав это ошибкой и понизили до простого воина в точке собранной из воинов прошедших испытания но в которых испытывали сомнения.
- А это откуда ты узнал? Я не…
- Так! Кто рассказывает сказку?! И ты поймешь и будешь знать если дашь мне наконец закончить! И вообще это же сказка!
- Молчу.
- Итак. Точка. Назовем ее - точка неудачников. Их распределили, для службы во второй эшелон, забрав оттуда высвободившихся наиболее обученных и уже имевших боевой опыт воинов. Но жизнь, это такая штука, она вообще очень любит посмеяться над теми, кто строит некие планы. Другие кланы видя что Клан Ворона ослаб, решили воспользоваться этим.
Гарнизон, в который распределили точку неудачников, подвергся нападению. Некий сильный клан неожиданно объявил право владения на базу, к которой они были приписаны. И была битва. А так как защитников было мало, они участвовали в ней, столкнувшись лицом к лицу с сильными, хорошо обученными побывавшими во многих боях воинами.
И увы, не смотря на проявленный беззаветный героизм, проиграли битву. Так девочка воин, попала в другой клан и стала в нем связанной.
Надо сказать, это был действительно сильный клан. И традиции его были более жесткими и жестокими. К связанным, взятым в том бою, в нем, относились с презрением. И если раньше, девочка воин испытывала притеснения, но была частью своего клана. В этом клане, она подвергалась еще более целенаправленным унижениям. И очень быстро настал день, когда ее решили лишить самого дорогого, что у нее оставалось, боевой брони.
И была битва. Не та где отстаивается честь клана или нечто крупное и важное. Но для нее это была самая важная битва, за свою честь и то что составляло смысл ее существования, боевую броню. И была смерть. И было унижение.
Ибо она отстояла свое право владеть ею, но признана нет не проигравшей, пониженной в правах из за смерти более ценного члена общества. Так она попала в саламу, в грязь.
Это конечно было плохо и ужасно. В соламу попадали неудачники, преступники и воины не прошедшие испытаний. Но видимо судьба все же была к ней благосклонно, хотя она сама так не думала, считая, что жизнь ее почти окончена.
Их не заслали охранять какой ни будь мелкий склад на задворках вселенной. Или еще в более унизительное место.
Та солама, куда ее определили, охотилась на пиратов и преступников. Их послали в глубокий рейд. И они проводили его в дальних районах, защищая растянутые коммуникации клана. И там получила то чего ей недоставало, возможность сражаться и получать боевой опыт. Это может показаться насмешкой, драться с изгоями и плохо вооруженными. Но даже среди них находились умелые и жестокие воины.
Подтверждением тому стало то, что их отряд был разгромлен во время штурма одной из пиратских баз.
- Нас победили не пираты! Мы попали в засаду! Не честная битва!
- Что значит не честная? Какая честь может быть в том, что ваш командир не провел разведку. Не зная точно сил противника, руководясь только презрением к нему и ложной гордостью, фактически подверг уничтожению свои силы.
Какая честь, в том, чтобы глупо и бездарно умереть?! Именно бездарно. Честь была бы только в одном случае, если бы он уничтожил основную базу, сведя угрозу от пиратов к нулю. Вот при этом, пусть бы и умирал, гордо распевая предание клана.
А тут, он потерял все свои силы и сам погиб, штурмуя мелкую периферийную базу. Нашел которую, стоит сказать, совершенно случайно! Я не прав. Ты сейчас думаешь по другому?
- Аф. Нег. Все равно нечестно!
- Сама то уж давно не веришь, а все туда же, честно, не честно. Все. Спи!
- А дальше?
- Дальше потом.
- Руку сломаю!
- Ну хоть не язык, и на том спасибо!
- Вольняга!
- Красотка.
- Сам дурак!
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 31 янв 2016, 19:23

Орлиный пик.
Частное владение.
Двадцать часов по местному времени.


Исчезновение.


Геликоптер шел низко, огибая острые вершины скальных выступов. Но даже тут, когда машина проходила между грядами ее начинало сносить и закручивать шквальным ветром, бушевавшим над горами. И это в центре циклона, в зоне относительного спокойствия.
- Одна минута!
- Одна минута!
Бортовой техник показал старшему один палец и выключил свет в салоне оставив только слабое зеленое освещение. Сидящие на скамьях бойцы встали и держась за поручни, поправляли одежду и снаряжение. Замигал сигнальный фонарь над аппарелью. Аппарель дрогнула, отошла и стала опускаться. В салон ворвался шум винтов и морозный воздух.
Машина пошла вверх, затем ощутимо просела и под аппарелью проплыла и встала скальная площадка над которой мела поземка. Едва слышно под рубленный грохот двигателя и винтов пытающихся компенсировать смещение под давлением ветра послышалось
- Пошол! Пошел! Пошел!
Солдаты, пробежав по аппарели, прыгали в снег побивая корку наста. Оказавшийся под настом довольно глубоким снежный покров, не давал сразу уйти от места падений. Несколько замешкались барахтаясь в сыпучей снежной каше.
Те кто десантировался удачно, не тратя времени разворачивали цепь прикрывая высадку. Лейтенант Казинский прыгал в середине. Это была его двадцать пятая боевая высадка. Почти юбилей - как пошутил второй лейтенант их группы.
Он приземлился удачно, войдя в снег почти вертикально. Стерев с очков налипший снег, осмотрелся проверяя и беря на изготовку оружие.
Четыре раза щелкнуло в наушнике. Сигнал – все в низу, осмотрелись, готовы к работе. По его сигналу передовая группа перебежками двинулась в сторону едва виднеющегося за летящим клубящимся снегом замка. Геликоптер взвыл турбиной, уходя от площадки, подняв в воздух еще больше, видимость стала нулевой.
И когда он двинулся в перед за своими людьми первые метры шел, только держа направление. Впрочем себя он не обманывал. Какое шел, еле брел почти на месте грудью продавливая твердую корку наста и меся ногами сыпучий снег под ним. Когда догадался прикладом винтовки подламывать наст, стало легче.
Рядом, тенью из белого мрака показался сержант синей группы Перстон. Заметив лейтенанта приблизился прокричав сквозь шум ветра
- Сэр, мы вязнем в снегу. Надо пустить людей цепью иначе не успеем к стене и придем полностью вымотанными!
Казинский был согласен, он уже чувствовал, что из-за местных условий все «кальки» шли побоку. Впрочем, так было почти всегда. Хорошо разработанная по всем канонам операция, спущенная с верху, на месте, обычно превращалась комедию. Приходилось импровизировать.
Группа собралась, первая четверка желтых, пошла в отрыв, торя и утрамбовывая тропу. Их прикрывали зеленые. Когда солдаты уставали, группы менялись. Пятьсот метров до скалы, в которую был встроен замок они преодолели, когда ветер стал настолько сильным, что приходилось нагибаться, чтобы он не валил с ног.
Сержант зеленых, осмотрев створы ворот, замахал руками давая понять, что они могут не пробить их за раз. И красные, отстегнув гарпуны стали скидывать веревки. Из четырех кошек не снесло только одну. Но где она закрепилась, из-за бушующего снежного бурана было невидно. Повторный заброс дал еще одну веревку.
И он, понимая, что они уже потеряли темп, приказал начинать восхождение. Людей сносило и мотало на веревке. Приходилось вбивать дополнительные костыли креплений. Глядя на это, лейтенант сжимал с силой коробчатое цевье лазерной винтовки. Люди один за другим исчезали в мгле. Сигнальный фал в руках сержанта так рвало ветром, что было непонятно, подают ли они вообще доклады.
Когда настала его очередь карабкаясь по стене вверх, он с досадой понял что наверх выйдет полностью измотанным. Сил на удержание, фиксацию и продвижение уходило очень много. От монотонности действий и борьбы с ветром, он упустил момент, когда показался над бортиком стены. Его втянули и он рухнул плашмя в сугроб, который намело за выступом. Протерев очки, огляделся.
Внутренний двор за воротами закрывал сверху, набранный из прозрачных толстых плит заслон. Двор был освещен и безлюден. Его люди уже вбили колья и протянули стропы перемещаясь вдоль них ползком. Потому как ветер на открытой площадке, просто валил с ног.
Подполз с докладом Перстон.
- Поднимаем последних. Два входа. Люки корабельные. Камеры зациклили.
- Входим! На таком ветру, люди не отдохнут, замерзнут!
Солдаты поползли в стороны. Он решил следовать за сержантом. Желтая группа, была наиболее подготовленной.
Собравшись у люка, проверили связь. Как он и предполагал в наушнике затрещали помехи, наведенные статическим электричеством. Это значит, связи нет, кроме самой близкой, не далее чем внутри группы.
Звук взрыва срубавшего замки люка, почти снесло ветром. Уже проскакивая в помещение, он удивился толщине стен и креплений входного люка.
Из помещения вглубь вела еще одна дверь, у которой замерла первая двойка. Вторая контролировала. Это был один из пунктов контроля. На столе исходила паром недопитая кружка кофе.
Поглядев на мониторы, лейтенант выругался. Две камеры показывали выбираемые солдатами веревки. Еще одна, была направлена под стену и в сонарной графике, в снегу была четко видна уже заметенная снегом пробитая отрядом тропа.
Сомнений не оставалось, их уже ждали.

Красная группа войдя закрыла дверь и он жестом подозвал бойца несущего войсковой коммуникатор. На основных и трех запасных диапазонах была тишина. Ровная. Это значило, что каналы закрыты. Сканер, выдал только один свободный. Причем по нему шел сигнал вызова. Связи с Зелеными и синими не было.
Выругавшись, лейтенант включил канал вызова.
- Командиру группы высадившейся на ветреном пике. Вы обнаружены. Просьба связаться с оператором на этом канале или через коммуникационную систему замка по первому каналу.
Сообщение повторялось. Голос говорившего был немного монотонный, словно человек устал или повторял надоевший текст.
Красные встали на контроль, и к нему подошел Перстон. Он уже осмотрел пульт, экраны и все понял.
- Решение?
- Не знаю. Если информация верна, охраны здесь больше чем нас. Идти внутрь, не имея четкого плана, опасно. Геликоптер не поднимется до следующего окна, снаружи, мы просто замерзнем.
Сержант кивнул. У них был частичный план цокольного этажа, где размещали гостей. И только приблизительный, самого замка. После того как он стал частным владением его перестроили. И щит над двором, и люки, говорили о том, что перестроили основательно. Даже это помещение. Ранее из него вниз вела винтовая лестница, а сейчас под ногами был каменный монолит, дверь шла внутрь горы. Через стекло окна в двери был виден коридор, проплавленный в породе.
На пульте замигал сигнал вызова возле коммуникатора.
- Хозяева решили сами с нами связаться.
Сержант пожал плечами.
- Они нас сосчитали. Скрываться нет смысла. Не думаю, что нам дадут далеко пройти и рассеяться внутри. Дверь кстати, оставлена открытой.
Он кивнул на дверь во внутренние помещения.
Казинский нажал на клавишу приема пульта. И сел в кресло, над коммуникационной панелью развернулся трехмерный объем. Про себя лейтенант подумал, что не на всяком посту стоят подобные дорогие коммуникаторы.
Человек в объеме, был скорее всего охранник. Средних лет. Вязаный военный свитер, короткая стрижка, волевое лицо. Он заговорил первым.
- Вы командир группы?
- Да.
- У нас просьба. Ваша группа в западном крыле предприняла попытку штурма. Пройдя в сервисное помещение, они пытались пробить перекрытие для прохода вниз.
Изображение уменьшилось и появилась схема помещений с тактической схемой попытки прорыва группы.
- Сейчас, двое из них нейтрализованы. Остальные отошли на исходный рубеж. Мы дадим вам пройти к этой группе, для установления связи, дабы оградить от дальнейших необдуманных актов вандализма.
- Вы пропустите меня к ним, и я смогу вернуться?
- Да. Судя по тому, что вы пересматривали план штурма и ответили на вызов. Вы благоразумнее ваших товарищей. Нам не нужны лишние разрушения. Ивам, и нам, также не нужны потери в ходе нейтрализации ваших групп.
- Гарантии?
- Мужчина пожал плечами. Вы пока живы. Думаю, это неплохая гарантия. На подходе, к воротам, вас могли сжечь установленными в скале лазерами.
- Лазерами?
- Пусть ваш человек выйдет, и посмотрит на место, где вы поднялись. Осторожнее. Снаружи окреп ветер.
Лейтенант отключил микрофон и отвернувшись выругался. По его жесту один из людей, обвязываясь веревкой, пошел к двери. Но выйти, удалось не сразу. Люк поджало ветром снаружи и его буквально выкинуло, когда он резко распахнулся.
Спустя долгие пять минут его втянули обратно и уже вчетвером закрыли люк.
- Сэр, с запада работает лазер. Похоже средний. Я с фонарем осмотрел проплавленную отметину.
Перстон оттянул край маски и сплюнул выражая то что он думает. Лейтенант был согласен. На геликоптере было всего два роторных пулемета, даже если лазер был всего один. Еще при высадке охрана замка могла его сильно повредить. А пулеметы вряд ли бы что с ним сделали, попасть точно в линзу излучателя для вывода из строя, это было на уровне фантастики. Максимум заклинивание турели. Да и то не факт.
- Анализ?
- Успех исполнения, на уровне десяти процентов. Пройти ко второй группе это некий шанс.
- Пойдете? Да сэр.
Лейтенант повернулся и включил связь
- Ко второй группе пройдет сержант.
- Принято.
- Оружие?
- Может идти с ним.
Когда связь отключили, сержант угрюмо спросил
- Бомба?
Лейтенант, стянув маску, кисло улыбнулся.
- У нас, всего около десяти килограмм, только стены закоптит. Не думаю, что вы увидите цель. Идите.

Перстон открыл дверь и пошел по коридору. Лазерный карабин он повесил на плечо стволом вниз. Через двадцать пять метров коридор упирался в стену. Справа и с лева через десять метров, боковые ответвления перекрывали люки, как на входе. Только в этих были закрытые заслонками амбразуры.
Правый люк скрипнул и щелкнул запорами. За ним, стояло двое бойцов. Один из них был без, оружия, в креплениях для патронных магазинов на бронежилете торчали коммерческие радиостанции.
Вынув три, он протянул их сержанту.
- Отдайте одну вашему командиру, чтобы он мог с вами разговаривать. Мы подождем.
Перстон вернулся. Конечно, их будут слушать, но это уже лучше, чем ничего. Люк был все также открыт, следовательно охрана просматривала коридоры через скрытые камеры.
Пройдя его покосился на вооруженного охранника. На нем, была пехотная броня, а вооружен он был, укороченным легким магазинным пулеметом. За люком была стойка с магазинами. Судя по стволу калибр семь миллиметров. Даже мягкая оболочечная пуля этого пулемета, калечила попадая в их жилет. Можно было напасть на обоих и завладеть пулеметом. Вот только в спину через открытый люк смотрела еще одна амбразура. А впереди, коридор резко загибался в сторону, и в стене, была еще одна амбразура, в которой торчал ствол. А более, чтобы перекрыть проход и не требовалось.
Тот кто дал радиостанции, сделал знак следовать за ним. В месте изгиба, коридор сужался до полуметра. Загиб оказался препятствием. Шедший впереди охранник, словно гид пояснил
- Это система против вторжения броне пехотинцев. Пройти может только боец в легкой броне. Загиб стены, отклоняет ракеты.
Это сержант и сам понял, так как они прошли выемку в стене похожую на уловитель осколков гранат в бункерах. Тот кто перестраивал замок, был или маньяк, или фанатик военно инженерных сооружений.
Коридор еще два раза раздваивался по той же системе, люки с амбразурами. Свернув еще правее, они вошли в помещение склада. У дверей, стояло четверо вооруженных охранников в пехотной броне. У стены лежали связанные бойцы из синей группы. У следующих дверей, стояло еще трое. Вооружены были короткими автоматами и магазинными автоматическими дробовиками. Посреди помещения пол был закопчен, в одной из плит, солидная выбоина. Стеллажи рядом, повреждены. Но мусор и обломки уже аккуратно сметены в сторону. Аккуратные сволочи. Перстон захотел сплюнуть, но особой злости, он не чувствовал. Скорее даже уважение. Люди стояли вроде расслабленно, но распределились по помещению, перекрывая его, и прикрывая друг друга. Связанные лежали так что случайный огонь в двери их бы не задел. И даже смели и убрали мусор который брось кто-то гранату послужил бы дополнительным фрагментационным элементом.
Немного даже завидуя, он тихо спросил провожатого
- Не боитесь что на мне бомба?
- Мы прошли два сканера. У вас собою всего килограмм пластита и две гранаты, все в укладке на обычном месте. К тому же, у вас очень спокойный пульс. Как у спящего.
По его знаку, стоявшие у дверей, отступили.
- Там коридор, типа первых двух, что мы прошли.
К ним подошел один из бойцов и протянул нотепутер планшет с выведенным на экран изображением коридоров. Из под забрала шлема, его голос выходил глухим.
- Минуту назад, все отошли за поворот.
Действительно коридоры были пусты и только дверь в конце перегораживал стол.
- Успехов.
Сопровождающий отошел в сторону, освобождая сержанту проход. Перстон подумав, скинул капюшон маскировочной куртки и стянул маску. Получить выстрел от своих же, не очень хотелось. Проверил радиостанцию, связи не было. И зажал тангент выданной охраной.
- Командир?
- Да сержант.
- Я на месте. У поворота коридора, по типу ведущего от вашего помещения. Там наши люди.
- Принял.
- Я зажму тангент, чтобы вы все слышали.
- Принял.
Сжав радиостанцию, он шагнул в коридор. У противо пехотного загиба стоял боец с дробовиком. Судя по гильзам, в коридоре, их людей пропустили, работая по ним, только из дробовиков. Когда он увидел, ошметки гелевой капсулы, понял, почему на стенах только отметины выстрелов лазерных винтовок. И как взяли их людей. Охрана стреляла шоковыми оглушающими капсулами из мягкого геля. Убить такой, тоже было можно. Но для этого, надо было выстрелить точно в висок, глаз или попасть в шею так, чтобы сломать позвоночник. А так, синяки да оглушение.


Когда Казинский вошел в зал, ожидавший его человек сидел в кресле возле камина. Указав на кресло напротив, налил бокал вина. Сам взял массивный стакан с чем то крепким.
- Второй лейтенант Эмиль Казинский. Приписан к пехотному батальону сопровождения, дислоцированному на Новом Сиртисе. Далеко вас занесло Лейтенант. Что вы тут делаете?
- Я не в праве обсуждать условия военной операции.
Мужчина сидящий напротив него, наклонил голову глядя укоризненно
- Мы оба люди военные, хотя я, числюсь в министерства разведки. Майор, внештатный специалист одного из отделов.
Глядя на реакцию лейтенанта, севшего чуть ровнее, слегка улыбнулся
- Вам не сказали?
Он достал из кармана на груди идентификационную карту и положил на край стола.
- Могу приказать принести кард ридер для проверки подлинности. Заодно, сравните со своим. Там есть пара таких забавных ключей, по которым это можно проверить. Если я прав, вы о них знаете.
Подумав, лейтенант кивнул. И через минуту им принесли кард ридер.
Документ действительно был подлинным. Как и его. Майор усмехнувшись взял кардридер и убрав свой идентификатор попросил его. Вставив в считыватель, не стал спрашивать код, а сам ввел несколько, выбирая опции, после чего поставил на стол, повернув к нему экраном.
- Ничего вам не говорит?
Несколько строк мало что ему сказали, это был какой-то сервисный под код документов, но вот выделенный в массиве данных код и уровень миссии. Сразу бросился в глаза. Он и не знал, что в документе, сделанном для них на эту миссию, подобное было скрытно зафиксировано.
- Миссия уничтожения единичной цели лейтенант. Приоритет высший. Забавные задание дают нынче группам сопровождения грузов.
Он достал из другого кармана еще одну карточку, вставил вместо его. На экране появились данные. Офицер, которому принадлежала карта, был ему знаком. После смены режима, опять появились данные, как и в случае с его картой.
- До вас, был захват цели.
Мужчина откинулся в кресле, добавив.
- Оба раза, только захват.
Лейтенант, невольно кинув взгляд на карточку, спросил
- Оба раза?
- Да, ваше начальство упорно посылает за мной людей. Такое впечатление, что оно до сих пор не научилось пользоваться коммуникационной системой. И что интересно, когда я пытаюсь узнать, кому присылать счета за устроенный в доме гостями бардак, сразу прячется в глубине коридоров военного министерства. Будто никого там и нет. Никто ничего не знает. А гости, де сами по себе заблудились. Неправда ли, забавно?
- И я должен вам поверить?
Майор пожал плечами и достал сигареты.
- Да нет, я не настаиваю на этом, но согласитесь. Если я поверю, в тот бред, что вы обязаны изложить по легенде. То просто вызову полицию. Военные, другого государства, вторгаются в частные владения. Мы сейчас опустим то, что я имею двойное гражданство. И заметьте, в обоих не числюсь преступником. Наносите материальный урон. По законам страны и графства, набегает очень неприятная сумма тюремного срока. Вы ведь не одни? А даже просто хулиганские действия в составе организованной группы лиц, отягчающий преступление фактор. Где одними штрафами не отделаться, как минимум три года тюремного заключения. А в виду того что ваши люди поторопились. Это уже не просто вторжение, а вооруженное нападение с применение не гражданского, запрещенного к ввозу и обороту оружия и средств. Так что даже не три, а все восемь. Только после отбытия которых, вы можете рассчитывать на выкуп под залог.
Ну может ваше военное руководство все таки опомнится и обратится в государственный департамент. Но тут могут быть варианты. Кто захочет признать факт вторжения именно военного подразделения в государство с которым нет состояния войны? Ведь назвать туристами охотниками, группу в полном военном снаряжении и с документами довольно проблематично. Это не пара человек похищенных и переодетых ради провокации.
Казинский не был глуп. Как не старался майор выглядеть простачком, ожидать от него подобного, тоже не приходилось. Тем более, их отношение осложнял недвусмысленный индекс операции.
Конечно лейтенант, мог попытаться выполнить сейчас задание, ценой своей жизни. Майор сидел в паре метров от него. Нож и лазерный пистолет, ему любезно оставили, попросив не брать на встречу, только винтовку. То, что после его убийства, вся охрана сложит оружие, он не думал. Некий «безымянный» майор владеющий замком в другом государстве, да еще оборудованном по последнему слову инженерной мысли, явно был не просто «сбежавшим» майором. Такие, бежали не просто с чем то, а к кому то. Замок принадлежал не ему, хотя он им пользовался.
- Вы так и не предложили мне ничего.
- Вы уже должны были понять, что вы не первый. И боюсь, не последний. Кто гостит нежданным, в замке. Хозяин замка, не любит подобных вам. Обычно, такие гости просто пропадают. И это, удобно для всех.
- Вы не хозяин?
- Я его брат.
По жесту майора, на против них включился гало проектор. Сопроводивший его сюда человек, ранее стоявший у дверей, взяв пульт, вывел на экран гало фотографию. Оба человека запечатленных на ней, были внешне похожи. Оба в военной форме, со знаками отличия майора. Только разных военных ведомств. Один, во флотской форме, второй в пехотной.
- Близнецы?
- Неправда ли, забавно? Вас не поставили в известность и о этом?
- Я сам смотрел материалы. Майор Шелтон, числится погибшим. А о вас, там не было ни слова.
По знаку майора, кадр сменился. Мужчина видимо стоял в зале приемов, на заднем фоне были видны шикарно одетые люди. Снят он был в четверть оборота и под руку с ослепительно красивой высокой женщиной. Впрочем, так как смотрел в камеру. Лицо было легко узнаваемо. Еще лейтенант, отметил на кителе, ряд высоких наград, ношение которых просто так, ради красоты, было невозможно. И бандитам, подобных, не вручали. Надеть подобные «в общество», без права ношения, было опасно. Следовательно…
- Это снято, пару месяцев назад.
Без сомнения, это был один из людей с пред идущего кадра. Как и майор сидящий перед ним, он выглядел старше. Один глаз, закрывала повязка из под которой виднелся шрам. Но это точно был один из близнецов.
- За кем идет охота?
Казинский, прокручивающий в уме варианты, отпил из бокала. Не похоже, что майор блефовал. И судя по намеку, замок принадлежал его брату. И тот был не столь любезен к гостям, чтобы поить их вином у камина.
- Боюсь, в свете того, что вас двое, за вас обоими. Хотя, могу ошибаться. Мне показывали старую фотографию, на лице нет шрама и не форма, прыжковый комбинезон без знаков отличия.
- Поступим так. Я пока выделю вам два помещения в старой казарме. Это подвальный этаж. Вас там изолируют, уж простите. До конца циклона, неделя. В этом году в сезоне штормов довольно продолжительные перерывы между циклонами. За нее, вы со своими людьми, обдумаете следующее.
Он сделал жест, чтобы погасили экран и подлил вина.
- Вы исчезаете. Навсегда. Вашу группу я забираю в своей отдел. Даю вам новые документы и жизни. Перевожу на другой военный театр. Даже более того. В подчинение аналогичному моему, отделу ЛРК с которым мы поддерживаем контакты. Заведет им, хороший друг моего брата. Работа будет почти по профилю, интересной.
- А другой вариант?
- Тюрьма, разжалование, увольнение. Куча судебных исков в придачу. Для всех. Поверьте, это не с персонального зла на вас. Вы в этой игре пыль на дороге. Для напоминания кое-кому, что не он один имеет хорошие связи и лезет не в свое дело.
- Могут быть еще?
- Ну, последний, я не очень люблю. Считаю напрасной тратой ресурсов. Тут есть одна штольня. Там стоит старый двигатель дропшипа. Им сжигают мусор. Еще первый строитель замка считал, что не стоит им загаживать природу.
Майор развел руками
- Так что пока отдыхайте и думайте. Когда определитесь с решением, известите по данному вам коммуникатору. Зарядное устройство для него, есть в казарме.
Уже кода оба встали, напомнил.
- И прошу вас обойтись без героических фокусов. Если вам безразлична жизнь ваших людей, мы дорожим жизнями тех кто нам служит. В следующий раз, помещения просто герметизируют и заполнят фрионом. Это старая система пожаротушения во всех нижних помещениях.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 21 фев 2016, 15:09

Белая книга.

Автор?

Дверь исчезнув в клубах дыма брызнула щепой. В квартиру ворвались штурмовики затянутые в броню.
- Оставаться на местах! Лечь! Руки за глову!
Человек у компьютера улыбался. После взрыва он оглох, глаза немного слезились от дыма. Скорее по тому что знал, что от него хотят, а не слышал, что ему кричат направляющие на него оружие люди, заложил руки за голову.
Голова у него кружилась, а в ушах звенело. Но пока к нему через толпящихся в комнате бойцов пробирался старший, он еще успел подумать. Господи ну что за идиоты? Кто их только учит. Да что там учит, они что кино не смотрят? А если бы я что-то держал за шиворотом? Бомбу там или капсулу с ядом?
Старший штурмовой группы, наверно лейтенант весь приисполненный важности поглядев на него, снял с груди коробочку тангента.
- Сэр, мы его взяли!
Ответивший голос был сух
- Хорошо. Специалисты уже поднимаются.
Выслушав, командир нахмурился.
А через минуту действительно поднялись специалисты. Быстро оттеснив его бойцов, ловко заломили руки задержанному, и сдернув с кресла сковали их. Обыскав, уложив затем на пол лицом. Другие уже осматривали компьютер и помещение. Сканировали и снимали подозрительные места.
Через две минуты в помещениях квартиры остались только они.
Бойцы районного отряда сват, ворча спускались по лестнице, когда потеснив их к стенам, в верх стала подниматься следующая группа приехавших. Эти были еще серьезней. Вслед за бойцами техники в синих комбинезонах волокли серебристые кофры с аппаратурой. А за ними прошествовал некто важный, его охранники, сват только что не поставили носами к стене.
Оцепление тоже уже сменилось, вместо полиции стояли военные. Отойдя к своей машине люди ждали возвращения лейтенанта которого вызвали доложить и по всей видимости задержали заставив прямо на месте писать рапорт о операции. Такое уже было когда имели дело с городскими.
Бойцы, сняв каски и стянув потные маски, курили стоя у машины. Один из молодых, светловолосый паренек наблюдавший суету у дома, поморщившись, обратился к пожилому бойцу присевшему на бампер их бронированного грузовика.
- Сержант, какого черта они так суетятся? Вон еще кто-то подъехал…
Сержант, как его назвал молодой, мельком оглянулся через плечо и сплюнул. Посмотрев на парня с легкой укоризной, хотел отвернуться. Но видя, что и другие бойцы чуть повернулись прислушиваясь, понизив голос все таки снизошел до объяснений
- Луциус, я тебе скажу. Только будь умным парнем, не вздумай трепать языком. Ты что, и правда думаешь мол мы тут что, ловили идиота распространяющего на сайты школ порнуху?
- Шпион?
Сержант поморщился. Про себя подусмав – Господи ну что за дибилов теперь набирают в полицию. Это же даже не деревенщина! Увы, шла война, людей не хватало нигде, даже в сват теперь набирали буквально кого придется. И не успеешь хоть чему-то обучить парней, их забирали на службу.
- Шпион…
Сержант сплюнул. А парни по старше заулыбались и один из них ткнул малька в затылок
- Это парень не шпион. Тут бы примчались сразу конторские, нас бы близко не подпустили.
- а кто он?
Сержант поджал губы и покрутил головой, но все же ответил.
- Бела Книга парень. Всего лишь, Белая Книга. Толи он ее читал, толи скачал.
- Аааа….
Молодой выкатил глаза, но ему хватило кума не спрашивать, что же это за такая книга. Из за которой поднялось столько шума.


О правде и неправде.

- Знаете ли вы правду? Конечно нет. Вы можете думать что знаете что-то. Но не более того. Можете скромно рассуждать о том, чему сами были свидетелем, думая при этом, что постигли некую крупицу истины. Но истинно ли то, чему вы были свидетелем?

Вот скажем, если вы один посреди пустыни. На много миль вокруг никого, только песок. И перед вами лежит камень. Вы его берете в руку. Это истина. Камень среди пустыни. Но если вы его видите, не у себя в руках – это может быть мираж.
А через несколько дней, когда вас найдут, обезвоженного и еле живого. Лежа в палате на белоснежных простынях. Вы уверены, что видели его? Не было ли это галлюцинацией вызванной перегревом и обезвоживанием?
И даже если он потом найдется у вас в вещах. Там ли вы его взяли?

Плохой пример? Включите три вид, когда передают новости. Вы верите тому, что вам говорят? Верите, тому что пишут в газетах? В рекламе?
Улыбаетесь…
А многие и многие верят. И так, поколения за поколениями. А «Правду» - веру в нее, порождает большинство. Ах, вы знаете, что историю пишут каждый раз? Тогда ответьте, сколько раз со времен появления письменности ее переписывали!
Молчите? Начинаете понимать?
Я вот уверен, что ее начали «переписывать» далеко ранее, скажем именно в тот момент, когда не было еще и «письма». Некто гордый раздувая щеки нашкрябал на камне, как он со товарищи охотится… На мамонта там или еще на кого.
И вот одно в чем я уверен глядя на эти наскальные сказки - при этом, этот некто, не только на того мамонта не охотился, а сидел в своей пещере и уписывался от страха. А когда вернулись охотники, с их россказней и мычания, представил себя героем и увековечил это. Вот примерно так. Так, родилась первая ложь! И чем далее, тем более и более.
А охотник что забил ту животину, и мог рассказать, как же это было, через пару охот, подох где-то под кустом с распоротым клыком брюхом или разбитой копытом грудной клеткой. И уж при этом никак не мог нарисовать рядом с той наскальной росписью, такой правдивой, но печальной картины. О своей смерти и еще сотнях смертей, таких как он охотников. Такой пример вам понятней, интересней?

Хорошо. Женская правда. Вы уже смеетесь? Зря. У них тоже своя правда, иллюзорная «правда» собственных эмоций. И мужчины тут ничем не лучше женщин, они просто более рассудочны и склонны к более правильному анализу.
Но, как и везде и во всем, некая итоговая «правда» - складывается из мозаики большой и малой лжи. Причем у каждого кто кладет в нее мозаичный камень «лжеправды» - он сложен из подобной же мозаики. Ведь мы все разные. Даже на конвейере завода штампующего скажем, болты – бывает брак. А наши мозги, не болты с того конвейера. Хотя вспоминая уже упоминавшуюся пропаганду в новостях и газетах, историю которую мы учим в школах, общественное и не общественное мнение… Нас постоянно хотят превратить в эти болтики, винтики, гаечки. И поверьте не без таки успеха…

Вот потому, кто-то уставший от лжи, садится перед белым листом, и мучительно кусая губы, пишет первую строку. Пытаясь прямо по месту, в этой пустыне, пока еще ум трезв и глаза не обманывают – написать про найденный камень. Описать его.
Потом, может через сотни лет, где-то на другом конце вселенной появляется следующий белый лист…
И еще один. Эти листы, собранные вместе – и есть Белая Книга.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Re: ПЕРСОНАЖИ

Сообщение RDL_python » 28 фев 2016, 01:57

Любителям ОВА-Манг Посвящается...

Синдикат Дракона.
Мидвэй.
Континент.
Пригород Митака Сейу.
Академия.

Городок Митака Сейу, появился после строительства жилых корпусов Академии Хорикава, для проживания студентов. Академия была не такой большой, изначально возникшая как частная, вскоре была расширена и получила статус как вспомогательная академия, предназначенная для практики и обучения воинов и техников войск самообороны планеты.
Со временем, с ростом Дракона, войска самообороны, почти утратили свое значение, стали частями ОВСД. Но, тем не менее, какая то часть все равно оставалась. Синдикат жил традициями, а это, тоже была традиция. Подчиненная владетелю и планетарному совету. Это была скорее милиция из старых заслуженных воинов или тех, кто по тем или иным причинам не входил в ОВСД. Первым, предлагали при желании, службу или числится в милиции, после выхода в запас из ОВСД.
Мидвэй был большой мир и милиции тут было целых три подразделения. Одно аэрокосмическое подразделение. До батальона мехов и пехотные части защиты и обслуживания космических верфей, станций и портов.
Конечно самой престижной, была служба мех воинов. На крупные праздники в тех городах, где проживали воины и к которым приписаны их копья. Они имели почетное право участвовать на своих мехах в парадах наравне с воинами ОВСД. И хотя те за глаза относились к ним с перзрением. Но учитывая что в рядах милиции было много ветеранов, в глаза говорить такое, опасались.

Последний семестр. Первый день.

Сих сидел в тени и листал учебник. Сегодня, был первый день занятий в новом классе. Из четырех классов, где учили на мех воинов, их свели в два, отделив техников. Часть перевели в другую академию, а вместо убывших перевели оттуда техников. Причина была не очень понятна. Хотя, как обычно шла война, и техников не хватало, а их академия готовила техников очень хорошо. Это признавали многие.
Но все равно было грустно, пришлось расстаться с друзьями, которых в академии, у него было не так много. Вместо первой пары они выслушивали на плацу речи и наставления. Затем их провели по новому учебному корпусу и отпустили на обед. Который, он кстати так и не тронул, просматривая выданные учебники.
Сюда он пришел не с проста. Это было одно из немногих мест в академии где можно было уединиться. В парке было хорошо, денег на садовников не хватало и уборщики только убирали мусор не занимаясь разросшимися кустами и деревьями. Вот и образовались в его закоулках места, которые были не видны с аллеи и из корпусов.
Из умиротворенного состояния задумчивости его вывел голос. Прозвучавший, прямо над ним.
- Ты Си Ха?
Перед ним стояла девушка. Довольно высокая. Он обратил на нее внимание, еще когда их знакомили с переведенными к ним.
- Да. А ты Рэйко Такаги. Техник?
Девушка прищурилась.
- У тебя проблема с техниками? Или с девушками?
Сих рассмеялся. Девушка была не только симпатичная, но и смелая. В академии все еще придерживались канонов раздельного обучения. Поддерживалась строгая дисциплина. Учителя и наставники не одобряли отношений между разно полыми учащимися кроме деловых. Нарушения жестко наказывались. Вплоть до отчисления.
- Нет, с Наставником класса.
- Я слышала. Что ты не особо боишься. Ни его, ни прочих. Или твоя мама недостаточно внесла денег, чтобы не опасаться?
Сих нахмурился. Этот вопрос ему очень не понравился. Отчасти, это было правдой. Несмотря на рекомендации и хорошие оценки при поступлении. Ему и сестре, вначале, отказали в приеме. Как он узнал позже, помогла восстановить справедливость и изменить отказ их зачисления, знакомая отца. А история, похоже была очень скандальная. Тот от кого он это узнал, намекал, что если бы она приобрела известность, кое-кто из директоров академии потерял бы свое место и лицо. Стараясь не выдать эмоций он пожал плечами.
- И если это так? Что далее?
И уже не так дружелюбно поглядел на девушку. За учебу, уже было несколько таких неприятных разговоров. И что настолько симпатичная девушка его завела, вызвало кроме злости еще и сожаление, смешанное с разочарованием. Не то чтобы у него, были с девочками проблемы. Как раз наоборот. Кроме того что он был Инди и мама кроме обычного обучения водила его с сестрой заниматься в храм. Еще был дядя Вонг. В гараже и мото банде которого, полно красивых и классных девчонок. Вот и сложилось так, что выросшего в таком как говорил Вонг «цветничке», к девочкам в академии, тем паче, что красоток среди них было куда меньше чем дома, его пока не тянуло.
- Но это ведь тебя прозвали Бешеным?
- Берсеркером.
- А у нас говорили Бешенный. Что здорово дерешься и защищаешь слабых. Это так?
- Это плохо?
Девушка чуть нахмурилась, видимо поняв, что разговор с ним у нее не выходит.
- Почему ты отвечаешь вопросами?
Сих вздохнув про себя, решил дать ей шанс исправиться.
- Даю вам время обдумать и задать тот вопрос, ради которого вы пришли ко мне.
Похоже, ему удалось удивить ее. И даже чем-то напугать. Так как она, кажется неосознанно, сделала маленький шажок назад.
- Извини.
Девушка отвернулась. Не смотря на ее нарочитую грубость, студенты обязаны были соблюдать правила вежливого общения, а не тыкать. Он уже в спину, сказал не давая уйти. Так как самому стало интересно, чего же она от него хотела.
- Мисс Такаги. Вы можете подумать на лавочке рядом. Даже если кто и увидит нас случайно. Это не вызовет пересудов. Времени до конца большой перемены еще достаточно.
Рэйко, уже чуть наклонившаяся чтобы сделать шаг, замерла. Затем кивнула словно поблагодарив. Но все же осталась и села напротив. Он чтобы не смущать ее, ибо не смотря на традиционность формы, юбки ее были довольно коротки, сел чуть боком и вновь вернулся к книге. Впрочем краем глаза видя ее, не мог игнорировать стройные загорелые ноги. Кстати, форма не могла скрыть и довольно развитый для фенотипа синдиката бюст. Полукровка? Он вспомнил дочку мисс Айя. У той как и у его сестры были с этим проблемы. Мальчишки пялились на нее и пытались зажимать.
Черт. Записи отца! Как он об этом опять забыл. Как он писал? Рыбе трудно осознавать ту воду в которой она плавает? Культура синдиката, целые вереницы запретов и традиционных ограничений. И одновременно буквально перечащая им доступная с детства манго культура. Конечно. В «порядочных» домах детей ограждают от нее. Кружки занятия, наставники и слуги. Угу. Родители и воспитатели не могут контролировать ребенка круглосуточно. Опечатать три вид или заклеить друзьям детей рты и связать руки.
Рейко наконец решилась.
- Си Ха сан. Я приношу вам свои извинения. Я не Курита, и мне, нужна защита. Я слышала, что вы защищаете свою сестру. И ее, боятся трогать.
Сих отложил учебник. Похоже, теперь была правда, ибо Рейко сидела потупив взгляд, руки сжали передник платья а на щеках алел вполне видимый румянец.
- Вас обижают?
- Нет. Да. Еще нет…
Он не торопился. Уже был случай, когда парни из его группы подобным образом пытались его спровоцировать, подговорив сестру одного парня учившуюся в соседнем классе попросить его защиты. И даже одну из девочек, заставляли с ним сблизиться. Почти удачно. Узнать о этом и не попасться в ловушку помог только случай.
- Вы понимаете мисс Рэйко, что это, могут расценить как некие возникшие меж нами отношения?
Девушка некоторое время молчала. Что же, это было лучше ответа с разу. Он бы выдал как раз то, чего опасался.
- Да.
Она подняла глаза.
- Я уже прошла через унижения в первом году учебы. Еще труднее стало в прошлом году. Но теперь, всех моих друзей отчислили. Ни в вашем классе, ни в оставшихся, нет никого кто смог бы теперь помочь.
Рейко, говорила все быстрее словно боялась, что он встанет и недослушав уйдет.
- Мне посоветовала обратиться к вам мама. А ей… Ей, женщина в храме. Она сказала, маме, что я, это сама пойму… А я … Я наверно все испортила. Простите меня.
Сих был не особо удивлен. Подобное, ну почти, в их семье происходило. Люди шли к маме за защитой. И тому была причина. Часть подобного отражалась и на детях. Его такое иногда раздражало, но он уже был достаточно взрослым чтобы понимать и принимать таковое правильно. Подумав о этом, он принял решение.
- Мисс Рейко, вы живете в общежитии?
- Да.
- Сегодня после занятий, будет собрание. После него, выйдете с территории. За воротами поверните налево. В конце стоянки, вас будет ждать машина с шофером. Это будет машина адвокатского агентства. Если кто-то поинтересуется, вы поедете заключать контракт на ссуду для обучения.
Рейко похоже ожидала все что угодно, но не того, что он так спокойно изложил. Словно говорил о чем-то обыденном?
- Простите. И куда я поеду? Зачем?
- Вы обсудите создавшуюся ситуацию, с одним человеком. Я сам с ним, часто советуюсь. Я поеду следом, но другим маршрутом. Так что буду неподалеку и по первому вашему требованию подойду. Номер моего коммуникатора, передаст водитель машины. Если это необходимо, вам, так же окажут и юридическую помощь.
Такаги уже не была смущена, скорее, напугана его серьезностью. Он же стараясь выглядеть более приветливо, собрал книги в сумку и поклонившись удалился. Впрочем не очень далеко. Так, чтобы приглядеть за девушкой. Убедившись, что рядом никого достал коммуникатор. Дядя Вонг, чинил машины адвокатского агентства. Одна из них как раз стояла вчера в гараже. А за шофера, может сойти любой из охранников дома.

Вера в предсказания.

Собрание было нудным и долгим. Выборы нового старосты, назначения старших в общежитии. Под конец, Сих чуть не уснул. И если бы не сосед комментировавший происходящее наверно это точно бы произошло. Сахаи Масаки, был довольно веселый парень, хотя и заносчивый как все Синди. Единственное, что коснулось его на собрании это то, что ему соседом за парту посадили Рейко. С точки зрения заводил класса, посадить полукровку, о чем конечно все уже знали, с ним, было с их точки зрения весело. Так как унижало Рейко. Хотя судя по тем плотоядным взглядам, что бросали на ее увы, не так чтобы скрываемые дурацкой формой, формы тела. Многие и сами были бы не против посидеть с нею рядом.
Выйдя из класса, он улыбнулся про себя своим мыслям. Формы в форме, почти поэтично. Уже заведя мотоцикл, поглядел в сторону стоянки в зеркало. Ого! А дядя то! Сам приехал за девушкой. Вонг в строгом черном костюме, стоял у официальной черной же машины с логотипом агентства. Да уж. Кореец был похож не столько на шофера, как на накачанного охранника. Постарев, он раздался не в животе, а в плечах.
Рейко видимо действительно сильно опасалась, так как пришла. Уже через десять минут ее фигурка появилась у ворот. Сих с улыбкой наблюдал, как она чуть не споткнулась, увидав машину и корейца.
Рейко действительно волновалась. Она была смелой девушкой. Но ситуация которая сложилась с переводом в другой класс и потерей подруг. Была сильным ударом. Одна в чужом городе, среди не дружелюбно настроенных однокурсников. Но бросить учебу, за которую мама и отец отдали все свои сбережения, не могла.
Странное предложение этого не менее чем оно странного парня, ее обескуражило. Тем более, что среди учащихся ходили слухи о пропажах красивых девочек и учеников старших классов. Учителя отрицали их. Но ее подруги еще два года назад собирали вырезки из газет на эту тему. И судя по ним, таковые пропажи или похищения, оказывались часты.
Выйдя за ворота, она решила посмотреть правду ей сказал Си Ха или нет. Но почти сразу, увидала широкоплечего корейца в официальном костюме стоящего у конца стоянки для машин учителей. А через несколько шагов и машину. На ее борту был золоченый логотип. Древняя эмблема правосудия на фоне открытой книги. На стоянке еще были люди, и она, решила подойти ближе, чтобы прочитать надпись.
Иероглифы были мелкими и отсвечивали в свете фонарей, мешая читать. По этому она, заметила что водитель подошел к ней, когда он был уже рядом. Его глосс, звучащий словно из бочки заставил ее вздрогнуть.
- Мисс Рейко Такаги. Машина подана. Вас уже ждут.
Рейко оглянулась, словно ища того, к кому он обратился. Кореец же будто тень проскользнул за ее спиной. Отрезав ей путь отступления, чуть согнувшись в поклоне, указал рукой на машину. И этим одновременно заслонил своей крупной и широкой фигурой от стоянки.
Не смотря на испуг, она была потрясена той легкости и грации, с какой двигался этот человек. И сама не поняла как и почему шагнула к машине. Или прошла? Ведь когда он подошел к ней, до машины было еще несколько шагов.
Задняя дверь мягко щелкнула открываясь. В салоне никого не было. Из него пахнуло запахом кожи и дерева.
- Прошу вас.
Водитель, подал ей руку помогая сесть. Затянутая в белоснежную перчатку ладонь, была тверда как камень. Она сразу оценила, рука воина. И вся его громоздкая фигура, была сплошными мышцами. Но почему, он не вызывал в ней страха? Подчеркнутой вежливостью? Уже севы на диван, и чуть опомнившись от мягкого хлопка двери, захотела взглянуть в лицо водителя, сообразив, что так его и не рассмотрела.
Но машина уже тронулась, мягко и сильно вдавив ее ускорением в подушки дивана. Над сидением водителя показалась рука держащая дорогую и элегантную модель коммуникатора. В этом году такие, стилизованные под старину были особенно в моде.
- На первой клавише вызова номер мастера Санди. Он единственный в коммуникаторе, поэтому, если и когда потребуется связаться, просто нажмите вызов.
Покрутив его в руках, Рэйко все же не решилась оставить у себя столь дорогую вещь.
- Спасибо. Я сейчас перепишу в свой.
- Возьмите. Это мой подарок.
- Ваш? Простите, вы не водитель?
- Водитель. Иногда вожу Кори Сама. Маму мастера Санди.
Машина тем временем вышла на скоростное шоссе, и ее снова мягко вдавило в подушки дивана. Двигатель видимо электрический работал с едва слышным урчанием. Водитель протянул руку к панели и включил музыку.
В салоне была отличная аудио система. Легкая грустная мелодия очень хорошо соответствовала сгущающейся темноте за окнами и мягкой качке тяжелой мчащейся на высокой скорости машине. Певица пела очень красиво и столь же печально. Видимо что-то о любви. К сожалению, Рейко не понимала корейского, кроме некоторых слов. Но все равно, музыка и тепло очень успокаивали.
Спустя некоторое время, машина сбавила скорость и сошла с трассы по высокой эстакаде. Словно опускаясь с небес в город. Судя по строениям освещенным в центре города, они въезжали в одну из окраин Метака.
- Мы почти приехали. Не волнуйтесь, в этом районе уже несколько лет нет бандитов. Даже девушке вроде вас, Можно одной гулять по ночам.
- Нет бандитов?
- В районе всего две преступные группировки. Обе, крайне не заинтересованы, чтобы жителей и гостей района, кто либо обижал. Доход они получают от ресторанов и увеселительных заведений. Если ночью клиент не может спокойно ходить по улице, от одного к другому или домой. Это наносит ущерб бизнесу. По этому, все эксцессы в последнее время, только от приезжих. И за ними присматривают.
Такаги удивленно посмотрела за окно. Они и вправду, ехали по довольно оживленной улице. В домах на первых этажах горели вывески магазинов и заведений. Людей было много и многие из них были красиво одеты, словно вышли на прогулку.
- Я не слышала о таком районе.
- Это район Азами, Инди и Корейцев. О нем конечно не передают в передачах гало видео. Ну кроме разве случаев когда кто-то устроит погром или беспорядки. Но таких гостей, мы не пускаем дальше окраин.
Такаги, решив проверить свою догадку, спросила
- Вредит бизнесу?
И ее странный шофер, не стесняясь, подтвердил.
- Верно. А еще просто мешает жить и отдыхать людям.
Немного помолчав добавил более сухим голосом.
- Для внешнего города, мы район свалок и нищеты. На окраине, куда приходят бандиты, так и есть. Конечно, не так как было ранее. В разы меньше. Но увы, в любом обществе есть неимущие платящие за благо других, это своей судьбой.
Рэйко была удивлена. Этот толи бандит, толи воин. Говорил очень правильно и очень странно. Но обдумать это не успела, машина плавно свернула с освещенного проспекта внутрь квартала. Здесь стало меньше фонарей. Дома были небольшими и вокруг них много зелени. Свернув еще два раза, машина недолго проехав остановилась возле забора с воротами. За ними оказался зеленый двор и старый особняк. Окна горели лишь на втором этаже.
К машине подошли два человека. Крепкие среднего возраста. Даже гражданская одежда не могла скрыть того, что они знакомы с воинской службой. Выправка, то как встали у машины. Словно страхуя один другого.
- Мы прибыли. Вас проводят молодые люди. Я буду ждать в машине.
По его знаку, один из подошедших открыл дверь. Такаги опять удивилась тому, что ей поклонились и подали руку. Словно она была важной персоной. Ее род был довольно знатен. Но увы не настолько, чтобы она заслуживала такого отношения.
Один из встречавших пошел впереди указывая дорогу. Второй следовал сзади справа. Словно шел сопровождая офицера. Выправка, движения, привычки, точно бывшие военные. У входа на второй этаж стояли еще двое. Явно охрана.
Впрочем, ее провели в глуби и указывавший дорогу неожиданно остановившись, открыл перед ней дверь слева. Все так же молча кивком указав внутрь комнаты.
Это был кабинет. И там, был камин и два больших кресла.
- Прошу вас мисс Такаги. Садитесь.
Оглядыая обстановку, она не заметила стоявшую в тени высокую женщину в национальном наряде. Та же в свою очередь, рассмотрев ее, вошедшую в круг света. Шагнула с этими словами навстречу.
- Вы не голодны? На столике еда и напитки. Не стесняйтесь.
Она дождалась пока Рэйко сядет и еще некоторое время, молча стояла опираясь на высокую спинку глубокого кожаного кресла. И Рэйко теперь хорошо ее разглядела. Женщина была в годах, Инди, может с легкой примесью Азами. Еще очень красива. Большие груди и бедра, не скрывал наряд, даже подчеркивал. При ее росте они не делали фигуру гротескной. Скорее слишком сексуальной и это при ее то возрасте. Было чему позавидовать. Кстати, наряд изобиловал украшениями с камнями. От чего ей стало страшно неудобно за свое не совсем новое, но аккуратное платье. На фоне шикарного наряда хозяйки, она в школьной форме академии с короткой юбкой, была словно раздетой.
Дама улыбнувшись элегантно села напротив.
- Я мама Сикандр Хари Санди. Он сказал, что у вас возникли некие трудности и вы просили его помощи.
Рэйко не знавшая полного имени Си Ха, сначала даже не поняла о ком идет речь. А когда поняла, окончательно осознала и кто перед ней. Что повергло ее, в еще в большее стеснение.
- Прошу меня простить!
Санди Сама не дала ей сделать глупости. Подавшись в перед, положила на ее ладони руку
- Сидите. Хотя бы выпейте чаю с пирожными. Мне сказали, что вы еще не ели. В пути тоже. Это будет безтактно отпустить вас голодной из дома. Даже если вы передумали и хотите уйти.
Рейко смутилась. Она вела себя безобразно.
- Прошу прощения Санди Сама. Это волнение.
К ее удивлению вечер прошел великолепно. Мама Санди, была очень вежлива, терпелива и настойчива. Словно само собой, вышло так, что она все же рассказала свою историю, толкнувшую ее на столь странную и даже неприличную просьбу. А еще она была очень интересным собеседником. Они говорили еще о многом. Пока где-то рядом, наверно в соседней комнате, гулко не стали бить часы. И похоже это не был аудио трек к три виду, так как на их бой тонкой вибрацией отзывался тонкий фарфор чайных чашек стоявших на столике.
Словно в ответ на этот бой в коридоре послышались шаги и в комнату зашел Си Ха.
- Мама?
- Заходи сын.
- Уже двенадцать. Я не решался вас беспокоить но у мисс Рейко, в общежитии могут быть проблемы.
Санди Сама лукаво улыбнулась.
- Ее отвезет Вонг?
- Да.
Усмехнувшись мама махнула рукой
- Он сам ее решил привезти, чтобы поглядеть на твою девочку. Вот пускай и решит эту проблему. Не бери в голову.
От ее слов оба смутились, но сама Санди Сама словно и не заметила оговорки.
- Все. Жалко что так мало посидели. Но вы ведь нас еще посетите?
Вопрос был задан таким тоном, что Рейко поняла, в случае увиливания, Санди Сама, сама ее посетит. Или в крайнем случае ее забывчивости, пришлет за ней Вонга.
- Да.
- Вот и хорошо. Не стой столбом. Проводи девушку!
К ее удивлению, Си Ха, галантно подал ей руку и более того, когда помог встать предложил опереться нанее. Чем вогнал в краску. А еще более она смутилась уже идя с ним под руку к машине, ибо сама не поняла, зачем это сделала и делает.
Он же чуть задержался в холле.
- Я вижу, вы смущены. Что-то не так?
И тут ее прорвало. Причем на смех. Не в силах остановиться и давясь смехом, она замахала руками
- Господи. Си ха! Простите меня пожалуйста. Это от нервов. Ну вы сами то понимаете, что произошло? Происходит?
Он немного неуверенно улыбнулся.
- Ну, на мой взгляд, я выслушав просьбу красивой немного испуганной женщины, привел ее к более опытной, способной дать ряд ценных советов и успокоить. Причем сам получил от нее ряд столь же ценных советов к создавшейся ситуации.
Рэйко удивилась настолько, что даже не заметила, что у нее окончилась истерика.
- Вы нас слушали?
Си ха даже обиделся.
- Это было бы недостойно и неприлично. Мама мне написала, когда вы говорили.
Он достал из кармана компактный нотепутер с коммуниктором и показал тексты. Правда не дав их читать. А она вспомнила, что Санди Сама действительно иногда словно барабанила по пластику лежавшей на коленях панели, пальцами одной руки. Она печатала одною рукой в слепую! Вот так женщина!?
Си Ха улыбался
- Вы успокоились?
- Да спасибо. Но это все так необычно, и вы мне так инее ответили на мою просьбу.
Он пожал плечами.
- А мне показалось, уже ответил, да и мама тоже.
Рэйко смутилась. Вообще она не понимала что с ней. Всегда решительная и самостоятельная, чему собственно научила, а пророй и вынудила жизнь, с момента когда решилась подойти к Си Ха, была словно сама не своя. Словно кто-то говорил и делал все за нее.
Вот и сейчас когда, он снова предложил ей руку чтобы вести далее, сделав шаг взяла его под руку. И более того, идя рядом не испытывала не неудобства, не гордого негодования, не стеснения. Словно так и было надо. Даже как не стыдно, облегчения и радости.
У машины, Си Ха, открыл ей дверь и помог сесть. Его рука была твердой теплой и сухой. Очень приятная рука. Уже сев и улыбнувшись на его прощание, она с удивлением не подумала а ощутила - ей не хочется чтобы он закрывал дверь. Но та уже закрывалась и мягко щелкнув, разделила их.
Досадуя сама на себя Такаги откинулась на подушки дивана, чтобы не видеть его и прийти наконец в себя. Что машина уже движется, поняла по шелесту гальки. Так мягко тронул ее водитель.
Это был все тот же здоровяк названный Вонгом. Вот тоже интересно, а он, кто такой? Санди Сама сказала что он сам захотел… И тут она покраснела вспомнив сказанное дословно - Он сам ее решил привезти, чтобы поглядеть на твою девочку... Да как они?! Хотя… Что они о ней подумали?!
Она чуть не взорвалась негодованием, но вовремя стала вспоминать разговор с мамой Санди. Нет и нет! С нею, все себя вели исключительно как со взрослой женщиной! Лишь временами, очень по домашнему, как с другом семьи. Или.. Нет! Это, она сама себе напридумывала! Окончательно запутавшись, решила еще раз обдумать все позже. Вонг вел в этот раз машину очень плавно и аккуратно, словно боясь ее потревожить. Глядя в окно и размышляя, Рэйко и не заметила, как задремала.
Проснулась от тишины. Вонг выключил двигатель. И даже пригасил свет в салоне. Машина же уже стояла у ее общежития. Как ее пропустили на территорию?
- Вы проснулись?
- Да. Спасибо.
- Идемте.
Водитель Вонг, помог ей выйти и к ее удивлению, двигаясь при своей массе и ширине бесшумно повел не к освещенным дверям корпуса а под окна общежития. Она еще не успела ничего спросить или даже испугаться, когда очень ловко подхватил ее и словно кошка, держа одной рукой, вскарабкался по трубам прямо к окну второго этажа. Чем-то пристегнувшись, подмигнул. Увидав его лицо в близи и рассмотрев Рэйко изумилась. Он тоже был пожилым. А лицо хранило шрамы и следы заживших ожогов. Если бы рассмотрела сразу, ни за что не села бы в машину!
В освободившейся руке мелькнула блеснув сталь. Рама окна, чуть скрипнув, стала подниматься. Вонг, подхватив ее за талию, одним движением буквально закинул в окно.
- Спокойной ночи!
Такаги подскочившая к окну, разглядела внизу только темную тень уже скользнувшую к машине. Машина не включая света плавно выехала на аллею и только там включила фары.
- Сам решил привезти, сам решил эту проблему!
Она стояла у окна и смеялась. Господи! Да этот здоровяк, мог все общежитие привезти к Санди Сама - прямо с кроватями! И наверное никто не проснулся бы!
Уже лежа в кровати ее начали вновь одолевать всякие детские глупые мысли. Но к счастью впечатления первого дня взяли верх, она улыбаясь уснула.
http://samlib.ru/editors/s/shewcow_p_a/shoolm.shtml (полная)
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 783
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 186 раз.
Поблагодарили: 291 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron