Duffer`s Drift. Battletech style - ФИНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Duffer`s Drift. Battletech style - ФИНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

Сообщение Tomoboshi » 03 июл 2015, 00:00

Дважды фанфик - на тему БТ и Duffer Drift`аhttps://en.wikipedia.org/wiki/The_Defence_of_Duffer%27s_Drift
Написан мной в соавторстве с уважаемым T-Bone

Бар «Joo How Rin!»
Данхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
1 июля 3068, 23:37

...Черт, руки до сих пор дрожат. Капитан Чжоу смотрела на подрагивающую жидкость в стакане. Вроде бы всякое бывало, и по гражданке и в армии, но вот от этих полупьяных разборок до сих пор и гадко и страшно.
Фэнг и по трезвости был не подарок, а тут нализался, как скотина. Хотя стоит признать, что при разнице в весовой категории, только это и спасло.
Сначала его потная лапища оказалось на плече. Ладно, думаю… скинула. Но сукин сын принял еще и продолжил натиск. Но грудь артиллерийского капитана – вещь неприкосновенная. Так что капитан-танкист получил прямой в лицо, залил форму кровью из разбитого носа и сел на усыпанный опилками пол. Ввиду своего состояния, подняться он так и не смог, а начал лишь нечленораздельно ругаться.
Спасибо Норману Ли, перехватившему мою руку с тяжеленной пепельницей. Фэнга, конечно, ни сколько не жалко, но проблем бы я отхватила, за офицерский проломленный череп более чем достаточно.
После чего бронепехотинец перехватил инициативу, объяснил ржущим собутыльникам Фэнга, что их командира надо срочно эвакуировать и заодно самим куда-нибудь деться. Причем быстро.
Ладно, хватит! Чжоу залпом осушила стакан. Дрянная рисовая водка - пик здешней моды, и единственный выбор, чтобы быстро нализаться.
Оставалось надеяться, что капитан Фэнг проспится и все забудет, но шансов на такой исход было немного. Да и дружки напомнят, как он знатно отхватил от бабы. Что-то подсказывало, что проблем будет много. И это в нашей-то ситуации!
Елена подняла голову и осмотрела почти пустой кабак. Какие-то местные дремали в углу, да Норман сидел у стойки в паре метров от нее и пил чай, временами посматривая в ее сторону.
– Не спиться? – спросила она его. Пожалуй, вышло резче, чем хотелось.
– А вам? - он чуть-чуть улыбнулся.
Елена мрачно промолчала и подняла руку, позвать бармена.
– Думаете, стоит? Завтра тяжелый день.
Девушка еле удержалась от грубости. Вообще-то Норман прав, и срываться на нем было бы неправильно.
– Пойдемте, свежим воздухом подышим. И прошу заметить, что в этой фразе нет никакого двойного дна. Мой нос мне дорог.
Чжоу нервно рассмеялась и встала.
– Может это и правда неплохая мысль, Норман.

Мошкара вилась вокруг фонарей на пустой улице. Чуть дальше виднелась баррикада с дремлющим солдатом.
После прокуренного и теплого кабака Елена поежилась. Воздух сырой и неприятно холодил кожу.
– Здорово же, - Ли с удовольствием потянулся, да так, что форменная рубашка затрещала.
– Вся бронепехота такие пижоны? – девушка так и не смогла удержаться от ядовитой реплики.
– Нет, что вы. Но ведь и правда здорово. Холодно только, – они неспешно обогнули баррикаду. Пехотинец не соизволил пошевелиться, а может и правда дремал на посту. Но капитану было лень разбираться, да и это не ее забота.
– Я бы мог предложить вам свою рубашку, но думаю, нас могут неправильно понять.
Чжоу рассеяно кивнула. Да, вроде и правда неплохо прогуляться, она как-то даже протрезвела…
– Тогда разрешите откланяться, – Ли остановился и махнул рукой в сторону ангаров, – пойду к своим ребятам, может и подремать пару часов удастся. Чего и вам советую.
– Да, мамочка, обязательно, - девушка хмыкнула, - но для начала я думаю, что прогуляюсь.
Офицеры расстались на перекрестке и Чжоу прогулочным шагом двинулась по темной улице, наслаждаясь тишиной и одиночеством.

Увлеченная своими мыслями, Елена вдруг поняла, что оказалась совсем на окраине городка, кажется, свернув с главной улицы направо, а потом еще раз направо (или налево?)… Тут она ни разу не была до этого, хотя казалось бы, – сколько там того городка…
Последнее, что тут было от цивилизации – одинокий фонарь в десятке шагов позади, изливающий мутный оранжевый свет.
Канава с черной жижей и мусором по левую руку, по правую какие-то покосившиеся заборы и соломенные крыши. Во тьме дворов заливается псина. На меня, вестимо…
Так-с, ладно пойдем-ка назад, пока не прибежал никакой крестьянин с дробовиком. Елена развернулась и двинулась обратно, но этот раз внимательно смотря по сторонам.
Перекресток… ага, вроде нам в эту сторону… ночью как-то все это совершенно по-другому выглядит, вообще сориентироваться не могу.
Взгляд невольно уцепился за еле освещенную хижину в нескольких десятках метров впереди. Неверный свет керосиновой лампы освещал пустые проемы и щели в стенах. Она неспешно подходила.
Дорогу что ли спросить?
Прежде чем Чжоу успела обдумать эту мысль, она поняла, что у дома стоит маленький человечек и внимательно смотрит на нее. Елена сбилась с шага и остановилась.
На целую голову ниже ее (при моих 165 сантиметрах то!) даже с учетом традиционной шляпы, в каких-то обносках… обнищавший крестьянин, вид которого кажется, не меняется уже не одну тысячу лет.
– Добрый вечер, – человечек поздоровался из плотной темноты под шляпой. По голосу – добродушный старикашка.
– Э-э… Гм. Рынок – туда? – Елена махнула рукой дальше по улице. Совсем ее с толку сбил.
– Туда-туда… – старикашка закивал головой, – ты подожди, зайди – чаю попей.
Старый хрыч, нафиг мне твой чай сдался?! Я выбраться из этой дыры хочу, – было первой мыслью. Второй мыслью оказалось, что в горле совершенно пересохло, да и ноги гудят, будто после марш-броска…
– Не стесняйся, милая девушка, тебе здесь рады, проходи, – старик решил брать инициативу в свои руки.
– Да, наверно я бы не отказалась…
– Вот и славно. Заходи, – странный человечек распахнул дверь и прошел внутрь дома. Дверь осталась призывно распахнутой.
Может в доме грабители? Народ тут, конечно, попадается лихой и дикий… да нет, ерунда какая-то. Но кобуру Чжоу все-таки расстегнула, прежде чем шагнуть в дверной проем.
Керосиновая лампа коптила нещадно (чем он ее заправляет?), вытертые и почерневшие циновки знали еще, наверно, Максимилиана Ляо, глиняные горшки по всем углам, под потолком плотными рядами сушатся какие-то пучки… ну как под потолком… для дедушки под потолком, а мне продираться сквозь эти милые гирлянды.
Человечек уже снял шляпу и устроился на одной циновке, рядом с небольшим столиком. Абсолютно лысый, сморщенный дед… ничего примечательного.
– Садись дорогая, садись, – он указал напротив себя, – сейчас и чаек будет. Сей момент…
Отряхивая с волос шелуху, Елена села на указанное место.
Старик воткнул в помятый эмалированный чайник кипятильник и начал возиться с коробочками, видимо в поисках заварки. При этом продолжая рассуждать:
– Ты-то смотрю, совсем грустная идешь, устала, дум много, одна на другую лезут, дай, думаю, помогу такой красавице…
– Это вряд ли… - Елена немного расслабилась, – кто бы тебе завтра помог…
– Обо мне не беспокойся… Ага, вот это нам и надо, – старик нашел, наконец, нужную коробочку, – а вот и чайник готов, – кипятильник был выдернут из сети с резким треском. Завоняло изоляцией.
Заварка распространила резкий травяной запах, вызывающий какие-то смутные ассоциации.
– Держи, – старик протяну чашку.
– Спасибо, – Чжоу понадеялась, что чашку мыли хотя бы в этом году.
– Посидим, попьем с тобой чайку, а там, глядишь, и все образуется… – продолжал бормотать старик.
– Угу, – Чжоу решила не вступать в дискуссию. Интересно, как там Норман? Стоп, а чего это я вообще вспомнила про Нормана?
Она отпила из чашки. Травяной настой, но доза лошадиная. Таким, кажется, горло лечат.
– Справляется, справляется… – закивал старик.
Я что, вслух начала говорить?
Чай растекался приятной теплотой, расслабляя тело. Мысли тоже видимо начали разбегаться… Выспаться бы. Часов десять… да, было бы здорово.
– Хороший чай, правда? – заулыбался дедушка, – я говорю, тебе точно поможет.
Веки тяжелые-тяжелые… и опять этот что-то бормочет. Пять минуточек же подремать можно, пока бормочет, правда?.. Я быстро… Голова сама опустилась на грудь...

Полевой лагерь артроты
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 3:45

…Елена резко вскинула голову, пытаясь сообразить, где она. Тусклый свет лампы-переноски выхватывал кусок выцветшего брезента прямо над ее головой. О стекло с суицидальным упорством билась жирная бабочка с наполовину осыпавшимися крыльями. В следующий момент Елена поняла, что лежит на кушетке под старым клетчатым пледом.
Дом, милый дом… если так можно назвать мою штабную палатку. Девушка со вздохом отбросила покрывало в сторону (по крайней мере, форма осталась на мне) и спустила ноги на земляной пол. Тяжелые кожаные ботинки, уже пропитавшиеся утренней сыростью, валялись под кушеткой. Надевать их совершенно не хотелось.
Снаружи тактично кашлянули, и по истечении минимально приемлемых трех секунд внутри материализовался ее адъютант, младший артиллерист Нонгмин. В любой ситуации этот малый находил время, чтобы начисто выбрить щеки (за исключением не вполне приличествующих рангу тонких усов вдоль уголков рта) и надеть свежую форму, чем безумно раздражал Чжоу. Она давно считала, что Нонгмин работает на Маскировку – иначе такое поведение было совершенно необъяснимо.
– Кофе, – буркнула Чжоу, застегивая пуговицу на воротнике. Голос звучал хрипло и вымученно. Девушка прокашлялась и продолжила более уверенным тоном:
– Как долго я проспала?
Настоящий вопрос звучал «Как я сюда попала?», но спрашивать такое у собственного адъютанта было исключительно постыдно.
Нонгмин козырнул и выскочил наружу, через полминуты вернувшись с дымящимся термосом в руках. Налив в глиняную кружку кофе он с поклоном передал ее в руки Чжоу.
– Вы вернулись с прогулки вскоре после полуночи, шанг-вей. Велели не беспокоить. Так что вы отдыхали около четырех часов.
Елена мысленно выдохнула, почувствовав, как разжимается горячий пульсирующий обруч вокруг головы. Похоже, эта ночь обошлась без сомнительных приключений, и автопилот сработал штатно. Пообещав себе впредь избегать полуночных приглашений «на чаек» от незнакомцев, она отхлебнула кофе. Ее затошнило.
– Пригласи моих старших офицеров. Остальная рота должна быть поднята через полчаса.
Нонгмин испарился. Через несколько минут в палатку вошли Марк Овчинников, исполнительный офицер роты и заместитель Чжоу, и Норман Ли, сао-вей бронепехоты. Овчинников выглядел помятым и невыспавшимся, Ли – подтянутым, свежим и улыбающимся. Елена возненавидела его.
– Кофе там, – девушка махнула рукой в сторону термоса. – Сегодня он особенно отвратителен. Есть что-то новое по ситуации?
– Базу третьего обстреливают из тяжелых орудий с полуночи, – отозвался Овчинников. – Похоже, Вильсон успела вывести мехов из-под удара и отсупить на восток к Даоляню, но их преследуют по пятам. Так что выглядит так, что мы единственное подразделение 15-го на этом берегу реки Квахэн. И, Чжоу-нюйши… Есть доклады о батальоне легких сил противника на шоссе М38, движущимся на юг. Мехи и танки.
– Yi Da Tuo Da Bian! – выругалась Елена, втайне надеясь, что все происходящее окажется дурным сном. – Многовато. Воздух?
Овчинников покачал головой.
– «Эхо» накрыли в ангарах. Никакой активности на их канале. Радар выхватил несколько засечек со стороны противника, так что я не рискнул поднимать вертушки на доразведку мостов через Квахэн.
– Все лучше и лучше. Могли бы пристрелить меня во сне вместо таких новостей. Что скажут мои офицеры? – Чжоу спустила ноги на пол и с отвращением стала натягивать ботинки.
– Рота полностью на ходу и готова к маршу. Вообще-то мы находимся на не той стороне реки, но… - Овчинников отхлебнул из кружки, не желая констатировать очевидное.
– …Но, как верно заметил сао-вей Овчинников, – бронепехотинец поклонился с грацией, которую трудно было ожидать от шестифутового атлета, – на нужную сторону реки мы все равно не пробьемся. Со всем уважением, санг-вей, я предлагаю оставить роту у Дангхунга и укрепить местный гарнизон. По крайней мере, до прояснения ситуации.
– Интересно, что может прояснить ситуацию лучше ударного батальона, который свалится на наши головы после рассвета, – Чжоу закончила шнуровать ботинки и поднялась на ноги. Ее все еще тошнило, но девушка собирала все силы, чтобы не шататься.
– В любом случае, лучше встретить удар здесь, чем на шоссе в маршевой колонне, Чжоу-нюйши. Здешний гарнизон послужит неплохим щитом для ваших орудий, – Ли улыбнулся, глядя на девушку сверху вниз. Поразительным образом, улыбка не выглядела ни снисходительной, ни сочувственной. Елена возненавидела гиганта еще сильнее.
– И откуда такая уверенность?
– Я имел честь проходить стажировку в батальоне сао-шао Вэйшенга в 3059. Это один из лучших пехотных командиров в Поднебесной, могу ручаться за это.
– Ну ладно. – Елена Чжоу одернула китель в тщетной попытке разгладить многочисленные складки, но времени переодеться уже не оставалось. – Пойдем, поговорим с вашим ши-фу. Марк, оставляю роту на вас.
Офицеры взяли под козырек. Елена сделала несколько шагов из палатки навстречу алеющему восходу нового дня.
– И да, Норман? Сделайте милость, влезьте в бронекостюм. Так ваш рост будет меньше меня раздражать.

Пожарное управление
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 4:07

В представлении Елены Чжоу, любой заслуженный ветеран обязательно обустроил бы свой штаб в какой-нибудь тесной землянке или амбаре с проломленной крышей, развернув штабную карту на ящике из-под гранат и подсвечивая себе коптилкой, сделанной из блестящей латунной гильзы. Вэйшенг не укладывался в этот стереотип. Его люди заняли городское пожарное депо, в ангаре которого развернули полевой медпункт на несколько десятков коек. Хмурые солдаты с автоматами наизготовку охраняли вход, еще несколько занимали позиции с гранатометами на верхних этажах окружающих зданий. Сумбурную активность привносили только несколько чиновников из гражданской администрации, занятые эвакуацией населения.
Сао-шао Вэйшенг разместился в зале для совещаний, длинный стол в котором был уставлен несколькими телефонными аппаратами и рациями. Чжоу нервно козырнула, ежась под взглядом угольно-черных глаз на покрытом оспинами лице пехотного командира. Вэйшенг был некрасив и полностью сед, а громадина бронепехотинца в качестве эскорта явно не произвел на него никакого впечатления.
– Санг-вей Чжоу, вторая артиллерийская рота, 15-й Драконский.
Сао-шао медленно кивнул:
– Я ждал вашего появления еще ночью. Наверняка вас задержали более важные дела, - Елена почудился легкий намек в словах пожилого китайца.
– Вы пришли осчастливить меня своей компанией на сегодня, Чжоу? – он приблизился и протянул ладонь. Елена ответила на рукопожатие.
– Похоже, что так. Моим пушкам в Данхунге будет безопаснее… и думаю, вам тоже не помешает поддержка.
– Стало быть, предлагаете брак по расчету. На что можно рассчитывать?
– В моем распоряжении четыре «Лонг Тома» на механизированных транспортерах, четыре самоходных РСЗО РДД, и сводный лэнс прикрытия из взвода бронепехоты и двух РСЗО РБД. Один боекомплект загружен в машины, еще примерно половина в ротном обозе – мы только возвращались с полигона, когда начался весь этот бардак.
– Звучит серьезно, – Вэйшенг улыбнулся уголками губ. Чжоу вдруг поняла, что старый плут явно знал положение дел в ее собственной роте не хуже нее самой. – Давайте отыщем вам место на этом банкете.
Чжоу и Вэйшенг склонились над картой.
Данхунг был мелким провинциальным городом с населением не более 12 тысяч, вытянувшимся вдоль главной транспортной артерии в регионе – шоссе М38. Это шестиполосное шоссе пересекала реку Квахэн примерно в пяти километрах севернее, и входило в город с северо-востока. По правую сторону дороги шла полоса смешанного леса, через который проходила редкая цепочка грунтовых дорог, проложенная местными лесопромышленниками. По левую сторону начиналась широкая заболоченная местность, образованная дельтой реки Квахэн, впадавшей в Тонкинский залив тремя километрами западнее.
Сам город растянулся почти на два километра вдоль шоссе. Занятые частными фермами восточные окраины плавно переходили в зону более плотной многоэтажной застройки с частыми вкраплениями из складов и перерабатывающих предприятий. К северо-западной оконечности города примыкала деревня, все еще выстроенная из бамбука и тростника.
Изображенный на карте Данхунг покрывала густая сеть значков, отмечающих оборонительные позиции солдат Вэйшенга. Чжоу ожидала увидеть боевые порядки батальона, но к своему удивлению насчитала только шесть взводных опорных пунктов. Она вопросительно взглянула на сао-шао.
– Вижу разочарование в ваших глазах, санг-вей, но увы, все верно. На бумаге я командую учебным пехотным батальоном, но фактически под моим началом не больше двухсот солдат. Большая часть из них ветераны пехотных полков первой линии, которые готовятся стать командирами противотанковых подразделений. Еще у нас сверх штата тяжелого вооружения – 50-мм безоткатные пушки, пусковые РБД и пулеметы.
– Хорошо, но мало, – Елена выпрямила спину. – По моим данным, у противника ударный батальон. Мехи и танки, возможна воздушная поддержка.
– Разведка обычно преувеличивает, – Вэйшенг пожал плечами, но лицо его посуровело. – Федералы наносят основной удар восточнее, по вашим коллегам в Даоляне, поэтому вероятнее всего, что мы имеем дело с фланговым прикрытием. Если нам повезет, то здесь будет не больше бронекавалерийской роты – как говорят в федеративных солнцах, эскадрона. Если не повезет, то мы представим вашу разведку к медалям.
Неожиданно для себя Елена хмыкнула.
– Противник, скорее всего, воспользуется шоссе как самым удобным путем подхода, - продолжил Вэйшенг. – Поэтому я планирую занять оборону в городе вдоль шоссе, имея передовую позицию на окраинах. Мы будем обстреливать любую цель в радиусе досягаемости, затем отступать назад прежде, чем попадем под сосредоточенный огонь. Мы обескровим их, а потом разобьем.
Чжоу нахмурилась:
– Мы так разрушим город до кирпичика.
– Скорее всего, но это лучшая позиция из возможных. В любом случае у меня недостаточно транспорта, а если реквизировать гражданский, то нечем прикрыть колонну. Да и куда отходить? – Вэйшенг выпрямился и полез в нагрудный карман за портсигаром.
– А что насчет танковой роты Фэнга?
– О, санг-вей Фэнг, – Вэйшенг щелкнул зажигалкой и затянулся терпким сигаретным дымом. Сделав неопределенный жест рукой, он указал куда-то на кипу бумаг в углу стола.
– Наш общий знакомый сослался на полученные приказы и увел роту на юг сегодня около двух часов ночи. Он посчитал обязательным уведомить меня, и сделал это с помощью личного письма – стиль весьма недурен, надо заметить. Ему бы писателем быть.
– И вы не пытались связаться с ним? – пораженная Чжоу ахнула. За ее спиной под гудение миомеров заворочался бронепехотинец.
– Пытался. Мелкий говнюк заявил, что исполняет приказы только своего старшего офицера и отключился. Невозможно убедить человека перестать быть мудаком, санг-вей. – Вэйшенг помахал рукой, рассеивая клубы сигаретного дыма. – Честно говоря, я думал, что и вы последуете его примеру.
– Chiu Se! То есть, при всем уважении, сао-шао, за кого вы меня принимаете, за косплейщицу-компаньонку?
Сквозь табачное марево Вэйшенг улыбнулся:
– Форма не делает человека, Чжоу-нюйши. К счастью, нам обоим весьма скоро представится возможность на деле показать, чего мы стоим. Высказывайте свои воображения, санг-вей.
Чжоу склонилась над картой и провела несколько параллельных линий у восточной окраины Данхунга, пересекавших шоссе почти под прямым углом.
– Мы пристреляем несколько рубежей заградительного огня для «Лонг Томов» и РБД перед позициями вашей пехоты, сао-шао. По мере продвижения противника я буду переносить огонь, чтобы постоянно держать его под обстрелом. Также я придам две команды корректировщиков вашим передовым взводам… и, пожалуй, от моих «Фа-Шихов» и РСЗО РБД будет больше толку в городе. Позиции моих орудий будут здесь. – Карандаш в руке Елены очертил неровный овал в лесу у южной оконечности города. – Есть возражения?
– Нет. – Вэйшенг отложил тлеющую сигарету и посмотрел прямо в глаза девушки с неожиданной для нее теплотой. – Доброй охоты, мей-мей. Заставь старика гордится тобой.

Добавлено спустя 2 минуты 8 секунд:
Яблочная ферма «Tarty Green Garden»
Окраины Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 7:12

С восточной стороны Дангхунг выглядел как большая деревня: вдоль шоссе тянулся пояс из небольших панельных домиков и бревенчатых хижин, окруженных фруктовыми деревьями, цветниками и многочисленными хозяйственными постройками. Сторонний наблюдатель был бы очарован при виде здешних ухоженных садов, крыш, покрытых аккуратными рядами терракотовой черепицы, и банд снежно-белых, откормленных до наглости гусей – но Норман Ли не был ни крестьянином, ни праздным туристом. Нельзя сказать, что он был невосприимчив к окружающей его пасторальной красоте, он просто не обращал на нее внимания, сосредоточив внимание на других аспектах окружающего пейзажа.
Шоссе и прочие подходы к городу отсюда просматривались почти на два километра на восток. Лес с правой стороны подходил почти вплотную к дорожному полотну, а слева от дороги начиналась рыхлая заболоченная низина. Широкое асфальтированное шоссе, рассчитанное на движение тяжелых грузовиков, было лучшим путем в Дангхунг для наступающего.
Значит, въезд в город следует перекрыть. А зелень и сараи для хранения граблей сойдут за прикрытие.
Бронепехотинцы из командного отделения рассредоточились между фруктовых деревьев. Пока что не было необходимости двигаться, четыре «Фа-Шиха» просто застыли без движения как диковинные серо-зеленые статуи. Неподалеку за земляным бруствером расположилось одно из безоткатных орудий на легкой треноге. Его расчет пока отдыхал в узорной тени деревьев, выставив часового с биноклем для наблюдения за дорогой.
Командир расчета, рослый мужик смешанной крови с выбивающейся из-под шлема клоком рыжей бороды, подошел к Норману и постучал по бочкообразной груди бронекостюма:
– Хей, железяка! Что это у тебя? – Палец указывал на нанесенные желтой краской ряды звезд, выделявшихся на камуфляжной раскраске нагрудника.
Норман улыбнулся за непроницаемым для взгляда забралом шлема. Бронекостюмы 15-го Драконского не несли никаких отметок, указывавших на звание оператора.
– Отметки за уничтоженные боевые единицы весом более 20 тонн. У моего отделения их семнадцать.
– Семнадцать? Да хрена лысого. – Пехотинец с двумя бронзовыми полосками на петлицах сорвал небольшое зеленое яблоко с ветви и с хрустом откусил большой ломоть. Его лицо скривилось, и он сплюнул непрожеванные остатки.
– Тьфу, зараза. Мы затрахиваемся вусмерть, прежде чем поджарим хотя бы одну коробочку, а вы, долбанные траханные железячники, рисуете по семнадцать штук только чтобы потешить свое обостренное самолюбие. Как должно быть охренительно легко жечь танки, если твой зад прикрывает эдакая херовина?
– Легко, – Ли снова улыбнулся. – И я постараюсь сжечь побольше и сегодня, чтобы ты, как это… вусмерть не затрахался.
Пехотинец расхохотался и хлопнул «Фа-Ших» по нагруднику.
– Да я уж надеюсь на это! Слышишь шум? Это либо стадо годовалых шмелей возвращается с гулянки, либо кто-то катит по шоссе. Буди своих, железяка.
Отдаленный шум десятков двигателей все нарастал, превращаясь из едва заметного жужжания во всепоглощающий рокот. Монументальность этого звука будто стирала все остальные, немногословная перекличка на командной частоте смолка, оставив только глухое шипение передатчика. Ли вдруг поймал себя на том, что старается дышать как можно тише – и намеренно небрежно расправил плечи. Бронекостюм отозвался гудением, развернув бочкообразный торс, и это простое движение сразу сбросило оковы оцепенения со всего небольшого отряда.
Из-за поворота дороги выкатился первый танк, за ним последовали еще и еще. Скоро все шоссе заполнили многотонные машины, на высокой скорости двигающиеся прямо к городу. Ли насчитал два десятка гусеничных машин и, по меньшей мере, столько же ховеркрафтов в хвосте колонны. Целая батальонная группа… хорошо еще, что не видно мехов.
Пехотинцы зарядили безоткатку, с лязгом закрылся затвор. Склонившийся на колени наводчик приник к прицелу. Ли отметил сосредоточенность действий расчета – ни суеты, ни поспешности. Казалось, солдаты сао-шао Вэйшенга чинят стену родительского дома или собирают урожай, столько достоинства и спокойной, почти медитативной невозмутимости было в их движениях. В очередной раз за свою карьеру Норман Ли испытал искреннее восхищение силой своих соотечественников.
Танки федералов быстро приближались. Восемь машин авангарда единым махом свернули с шоссе направо, пересекли неглубокий кювет и растянулись по полю разреженной линией, повернув башни в сторону зданий на окраинах города. Большая часть колонны продолжала нестись вперед, не снижая скорости. Вновь ожил передатчик, один из ротных корректировщиков доложил о перемещении цели у первого рубежа заградительного огня. Санг-вей Чжоу отозвалась коротко и без обычной шутки:
– Принято. Всем подразделениям приготовится, вспышка через 20 секунд.
Бум! Бум! Бум! Бум! Раскаты четырех орудий слились воедино. Через мгновение у хвоста проходящей колонны в небо взметнулись четыре разрыва. Один из снарядов разорвался прямо на дороге, всего в нескольких метрах от проходящего ховеркрафта. Взрывная волна отбросила машину на обочину, осколки пробили легкую броню борта и превратили юбку в лохмотья. Ховеркрафт уткнулся в землю и зачадил густым масляным дымом.
Пехота Поднебесной державы тут же присоединилась к сражению. Подняв тучи пыли ухнули безоткатки, послав десяток болванок в ведущий танк, угловатый 65-тонный «Роммель». Наводчики знали, что одного попадания будет недостаточно чтобы проломить мощную броню, и поэтому целились по уязвимым местам – смотровым приборам, стволу орудия и ходовой части. Большинство снарядов бессильно рикошетировали, но один разбил ведущее колесо и перебил гусеницу. Подбитый «Роммель» остановился, развернул башню и одним выстрелом снес целый этаж дома, где укрывался подбивший его расчет.
Скоро все танки федералов открыли плотный ответный огонь. Развернутая в линию группа прикрытия стреляла с места, поднятая безоткатками пыль облегчала им поиск цели. Блоки стволов роторных автопушек на башнях 70-тонных «Мантойфелей» выплевывали потоки снарядов, с легкостью пробивавших кирпичную кладку и бетонные плиты. Несмотря на потерю пары машин колонна продолжала движение, из-за скорости ее стрельба была менее точной – но это компенсировалось огромной разрушительной силой танковых орудий с близкой дистанции. На командной частоте надрывал голос корректировщик, пытаясь передать поправки для второго залпа, но Ли понимал, что он не успеет. Колонна двигалась слишком быстро, наматывая на гусеницы сотни метров за минуты, что делало заранее подготовленные рубежи заградительного огня бесполезными.
Передовые машины колонны уже почти вошли в город, сквозь ботинки бронекостюма Ли почувствовал, как трясется под их весом земля. Тройка его бойцов обстреливала малыми лазерами передовую машину, безоткатка выпускала снаряд за снарядом, и лишь по чистой случайности ни один башнер федералов до сих пор не повернул стволы на их позицию. На канале взвода Ли приказал отступать на следующую позицию и подбежал к пехотинцам. Внешняя аудиосистема «Фа-Шиха» легко перекрыла шум сражения:
– Здесь становится жарко. Пора отходить.
Ли внутренне приготовился спорить, но командир расчета, коротко кивнул и выкрикнул команду. Наводчик выпустил оставшийся в стволе снаряд, пока расчет подхватывал остатки боекомплекта. Чтобы ускорить дело Ли подхватил безоткатку на плечо, миомеры загудели под увеличившейся нагрузкой, но дополнительный вес почти не сказался на подвижности. Пропустив пехотинцев вперед Ли затопал следом, пытаясь прикрыть их от шальных пуль своим заключенным в броню телом.
Данхунг горел под градом снарядов. Судя по картине происходящего и переговорам на командной частоте, все дружественные подразделения оставляли первую позицию и откатывались назад под сокрушительным огнем федералов. Хуже того, большая часть безоткатных орудий была потеряна, а танки сблизились настолько, что в дело уже портативные пусковые ракет ближнего действия. Грохот боя кругом был оглушителен, выстрелы разных калибров глушили друг-друга. В один момент небо над головой расчертили сполохи сотен выпущенных РДД, которые накрыли танки группы прикрытия. Ли очень хотелось проследить результаты этого залпа, но на это не было времени.
Пробежав полстони метров отряд Ли наткнулся на забор из проволочной сетки. Первый бронепехотинец просто протаранил забор, свалив одну секцию и открыв широких проход для более легких товарищей. Ли опустил безоткату на землю, позволив расчету вновь заняться орудием, и осторожно осмотрелся кругом. Их новая позиция находилась за тянущейся вдоль обочины шоссе кирпичной оградой, сквозь проломы в которой можно было обстреливать проходящие танки в борт. Хороший ход… но сейчас это выглядело как попытка переждать тайфун в хижине из бамбука. В полях перед городом дымило несколько подбитых машин, но большая часть бронированного кулака федералов неудержимо неслась вперед. Пехота уже понесла потери, и не сможет удержаться без помощи артиллерии.
Ли развернулся и побежал к возвышающейся неподалеку водонапорной башне башне, ближайшему из окружающих его высотных сооружений. Отбежав на безопасное расстояние от людей и боеприпасов, он задействовал прыжковые двигатели и взмыл вертикально вверх – ему нужен был хороший обзор, и скорость была важнее скрытности. На высшей точке полета он слегка изменил положение тела, искусно заставив бронекостюм балансировать на реактивных струях, и схватился за скобу на верхушке водонапорной башни. Магнитные захваты на коленях «Фа-Шиха» крепко схватились за железный бок цистерны, вся конструкция заскрипела под его весом, но выдержала.
Ли повернул голову и увидел вползающий в город танковый авангард. Укрывающая в невысоких фермерских домиках по обеим сторонам дороги пехота вела огонь из ручных гранатометов и оставшихся безоткаток. Танковые башни палили в ответ. Ли переключился на ротный командный канал:
– Красный охотник вызывает Везувий-главный. Противник вошел в город. Запрашиваю огневую задачу наивысшего приоритета.
–Отрицательно, Красный охотник, – голос санг-вей Чжоу был лихорадочно возбужденным. – Дружественные войска в радиусе поражения. Отбросьте их назад и отходите.
Ли прикрыл глаза, пытаясь отвлечься от оглушительного стука крови в висках.
– Это невозможно, санг-вей. Мы потеряли большую часть оружия, а танки противника у нас на плечах. Прошу вас пересмотреть протокол.
Чжоу не отвечала несколько томительно долгих секунд. Радио воспроизводило только ее легкое дыхание.
– Принято, красный охотник. Я…
Голос санг-вей утонул в шипении статики. Ли попытался пробиться и выкрикнул позывные еще несколько раз на разных частотах, но без всякого успеха. Радиосвязь была мертва, заглушена постановщиками помех ближнего радиуса действия, и артиллерийская рота осталась без глаз.
Со своего наблюдательного пункта Ли хорошо видел панораму боя. Танки вошли в Дангхунг несмотря на все попытки их удержать, и теперь методично расстреливали любой очаг сопротивления. Башенные орудия посылали два снаряда в угол здания – первый наверх, под крышу, второй пониже, над фундаментом, и фермерские коттеджи обрушивались как карточные домики. Юркие ховеркрафты сновали и тут и там, высаживая отделения пехоты прямо на головы защитников города. Минимум одно звено «Мантойфелей» уже прошло город насквозь и теперь двигалось в сторону позиций артиллерии.
Очередной проходящий мимо танк, «Мирмидонец», резко развернулся налево и двинулся сквозь стенку прямо на позицию его отряда. Залп ракет малого радиуса действия разметал укрытие и выпотрошил бронекостюм одного из бойцов. Ли спрыгнул вниз, проверяя состояние батареи лазера и магазинов противопехотного орудия. Бой был проигран.
Настало время умирать.

Лес к югу от Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 7:31

– Красный охотник, прием!
Шипение помех омерзительно било по ушам, Чжоу лихорадочно переключала каналы на радиостанции, но везде было одно и то же… Город был отрезан.
О том, что у девинцев есть глушилки можно было бы и догадаться… Санг-вей сжала кулаки. И очевидно, никакой возможности восстановить связь нет. Она сорвала наушники и выбралась из штабного радиофургона. Укрытая маскировочными сетями батарея «Лонг Томов» по левую руку от нее уставилась стволами в небо. Марк ждал команды открыть огонь…
В сотне метров впереди, в подлеске, виднелись сундуки самоходных установок РДД.
Грохот отдаленного боя нарастал, клубы дыма и пыли поднимались над Данхунгом. Очевидно, что нашим несладко. Она увидела, как на горизонте просела и завалилась водонапорная башня.
Понимать бы, что там происходит. Ну, кроме неумолимо надвигающейся задницы, с этим и так все понятно.
А вот теперь похоже вся ответственность на тебе, милочка. И если ты хочешь помочь Норману и Вэйшенгу, то надо действовать.
– Адьютант! – крикнула она в раскрытую дверь машины. Нонгмин немедленно показался на белый свет.
– Пробуй связаться с Красным охотником, а я пока что отлучусь.
– Позволю заметить…
– Не позволю, – оборвала его Чжоу, – исполняй.
И не оглядываясь оценить, возымели ли ее слова действие, бросилась бегом к лэнсу РСЗО РДД.
Молоденький мехвод с удивлением смотрел на бегущую санг-вей.
– Не стой столбом, заводи. Лэнс, по машинам! – Не сбавляя темпа Елена полезла в люк.
– Е-есть…
– Так, Стрелы, санг-вей Чжоу в канале, слышите меня? – девушка торопливо нацепила шлемофон.
– Стрела-один в канале, – женский голос, сао-вей Харрисон. Толковая девица.
– Отлично, слушай задачу. Выдвинемся ближе к городу, надо поддержать наших. Первая точка – заброшенный склад на южном выезде. Дальше действуем по обстоятельствам.
– Принято. Стрела-один всем стрелам, выдвигаемся.
Машины взревели моторами, выпуская ядовитый дизельный выхлоп, и начали выезжать на дорогу. Колонна двинулась. Машина Чжоу была замыкающей, так что кроме маячившей в нескольких десятках метров впереди огромной стальной кормы, смотреть было особо не на что. Густой подлесок по сторонам дороги перекрывал обзор.
Ехать нам минут пять-десять, не больше…
– Везувий-один, это Везувий-главный, Марк готовься получить цели по моим координатам.
– Понял тебя, Везувий-главный, нам бы они очень не помешали. Удачи, – наверняка не одобрил, но вслух ничего не сказал, и то ладно.
– Танки на радаре! - голос Стрелы-один дрожал от возбуждения, – приближаются. Перестраиваемся в цепь. Огонь по готовности.
В голове колонный раздался грохот многочисленных взрывов, после которых в небо взметнулся столб пламени.
– Wou Duh Tian Ah!, – водитель торопливо развернул машину съезжая с дороги. Елена успела увидеть объятую огнем машину Харрисон.
Лэнс ответили дружными залпами РДД куда-то дальше по дороге.
– Марк, передаю координаты для стрельбы, – от волнения и тряски из головы сразу вылетели все позывные, – мы близко, так что постарайтесь не накрыть нас.
– Принято.
До склада еще добрый километр… значит, организованного сопротивления в городе больше не существует.
Четыре утробных раската от снарядов Лонг Томов слились в один. Над деревьями вспухли черные и горячие взрывы.
– Отлично, – прокричала Елена, – накрыли! – но в ответ услышала лишь оглушительный треск статики.
Ракетная самоходка Чжоу, наконец-то прорвалась через деревья, и оказался на окраине поля. В паре сотен метров впереди параллельно дороге двигался травянисто-зеленый «Мантойфель» федералов. Башня развернута в сторону дороги – автопушки выплевывают короткие очереди.
Командир машины не стал ждать приглашения и разрядил весь пакет РДД в девионовский танк. Разрывы, дым и куски земли скрыли противника на бесконечные несколько секунд... А потом «Мантойфель» вынырнул из завесы, оказавшись в каких-то полутора сотнях метров. Вспышки автопушек…
Удар и грохот дезориентировали Чжоу, машина дернулась и встала.
Девушка огляделась, пытаясь развеять туман в голове. Сидевший рядом водитель мертв – раздавлен тяжеленной крышкой дифференциала, сорванной страшным ударом. Командир и наводчик сзади тоже мертвы – прошившие броню болванки из RAC/5 разорвали их в клочья.
Елена толкнула люк и выбралась наружу.
«Мантойфель» миновал их и продвигался дальше вдоль дороги, прямиком к батарее. Марка не предупредить, чтобы уходил, впрочем, скорости им не хватит… Бой был проигран.
Пошатываясь, Чжоу шла по полю в сторону позиций своей артиллерии. Бой в городе почти стих, только иногда стрекотало легкое оружие. Зато на моей бывшей позиции начали грохотать автопушки.
После чего по ушам ударил чудовищный взрыв – над деревьями выросло грибовидное облако. Боекомплект одного из «Лонг Томов». А с учетом того, что батарея стояла плотно… а-а... все равно. Апатия охватила ее, хотелось просто лечь и умереть.
С трудом пересилив себя, девушка выбралась на дорогу. В голове все еще звенело.
Летящий по дороге бронетранспортный ховер с солнечным кругом на борту, даже не попытался снизить скорость, когда на дороге появилась девушка в грязной военной форме. Удар десятитонного борта отбросил ее в кусты, как переломанную куклу.
Чжоу в последний раз приоткрыла глаза, а потом небо Каприкорна III поглотило ее.

Продолжение следует...
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение acefalcon » 03 июл 2015, 00:27

Годно. Но требует вычитки.
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6145
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1566 раз.
Поблагодарили: 2952 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 10 июл 2015, 17:45

Неизбежное продолжение

Пожарное управление
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 3:38

…Елена резко вскинула голову, пытаясь сообразить, где она. Оглядела полутемное помещение. Небольшая комнатка казенного вида, под потолком вполнакала теплится лампочка, за маленьким окошком глубокая ночь... Из мебели только стол и раскладушка.
Чжоу лежала на этой самой раскладушке, укрытая армейским пончо.
Жива? В плену? Она ощупала себя – все было на месте, и вообще для человека на которого (как кажется – только что) наехал военный ховер, она ощущала себя очень здорово. Голова ноет, как после дрянной водки, но в сравнении с ховером это мелочи.
Конечно, форма носила следы бурной ночи, но ни копоти, ни следов крови на ней видно не было. Девушка потерла виски. Сон? Надо признать, что для ночного наваждения события были пугающе четкими и логичными.
Ее часы показывали 3:40. Видимо, утра.
Ладно, сейчас разберемся. Она спустила ноги с раскладушки и поплелась к двери.
Распахнув дверь, она поняла, где находится: пожарное управление Дангхунга. В котором она была чуть меньше суток назад. Ну, наверно.
Поверх таблички «комендант пожарной охраны» была прикноплена новая, написанная от руки – «Сао-шао Вэйшенг». Еще ниже кто-то карандашом дописал: «Оставь надежду всяк сюда приходящий».
Выходит, ночевала у старика? Все интереснее.
Пройдя небольшой коридор, Чжоу оказалась в том самом развернутом пехотинцами полевом лазарете. Темный лазарет был пуст, за исключением дежурного, кемарящего у конторки под настольной лампой. Пуст?! Да быть не может. В голове закопошились какие-то совсем неприятные мысли.
Услышав шаги, дежурный подскочил:
– Доброе утро, санг-вей.
– Эмм… – Елена неопределенно махнула рукой, – попить есть чего-нибудь?
Дежурный пошарил в конторке и вытащил термос.
Девушка чуть подрагивающими руками налила себе полкрышки, в термосе оказался зеленый чай. Ох уж мне этот чаек… она невольно вспомнила старикашку из деревни.
– Спасибо, – Чжоу вернула термос, – а время не подскажешь?
Солдат посмотрел на часы:
– 3:47, я их сверял в полночь, санг-вей.
– Гмм… – Чжоу попыталась сформулировать мысль как можно менее позорным образом, но потом сдалась и буркнула:
– А дата?
Дежурный хмыкнул, но ответил по сути:
– 2 июля.
Чжоу уставилась на него, закусив губу.
– Шестьдесят восьмого года, – на всякий случай уточнил солдат.
– Гм. Да. Хорошо, - в голове у Елены творился сущий сумбур. Неужели действительно кошмар?
Она снова вспомнила злополучное чаепитие со старикашкой. Это меня после него так торкнуло?
Елена услышала хриплый смех – и, оглядевшись, увидела Вэйшенга. Тот стоял неподалеку и, видимо, еле сдерживался от того, чтобы не расхохотаться в голос. Интересно, старик слышал весь диалог?
– Доброе утро санг-вей, – сказал он, справившись с собой, – пойдемте в штаб, у меня есть приличный кофе.
Следуя за ним, Елена пыталась уложить в голове происходящее. Выходило так себе. Вот и знакомый конференц-зал с огромным столом. Карта, рации, телефоны, все как в прошлый раз.
Вэйшенг поставил кофейник на горелку, совершенно не пытаясь стереть ухмылку с лица.
– Санг-вей, ввиду того, как вы допрашивали моего солдата, какой сейчас год, рискну предположить, что где вы находитесь и как сюда попали вы тоже не очень в курсе?
Елена потупилась, чувствуя, что краснеет.
– Видимо я прав, – Вэйшенг сел на краешек огромного стола, – что ж, я просвещу вас. Вы пришли к моим часовым, в прямо скажем, невменяемом состоянии, и завалились спать чуть ли не на бруствер КПП. Я решил, расположить вас у себя в кабинете. Здоровье, знаете ли, не бесконечное.
Он прервался, чтобы разлить кофе по чашкам, а затем продолжил:
– Можете быть спокойны, этот эпизод не выйдет за пределы моей части – в гарнизонах случается всякое. Но если бы вы забрели в расположение танкистов в таком состоянии… – Вэйшенг сделал паузу – я в курсе вашего конфликта с Фэнгом. Одним словом, лучше завязывайте с местной водкой, она и правда дрянная.
Елена рассеяно кивала – уши все еще горят. Остается лишь надеяться, что полумрак это скроет.
– Впрочем, офицер должен уметь принимать верные решения даже в состоянии самого жестокого похмелья, – сао-шао замолчал, видимо охваченный какими-то воспоминаниями, - А обсудить нам есть что. Вы, надеюсь, в курсе обстановки?
– Ударный батальон федералов? – вырвалось у Елены, прежде чем она сообразила, что это было во сне.
Старик кивнул:
– Смешанный, скорее всего. Основной удар они наносят восточнее, но и нам достанется, не сомневайтесь.
Елену будто ударило током при этих словах. Происходящее воспроизводило сюжет уже пережитого ею кошмара с фатальной неотвратимостью. Целая батальонная группа федералов на нашу голову, как и было во сне… Стоп, а может быть, я сплю и сейчас? Став вполоборота к Вэйшенгу девушка ущипнула себя за предплечье. Больно, ч-ч-черт. Feh Feh Pi Goh, как мне проверить-то, сплю я или нет?!
Если старик и замечал странное поведение артиллеристки, то не подавал виду. В полутьме кабинета он склонился над картой Дангхунга, чтобы оценить местность и разместить своих людей наилучшим образом. Оборонительная линия, которую чертил Вэйшенг, выходила пугающе похожей на ту, которую в воображении Чжоу уже намотали на гусеницы танки.
Девушку затрясло от неприятных мыслей: она понимала, что правильного решения нет. Двести человек с пехотным оружием никак не смогут остановить танковую колонну. Как ни крути, сейчас повторится то же самое.
Хм… Елена оперлась обеими руками на стол, из-под кепи на лоб стекали тяжелые капли пота. Думай, девочка, думай. Ты ведь не зря протирала юбку в академии. В моем сне вражеский комбат использовал свои танки как таран, сходу прорвал оборону на окраинах и навязал защитникам свой темп боя. Скорость колонны не позволила противотанкистам Вэйшенга вовремя уходить из-под обстрела, а мои рубежи заградительного огня оказались бесполезными. Похоже это на федералов? Вполне… вполне может быть… у них полно уверенных и агрессивных командиров среднего звена на границе.
А что если мы не дадим ему разогнаться? Девушка бессознательно потянулась за маркером, зубами стащила колпачок, как привыкла делать еще будучи кадетом. Чжоу ухватилась за спасительную идею, медленно превращая ее в готовый план, пока ее взгляд скользил туда-сюда по карте. С противоположной стороны стола за ней молчаливо наблюдал Вэйшенг.
– Есть! Ха, хрен тебе, а не блицкриг! – Елена обвела извилистый поворот вдоль границы леса, который делало шоссе М38 на пути к Дангхунгу. Отсюда до города оставалось около полутора километров совершенно ровной местности, и сам поворот хорошо просматривался из города. Девушка с торжествующим видом вскинула голову, и мгновенно смутилась, встретившись глазами с Вэйшенгом. В глазах старика светились веселые искры:
– Похоже, у вас возникла идея, санг-вей. С нетерпением жду подробностей.
– Именно, сао-шао. Кажется, я нашла способ сделать мишени из этих чертовых танков, – Чжоу полезла в нагрудный карман за записной книжкой и принялась лихорадочно листать шуршащие страницы. Ну же, я точно-преточно помню, что они у нас были… Да, так и есть. Среди длинного списка имущества, загруженного в ротный тыл, значились четыре тонны «тандеров» – РДД-носителей противотанковых мин. Маловато, но и те остались только потому, что для учебных стрельб мы их почти не использовали.
– Мои РСЗО РДД поставят противотанковые мины здесь, после поворота, – Елена поставила значок минного поля поперек шоссе М38, радуясь тому, как нужные слова сами слетают с языка.
– Заграждение не даст броне федералов сходу прорваться в город. Мой корректировщик будет… вот здесь, на водонапорной башне. А еще я поставлю весь взвод бронепехоты с лазерными целеуказателями в засаду у минного поля. Колонна федералов встанет здесь, хотя бы на пару минут, – Девушка выпрямилась, уверенно улыбнувшись Вэйшенгу. – И это даст моей роте прекрасную стационарную цель. Мы будем стрелять, пока краска со стволов не слезет.
Сао-шао хмыкнул.
– Толково, но федералам понадобится не так уж много времени, чтобы сообразить что происходит. Колонна откатится назад…
– Но тогда им придется оставить подбитые машины! – Елена почти кричала в возбуждении. В ней росла уверенность, что план сработает как нужно. – Под огнем они не смогут оттащить поврежденную технику, да и саперы не смогут работать на минном поле, пока им на головы будут сыпаться РДД. Слева будет лес, справа болото, их маневр будет ограничен. Черт, да они потеряют половину танков, прежде чем найдут обходной путь! И даже если они смогут пройти в Дангхунг, там их встретят ваши парни. Только нужно перенести первую линию обороны глубже в город, чтобы танки не могли обстреливать ее издалека.
– Вам-то легко говорить, санг-вей, – Вэйшенг полез в карман за портсигаром. – Ближний бой с танками не самое приятное занятие. Очень нервирует.
Чжоу пожала плечами с максимально бесстрастным видом.
– К тому времени я превращу большую часть их машин в металлолом. Даже если федералы не посчитают за благо отступить, и какая-то крупная группа недобитков сможет закрепиться в городе, мы позже уничтожим их контратакой. У меня полтора лэнса ракетных самоходок, которые войдут в город, как только закончится артиллерийский бой.
Они замолчали на пару минут. Вэйшенг разминал в руках сигарету, молчаливо обдумывая предложение.
– Кстати, у вас есть информация о танковой роте Фэнга? - спросила Чжоу, уже подозревая, каким будет ответ.
– Санг-вей Фэнг… увел роту на юг пару часов назад, о чем уведомил меня письменно, – Вэйшенг закурил.
«Ему бы писателем быть», – подумала девушка, уже перестав удивляться.
– Надо заставить его вернуться, – она нахмурилась. – Чтобы победить, нам нужна его кавалерия.
– Я уже говорил с ним. Если есть желание, можете попробовать повлиять на него самостоятельно, – Вэйшенг указал сигаретой на рацию, – практика, впрочем, показывает, что если человек мудак, то это надолго.
Чжоу рассеяно кивнула. Других вариантов все равно не было.
Санг-вей Лиан Фэнг. Командир бронетанковой роты, около 30 лет. Нагл и агрессивен – во всяком случае, в быту. В бою… что ж, в бою, видимо, все не так однозначно. Хотя он и не похож на человека с богатым боевым опытом. Ладно, попробуем.
Танкист ответил почти сразу. По шуму на заднем плане Елена предположила, что он на марше.
– Сао-шао, при всем уважении… - начал Фэнг.
– Не совсем. Это Чжоу, – прервала девушка.
Даже за шумом двигателя было слышно, как Фэнг тяжело засопел.
– Мне с вами разговаривать не о чем. У меня есть приказ…
– Ради бога, Фэнг, заткнитесь и послушайте. И не вздумайте отключаться. Все ваши приказы можно засунуть в задницу, начиная с этой ночи. И вы это отлично знаете. А сейчас вы оставляете позицию перед лицом врага.
– Сучка! Да ты совсем зарвалась, – прорычал танкист.
Так спокойно, продолжаем.
– И я, и сао-шао Вэйшенг сможем подтвердить это перед трибуналом. А рассчитывать на нашу гибель несколько самонадеянно, не находите?
«Ну как, самонадеянно», – подумала Елена, вспоминая сон. Некоторое здравое зерно тут есть, пожалуй. Но Фэнгу знать об этом не обязательно.
–Угрожаете?
– Всего лишь призываю выполнить ваш долг офицера Поднебесной и занять позицию в Дангхунге. Вместе с нами.
– Слишком много на себя берешь, Чжоу. Ты что, действительно думаешь, что сможешь запустить обвинение против другого офицера? Не верю.
– Я? И в мыслях не было. А вот позволь поинтересоваться, у тебя сколько оперативников Маскировки среди подчиненных?
Фэнг засопел.
– Черт тебя дери, Чжоу. Я разворачиваюсь. Передай старику, что я жду от него письменный приказ.
На этом связь прервалась.
– Не так уж плохо. Фэнг всегда заботился о чистоте своего послужного списка, – Вэйшенг закурил новую сигарету, – А вам, смотрю, лучше не переходить дорогу.
– Просто я очень хочу дожить до заката. Ладно, мне пора готовится к банкету. Я буду в роте, если что.
Старик кивнул:
– Да, у меня тоже полно дел. Доброй охоты, мей-мей.

Опушка леса у шоссе М38, полтора километра к северу от Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 6:43

Дымовая шашка звякнула об асфальт, и после хлопка выплюнула струю оранжевого дыма. Заключенный в боевую броню Норман Ли развернулся и зашагал обратно к своему взводу, укрытому глубже в лесу. Радиопередатчик слегка шипел, воспроизводя переговоры на командном канале роты.
– Это Красный охотник, маркер на месте. Отхожу на безопасную дистанцию, прием.
– Принято, Красный охотник. Куница, подтвердите положение маркера, прием.
– Ясно вижу дым на шоссе в ста метрах от поворота. В готовности, прием.
Далеко справа виднелась водонапорная вышка, едва различимая через густой подлесок. Сейчас на ней расположилась Куница, ротная группа корректировщиков. Если что-то пойдет не так, и федералы заглушат каналы передачи данных целеуказателей – санг-вей Чжоу настойчиво подчеркивала такую возможность на брифинге – то огонь по федералам будет корректироваться визуально. А еще эти парни будут единственными, кто сможет помочь моему взводу, когда станет жарко, мрачно подумал Норман.
– Принято, Куница. Начинайте. Стрелы с первой по четвертую, полная готовность. Везувий-главный, отбой.
– Стрела-1, я Куница. Огневая задача. Направление семь-два-ноль, дистанция шестнадцать сотен. Одна трубка, дымовой. Прием.
– Принято. Выстрел, вспышка через 15 секунд.
Одиночная РДД шлепнулась в грязь по другую сторону шоссе, пометив точку своего приземления клубом белесого дыма. Будь это полный залп, ракеты бы ушли в молоко. Большая удача, что у нас есть время на пристрелку.
– Правее два-ноль, дальше сто. Прием.
– Правее два-ноль, дальше сто. Выстрел.
На этот раз ракета упала посередине дороги, листва пошатнулась от ударной волны.
– На линии, ближе пятьдесят. Прием.
Санг-вей Чжоу вклинилась прежде, чем Харрисон успела отозваться:
– Отставить, Стрела-1. Хватит развлекаться, точность приемлемая. Отметьте базовой точкой сектора. Всем Стрелам, ставьте минное поле по указанным координатам. Выпускайте все «тандеры», прием.
– Принято. Всем дружественным подразделениям, полный залп установок через 10. Держите штаны и кепки.
Далеко на юг, по другую сторону Дангхунга, в небо взмыли огненные черточки стартующих РДД. Спустя десяток секунд до позиций бронепехотинцев донесся раскатистый гул, смешанный с низкочастотным воем – ужасающая симфония залпа РСЗО. Обычно последним аккордом был грохот разрывов, накрывших цель. В этот раз РДД раскрывались высоко над головой с неслышным хлопком пиропатронов, из каждой ракеты сыпались пластиковые диски размером с консервную банку – противотанковые мины. Диски густо усеяли шоссе и кюветы, но по мере удаления от дороги их число падало, на удалении пятидесяти метров едва ли можно было собрать сотню, а на ста – десяток. Стрелы перезарядились, перенесли прицел немного ближе и сделали второй залп оставшимися «тандерами», добавляя глубины минному заграждению.
За свою карьеру Ли устраивал и попадал в десятки засад, твердо усвоив главное правило для успеха – внезапность. Его бронепехотный взвод расположился в густых зарослях у переднего края минного поля, пятнистые серо-зеленые «Фа-Шихи» прекрасно сливались с листвой. Впереди стояла редкая цепочка из шести бронепехотинцев, несущих лазерные целеуказатели вместо основного вооружения. В двадцати шагах за ними располагался остальной десяток, вооруженный пулеметами и лазерами вперемежку. Бронепехотинцы застыли без движения, приглушив движки «Фа-Шихов» до минимума, чтобы не светится на сенсорах. Радиосвязь отключили. Каждый солдат ожидал появления противника в тишине и одиночестве, запертый в тесный кокпит собственной боевой брони.
Первым в колонне катил окрашенный в оливково-зеленый цвет «Аякс», новейший 90-тонный омни-танк федералов. Башенные люки открыты, командир высунулся по плечи и без интереса рассматривал придорожные заросли. Машина шла на полной скорости, траки шуршали по асфальту, стирая верхний слой в мелкую крошку. Позади борт к борту катила тройка «Мантойфелей», очевидно из того же лэнса. Ли напряг мускулы и слегка наклонился вперед, считая последние оставшиеся секунды до вступления в бой.
Под гусеницей «Аякса» разорвалась мина. Направленная вверх кумулятивная струя перебила трак, кусок ребристой стали с визгом отлетел в кусты. «Аякс» занесло вправо, мины стали одна за другой рваться под ним, посылая кумулятивные струи сквозь самое уязвимое место в бронированной шкуре танка – днище. Двигатель заглох, «Аякс» замер на месте. Мехвод идущего следом «Мантойфеля» среагировал вовремя и направил танк резко вправо в кювет. Это предотвратило столкновение, но не спасло от мин, ни его, ни оставшиеся два танка передового лэнса.
Не теряя ни секунды, двое наводчиков подсветили подбитые машины лазерами СУЦ, еще четверо занялись следующим лэнсом. Радиоканал заполнился сообщениями о захвате цели и подтверждениями от артиллерии. «Лонг Томы» с грохотом выпустили первый залп, РСЗО разряжали кассеты, а федералы все еще не могли понять, что происходит. Один из подбитых «Мантойфелей» передового лэнса развернул башню и прочесал зеленку из роторной пушки. Болванки рвали кроны деревьев значительно выше «Фа-Шихов».
Обрушившийся артиллерийский удар в один миг превратил шоссе в горящий ад. Четыре крупнокалиберных снаряда «Лонг Томов» упали на передовой лэнс, от их разрыва зашаталась земля. «Аякс» получил прямое попадание в борт, башня съехала на бок и завалилась вниз. Танк запылал. «Мантойфели» тряслись и скрипели. Крупные осколки срывали все внешнее оборудование, оставляя голый почерневший металл. Чуть дальше по дороге залп РДД накрыл следующий лэнс, с десяток ракет проломили крышу «Паттона» и разорвались внутри. Боеприпасы танка рванули, послав многотонную башню на десяток метров в воздух.
Норман прицелился и выстрелил из малого лазера в корму подбитого «Мантойфеля». Луч пробил броню и наверняка повредил несколько радиаторов, поскольку из пробоины потекла ядовито-зеленая жидкость – если повезло, то задет охладительный контур реактора. Люки распахнулись, наружу полезли танкисты в почерневших от дыма комбинезонах. Норман поднял левую руку и выстрелил длинной очередью из встроенного автомата. Он не был жесток, но щадить захватчиков не собирался.
Яростная перестрелка все разгоралась. Обогнув подбитый «Паттон», второй лэнс свернул вправо и попытался объехать горящие остовы своих предшественников, но тоже угодил на минное поле. Артиллерия стреляла с бешеным темпом, обрушивая залп за залпом на подходящие танки. Второй лэнс был полностью уничтожен сосредоточенным огнем через минуту после первого, пока «Фа-Шихи» расстреливали подбитые «Мантойфели». Деревья дрожали от ударных волн, кругом визжала шрапнель. Уже несколько раз крупные осколки врезались в бронекостюм Нормана, один, особенно неприятный, угодил в визор шлема. По стеклу пошли трещины.

Добавлено спустя 1 минуту 26 секунд:
К несчастью, федералы среагировали быстрее, чем можно было ожидать. Колонна остановила движение и откатилась назад, оставив на дороге всего несколько танков для прикрытия. Обездвиженные машины пылали, горело разлитое топливо и охладительная жидкость, подлесок тлел от раскаленной шрапнели. В густом дыму лазеры СУЦ не могли подсветить цели, и Ли пришлось выдвинуть взвод ближе к опушке. Оставшиеся на дороге танки федералов открыли огонь фугасами и дымовыми снарядами вперемежку, еще больше усугубив творящийся хаос. Артиллерия продолжала стрелять, но без работающих целеуказателей точность огня серьезно снизилась.
Под прикрытием дыма вперед проскочили несколько ховертранспортов, которые высадили десант у подбитых машин. Человек двадцать пехотинцев в оливково-зеленой форме и кевларовых жилетах быстро заняли круговую оборону, пока еще несколько групп саперов занялись расчисткой минного поля. Танки прикрыли пехоту огнем автопушек и РБД, заставляя «Фа-Шихи» отступить и искать укрытия.
Дело принимало серьезный оборот. К тому времени взвод Ли уже потерял двоих убитыми, и еще несколько бойцов вышли из боя из-за ранений. Бронекостюмы большинства остальных были серьезно повреждены. Наступал самый сложный момент в любой засаде – когда нужно смыться, прежде чем противник схватит тебя за задницу. Норман открыл командный канал:
– Красный охотник вызывает Везувий-главный. Нахожусь под обстрелом танков и стрелкового оружия, корректировку продолжать не могу. Прошу разрешения отступить, прием.
– Принято, Красный охотник. Разрывайте контакт и отходите, мы прикроем вас огнем.
– Вас понял, Везувий-главный. На…
Оглушительный треск за правым плечом заставил Норманна развернуться. Сквозь сеточку трещин на визоре он увидел надвигающуюся громадину танка.

«Мирмидонец» резко развернулся налево и двинулся сквозь стенку прямо на позицию его отряда. Залп ракет малого радиуса действия разметал укрытие и выпотрошил бронекостюм одного из его бойцов…

Норман помотал головой, отгоняя внезапный морок. Кирпичная стенка? Мирмидонец продрался сквозь густой подлесок на полной скорости, с треском валя небольшие деревца на пути. Развернулась башня. Разряд ППЧ с близкой дистанции ударил в один из «Фа-Шихов», пробив огромную дыру в нагруднике бронекостюма и моментально испарив солдата внутри. По проделанной танком просеке следовала пехота, на ходу стреляя из автоматов. Норман выпустил длинную очередь в ответ и кинулся назад в поисках хоть какого-то укрытия. Он не сразу понял, что Чжоу все еще оставалась на канале:
– Красный охотник, на связь! На связь, черт вас дери! Что там у тебя происходит, Норман?
– Танки с фланга, санг-вей. Мы попытаемся оторваться, – поврежденный бронекостюм напряженно гудел на бегу и отзывался с запозданием. Норман прицелился из лазера в триплекс наводчика и выстрелил на бегу. Луч ушел вправо. – Открывайте огонь по моей текущей позиции. Красный охотник, отбой!
К ведущему огонь «Мирмидонцу» присоединились еще два танка, отрезая «Фа-Шихи» от леса и перекрывая бронепехоте путь отступления. Тактическая сеть взвода еще работала, сигнализируя о том, что на ногах осталось не больше десятка бойцов. Норман выкрикнул команду, тройка бронепехотнцев задействовала реактивные двигатели и взмыла в воздух, пока остальные прикрывали их огнем. Танки тут же выпустили полный залп по взлетевшим. Пробиться сквозь разрывы РБД и молнии ППЧ смог только один из трех.
Бронекостюм шатало от полученных повреждений. Норман опустился на одно колено, вдруг почувствовав бегущую по бедру струйку крови. Плохо дело… Короткими очередями из автомата он отгонял пехоту, наблюдая за постоянно уменьшающимися показаниями на счетчике боеприпасов. Он едва успел приказать всем уходить, как радио заскрипело от потока статики – федералы все-таки врубили глушилки. Пойманный у кромки леса взвод «Фа-Шихов» все еще огрызался огнем, но был основательно зажат в тиски.

Лес к югу от Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 7:42

– Танки с фланга… Попыт… орваться… огонь по моей текущей позиции! – передатчик шипел и плевался, шум боя почти перекрывал голос Нормана Ли. Сидя в радиофургоне возле открытой двери, Чжоу лихорадочно подстраивала частоту рации в надежде получить лучший прием. Она выкрикнула позывные еще несколько раз, но единственным ответом был шорох статики. То ли отказал передатчик, то ли федералы все-таки включили глушилки. Елене не хотелось думать про другие возможности.
– Рота, это Везувий-главный. Всем Стрелам, заканчиваете перезарядку и полный залп лэнса, ОФ, по базовой точке сектора. Всем Везувиям, новая огневая задача: позиция Красного охотника. Пять выстрелов на ствол, максимальный темп.
– Чжоу, накатники дымят, температура масла зашкаливает! Мы так угробим стволы! – Овчинников утратил свой обычный спокойный тон. За последние двадцать минут «Лонг Томы» выпустили больше пятидесяти снарядов каждый, в несколько раз перекрыв максимально допустимый темп огня для орудий такого калибра. Со стволов действительно слезла краска, из-за нагрева серьезно упала точность. Хуже того, из-за нагрузки отказала автоматика заряжения, и расчетам приходилось перезаряжать орудия вручную – что сейчас и делали все рабочие руки, не исключая заместителя командира роты.
– Да знаю я, Марк! Либо так, либо Норман останется один. Заряжайте, жду доклад о готовности через минуту, – Елена переключила канал:
– Куница, что видно на повороте?
– Наблюдаю десять плюс подбитых машин на шоссе и слева. Сильное задымление. На опушке леса лазерный огонь и взрывы, прием.
Елена отчаянно захотелось курить. По всем стандартам ее артиллерия сработала отлично. Им удалось вывести из строя целую танковую роту еще до того, как федералы добрались до первой линии обороны. Теперь она расплачивалась за успех жизнями своих бронепехотинцев, сама оставаясь в безопасности.
Сознавать это было больнее всего. Справа со стороны позиций РСЗО снова донесся жуткий вой залпа, оглушительный на такой короткой дистанции. Девушка машинально придержала кепи одной рукой, чтобы не сдуло воздушной волной – и едва не пропустила очередной доклад наблюдателя:
– Везувий, я Куница! Вижу ховертранспорты у поворота, следуют на запад на высокой скорости!
– Куница, это Тигр. Наблюдаешь танки федералов у поворота, прием? – Новый голос вклинился в переговоры без всякого предупреждения. Елене понадобилось пара мгновений, чтобы вспомнить, чей это позывной, пока корректировщик успел ответить:
– Никак нет, Тигр, там все в дыму. Подозреваю, что лэнс прикрытия еще там. Ты кто, черт побери, такой?!
– Санг-вей Фэнг. Можешь без «сэр», солдат. Всем подразделениям, я контратакую в направлении дорожного поворота. Везувий, можешь пока придержать огонь.
– Фэнг, Wang Ba Dan, ты что творишь?! – Елена в ярости треснула кулаком по столу. Карты и письменные принадлежности посыпались на пол.
– Спасаю твоих людей, Чжоу, а ты как думаешь? Сао-шао, перестраивайте линию обороны, ховеры обходят город с севера. Мы отвлечем их огонь на какое-то время, потом отойдем назад.
Елена отбросила наушники и выбежала из радиофургона наружу. Девушка просто не могла больше оставаться в неведении, ее неуемная энергия требовала выхода. Верный адъютант Нонгмин караулил машину с автоматом наперевес. Чжоу бесцеремонно махнула ему и указала на ближайшее дерево:
– Подсади!
Нонгмин зацокал языком, но подчинился. Опираясь на его плечи, Чжоу смогла дотянуться до нижних ветвей, зацепилась за них и полезла выше. Она не остановилась, пока не достигла вершины, откуда открывался хоть какой-то вид на Дангхунг и шоссе М38 по другую его сторону.
Даже через бинокль нельзя было рассмотреть все происходящее в деталях, но Чжоу пока хватало и общего впечатления. Она увидела роту Фэнга, с такого расстояния ховертанки «Регулятор» были похожи на спичечные коробки. Поразительно быстрые «Регуляторы» вышли из города и развернулись в клин, следуя на север параллельно шоссе. Впереди у поворота чадили корпуса подбитых машин федералов. Приглядевшись, Чжоу заметила пару неповрежденных машин, которые прятались за подбитыми. Их орудия извергали дым. «Регуляторы» Фэнга наверняка стреляли в ответ, но расстояние было слишком большим, чтобы увидеть результаты попаданий.
Еще правее, посреди заболоченной излучины, виднелись ховеры федералов. Они обходили город с севера, и явно намеревались высадить десант. Елена вдруг пожалела, что не взяла с собой рацию. Она посмотрела вниз, разыскивая взглядом Нонгмина:
– Передай всей роте, чтобы готовились отрыть огонь по северным подходам к городу! И вызови Вэйшенга, мне нужны цели!
Адъютант убежал обратно к радиофургону. Чжоу продолжила наблюдение, шаря
окулярами бинокля по опушке леса у границы минного поля. Проклятье, только бы «Фа-Шихи» продержались еще немного…
По ушам ударил оглушительный рокот. Дерево закачалось. Высоко над головой появилась четверка истребителей, с короткими крыльями и парой двигателей наверху фюзеляжа. «Бестии»… с бомбовой загрузкой. Оцепенев, Чжоу наблюдала, как самолеты заложили правый вираж, перестроились в цепь, и один за другим устремились к танкам Фэнга в пологом пикировании. Шум реактивных двигателей все нарастал, и стал ужасающе громким после того, как четверка разом сбросила все подвески и вновь полезла наверх. Сброшенные цилиндрические контейнеры раскрылись в падении на две половинки, рассыпав тучи мелких суббоеприпасов. Поток этих мелких противотанковых бомб накрыл всю контратакующую роту. Вспышки разрывов, затем танки заволокло дымом.
Чжоу похолодела от ужаса, увидев сквозь оседающие дым и пыль, что ховертанки перестали существовать. Чадящие черным дымом остовы – вот и вся рота Тигра... На миг она даже порадовалась, что оставила радио, и не слышит на канале криков умирающего экипажа Фэнга.
Набрав высоту, «Бестии» разделились на две пары и еще раз спикировали вниз, чтобы прочесать из лазеров горящие «Регуляторы». После этого одна из пар ушла на высоту, а вторая на прощание сделала еще один заход на позиции артроты. Взвыла сирена, и люди бросились искать укрытие, пока с неба хлестали иглы лазерного огня. К счастью, пилоты федералов плохо представляли себе положение цели, лазерные импульсы порубили деревья вокруг, но потерь не было.
Пора было возвращаться. Чжоу кинула последний взгляд на поле боя. Девионовские ховеркрафты пересекли болото, и уже приблизились к окраинам города на считанные десятки метров. Наверняка их пехота уже спешилась и продвигается вперед. Защитников Дангхунга не было видно, и только со стороны деревни по ховрекрафтам бил трассирующими одиночный пулемет. Колонна вновь показалась на шоссе, очевидно саперы успели проделать проход. Число танков серьезно уменьшилось, но не меньше роты катило сейчас к восточной окраине города.
Девушка спустилась с дерева так быстро, как могла, и бегом кинулась обратно к фургону. Машина несла косую оплавленную пробоину от лазера на левом борту. Внутри верный Нонгмин топтал на полу тлеющие карты. Чжоу схватила наушники:
– Это Везувий-главный. Марк, пожалуйста, скажи, что ты готов стрелять.
– В третьем орудии пробило накатник. Остальные заряжены.
– Отлично. Везувии один, два и четыре, новая цель. Координаты… – Елена поискала глазами свою карту обстановки, и нашла ее на полу, превращенной в прах и пепел. – Э-э-э, северные окраины Дангхунга. Командирам расчетов вычислить установки прицела по своим картам. Порядок огня – первое, второе и четвертое, Кунице наблюдать разрывы и сообщать поправки. Давайте, сукины дети, там целая рота федералов! Накройте их, и все вокруг них!
– Везувий-один, к стрельбе готов! – Ну кто бы сомневался. Все-таки Овчинников не зря носил погоны.
– Огонь!
Елена не знала, что именно этот выстрел оказался последней засечкой, необходимой артиллерийской разведке федералов для подготовки данных. В нескольких километрах к северу развернулась батарея «Пилумов». Получив установки прицела от звуковой разведки, «Пилумы» запустили тяжелые ракеты «Arrow IV» по цели, позиция которой была определена с точностью до десятка метров. Чтобы увеличить площадь поражения федералы перезарядились и через 10 секунд выпустили еще по одной ракете, а после «Пилумы» на крейсерской скорости покинули огневую позицию.
Чжоу обсуждала переданные корректировщиком поправки, когда на «Лонг Томы» обрушился первый контрбатарейный залп. Нонгмин успел повалить ее на пол и закрыть собой, прежде чем прямое попадание ракеты из второго залпа превратило радиофургон в дымящуюся воронку.
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Dima Dragon » 10 июл 2015, 19:14

Шикарно!
:thumbup: :thumbup: :thumbup:
"Мы просто сделаем все, чтобы эти сволочи не зря получили свои ордена."
И.Кошкин "Когда горела броня"
Аватара пользователя
Dima Dragon
Начинающий
 
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 22 июл 2014, 14:44
Откуда: Москва
Благодарил (а): 230 раз.
Поблагодарили: 21 раз.

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение acefalcon » 10 июл 2015, 20:27

Но вычитка все равно нужна)
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6145
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1566 раз.
Поблагодарили: 2952 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 10 июл 2015, 20:57

Эйс, знаю)
Мы даже немного это делаем.
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 15 июл 2015, 19:19

Продолжаем продолжать

Район трущоб
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 00:40

…Елена резко вскинула голову, пытаясь сообразить, где она.
Над головой было бесконечно-черное небо, подвешенное на мерцающие гвозди звезд. Огромная луна цвета перезревшего сыра карабкалась в зенит. Я жива? Или нет? Или все это не более чем затянувшийся кошмар – ну или качественное такое сумасшествие.
Она сидела на обочине дороги. Кругом было темно, лишь где-то в отдалении светили фонари, высвечивая силуэты покосившихся хижин. Похоже на местные трущобы. Ничего не напоминало горящую, испещренную воронками позицию ее артиллерийской роты – если мы для смеха предположим, что я как-то пережила бой.
И какое сегодня число, интересно знать? Опять 2 июля, Вэйшенг курит над картой в своем пожарном управлении, а Нонгмин дремлет в штабном вагончике? Чжоу поразилась, насколько пугающе убедительным вышло это предположение. Меня ждет еще один длинный день, который пережить не удастся. Проклятье, да этих дэвионовцев столько, что спасовала бы сама Черная Вдова…
И что теперь? Хотелось просто сдаться, опустить руки и пересидеть очередное 2 июля в каком-нибудь тихом месте. Спрятаться, свернуться в клубок и забыть обо всем. Не приказывать, не стрелять, не умирать. Сказаться больной, сдать роту Овчинникову и…
И стать такой же, как Фэнг. Елена поднялась на ноги, отряхивая юбку от пыли. Хватит себя жалеть, девочка. Разве офицеры ревут на обочине дороги как кисейные барышни? Хотя бы палатку свою найди, а там видно будет. Сидеть-то здесь чертовски холодно… Елена пошла вперед, пытаясь найти знакомые улицы.
В окнах одной хижины мелькнул неверный свет керосиновой лампы.
Может дорогу спросить? – подумала Чжоу, и тут же сообразила, что стоит у дома того самого дедушки, где пила чай пару дней назад. Стоп, не пару дней, а… – она бросила взгляд на часы. Да только что.
Уж не знаю, что там было в заварке, но есть серьезные подозрения, что дедушка играет в этой истории не последнюю роль. Не спит еще старый хрыч, жжет свою чадилку… А хоть бы и спал, – Чжоу нахмурилась, рука рефлекторно проверила положение кобуры. Мне нужны ответы. Если понадобится, я вытрясу их из него.
Проскользнув в приоткрытую калитку, девушка двинулась к дому, стараясь не шуметь и по возможности ступать между грядок. Удавалось не всегда.
Почему так дрожат руки? Елена замерла перед закрытой дверью, сердце бешено колотилось в груди. Спокойно, девочка, дыши глубже, все будет хорошо. Только веди себя уверенно. Елена расправила плечи и требовательно постучала, второй рукой нащупывая пистолет. Внутри дома послышались шаги, дверная ручка скрипнула и повернулась.
– Эй, гражданин… – начала Чжоу и осеклась.
Никакого дедушки. Дверь открыла миниатюрная и дочерна загорелая девушка в длиннополой черной рубахе (явно великоватой), и обрезанных по колено камуфляжных штанах. За спиной девушки на циновках сидел десяток чумазых детей мал мала меньше. Не говоря ни слова, девушка смотрела Чжоу прямо в глаза.
– Гм. Извините, я, кажется, ошиблась… – Чжоу отвела взгляд и поняла, что комната изменилась. Исчезли бесконечные горшочки и коробочки, вдоль стен громоздились патронные ящики (судя по дэвионовской маркировке, несколько были трофейными), из угла торчало рыло легкого миномета. Может, дом не тот?
– Здравствуйте, – незнакомка взглянула назад, одновременно пропуская Елену в дом. – Дети, у нас гость. Посмотрите на знаки различия и поприветствуйте уважаемую джанши соответственно ее званию.
Карапузы подскочили, выстроились в подобие шеренги и поклонились. Поздоровались они громко, но невпопад:
– Доброй ночи, санг-вей-нюйши!
– Доброй ночи, дети, – машинально ответила Чжоу, пройдя вовнутрь. Незнакомка кивнула с удовлетворенным видом и заперла дверь на щеколду.
– Правильно. Обратите внимание, хотя на петлицах уважаемой джанши пехотный пламенеющей факел, углы подстилающего треугольника черные. Кто может сказать, что это значит?
Рыженькая девочка лет восьми потянула руку, подпрыгивая от возбуждения:
– Уважаемая джанши – артиллеристка! Вы объясняли это неделю назад, учительница!
Ошарашенная Елена переводила взгляд с детей на незнакомку и обратно.
– Гм. Вы что, проводите здесь урок… в такой поздний час?
Незнакомка кивнула. С начала разговора она так и не свела глаз с Елены, и, кажется, даже не моргнула ни разу.
– Именно так. Никто не знает, когда у нас появится время для следующего урока. Чем мы можем помочь вам, уважаемая джанши? – Незнакомка приглашающим жестом указала на циновки. Чжоу хотелось отказаться, но судя по всему, пока не присядет она, все остальные останутся стоять. Пришлось сесть, детвора и учительница последовали ее примеру.
– Я ищу одного человека. Он низкого роста и довольно пожилой. Он был в этом доме совсем недавно… Мне показалось, что он здесь живет.
– Многие были в этом доме недавно. Должно быть, вы спрашиваете про доктора Лю Шао, но он ушел по делам. У него срочная операция.
– Операция? – Насколько Елена могла вспомнить, старикашка совсем не выглядел как доктор, тем паче практикующий хирург.
– Да, доктор Шао большой специалист. Когда-то у него была клиника, семья и счастливая жизнь. Дэвион забрал у него все. Дети, кто такой Дэвион?
– Наш враг!
– А кто такой герцог Хасек?
– Сам дьявол!
– А почему Дэвион и Хасек наши враги, дети?
– Потому что они завидуют Поднебесной державе и хотят отобрать все то, что нам дорого!
– Молодцы, дети.
Незнакомка вновь повернулась к Елене:
– Сожалею, но доктора Шао сейчас тут нет. Зачем он вам? И, будьте добры, подайте нам пулемет – он у вас за спиной.
– У меня были к нему вопросы – Чжоу взяла пулемет, прислоненный к стене между двумя глиняными сосудами с соевым соусом, и передала его учительнице. Та поставила его на циновки перед собой, дети тут же собрались вокруг.
– Благодарю. А к чему эти вопросы? – Учительница сняла крышку ствольной коробки, вынула затвор, зацепила и вытянула длинную возвратную пружину. Движения были скупыми и очень точными. Дети хором называли каждую деталь, которая появлялась из недр пулемета на свет.
– Вопросы порождают сомнения, сомнение ведет к слабости, а слабость к гибели. Ты – джанши, боевой командир и защитник нации. Ты не вправе позволять себе колебаться.
– Но я не понимаю, что происходит! И что мне делать… – Елена запнулась. В горле пересохло, а на глаза внезапно навернулись слезы.
– Исполнять свой долг. Если забыла, я могу попросить, чтобы дети напомнили тебе, в чем он заключается. – Учительница положила на листок бумаги только что вынутый УСМ и вслепую разбирала его на составные части.
– Я пытаюсь! Честно, пытаюсь… но все без толку. В этом бою мне не победить…
– Недостаточно пытаться победить. Необходимо работать, работать с исключительной кропотливостью. Нужна исключительная кропотливость, небрежность недопустима, она зачастую ведет к ошибкам. Ты думаешь, детям легко научится пулеметному делу? Нет. Но они стараются, прикладывают усилия, и не опускают руки, пока не получат результат. Потому что может настать день, когда их умения понадобятся Поднебесной и Канцлеру.
Учительница удовлетворенно выдохнула. Пулемет маслянисто блестел перед ней вороненым нутром, рядом лежали составные части.
– А теперь, дети, соберите пулемет назад, как мы тренировались вчера. Только, чур, не толкаться, работайте вместе!
Чжоу воспользовалась этой паузой, чтобы быстро стереть предательскую влагу с глаз.
– Вы присоединитесь ко мне? Я смотрю, де Гуани неплохо подготовились, – Чжоу неопределенно помахала рукой, указывая на лежащее кругом оружие.
– Мы всегда готовы сражаться. Но не так, как это делаешь ты. С твоим незначительным опытом кровь людей будет пролита без цели.
– Может быть. Но если нас разгромят – до вас тоже доберутся.
– Если мы будем живы – нас не найдут. – Учительница отвернулась от Чжоу, разминая затекшее колено. Рядом из копошащейся детской кучи малы раздался звонкий лязг передернутого затвора. Детвора разразилась торжествующим гомоном.
– Я буду работать, буду думать, – прошептала Елена, – я хочу победить.
– Молодцы, – учительница удовлетворенно кивнула, – думаю, на следующем занятии самые ответственные из вас смогут даже пострелять. А теперь попрощаемся с уважаемой джанши, у нее много дел этой ночью.
Короткое мельтешение, и дети снова выстроились в шеренгу, нестройным хором попрощавшись с уважаемой джанши.
– Повторите пока то, с чего мы начинали урок. Мария, ты будешь за старшую.
Рыжая девочка, специалист по родам войск, важно кивнула.
– А я провожу нашего гостя.
Девушки вышли из дома.
– Помните, что вы увидели этой ночью. Вы сражаетесь и за них, – выдержать взгляд бездонных глаз учительницы оказалось непростой задачей, – весь народ с вами.
– Да, мы дадим бой федералам этим утром. Они заплатят кровью за каждый метр нашей земли.
– Мы верим в вас. Прощайте.
Девушки обменялись рукопожатиями.
Чжоу вышла на дорогу и огляделась. Надо действительно приниматься за дело, если я и правда хочу дожить до 3 июля. Она посмотрела на часы – 01:15, если они не врут… И стало быть… стало быть Фэнг еще не успел уехать!
Значит, надо спешить!

Трейлерный парк
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская конфедерация
2 июля, 1:30

– Санг-вей Чжоу, 15-й Драконский. Мне нужно срочно переговорить со старшим офицером! – Елена протянула удостоверение парню в бронежилете поверх ремонтного комбинезона, который с угрюмым видом торчал с автоматом у въезда на стоянку.
Парень внимательно осмотрел документы и кивнул в направлении бытовки.
– Вам туда. Под ноги смотрите внимательнее.
Совет оказался полезным. Танкисты Фэнга проводили предмаршевую подготовку машин, и вокруг в огромном количестве лежало всякое полезное в хозяйстве барахло: инструменты, запасные части, скатки прорезиненной ткани и маскировочных сетей, канистры с бензином, патронные ящики – и еще десятки предметов, назначение которых Чжоу не понимала. На каждом из двенадцати ховертанков роты суетился экипаж и еще по паре-тройке ремонтников. Люди кричали, переругивались, натужно пыхтели, устанавливая поклажу в многочисленные скобы, приваренные к броне. Маскировка была уже убрана, все ховертанки роты – два «Дрилсона», два «Зефира» и восемь «Регуляторов» – построены в две линии посреди стоянки. Неподалеку плотной колонной стояли автомобили и тягачи из ротного тыла.
По лихорадочной спешке и оставшемуся количеству работ Елена могла сказать, что до марша оставалась минут двадцать. От силы полчаса.
Дверь в бытовку была распахнута. Внутри был Фэнг и еще двое танкистов помоложе, судя по погонам – сао-вей, командиры лэнсов. Вся троица была одета в танковые комбинезоны защитного цвета с неуставными черными беретами на голове. Объемистый рюкзак с вещами Фэнга стоял у входа.
Не поднимая головы на посетителя, Фэнг продолжал говорить, что-то показывая на расстеленной на столе карте. Судя по обрывкам реплик, пробивающимся сквозь шум работ по обслуживанию техники, обсуждали марш. Чжоу не стала их прерывать, рассудив, что переубедить Фэнга тет-а-тет будет проще.
Наконец, взводные козырнули и отправились к своим машинам. Кто-то из них закрыл дверь, оставив старших офицеров наедине. Фэнг с показным равнодушием скользнул взглядом по подошедшей Чжоу, и нагнулся достать из-под стола баллистический жилет.
– Черт, а я твердо рассчитывал больше вас не увидеть… Вы пришли за извинениями, санг-вей? Обстановка неподобающая.
Фэнг был помят на лицо, а в движениях присутствовала некоторая размашистость, характерная для не вполне протрезвевшего человека. Но речь оставалось ясной. С хулиганским удовлетворением Елена заметила уголок марлевого тампона в его ноздре. …Постой, а что мне ему сказать?
Танкист надел бронежилет и стал возиться с застежками. Очевидно, Фэнг истолковал молчание Елены по своему, поскольку на лице собрались морщины. Он вздохнул и продолжил:
– Ладно, ваша взяла. Санг-вей Чжоу, мое поведение в баре было совершенно неподобающим. Я опозорил себя. Прошу принять мои искренние извинения. Вы удовлетворены?
Елена подступила ближе, чтобы затянуть паузу.
– Что? А, да, я считаю конфликт исчерпанным. Но, честно говоря, я пришла не за этим.
– Вот как? – Лицо Фэнга тут же утратило всякий оттенок раскаяния и вернулось к своему обычному выражению безразличной отстраненности. Он открыл ящик стола и принялся рассовывать бытовые мелочи в ячейки на бронежилете.
– Если это все, прошу меня извинить. Как я уже сказал, время совершенно неподходящее. Я по горло занят.
– Заняты подготовкой к отступлению, надо думать? Я как раз за этим. Вам нужно остаться в городе, Фэнг.
Танкист презрительно фыркнул.
– Не знаю, что вы делаете, санг-вей, но этот разговор лишен смысла. У вас свои приказы, а у меня свои. Дискуссия неуместна.
– Вы поэтому решили сообщить о своем отходе Вэйшенгу с помощью письма, да? Чтобы не вступать в дискуссию?! – Елена выпалила это чуть громче, чем следовало. Воспоминания о полуночной драке в баре хоть и изрядно поблекли после двух пережитых смертей, но не выветрились полностью. А с ними не выветрилась и обида.
Фэнг замер с наполовину застегнутой на бедре кобурой.
– Что?.. Да откуда вы… А, понимаю, – на лице появилась презрительная улыбка. – Старик разобрал корреспонденцию, и вы вызвались придти сюда и надавить на чувство вины. Что дальше по плану? Будешь шантажировать меня трибуналом из-за этой истории? Танкист обогнул стол, остановившись в одном шаге от девушки. Ну и бугай. Не такой высокий, как Норман, но все равно на полголовы выше меня… Чжоу внутренне напряглась, но постаралась ответить спокойно:
– У нас в SIAMS было не принято стучать на своих товарищей в контрразведку. Возможно, на Сиане другие порядки.
– Неужели? Тогда я не понимаю, что мы здесь обсуждаем, – Фэнг снова оскалился. Эх, врезать бы ему еще раз.
– Долг офицера, например. Разве этого мало? Мы оба присягали защищать государство, Фэнг, и пора этим заняться. Вэйшенг остается, вместе с моей артиллерией. Но нам нужны танки, твои танки.
Фэнг укладывал карту в планшет на боку. Делал он это показательно спокойно и сосредоточенно движениями, дав понять, что никакой разговор его приготовлений к отходу не прервет.
– Долг, ха. Чжоу, я не новобранец на плацу. Меня таким не пронять. У меня вон там, – он мотнул головой на стоянку, – семь десятков человек и техники на пятьдесят миллионов, врученной мне государством. И мой, как офицера, долг – сделать так, чтобы эти люди вступили в бой с уверенностью, и с твердыми шансами победить. Ты предлагаешь мне остаться здесь, ради чего? Чтобы какой-нибудь полковник в штабе дэвионовской ПБК сегодня начертил линию дневного продвижения авангарда на два километра ближе, чем рассчитывал?
– На пути к тебе я случайно свернула не в тот переулок, и постучалась в дом, чтобы спросить дорогу. Там живет многодетная семья, которая учит детишек разбирать пулемет. Не хочешь посмотреть им в глаза и сказать, что джанши уходят, потому что у них есть дела поважнее?
Недоупакованный планшет полетел в угол комнаты. Фэнг внезапно потерял самообладание, и заорал с перекошенным от гнева лицом:
– Видишь, именно поэтому я не стал спорить со стариком! Да чихать я хотел на этот город, Чжоу. Ты думаешь, у этих людей что-то изменится от того, что придет Дэвион? Черта с два, поменяют флаг на ратуше, может быть, повесят парочку стукачей Маскировки. Новый мэр объявит новую эру «свободы и процветания». И все! Кого ты слушаешь, Чжоу, кого? Вэйшенга?! Он реликт, ископаемое эпохи наследных войн. Безнадежные последние битвы у него в крови, он знать не хочет ничего иного. Думаешь, почему в его возрасте он командует всего лишь учебным батальоном? Он бесполезен для армии и Ксин-Шэнг. Но мы-то, мы продукт другой эпохи. Нас учили думать, прежде чем растрачивать силы. И сейчас, с полноценным вторжением над башкой, нам надо отступить и перегруппироваться, а не жечь боеспособные подразделения в бесполезной драке!
Фэнг взял себя в руки. Похлопал по бокам комбинезона в поисках какой-то мелочи, подобрал отброшенный планшет, и принялся засовывать в него злополучную карту. Елене понадобилось пара секунд, чтобы придти в себя. Она тщательно взвесила сказанное, прежде чем открыть рот:
– Хорошо, давай поговорим на твоем языке. Ядро гарнизона на этом шарике – мехи 15-го Драконского. Их базу обстреливают с полуночи, и батальон сейчас отходит на восток. Как ты собираешься соединиться с Вильсон, если между тобой и мехами третьего батальона стоят основные силы федералов? Как ты вообще перейдешь Квахэн, если «Бестии» бомбят дороги?
– То, что предлагаю я, – продолжила Елена, вновь обретая уверенность, – это остаться здесь, организовать единое командование боевой группой, и накостылять тому усиленному батальону, что двигается на Дангхунг с севера. Разобьем их, у нас появится свобода маневра, плюс зона безопасности, в которую может отойти Вильсон. Черт, да может даже плацдарм для высадки подкреплений с орбиты, когда те прибудут.
Танкист закончил пристегивать экипировку. В последний раз похлопал по карманам, чтобы проверить, все ли на месте. Он не слушал меня все это время, поняла Елена. Wo Cao, он же пропустил мои слова мимо ушей!
– Отдаю должное разведке 15-го Драконского, Чжоу. Ты гораздо осведомленнее меня. Но ты слишком погрузилась в болезненные фантазии. Разбить усиленный батальон Федеративных Солнц здесь? Ба! Это невозможно. Счастливо оставаться.
Фэнг подхватил рюкзак и закинул его на плечо. Хмыкнул и взялся за ручку двери. Елена сорвалась с места и отбросила его руку в сторону, одновременно прижав дверь плечом. Фэнг попытался оттолкнуть ее, девушка уперлась и разом выпалила:
– Стой! Их можно разбить. Спросишь, почему я это знаю? Откуда мне известно про твое письмо, про батальон Вильсон, про «Бестии» и про силы федералов? Я не могу пережить этот день!
Ошеломленный ее натиском, танкист отшатнулся назад. Елена не дала ему перевести дух, и кратко пересказала события последних дней своей жизни. Сердце девушки замерло в груди, от возбуждения перехватило дыхание, но после каждой произнесенной фразы следующая давалась чуть легче. У нее наконец-то был слушатель.
– Ты сбрендила, – заключил Фэнг, когда она закончила говорить. – Упилась водкой, перегрелась и сбрендила. Сдай пистолет, Чжоу, я отвезу тебя в госпиталь.
– Да как тебе будет угодно, башка чугунная! Только бьюсь об заклад, здешний мозгоправ не назовет тебе ПБК, которая высаживается на Каприкорн. А я назову. Желтый флаг с жезлом, литеры R.L., оливково-зеленый камуфляж – это пятые Круцисские Уланы! Желаешь тактические знаки рот? А может, описать состав батальонной группы вплоть до модели танка?
– Это все равно ничего не доказывает, – лицо танкиста потемнело, он избегал глядеть в лицо девушке. Фэнг присел на край стола, рюкзак шлепнулся рядом. – Этому знанию может быть логичное объяснение. Даже если все так, как ты говоришь, это невозможно проверить, пока федералы не постучатся в дверь.
В дверь постучали. Чжоу вздрогнула от неожиданности, и, многозначительно взглянув на Фэнга, открыла. Вовнутрь просунулась голова одного из взводных.
– Рота готова к маршу, санг-вей. Ждем только вас.
Вот и конец, подумала Елена. Хреновый из меня дипломат. Нужно было просто пригрозить Маскировкой, как в прошлый раз… Она машинально бросила взгляд на часы. Было 2:17.
Фэнг оставался сидеть на краешке стола.
– Санг-вей? – осторожно переспросил взводный.
– Сводку из Даоляня получили? – с подчиненным Фэнг заговорил своим обычным требовательным тоном.
– Да, десять минут назад. – Взводный смутился и полез за инфопланшетом, – можете посмотреть по дороге.
– Кернер. Читай сводку. Прямо сейчас, будь так любезен.
– Так точно! Данные отрывочные. Похоже, по базе мехов из 15-го Драконского ведет огонь артиллерия. Зонг-шао Вильсон докладывает, что отходит к Даоляню, но контакта пока нет. Их преследует противник, численность не установлена, предположительно ядро одной дэвионской ПБК. Есть доклады о батальоне легких сил противника на шоссе М38, движущимся на юг. Мехи и танки.
– И «Скаты» бомбят мосты через Квахэн, так?
– Никак нет, санг-вей. Замечены «Бестии». Должно быть, ошибка, вряд ли векторные перехватчики задействовали для штурмовки…
– Нет никакой ошибки, Кернер, – Фэнг вздохнул, и принялся расстегивать бронежилет. – Ох и жарко же в этой штуке… Отмени все. Технику рассредоточить, с брони все горючее снять. Мы остаемся.
На лице сао-вея явственно отразилось неудовольствие, но возражать он не посмел. Вскинул руку к берету, щелкнул каблуками, и отправился восвояси. А ведь Овчинников на его месте принялся бы расспрашивать, – вдруг с досадой подумала Елена. Все-таки цветет расхлябанность у меня в подразделении.
– Закрой дверь, Чжоу. Я, может быть, буду ругаться, – Фэнг с наслаждением, как от надоевшей ноши, избавлялся от баллистического жилета. Взвизгнула застежка, на стол шлепнулась тяжелая кобура с пистолетом.
– Фэнг?
– Что?
– Спасибо.
Танкист не ответил.
– Я знала, что ты согласишься. Как и в тот раз…
– Ты действительно пригрозила мне трибуналом?
– Да.
– А как же кодекс выпускника SIAMS?
– Но ты-то о нем не знал!
– Стерва.
– Ври себе, сколько хочешь, – Чжоу улыбнулась уголками губ. – Я-то знаю, что ты полез в контратаку, чтобы спасти мой взвод.

Восточные окраины
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 6:30

Через небольшое чердачное окошко открывался вид на перегороженное несколькими грузовиками шоссе.
Обзор, конечно, отсюда никакой. Впрочем, был бы обзор хорошим – тут бы сидела команда корректировщиков, а не передовой командный пункт. Елена, после короткой борьбы, распахнула присохшую раму и высунулась наружу.
С водонапорной башни справа отсюда, метрах в двухстах, команде ее корректировщиков открывался куда более впечатляющий вид. Вторая группа разместилась у кромки леса дальше по шоссе, относительно недалеко от баррикады. Они натянули маскировочные сети и были неотличимы от кустарников даже с нескольких шагов – отсюда, конечно, не разглядеть.
И будем надеяться, федералы их тоже не заметят.
Все восточные предместья Дангхунга у шоссе М38 занимали четыре из шести взводов противотанковой пехоты Вэйшенга. Еще два взвода оборонялись на северной оконечности города, развернув свои орудия на заболоченную дельту Квахэн. Каждый взводный опорный пункт готовился к круговой обороне, каждая безоткатка, гранатомет или пулемет имели по несколько запасных огневых позиций. Оборону пехоты армировали ховертанки из роты Фэнга. Позиции ховеров тщательно рассредоточили, чтобы не допускать скопления даже двух машин в одном месте, и не давать цели авиации или артиллерии федералов. Танкисты готовились действовать по схеме «бей-беги», выпускать два-три залпа по атакующим и быстро скрываться между зданиями, избегая ответного огня.
Опасаясь возможного контрбатарейного огня, Чжоу распорядилась менять позиции лэнса РСЗО после каждого залпа, и менять позиции лэнса «Лонг Томов» после каждых трех выпущенных снарядов на ствол. Поэтому точность огня ее артиллерии очень сильно зависела от передовых наблюдателей, позиции которых были отмечены и привязаны к координатной сетке с особой тщательностью. Две команды корректировщиков просматривали все будущее поле боя, и были готовы наводить артиллерию в любую необходимую точку. Вдобавок к этому, вертушки должны были взлетать в 6:55, вне зависимости от обстановки, как раз к расчетному началу контакта. Они будут кружить над городом, следить за развитием обстановки, управлять перемещением артиллерии в роще к югу, а еще станут запасным вариантом для корректировки огня… если наземные команды будут ослеплены или уничтожены.
«Фа-Шихи» Нормана Ли и две РСЗО РБД составляли резерв для контратак. Норман заспорил было, когда узнал, что не попадет в первую линию, но Чжоу была непреклонна.
В итоге пехота, танки, и артиллерия готовили единую зону поражения на пути наступающего батальона федералов. Мы обрушим на них все, что есть. Дай бог, этого будет достаточно.
Чжоу посмотрела вниз – в саду у дома, между изящных клумб, стоял штабной грузовик. Слышен резкий голос Нонгмина – кажется, он кого-то отчитывал по радио. Чуть дальше, на противоположной стороне улицы, за парой мусорных контейнеров притаился один из «Дрилсонов» Фэнга. Люки задраены, экипаж внутри, в полной боевой готовности.
Пехотинцев Вэйшенга отсюда видно не было – только подготовленные запасные позиции.
Совсем скоро. От напряженного ожидания сводило живот. Третий раз… на третий гребаный раз все должно же получиться! Мы готовы, план продуман, осталась только сущая мелочь – практика. Девушка нервно усмехнулась, и в который раз за минуту посмотрела на часы.
Это Гора-2, – раздался голос корректировщика, – слышу противника, многочисленная гусеничная техника, приближаются по шоссе.
Началось! Чжоу вздохнула с некоторым облегчением – похоже, федералы действуют по той же схеме, что и в прошлые раз.
Девушка поправила гарнитуру и вызвала Фэнга.
– Тигр, будьте готовы.
– Не сомневайся, Везувий, – по голосу чувствовалось, что Фэнг ухмыляется.
Только бы опять не рванул в безумную контратаку, взмолилась про себя девушка.
– Я знаю, что делать, – Фэнг словно прочитал ее мысли.
Через несколько секунд с водонапорной башни доложили о визуальном контакте. Колонна бронетехники федералов, приблизительно два десятка. Теперь грохот техники слышала и Елена, но деревья у дороги мешали ей что-либо разглядеть.
С резким свистом «Дрилсон» разогнал двигатель до максимальных оборотов и сорвался в сторону восточной окраины, заполнив улицу клубами серой пыли.
Почти сразу же по ушам ударил залп гауссов «Регуляторов», за которым последовала дробь выстрелов пехотных орудий. Чжоу заметила поднятые отдачей клубы пыли, вздымавшиеся вдоль первой линии обороны. Будем надеяться, что танкисты успеют сменить демаскированную позицию.
Ответный огонь не заставил себя ждать – яркие вспышки автопушек на дороге. Искусственная молния ППЧ прочертила воздух, разнеся один из грузовиков перегородивших шоссе.
У нас есть немного времени, прежде чем они развернуться в боевой порядок, чтобы выбить головную машину или две… Словно по желанию раздался грохот, над шоссе взметнулся дым и начал подниматься в небо черным столбом.
Наконец, Елена смогла увидеть танки противника – запыленные, похожие на замшело-зеленые валуны неправильной формы. Бронетехника разворачивалась в линию поперек дороги, давя кустарник и мелкие деревья. Елена заметила как минимум два обездвиженных танка, правда расстояние не позволяло уточнить характер повреждений. Метров четыреста до Дангхунга, может чуть больше – прикинула девушка.
В авангарде, как и раньше, тяжелые танки. Значит, средние идут вторым эшелоном чуть дальше. Пока что все по плану… Удивительно, правда? Огонь федералов тем временем начал усиливаться – пара домов с треском сложились внутрь себя, осколок с противным свистом ударил в крышу убежища Чжоу, несколько острых щепок пронеслись над ее головой.
Она увидела «Регулятор» с изорванной юбкой, который, потеряв управление и заваливаясь на правый бок, врезался в стену и загорелся. Крошечные фигурки танкистов выпрыгивали из люков.
– Стрелы, огонь по предусмотренному плану, - скомандовала она.
Залпа отсюда слышно не было, но через несколько секунд дымовые следы РДД затянули небо. Ракеты сыпались за тяжелой ротой федералов, относительно грохота боя совершенно бесшумно. Небольшая вспышка и место падения закрывает облако густого сизого дыма – после залпа за спиной тяжелой роты выросла клубящаяся плотная стена.
Тем временем, корректировщики уже давали новые данные – для залпа «тандерами», непосредственно перед наступающими танками – рота, оставив две или три машины, наступала клином.
Выучка танкистов невольно впечатляла. Казалось, федералы не растерялись даже на долю секунды. Ведут огонь сходу и огонь меткий и плотный – весь передний край обороны превратился в горящие руины.
Залп «тандеров» накрыл наступающие танки, почти сразу под гусеницами начали рваться мины. Строй рассыпался, большая часть танков осталась стоять, только два «Паттона» прорвались - один снес остатки баррикады из грузовиков, второй шел чуть сзади.
Вот и Норману работа....
– Везувий-главный вызывает Везувий-1. Цель готова. Накройте их, и все вокруг них!
– В готовности, Везувий-главный, – отозвался Марк.
Первый залп «Лонг Томов» ушел немного в сторону, повредив лишь один «Мантойфель». Второй и третий легли точно.
Не часто есть возможность понаблюдать за результатами работы собственной артиллерии… Поле, на котором была остановлена девионовская рота, представляло собой настоящий рукотворный ад из огня и дыма, в котором в беспорядке стояли остовы боевых машин. С оглушающим треском рвались боеприпасы. Ничего живого видно не было.
Чжоу удовлетворенно кивнула. Похоже, у меня все-таки есть шансы дожить до 3 июля…

[size=85][color=green]Добавлено спустя 1 минуту 59 секунд:[/color][/size]
Центр города.
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская конфедерация
2 июля, 7:01

– Норман, слушай сюда, – в голосе санг-вей звучал совершенно несвойственный ей боевой задор. – Два танка федералов только что прорвались по шоссе в город, раздавили расчет ракетчиков на перекрестке, и сейчас укрылись в жилом квартале примерно на триста метров западнее водонапорной башни. Поднимай своих, бери оба Капкана и займись ими. Мне нужно, чтобы эти танки сгорели, и быстро.
– Принято, Везувий. Уже отправляемся.
Взвод бронепехоты располагался на многоэтажной парковке, выходящей прямо на центральную улицу Дангхунга. Неподалеку, под маскировочными сетями стояли обе ракетные самоходки РБД из лэнса прикрытия. Бой грохотал на восточных окраинах города, на удалении меньше километра – так близко, и так бесконечно далеко. Норман Ли был профессионалом, и понимал, почему Чжоу оставила его людей в резерве – но все равно ему была невыносима каждая секунда бездействия. Люди, хрупкие люди, не защищенные бронекостюмами, сражались и умирали, пока его «Фа-Шихи» ожидали приказов в тылу.
Едва успев договорить, Норман поднял своих людей. Шестнадцать пар бронированных ног загрохотали по асфальту. «Фа-Шихи» бегом бросились к самоходкам и вскарабкались на них, используя магнитные захваты чтобы удержаться на броне. Движки взревели на полных оборотах, машины сорвались с места. Через минуту после получения приказа группа уже катила на перехват. Норман по радио согласовывал тактику с командиром Капканов.
– Всем подразделениям, всем подразделениям, воздух! Один штурмовик, заходит с северо-северо-востока.
Не дожидаясь команды, мехводы самоходок тут же направили машины на обочину и остановили их в тени ближайшей многоэтажки. Бронепехота попрыгала на землю. Одиночная «Бестия» промчалась на бреющем полете над их головами, скинув бомбы куда-то несколькими кварталами южнее. Гулко ухнули взрывы, запустив в небо дождь из обломков. На улицу посыпались стекла, выбитые взрывной волной. Среди плотной застройки пилоты федералов не могли уверенно отыскать цели, но их неточные бомбовые удары дорого обходились городу.
После короткого марша группа прибыла на место. Капканы разделились, и взяли под контроль каждый из двух выездов из квартала. Половина бронепехоты осталась прикрывать самоходки. Оставшиеся два отделения разом задействовали прыжковые двигатели и взлетели на плоскую крышу многоэтажки. Сверху открылся замечательный вид на двор.
Два прорвавшихся «Паттона» заняли позицию в дворике между пятиэтажными жилыми зданиями. Танки стояли метрах в двадцати друг от друга, башенные орудия наведены на подъездные пути. Любая появившаяся машина тут же получила бы снаряд в борт. К несчастью для них, Норман не собирался лезть по земле:
– Внимание. Действуем по обычной схеме, прыжок – ройная атака, одно отделение на танк. Наш слева. Если успеют разогнаться – уходим в укрытие, не преследовать. Пусть ими займутся Капканы.
Две четверки бронепехотницев по широкой дуге взмыли в воздух и устремились вниз, каждая к намеченной цели, используя реактивные струи только для того, чтобы уменьшить скорость падения до безопасной. Целью Норманна была широкая и плоская крыша башни левого «Паттона». Металл бронекостюма врезался в танковую броню, даже сквозь амортизирующий подбой удар болью отозвался в коленях. Не важно. Норман замахнулся, и обрушил всю мощь миомеров правой руки «Фа-Шиха» на тонкий башенный люк. Крышка проломилась со второго удара.
Бронепехота 15-го Драконского сотни раз отрабатывала ройные атаки на учениях, и каждый боец знал свою часть работы. Один приземлился у переднего ведущего колеса и направил лазер на натянутые звенья гусеницы. Второй зацепился за верхнюю лобовую деталь и крушил ствол танковой пушки. Стоя на корме корпуса танка, третий выжигал двигатель сквозь вентиляционные жалюзи. Работой Норманна был экипаж башни. Засунув руку в проломленный люк, он выпустил вовнутрь струю пылающего напалма из огнемета. С момента прыжка вся операция заняла не больше пяти секунд.
Второе отделение было менее удачливым. Их танк успел вовремя сорваться с места, не успевшие зацепиться бронепехотинцы посыпались с брони. Пулемет в кормовой нише башни выпустил длинную очередь в «Фа-Шихи», которые облепили вторую машину. Норман вновь поразился выучке федералов, но эта попытка была бесполезной: град пуль для бронекостюма был неприятным, но переносимым. Башня под ним глухо завибрировала от первого разрыва – похоже, пламя добралось до боеукладки.
– Отходим, сбор по другую сторону здания. Очистить цели!
Серо-зеленые «Фа-Шихи» кинулись врассыпную по извилистым траекториям, затрудняя вражеским наводчикам ведение цели. Часть бронепехотинцев вновь задействовала прыжковые двигатели и перескочила через здание, некоторые кинулись напролом через первый этаж. Норман прыгнул лишь после того, как последний из его бойцов покинул опасную зону.
Экипаж оставшегося на ходу «Паттона» счел за благо отступить. Машина разогналась и выскочила из дворика, въехав прямо в сектор Капкана-1.
…В последние десятилетия значение ракет ближнего действия постепенно сходило на нет. Двигатели становились мощнее и легче, системы охлаждения – эффективней, что позволило даже легким машинам кратно увеличить свою огневую мощь по сравнению с предшественниками времен Наследных войн. Вторжение кланов с их устрашающим арсеналом еще сильнее подстегнуло интерес к разработке дальнобойного оружия. На современном поле боя мало что решалось на кинжальных дистанциях, достижимых для тяжелых и неточных РБД. Но эти неуклюжие ракеты все еще несли в два раза более тяжелые боеголовки, чем их дальнобойные аналоги. А в тесноте городского боя их головки самонаведения вполне успевали захватить цель.
Полный залп РСЗО РБД состоял из шести десятков таких ракет. Капкан-1 выпустил их все в борт отступающего «Паттона» с дистанции менее полусотни метров.
Воздух между двумя машинами взорвался. Облако шрапнели, состоящей из обломков двигателей ракет, обтекателей боеголовок и капель испарившейся от чудовищного жара брони, разлетелось во все стороны. Десятки попаданий сорвали резинометаллический экран и опорные катки, разорвали гусеницу на отдельные звенья. Борт за ними оказался пробит, боеголовки рвались внутри, превращая внутренности машины в кипящий шлак. Уничтоженный танк запылал и замер.
– Это Красный охотник. Прорвавшийся противник уничтожен, потерь нет. Готовы продолжать, прием.
Вокруг Норманна перегруппировывался его отряд. Внутри подбитых машин рвались снаряды. Чжоу не отвечала несколько минут, занятая сложной партией с синхронным перемещением на новые позиции обоих артиллерийских лэнсов.
– Красный охотник, это Вэйшенг. Отличная работа. Я одолжу вас у вашего санг-вей на время? Пехота федералов атакует позиции второго взвода к северу от шоссе. В поддержке ховертранспорты и два танка, прием.
Дух устоит против стали. Но плоть лучше прикрыть бронекостюмом. В двух минутах от нового боя Норман был счастлив, как никогда.
– Принято, мы будем там. Охотники, по машинам! Мы выдвигаемся.

Восточные окраины
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 8:15

Восточная часть Дангхунга была объята огнем. Давший приют штабу Чжоу особняк занялся после того, как стену прошил шальной луч ППЧ. Дом пришлось покинуть – сейчас он полыхал вовсю. Теперь штабной радиофургон укрылся в узком проулке. Оттуда, конечно, практически ничего видно не было. Но похоже, к этому моменту федералы потеряли все средства глушения, и радиосвязь работала без перебоев.
Было ясно, что бой постепенно затухает. Рота ховертанков Фэнга полностью потеряла два лэнса, включая машину командира. Сейчас оставшиеся машины почти исчерпали боекомплект, и вели вялую перестрелку с остатками средней бронетанковой роты, которая, судя по всему, отказалась от идеи вступить в город.
Мотопехота противника увязла в боях с пехотой Вэйшенга, но постепенно продвигалась вперед.
Но в целом… в целом… девушка выдохнула. Кажется, Дангхунг мы не сдали.
– Это Закат-2, вижу движение в лесу, к югу от города, – внезапный доклад одной из вертушек заставил Чжоу вздрогнуть.
К югу? Что за черт? Наших там быть не должно, да и противнику тоже не проехать.
– Говорит Закат-1. Закат-2 сбит! Закат-2 сбит! – пилот второго вертолета был в панике, – сильный зенитный огонь из леса, выполняю маневр уклонения.
Только этого не хватало… Конечно, сбить легкий «Феррет» нетрудно, но ощущение ускользающего сквозь пальцы контроля над ситуацией неумолимо усиливалось с каждой секундой. Если противник приблизится к городу, то он обязательно врежется в позиции артиллерии. Пройти мимо и не заметить «Лонг Томы» попросту невозможно.
Подавив приступ паники, Елена вызвала роту.
– Везувий-главный Везувию-1, немедленно уходите, – к югу от вас противник! Бросайте все, заходите в город.
– Я видел, как упал «Феррет», – мрачно отозвался Овчинников. – Мы уже выдвигаемся.
Хоть бы они успели, взмолилась девушка. Ей казалось, что она шагает по тончайшему лезвию.
– Это Везувий-1, всем, - Голос Марка был напряжен. – Вижу мехов противника. Две средних машины, предположительно «Центурионы». По нам ведут огонь.
– Марк, срочно отходи, спасайте себя и орудия, остальное бросайте на хрен! – Елена кричала в микрофон. Харрисон не так давно доложила, что расстреляла весь боекомплект, Фэнг погиб, его ховертанки небоеспособны… Дэвионовские мехи пожгут артиллерию, и в считанные минуты окажутся в центре города. А останавливать их нечем.
С юга доносились выстрелы тяжелых автопушек.
– Везувий-один!
Нет ответа.
– Марк! Марк! Отвечай, черт бы тебя побрал! – К горлу подступил комок.
– Это Вэйшенг, – голос старика был усталым. – Я собрал всех своих, кто остался на ногах. С нами еще пара «Фа-Шихов». Мы выдвигаемся на юг.
– Пешком?
– Федералы были столь любезны, что одолжили нам парочку почти не поврежденных ховеров, – рассмеялся Вэйшенг.
– Это же чистое самоубийство! И мехов там наверняка не два.
– Мы точно ляжем все, если ничего не предпримем. Не волнуйся, девочка, старая собака знает пару трюков. Пожелай мне удачи, мей-мей.
– Доброй охоты, – выдавила из себя Елена.
– Вот спасибо! Отключаюсь!
Елена до боли сжала кулаки. Все летит к черту! И тотчас одернула себя – соберись, не расслабляйся!
Она осмотрелась – найти бы хоть какое-то место повыше. В отдалении стоял еще один коттедж, чуть пониже и более хлипкий, чем хотелось бы, но выбирать не приходилось. Подозвала Нонгмина:
– Адъютант, переносим КП в тот дом, отсюда я ни черта не вижу. Мне нужна связь и хоть какая-то охрана. Приступайте.

Сао-шао Вэйшенг, придерживая ракетомет правой рукой и тяжело размахивая левой, одним махом преодолел все пролеты до третьего этажа. Три человека с еще одним ракетометом бежали за ним по пятам.
Уфф. Годы берут свое, что и говорить. И молодежь нынче пошла шустрая, еле успевал держаться впереди. Он снял шлем и вытер испарину со лба, после чего осмотрел улицу за окном. Самое то.
Брошенный офис в угловом здании выходил окнами на юг и восток, обеспечивая хороший обзор и сектора обстрела. Здесь и дальше на юг вдоль широкой улицы расположились его солдаты. Последняя надежда Поднебесной. Сейчас, год назад, двадцать лет назад... Всегда...
Нестись сломя голову и спасать «Лонг Томы» было поздно. Да и, как доложил уцелевший «Феррет», спасать там было особо нечего.
Мехи двигаются с юга, и вряд ли их пилоты захотят продираться огородами, цепляясь за провода и антенны. Маневр для не имеющих прыжковых дюз «Центурионов» был бы там крайне затруднен. А эта прекрасная заасфальтированная улица – отличный путь для эффективного, и (что важно для самодовольных ублюдков) эффектного входа в город.
Трофейные ховеры припарковали во дворах, от их легких пулеметов не будет никакого проку в этом бою. Пехота мелкими группами заняла подвалы и первые этажи. Три «Фа-Шиха» укрылись в тени здания.
А вот и противник – первый мех появился в конце квартала, следом за ним еще один. Не обманули, как есть два «Центуриона», идут быстрым шагом.
– Ну что, ребятки, начинаем, - выдохнул сао-шао, и привычно поймал человекоподобную машину в сетку прицела, одновременно раздавив только что прикуренную сигарету. – Цель – ведущий «Центурион».
Дымные следы десятка ракет расчертили улицу, большая часть ударила в первого «Центуриона». Мех зашатался, но скорости не сбавил. Поднял автопушку и ответил беглым огнем по зданиям.
Вэйшенг увидел выпрыгнувших из засады бронепехотинцев. Двоим удалось зацепиться за броню «Центуриона», третий промахнулся и тотчас был раздавлен тяжелой ногой машины. Старик поморщился.
– Перенести огонь. На броне наши, – скомандовал он.
Мехвоин начал вращать конечностями машины, пытаясь скинуть гостей, но Вэйшенг с удовлетворением заметил, что бронепехотинцы крепко держаться – один на загривке меха, второй у талии. И, кажется, уже начали работать.
«Центурион» пошатнулся, почти сразу раздался мощный взрыв, оторвавший руку с автопушкой. Мех тяжело осел на землю. «Фа-Шихи» отбросило на асфальт, где они застыли без движения, напоминая раздавленных жуков..
– Один есть! - Вэйшенг торжествующе вскинул кулак. Радиочастота разразилась торжествующими возгласами.
Второй «Центурион» начал пятится назад к перекрестку, продолжая вести огонь. Вэйшенг увидел, как отделение с магнитными минами выскочило из подвала для атаки, но было скошено единственным выстрелом кластерной автопушки. Заряд ППЧ из-за спины «Центуриона» превратил угол здания в пылающие руины.
Вот и подмога – «Цезарь» и «Джавелин» стояли на перекрестке. «Центурион» соединился с ними, и тройка мехов осторожно двинулась вперед, методично расстреливая здания.
– Всем отступать, – скомандовал сао-шао.
На общей частоте докладывали, что пехота Дэвиона продвигается к центру города. Остатки танковой роты преодолели минное поле и тоже вступают в город. Прости, девочка, но видно пришел и наш черед. Да, у горстки людей, что остались от его учебного батальона, хватит сил на еще одну атаку.
Он оглядел лица солдат. Все ветераны, как один. Все скалились.
– Подпустим их поближе и атакуем. Как всегда, – старик широко ухмыльнулся в ответ.

Въезд с шоссе М38
Дангхунг
Каприкорн III
Марка Сарны
Федеративные Солнца
2 июля 3068, 9:22

– Стоять! Руки вверх!
Хриплый голос человека на взводе. Ворвавшийся в комнату пехотинец ткнул в сторону Чжоу стволом укороченного автомата. У дверей двое его товарищей держат под контролем все помещение.
Елена, шатаясь, поднялась на ноги. После взрыва светошумовой гранаты в таком тесном помещении перед глазами плясали зайчики. Голова трещала. Она огляделась по сторонам: тело связиста у разбитой рации, китель стремительно темнеет от дырки в груди. Нонгмин, единственный кто успел отреагировать, лежит ничком на полу, на месте убитый очередью. Пахло порохом, кровью и ненавистью.
– Руки! – дэвионовский пехотинец выдернул пистолет у нее из-за пояса. Второй проверил тела, пинком отбросил автомат Нонгмина. Кто-то сноровисто обыскал ее, вытащил все документы из карманов. Оглушенную Елену пошатывало, мысли с трудом оформлялись в вяжущей отрешенности. Это не я. Это происходит не со мной.
Солдат вывел, почти выволок ее сквозь первый этаж на улицу. Стенки коттеджа были иссечены осколками, под ногами хрустела кирпичная крошка. Штабной радиофургон тихо дымил от прямого попадания. На цветочных клумбах видны следы сапог. Бой затихал, только иногда неподалеку слышался грохот выбиваемых дверей, перестук автоматов и хлопки гранат – пехота федералов зачищала окрестности. После грохота тяжелых орудий тишина казалась оглушительной.
Елену привели к стенке какого-то дощатого сарая, где на земле уже сидело около десятка пленных солдат Капеллы. Большинство из батальона Вэйшенга, двое танкистов в почерневших комбинезонах. Многие были ранены. Все молчат, хмуро смотрят на носки ботинок. Двое солдат Дэвиона стоят неподалеку с оружием наизготовку. Конвоир Елены подошел к ним, перебросился несколькими словами, раздал сигареты из пачки.
Девушка успела заметить на пачке красную пагоду с цепочкой иероглифов. Трофейные.
Проиграла. Опять. Мы бросили против федералов все силы, но те все равно прошли, пусть и с большими потерями. Только стоило ли оно того? Батальон Вэйшенга перебит, как и рота Фэнга, артиллерию в клочья разнесли мехи, полгорода лежит в руинах… а я сама в плену. Девушка едва сдерживалась, чтобы не расплакаться от злобы и бессилия.
К курящим охранникам подошла новая группа солдат во главе с сержантом. Тот ткнул пальцем в Чжоу и приказал следовать за ним. Елена поднялась на ноги, в последний раз оглянувшись на товарищей по несчастью. Пленные солдаты, не мигая, глядели ей в след.
На этот раз ее вели несколько кварталов, почти до самой окраины города. Бронированный ховер с антенной спутниковой связи и ярким солнечным диском на борту. Рядом, слегка согнув колени, стоит десятиметровая громадина «Цезаря» с безголовым шарообразным торсом и трехпалыми ступнями. Мех заглушен, кокпит открыт. Периметр вокруг машин сторожит целый взвод охраны.
Возле ховера стоят офицеры: рослый подполковник хорошо за тридцать с пехотными петлицами. Он спокоен и собран. Рядом с ним девушка-капитан, рыжие волосы собраны в длинную косу. У нее пронзительный, холодный взгляд… наверняка S-2, старший офицер разведки батальона. Третий – мехвоин в шортах и расстегнутом хладожилете, держит нейрошлем на сгибе локтя. На блестящем от пота торсе татуировка: карикатурный качок разрывает пасть дракону с катаной. Вся троица смотрит на пленную.
Елена машинально расправила плечи и вскинула голову. Судя по снисходительной улыбке мехвоина, вышло не слишком-то уверенно. А, плевать. Пусть скалится.
Подполковник заговорил первым. Его мандаринский был грубоват, не хватало тональностей, но звучал вполне понятно:
– Назовите ваше имя и звание.
– Санг-вей Елена Чжоу. 15-й Драконский полк, почетные граждане Капеллы.
Елена выпалила это одним духом. Еще никогда она так не гордилась принадлежностью к своей части.
Капитан с рыжими волосами кивнула. Только сейчас Елена заметила у нее в руках стопку документов. Подполковник подошел на шаг ближе и передал Чжоу ее бумажник и личные снимки. Блокнот и офицерскую книжку федералы оставили себе.
– Надо думать, вы и командовали обороной? Можете говорить свободно, вам ничто не угрожает.
– Нет, – Елена прочистила горло. – Я офицер артиллерии. Здесь командовал санг-вей Фэнг.
Прости меня, Лиан. Я точно знаю, что ты погиб… А вот Вэйшенг может и выкарабкался.
– Где он?
– Погиб в бою.
– Ясно, – подполковник федералов оценивающе смотрел на девушку сверху вниз. За его спиной капитан делала какие-то пометки в журнале.
– Жаль. Я бы не отказался поговорить с этим Фэнгом, он совершил почти невозможное. Едва не остановил мой батальон. Город оказался крепким орешком.
Чжоу вслепую убрала снимки в нагрудный карман. На верхнем снимке была ее семья, отец и мама на прогулке в ботаническом саду Тиан-Тана. Елена знала, что расплачется прямо здесь, стоит ей увидеть их лица.
– Любой офицер поднебесной совершил бы то же самое. Мы никогда не сдадимся. Никогда не покоримся захватчикам.
– Боюсь, это уже произошло. Я развею ваше неведение. Около восьми утра зонг-шао Вильсон приняла предложение о капитуляции… и сдалась вместе с остатками своего батальона и персоналом базы. Правда, перед этим они успели подорвать свои оставшиеся мехи. Этот мир официально считается покоренным после десяти часов вторжения. Скорее всего, ваши войска были последним узлом сопротивления на всем Каприкорне III.
Елену затрясло от этой мысли. Она опустила голову, внимательно рассматривая трещинки на асфальте. Гнусная ложь. Вранье и обман. Только не так. О, как ей хотелось рассмеяться в лицо подполковнику, заявить, что ее на мякине не проведешь… и уйти на расстрел с гордо поднятой головой, как герои из детских книжек. Но умом она понимала, что федерал говорит правду. Ее последний бой был не только безнадежным, но и бессмысленным. Она сражалась в уже проигранной битве, и невольно привела к гибели множество хороших людей.
Интересно, а почему асфальт вдруг подпрыгнул вверх? В глазах потемнело, ноги подкосились. Елена упала в обморок, успев услышать предостерегающий окрик подполковника…
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение acefalcon » 15 июл 2015, 21:01

векторные перехватчики

Что такое?
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6145
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1566 раз.
Поблагодарили: 2952 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 15 июл 2015, 21:34

Это мы решили выпендриться и по хитрому обозвать АКИ рассчитанный прежде всего на бой в космосе. Может быть и напрасно.
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение acefalcon » 15 июл 2015, 22:24

Напрасно. Любой АКИ двусреден, ему плевать где летать. Это некоторые дропшипы и шаттлы не могут в атмосферу.
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6145
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1566 раз.
Поблагодарили: 2952 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Pjotr » 16 июл 2015, 23:15

:thumbup: спасибо за рассказ.
Аватара пользователя
Pjotr
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 913
Зарегистрирован: 03 сен 2008, 16:21
Благодарил (а): 1731 раз.
Поблагодарили: 17 раз.

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 22 июл 2015, 18:37

Итак, последний кусок

Район трущоб
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 00:19

…Елена резко вскинула голову, пытаясь сообразить, где она.
Темно. И воняет.
Сквозь щели в стене пробивался теплый свет керосиновой лампы и слышался приглушенный разговор. Чжоу осмотрелась насколько позволяло освещение. Небольшая комната, драные циновки, по углам мусор, под головой мешок с какой-то крупой, вход закрыт плотной занавесью.
Елена была без ботинок, но все остальное было при ней, включая кобуру с пистолетом. Стало быть, она не в плену у федералов… значит…
– Значит, у нас снова 2 июля, – мрачно сказала она вслух. Голос был хриплым, во рту ощущался отчетливый привкус рисовой водки.
Конечно, ситуация оставляла некоторый простор для толкований, но в оптимистичные объяснения Елена не верила. Больше нет. Девушка поднялась с циновок, нетвердым шагом подошла к дверному проему и отдернула занавеску.
В до боли знакомой большой комнате хижины сидела вчерашняя учительница, а с ней какой-то парень лет восемнадцати, такой же загорелый и одетый в залатанную домотканую рубаху. В руках у обоих глиняные чашки. Появление Чжоу оборвало их разговор на полуслове.
Все было как вчера, разве что миномет вытащили из угла и выложили аккуратными рядами мины. Старый добрый 60 мм, надежный друг каппеланских пехотинцев, неосознанно отметила про себя Чжоу.
– Доброй ночи, джанши, – поздоровалась учительница. Парень ограничился коротким кивком вместо приветствия.
– Доброй, – поморщилась Елена, – дети ушли? – спросила она, не особо понимая к чему. Так, разговор поддержать
– Только что, – кивнула учительница. – Молодые граждане Капеллы должны спать ночью, если есть такая возможность. Садитесь, пожалуйста, – не спрашивая, учительница достала третью чашку и налила в нее дымящуюся коричнево-зеленую жидкость из знакомого чайника.
Елену передернуло. Всякая жажда пропала сразу.
– Спасибо, – она вертела в руках шершавую чашку, не зная как начать разговор. Кожу жгли пристальные взгляды двух пар глаз.
– Сегодня 2 июля? – наконец выпалила Чжоу.
– Верно, – учительница кивнула. Проклятье, какие же у нее глазищи… Елена казалось, что она смотрит в черную и уютную бездну. Хоть бы черт живьем забрал проклятого старикашку!.. Или наоборот, и все это – мой персональный ад? Мысль была утешительна возможностью пустить все на самотек, и ввиду этого пресечена на корню.
– Вы пришли к нам на урок, но, видимо, почувствовали себя плохо – и я уложила вас отдыхать, – продолжила учительница, – детей пришлось отпустить, чтобы они вам не мешали.
– Долго я лежала? - простонала Елена, чувствуя, как стремительно ускользает отпущенное ей время.
– Минут десять, не больше.
Елена посмотрела на часы. 00:21… значит, время еще есть. С опаской она отпила глоток горячего чая. Концентрация заварки убийственная, но вроде чай как чай. Чжоу еще раз окинула взглядом все военное снаряжение в комнате.
– И много у вас людей?
Парень вскинул бровь, но ничего не сказал. Учительница серьезно посмотрела на собеседницу:
– В нашей ячейке около сотни проверенных бойцов и еще около пятидесяти новобранцев.
Парень насупился:
– Мэйлинь! Зачем ты разглашаешь…
– Помолчи, – учительница одернула его необычайно резко, – кому нам вообще доверять, если не джанши? Можешь считать, что так подсказывает мне женская интуиция – она улыбнулась, смягчив вызывающую отповедь.
Парень что-то неразборчиво буркнул и долил себе еще чая. Чжоу с любопытством наблюдала за перепалкой. Интересно, между этими двоими есть что-нибудь? D'un Yi Shia, да о чем я думаю!
– Вы знаете, что утром в городе будет батальон федералов? – Елена с вызовом посмотрела на учительницу.
– Похоже на то. Конечно, если вы их пропустите.
– У нас не хватит сил сдержать их, – Чжоу помотала головой. – Поверьте, я… много думала об этом. Никто не сможет остаться в стороне. Настал час тяжелых решений, де гуани. Иначе ваши ученики, Мэйлинь, должны будут осваивать пулеметное дело на практике. Вы хотите этого? – Елена невольно вспомнила рыженькую Марию, саму ростом с пулемет. Она сможет убить двух или трех федералов сейчас… или вырасти.
Мэйлинь закусила губу, но промолчала. Чжоу продолжила:
– Мне понадобится помощь ваших бойцов. Я вместе с остальными джанши могу остаться защищать город, но в этом случае он неминуемо будет разрушен. К закату на ратуше, или на ее руинах, будет висеть флаг с Солнцем.
– И вы готовы спасать людей? – спросил парень. Лицо его мрачнело все сильней с каждым услышанным словом.
– Готова, но мне понадобится помощь, – Чжоу достала блокнот и быстро набросала записку. – Прежде всего, это нужно передать сао-шао Вэйшенгу, его штаб находится в пожарной части…
– Ho Tze Duh Pi Gu, да за кого ты… – парень открыл было рот чтобы возразить, но осекся, встретив осуждающий взгляд Мэйлинь. – How. Дальше.
– Еще нам нужен транспорт, чем больше, тем лучше. Ваши люди смогут найти хотя бы десяток автобусов или грузовиков?
– Трудно, но возможно, – парень медленно кивнул, – Я соберу людей.
Он забрал записку и ушел, ворча себе под нос. Чжоу поймала на себе взгляд Мэйлинь. Немигающая, бесстрастная черная бездна. Выдержать такое было тяжело.
– Вы точно знаете, что делаете? – спросила учительница.
Да черта с два.
– Нет, – Откровенно ответила Чжоу, поднимаясь на ноги. Она проверила все ли при ней – как бы ни сложился день дальше, в эту хижину она больше не вернется.
– Но без меня здесь все развалится. Танкисты уйдут, Вэйшенг останется и примет безнадежный бой, а вы слишком привыкли играть по собственным правилам. Мне придется заставить всех работать сообща, иначе никто не доживет до заката. А я и так видела слишком много смертей. Пойдемте, время не ждет.
Чжоу вышла наружу первой. Мэйлинь последовала за ней. Запирая дверь, она спросила:
– Куда мы направляемся?
– В гости. Если можно, помолчите, пожалуйста, мне надо подумать.
Мэйлинь улыбнулась.
– Вы же говорили, что у вас есть план.
– Есть, – Чжоу вздохнула, – но сделать союзником человека, которому ты час назад разбила нос, задача нешуточная.

Трейлерный парк
Дангхунг
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская конфедерация
2 июля, 0:40

Как и следовало ожидать, появившаяся в бытовке трейлерного парка делегация ничуть не обрадовала танкиста. Фэнг откозырял Вэйшенгу, скользнул безразличным взглядом по Чжоу, но настоящие эмоции вызвало появление Мэйлинь. Одетая в укороченные камуфляжные штаны и темную рубашку, та выглядела совершенной замарашкой, по недоразумению попавшей в высшее общество.
– Стоп, а это еще кто? – Фэнг бесцеремонно ткнул пальцем в сторону девушки. Прежде чем Чжоу успела вмешаться, та ответила сама:
– Мэйлинь Шао, я работаю санитаркой в деревне. Чжоу-нюйши была настолько добра, что наняла меня в качестве проводника по окрестностям, – Мэйлинь хищно оскалилась, блеснув белозубой улыбкой. Невинный тон резко контрастировал с ее полувоенной одеждой.
Вэйшенг раздраженно пожал плечами. По виду Фэнга можно было сказать, что полученный ответ его не удовлетворил. Елена поспешила проскользнуть ближе к столу и подняла руку, унимая зарождающуюся перепалку. Чер-рт, как же я не люблю быть в центре внимания.
– Помимо сказанного, гражданка Шао руководит местной ячейкой чжаньчжэн де гуань. И я решила собрать вас всех вместе, чтобы мне не пришлось повторять одно и то же несколько раз. Время дорого. Bi Jweh и слушайте, наконец!
Три пары глаз повернулись к ней. Вэйшенг, лицо покрыто сетью морщин, седые волосы зачесаны назад. Готовый взорваться Фэнг непроизвольно двигает скулами. Мэйлинь… неподвижный бесстрастный взгляд огромных черных глаз. Она едва заметно кивает и тепло улыбается. Почувствовав поддержку, Елена слегка успокоилась.
– Сегодня будет крайне тяжелый день. Наш противник – одно из элитных соединений Дэвиона, 5-ая ПБК Круцисских Улан. В эту минуту их ударные части атакуют позиции батальона Вильсон у Даоляня. Поэтому мехи не придут, и, что более важно, мы сами не сможем пробиться к ним. Второе, на город движется батальонная группа федералов: две танковые роты, рота мотопехоты, средний лэнс мехов плюс поддержка артиллерии и авиации. Они будут здесь после рассвета, приблизительно к семи утра.
Вэйшенг прокашлялся. Старику явно хотелось курить.
– Поразительно точные данные, санг-вей. Откуда они у вас?
– В основном из данных радиоперехватов 15-го Драконского, и еще благодаря помощи осведомителей де гуаней, – не моргнув глазом соврала Елена. – Наверняка вы получите подтверждение по собственным каналам через пару часов, но мы не можем себе позволить потерять столько времени. Нужно немедленно начинать действовать.
– Пожалуй, вы правы, – Вэйшенг кивнул. – Фэнг, надеюсь, здесь у вас имеется карта города? Надо выбрать место для оборонительных позиций.
Танкист рефлекторно полез в планшет и расстелил карту на столе.
– Только стометровка… Но, при всем уважении, сао-шао, батальонная группа нам не по зубам. Разумнее будет покинуть город.
– То есть как это – покинуть? Что вы хотите этим сказать, санг-вей?
Старик оторвался от плана местности и требовательно посмотрел на танкиста. За много лет службы Вэйшенг привык пользоваться авторитетом заслуженного командира, и нередко одного резкого тона было достаточно, чтобы осадить зарвавшегося собеседника. Но Фэнг был молод, упрям, и скроен из совершенного другого теста, чем пехотные капралы и сержанты.
– Откровенно говоря, я отдал приказ своей роте готовится к передислокации еще час назад. Сведения санг-вей Чжоу только подтверждают мою правоту. Я не собираюсь сжигать свои танки в бесполезной попытке остановить федералов здесь.
– Твои танки? Ах ты мелкий Bei Bi Shiou Ren в модной беретке! Эти танки служат Поднебесному престолу! Народ голодает и отдает последнее, чтобы оснастить армию, а ты хочешь оставить город на милость Дэвиона? – Вэйшенг нервно достал сигарету и показательно щелкнул портсигаром перед носом танкиста. Фэнг с безразличным видом проигнорировал этот жест. – Чжоу, как вам нравится этот молодчик?
– Вообще-то он прав. Даже соединив наши силы, мы не сможем остановить федералов. И вдобавок, город будет разрушен.
Вэйшенг обернулся к артиллеристке. В его глазах мелькнуло нечто, что Чжоу прежде никогда не видела. Разочарование. Презрение.
Фэнг простер ладони в ее сторону, молчаливо подчеркивая значение произнесенных слов.
Елена сглотнула комок слюны.
– Да, оборонятся здесь бесполезно. Поэтому мы будем атаковать.
Вэйшенг поперхнулся сигаретным дымом. Фэнг взревел, как раненный буйвол. В углу тихо прыснула Мэйлинь. Чжоу дала эмоциям улечься, и продолжила:
– Если федералы развернуться в боевые порядки, наладят взаимодействие, подключат тяжелое оружие – мы проиграем. У солдат 5-й Круцисской огромный боевой опыт и прекрасное оснащение, у нас нет шансов переиграть их в открытом противостоянии. Наша единственная надежда – удар на наших условиях, внезапный и сокрушительный. И я знаю, как это сделать.
– Примерно в пяти километрах к северу от города есть мост, который они должны будут пересечь. В авангарде федералов всегда идут танки, пехота и части поддержки прикрываются ими, как щитом для развертывания. Мы пропустим голову колонны на наш берег, остановим танки на минном поле… а потом мои «Лонг Томы» обрушат мост. Батальонная группа окажется разделена на две части, которые не смогут защитить друг друга. Моя рота с учебным батальоном сао-шао Вэйшенга займется танками на южном берегу, и одновременно с этим твои ховертанки, Лиан, пересекут реку и ударят по тылам федералов на северном берегу. Ты возьмешь на броню мои «Фа-Шихи» и столько противотанковых команд, сколько сможешь поднять. Мы свяжем боем их танки, но на другом берегу останется их мобильная артиллерия, большая часть пехоты, и главное – четыре меха. Ты должен их убить.
В комнате повисло молчание. Стало настолько тихо, что был слышен треск горящей сигареты в руках старика. И конечно, затянувшуюся паузу первым нарушил Фэнг.
– Ты сбрендила, Чжоу. Упилась водки, перегрелась и сбрендила. Я никогда не пошлю своих людей в подобное безумие.
– Ты прав, Лиан, я сошла с ума. Нет иного пути. Мы не разобьем их, если будем действовать обычными методами. – Елена подошла ближе и взяла танкиста за руку. Тот вздрогнул, как от удара током.
– Да что ты о себе возомнила, Чжоу, – хрипло и тише. Казалось, от простого прикосновения тает не только воля Фэнга, но и его голос. – Кто назначил тебя старшей, кто дал право предлагать подобное?
– Это не предложение, Фэнг. И даже не приказ. Это выходит за рамки твоих обязанностей гражданина и офицера. Но ты все равно сделаешь, как я говорю. В академии много говорили о победах прошлого, чтобы мы ощутили себя причастными к чему-то большему, чем мы сами. Долгая череда предшественников. Долгая череда потомков. Воинская элита нации. Я стала офицером Почетных граждан, и ношу тот же знак, что и защитники величия Звездной Лиги века назад. Честь 15-го Драконского теперь зависела и от меня. Мне сказали, что я должна гордиться принадлежностью к своему полку. И я горжусь до сих пор. Но теперь, после всего увиденного, я нахожу, что выбор между честью и небытием лицемерен и фальшив. Человек умирает, он попросту перестает быть, и даже не может услышать тот ворох пустых слов, что мы предлагаем ему взамен.
– Правда состоит в том, что вне зависимости от исхода будущего боя, десятки, а может быть, сотни людей умрут без осязаемой причины. Вильсон будет окружена и разбита, а без мехов ее батальона гарнизон этого мира перестанет существовать. 5-я Круцисская одержит победу. Поднебесная держава потеряет Каприкорн III – возможно, на несколько поколений. Возможно даже, что сама судьба нашего государства сейчас лежит на весах. Наш бой не решит ничего. Мы не перевернем ход кампании, как бы вам всем не хотелось это услышать. В такой ситуации мысли о капитуляции – достойной капитуляции – вполне естественны. Солдата нельзя винить за желание выжить.
– Ты знаешь, Лиан, как народ называет нас? Джанши. Воины. Те, кто добровольно рискует собственной жизнью в состязании с такими же отверженными. Мы можем убивать на расстоянии и управлять машинами как собственным телом, но суть осталась прежней: мы дети Каина, братоубийцы, готовые оборвать чужое существование для того, чтобы продолжить свое. И нести свое проклятие дальше, как знак гордости. Я сама выбрала армейскую карьеру – не потому что хотела убивать, но чтобы другим не пришлось занять мое место.
– Я больше не человек, Лиан. Не гражданин. Больше, чем гражданин, с тех пор как впервые надела военную форму. Я заряжена, наведена и выпущена, как снаряды моих орудий. Смысл моего существования заключается в том, чтобы нести смерть врагам моего государства. Я не могу позволить ни одному из захватчиков безнаказанно ступать по земле Поднебесной. Потому что они такие же, как и я. За каждым из них – длинная череда будущих вторжений, которые обязательно случатся, если я проиграю бой. Я могу сдаться, но тогда они просто пойдут дальше. Сейчас, сегодня, и в будущем. И надеть военную форму придется другим.
– Мы давно сделали ставки, друзья, и я собираюсь сыграть свою. Кто пойдет со мной?
Фэнг не смог выдерживать ее взгляд и отвернулся. Ладонь Чжоу покоилась в его руках. Девушка все не решалась отойти, боясь в глубине души, что стоит ей убрать пальцы, и ей рассмеются в лицо.
Вэйшенг прочистил горло. В наступившей тишине этот звук показался нарочито сухим и грубым.
– Санг-вей Фэнг, я отправлю с вами свой лучший истребительный взвод. Двадцать четыре человека с реактивными гранатометами и пусковыми РДД. Сможете их разместить?
Танкист молча кивнул.
– Что же, ребятки, тогда мне пора готовится к банкету. Пеший марш на пять километров занятие нелегкое.
– Вам не придется идти пешком, уважаемый сао-шао, – тут же отозвалась Мэйлинь. Мои люди подгонят транспорт в течение получаса. Боюсь, большая часть будет фермерскими грузовиками, но, по крайней мере, вам не придется тащить боекомплект на руках.
– Благодарю, гражданка Шао.
– Как ты собираешься удержать танки, Чжоу? – тихо спросил Фэнг. – Я выполню свою часть, можешь быть уверена. Но на вашем берегу останутся две танковые роты… а в поле вам хватит и одной.
Елена прикусила губу. Она пережила (вернее, не пережила) последствия танковой атаки на пехоту Вэйшенга. А ведь тогда у них была бронепехота Норманна Ли и укрепленные позиции в городской застройке… Оставалась надежда на мины, но большинство танков все равно преодолеют заграждение – хотя бы по следам гусениц своих товарищей.
– С этим я тоже помогу, – Елена не могла увидеть улыбки Мэйлинь, но почувствовала ее. – Мы не сможем сражаться, как это делают джанши, но мы умеем охотиться на танки. Я организую засаду у моста. Многие ее не пройдут.
Чжоу обернулась с радостной искрой в глазах.
– Что вам для этого нужно, Мэйлинь?
– Строго то, что я скажу. После того, как федералы встанут на минах, вы подождете пять минут и выпустите по колонне полный залп РДД. Две трети ОФ, треть дымовых. Спустя еще полторы минуты второй залп, все дымовые. Вам ясно, уважаемая джанши?
Лицо Мэйлинь посерьезнело при этих словах. Вернулся ее сосредоточенный, немигающий взгляд. На Чжоу вновь смотрела командир ячейки иррегулярных частей, жесткая и умелая.
– Предельно ясно. Что-нибудь еще?
Мэйлинь колебалась мгновение.
– Скажите, а в доспехи вашей бронепехоты встроены видео-рекордеры?
Чжоу ошарашено хлопнула глазами.
– Что? Да, конечно, а зачем?..
– Тогда мне нужен один ваш бронепехотинец. Только один, но самый лучший. Обещаю, что он успеет вернуться к началу атаки уважаемого Фэнг-джанши. И хватит вопросов, – она предупредительно подняла руку. – Скажу только одно: люди Капеллы должны увидеть, что там произойдет.

…Обсуждение деталей плана не заняло много времени. Первой собрание покинула Мэйлинь, сославшись на необходимость позаботится о транспорте. Чжоу уходила вместе с Вэйшенгом. Небо на востоке уже слегка посерело. С неба моросил мелкий холодный дождь. Два офицера стояли бок о бок под навесом, ожидая прибытия джипа. Вэйшенг курил. Елена зябко ежилась и дрожала от возбуждения. Похмелье начало брать свое.
– Хорошая речь, мей-мей.
– Спасибо, сао-шао, – девушку тронула похвала.
– Жаль, что Фэнг не пехотинец, тогда бы он сразу ухватил мысль, – старик смахнул уголек в сторону, тот рассыпался на мокром асфальте бесформенной горкой пепла. – впрочем, молодежь уже давно так не гоняют как в старые времена…
– О чем вы? – Елена улыбнулась
– Да будет тебе известно, мей-мей, в курс пехотной подготовки раньше входил ближний бой с винтовкой. Штык, удары прикладом, тычок магазином в горло… нас, будущих лейтенантов, гоняли до седьмого пота. И вот стоит манекен, простое соломенное пугало со стальным шлемом на башке, – а мы подбегаем по одному, кричим и лупим прикладами. Раз за разом. А манекен все стоит. Знаешь, девочка, что я тогда понял?
– Что?
– Непротивление злу насилием невозможно без каски и аспирина.

Поющий Мост
5 километров к северу от Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 6:40

Мост через Квахэн был висячим: два изогнутых, как брови кокетки, пилона упирались в бетонный фундамент, врезавшийся в северный и южный берега. Проезжая часть моста была подвешена к пилонам на рядах стальных тросов – порывы ветра перебирали тросы как натянутые струны, временами издавая музыкальный гул. Шоссе М38 сбегало с моста и шло по прямой на юг, пока не упиралось в лес на расстоянии примерно километра. Южный берег Квахэн был слегка заболочен, и совершенно лишен любого укрытия на сотни метров в любую сторону.
Это обстоятельство ни на секунду не смутило бойцов чжаньчжэн де гуань. Их колонна прибыла на место около четырех утра, и тут же начала окапываться.
Крестьяне работали молча и сосредоточенно, с большим знанием дела. Небольшими пехотными лопатками узкие вертикальные норы, достаточно глубокие чтобы вместить одного бойца. Вынутая земля собиралась на расстеленные плащ-палатки и сбрасывалась далеко в стороне. Готовую щель накрывали сверху плетеной крышкой из тростника, которая обмазывалась грязью и маскировалась с помощью болотной травы. Такой окоп – «паучья нора» – был почти неотличим от окружающей местности. Крестьяне нарыли много десятков, в считанных метрах от кюветов шоссе.
Еще до того как работы были закончены, Мэйлинь собрала человек десять, по виду абсолютно не отличающихся от окружающих. Все носили такую же дикую смесь самодельной крестьянской и покупной городской одежды, щедро покрытую военной экипировкой. Группа долго обсуждала что-то, сидя на корточках у дороги, потом люди разошлись. Мэйлинь направилась к Норману.
Тот был откровенно раздражен. Заключенного в тяжелый «Фа-Ших» бронепехотинца вежливо, но твердо попросили не приближаться к шоссе ближе, чем на сотню метров, чтобы тяжелый бронекостюм не оставил глубоких приметных следов на почве. Сао-вей подчинился, оставшись молчаливым наблюдателем. В это самое время четверка бойцов, ловко орудуя лопатками и деревянными заступами, отрывала убежище, способное вместить боевую броню целиком.
– Вы уверены, что это необходимо? – При приближении Мэйлинь Норман пошевелил рукой, указывая на бронекостюм. – Я мог бы захватить портативную видеокамеру.
Девушка кивнула. На плече висела штурмовая винтовка с оптическим прицелом, а за поясом торчало штук пять гранат на длинной деревянной ручке. Как и все находившиеся здесь бойцы, она не носила брони. Глядя на нее, Норман испытывал почти физическую боль от дурных предчувствий – за свою карьеру он слишком хорошо выучил, какие страшные вещи могут сделать с незащищенной плотью пули и осколки.
– Да. Я должна быть уверена, что ты переживешь следующие полчаса. И вернешься живым к своему командиру.
– Можете не сомневаться. Федералам меня не взять. – Внешняя аудиосистема воспроизводила слова сухим металлическим голосом, почти лишенными всякой интонации. Поэтому Норман в полушутливом жесте поднял руки бронекостюма со встроенным оружием.
Мэйлинь нахмурилась:
– Совершенно исключено. Ты не сделаешь ни одного выстрела, джанши. Это не твой бой. Если прислужники Дэвиона начнут стрелять по тебе, ты убежишь.
– Да это просто абсурд! – Норман хотел было переступить с ноги на ногу, но вовремя вспомнил предупреждение насчет следов.
– Тем не менее, ты сделаешь так, как я скажу, джанши. Если хочешь, можешь связаться со своим уважаемым командиром – и она подтвердит мои слова. – Девушка приблизилась, и положила ладонь на нагрудник брони. Пробежала пальцами по локтевому суставу. Подняла глаза на шлем, напичканный электроникой и сенсорами.
Боже, да ведь она восхищается боевой броней, вдруг понял Норман. Он сам привык воспринимать бронекостюм – сначала привозной «Райдэн» производства Люсьен Армор Воркс, потом «Фа-Ших» – просто как часть своего солдатского снаряжения. Для этих людей, вчерашних крестьян и рабочих с заштатного мира, его бронекостюм был нечто большим: воплощением инженерного гения Поднебесной державы. Чудом, сотворенным межзвездным Человечеством, и облеченным в металл чтобы ходить и сражаться рядом с ними.
На завершение окопов понадобилось чуть больше двух часов. После этого большая часть крестьян отправилась обратно в деревню. Меньшая часть группы, на глаз пять-шесть десятков, заняла позиции в окопах и совершенно пропала из виду. Вырытое для «Фа-Шиха» убежище имело легкую тростниковую крышу и замаскированную растительностью смотровую щель. Норман заглушил все системы своего бронекостюма, оставив только минимум питания для поддержки работающей видеокамеры. И стал ждать, так же терпеливо, как и бойцы чжаньчжэн де гуань, скрючившиеся в своих паучьих норах.
Бронетехника федералов появилась спустя полчаса, когда в окопе уже изрядно хлюпала просочившаяся сквозь стены болотная жижа. Можно было заметить, как трясется почва под весом приближающейся колонны. Танковые двигатели оглушительно ревели в унисон. Впереди ехал лэнс омни-танков, лидирующий «Аякс» и три «Мантойфеля» следом.
Норман не был подключен к ротной радиосети, и не мог слышать отдаваемых расчетам команд. Но он знал, что сейчас Стрелы дают залп, РДД намеренно запущены по крутой дуге, чтобы двигатели успели выработать все топливо и не демаскировали атаку дымным следом. Поэтому первым признаком случившегося были шлепки сыплющихся с неба на колонну противотанковых мин. Вторым, чуть позже – подрывы на готовом минном поле неудачливых танков. Несколько машин перебили гусеницы, один из передовых «Мантойфелей» заглох, а из его моторного отделения повалил дым.
Танкисты тут же задраили люки и остановили машины. Едва спустившись с моста, танковая колонна замерла, внезапно обнаружив себя на минном поле. Стволы орудий и пулеметов настороженно прочесывали окрестности в поисках целей, но взглядам наводчиков открывалась лишь заболоченная равнина, поросшая редкими пятнами тростника. Все было тихо.
Спустя несколько минут активность возобновилась. Люки вновь открылись, по одному-два танкиста из каждой машины вылезло наружу, чтобы аккуратно осмотреть полученный урон. Из хвоста колонны выдвинулось несколько групп саперов для расчистки пути. Те экипажи, кому не повезло избежать повреждений, занялись ремонтом гусениц.
В это время колонну накрыл второй залп. Десятки РДД сыпались с неба по всей округе, наполнив воздух грохотом разрывов и градом шрапнели. Примерно каждая третья ракета была дымовой, такие затягивали место падения плотной белесой пеленой. Бронетехника почти не пострадала, ракеты были слишком плохо нацелены чтобы пробивать броню, но вылезшие танкисты и саперы бросились в кюветы и под днища танков, пытаясь найти укрытие от бомбардировки.
И тогда чжаньчжэн де гуани атаковали. Норман так и не смог определить точного момента или команды на начало действий – казалось, земля просто раскрылась, выпустив из себя легионы вопящих и стреляющих чертей. Незначительное удаление паучьих нор от дороги позволило бойцам тут же сократить дистанцию и набросится на неподвижные танки.
Норман быстро понял, что хаотичность атаки была обманчивой. Де гуани действовали плотными группами по четыре человека, каждая из которых атаковала один танк. Первый в группе нес пулемет или штурмовую винтовку, он стрелял на подавление, и отгонял пеших прочь от брони. Второй, гранатометчик, кидал дымовые шашки для прикрытия или метил зажигательными бутылками в вентиляционные жалюзи двигателя. Третий был вооружен пусковой установкой РБД или несколькими более легкими одноразовыми гранатометами. Он наносил основной удар, целясь в тонкую броню сзади или в уязвимые места танков.
Но иногда даже такой скоординированной атаки было недостаточно, и тогда в дело вступал четвертый боец. Норман похолодел, когда впервые увидел их в деле. Стоящий в голове колонны «Аякс» срезал всю наступающую группу огнем спаренных пульсирующих лазеров. И тогда между фонтанчиками мгновенно испаряющейся болотной жижи вперед выбежал худощавый старик лет шестидесяти, несущий тяжелую кумулятивную мину на длинном шесте. Лазерный огонь чудом миновал его, и он с размаху ткнул своим оружием, как копьем, между опорных катков штурмового танка. Взрыв кумулятивной мины превратил его тело в кровавый туман, но танк запылал.
Танкисты федералов не зря ели свой хлеб, им понадобилось не больше нескольких секунд, чтобы открыть огонь на подавление. Но противник был у них на плечах, из-за минного поля танки были прикованы к месту, а дым заволакивал все кругом. Дьявольский план де гуаней шел еще дальше: переключившись на тепловизор, наводчик четко видел сквозь дым белые силуэты – но не было никакого способа отличить нападавших от собственных саперов и танкистов, застигнутых вне машин.
Колонна отстреливалась из всех стволов, бойцы Мэйлинь наседали без тени сомнения. Визжали лазеры, ревели пулеметы, рвались гранаты, иногда, с особенно пронзительным ревом, хлопала кумулятивная мина в руках очередного смертника. Де гуани использовали причудливую смесь самого разнообразного оружия, от фосфорных гранат и РБД с тепловым наведением до коктейлей Молотова, но на таком расстоянии все было одинаково эффективным. Выполняя указания тактиков старины, вооруженный народ Поднебесной буквально ухватил врага за пряжку ремня.
Отчаянная атака продолжалась ровно полторы минуты – именно такой промежуток времени был запланирован до второго залпа. К тому времени большинство истребительных групп либо были уничтожены, либо успешно поразили выбранный танк. Когда с неба опять стали падать РДД, на этот раз исключительно дымовые, де гуани разорвали дистанцию и скрылись в дыму. По крайней мере, те из них, кто остался на ногах…
Норман разогнал движитель «Фа-Шиха» на максимум и рывком выбрался из окопа. С бронекостюма потоком стекала болотная грязь. Кругом свистели пули и осколки, сквозь пелену дыма впереди в сотне метров смутно угадывались силуэты стоящих на шоссе танков. Норман побежал прямо туда.
Насколько невозможным было найти одного человека в этом кипящем аду? Норман не знал, да и не было времени думать. Ведущий колонну федералов «Аякс» был новейшим 90-тонным штурмовым омни-танком – а еще головной машиной C3 сети для всего лэнса. Такую машину наверняка использовал один из командиров…
…А значит, и атаковать его должна была тоже самая опытная группа.
Де гуани почти перестали стрелять, а вот ответный огонь федералов не ослабевал. Это было на руку Норману, пока никто из наводчиков не успокоился достаточно, чтобы прекратить огонь, осмотреться и заметить одиночный «Фа-Ших». Ноги бронекостюма хлюпали по болотной жиже, еще курящейся от лазерного огня. Норман посмотрел вниз и увидел красное месиво.
Мэйлинь лежала неподалеку от своей паучьей норы. В руках все еще зажата винтовка, из которой она прикрывала атаку группы. Девушка не двигалась. Норман подбежал ближе и подхватил миниатюрное ее тело на руки, каждую секунду ожидая увидеть непоправимое.
К счастью, внешних повреждений не было. Мэйлинь застонала и пошевелилась в стальных объятиях бронекостюма, когда Норман со всех ног уносил ее прочь с поля смерти. Винтовка болталась на ремне, приклад в такт шагам бился о нагрудник.
Когда дымовая завеса начала рассеиваться, они успели проделать почти пять сотен метров. Дальше бронепехотинец уже не скрывался и задействовал прыжковые двигатели, чтобы передвигаться как можно быстрее. Большинство выживших партизан попрятались глубже в болоте среди тростника. Позже посчитали, что из 60 участников атаку пережили 24. На дороге остались гореть восемь уничтоженных машин.
Когда они достигли назначенной точки сбора в ближайшей роще, Норман опустил девушку на землю. Первым движением Мэйлинь проверила винтовку, поправила ремень. Вторым – обхватила бочкообразную грудь «Фа-Шиха».
– Спасибо, что вернулся за мной, Da-ghuh, – прошептала она. Лицо тут же посерьезнело – Но я велела тебе уходить.
– Каждому из нас время от времени нужен ангел-хранитель, милочка, – прогрохотал в ответ стальной человек. – По крайней мере, теперь ты достаточно жива, и можешь меня расстрелять.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 4 минуты 13 секунд:[/color][/size]
Командный пункт сао-шао Вэйшенга был устроен в перекрытой щели на обратном скате холма. Сквозь перекрытие проходила пара наблюдательных перископов с дальномерной сеткой, один из которых Чжоу облюбовала для наблюдения за засадой де гуаней. Старик по своему обыкновению курил и даже не трудился смотреть в свой перископ на разгоравшийся бой. Хотя Елена подозревала, что для Вэйшенга эта атака не десятая, и даже не сотая в его карьере. Нонгмин и адъютант Вэйшенга находились поблизости, ожидая распоряжений.
Как только прошли условленные полторы минуты на колонну танков посыпались РДД, сразу же закрыв плотным дымом вспышки боя. Чжоу оторвалась от перископа и вызвала своего подчиненного:
– Везувий-один, это Везувий-главный. Огневая задача без изменений – мост, три залпа.
– Принято, Везувий-главный, – ответил Овчинников, – вспышка через десять секунд.
За спиной ухнуло. Снова прильнув к окулярам, Чжоу пыталась что-то рассмотреть сквозь дым и мучительно считала секунды.
Водяные столбы взмыли вокруг моста. Подвесная конструкция зашаталась, но выстояла. На мосту скопилась техника, но расстояние не позволяло разглядеть все в подробностях… Кажется какие-то легкие танки. После залпа техника пришла в движение, кто-то пытался сдать назад, кто-то проехать вперед. Первые признаки паники и замешательства – удовлетворенно отметила Чжоу, когда мост поразил второй залп. На этот раз все снаряды легли точно.
Один из пилонов обрушился в воду. Чжоу показалось, что она даже слышит хлопки обрывающихся тросов, затем, точно после секундного размышления, обвалился и второй пилон. Третий залп накрыл лишь обломки и мутные воды реки Квахэн.
– Цель поражена! Отличная работа, Везувий-один!
Предостерегающий окрик Вэйшенга заставил девушку вернуться к перископу. Видимо, остатки двух танковых рот засекли вспышки в лесу и решили контратаковать. Минное поле они преодолевали наудачу, постоянно теряя машины от подрывов – но все-таки прошли его насквозь. На позиции артиллерии, прикрытые тонкой завесой из подразделения Вэйшенга, катили несколько танков. Почти десяток лишенных подвижности машин прикрывали их выдвижение огнем с места.
Перед танкистами федералов лежало совершенно открытое поле невспаханное поле, потом надо взобраться на небольшой холм и можно будет давить артиллерию. Всего каких-то несколько сотен метров. Вражеский командир увидел возможность и немедленно воспользовался ей. Да, подготовка и решительность вызывала восхищение.
Так, пять танков, широкой цепью… Обгоревший «Мантойфель», два «Паттона», «Мирмидонец» и одна «Ведетта».
Вэйшенг уже отдавал приказы, но очевидно, что все танки пехота не остановит.
– Сао-шао, сейчас отработают «Лонг Томы». Когда противник окажется на наших позициях, я буду вызывать огонь на себя. Предупредите людей.
Старик коротко кивнул.
– Везувии, новая цель. Направление ноль-один-ноль, удаление пять сотен. Танки противника, идут строго на юг на высокой скорости. Четыре выстрела, огонь на поражение. Стрелы, цель та же, полный залп. Марк, готовь данные для стрельбы по КП. Капканы готовятся контратаковать.
– Принято, Везувий-главный.
Глухие выстрелы артиллерии. Разрывы взметнулись в воздух в десятках метрах позади танков, не нанеся никакого ущерба. Ракеты Стрел тоже прошли мимо, усеяв поле ковром вспышек. Танки продолжали наступать, оказавшись уже в радиусе поражения пехотных безоткаток.
Снаряды ударяли о танки, большая часть с визгом отскакивала от толстой брони. Федералы открыли ответный огонь по демаскированным позициям.
– Ближе сто, Везувий-один.
Елену толкнули в плечо, она удивленно обернулась, и Вэйшенг нахлобучил ей на голову кевларовый защитный шлем, до этого сиротливо лежавший на бруствере.
– Береги голову, красавица.
– Спасибо! – шум боя пришлось перекрикивать.
Сам Вэйшенг держал заряженный гранатомет и выглядел намного счастливее, чем обычно. Посреди танковой атаки он ощущал себя полностью на своем месте.
От второго залпа артиллерии встал «Майнтойфель», Елена увидела как рассыпается на траки его перебитая гусеница. Танк по инерции развернуло ромбом и он замер. Елена тотчас направила Стрелы для удара по легкой цели. Залп четырех РСЗО РДД пришелся точно в цель. Броня не выдержала града попаданий и поддалась. Через долю секунды рвущиеся боеприпасы выбросило из контейнеров и разбросало по округе.
Оставшиеся четыре машины неуклонно приближались и вели огонь сходу, и уже достигли подножия холма. Огонь пехоты не возымел никакого видимого эффекта. Вэйшенгу регулярно докладывали о потерях.
Два «Паттона» по левому флангу, «Ведетта» справа, и «Мирмидонец» прет прямо на командный пункт. Уже едва ли сотня метров. В перископ можно разглядеть присохшую грязь и развешенное на башне барахло экипажа.
– Везувий-один, огонь по КП плюс пятьдесят! Всем укрыться! – скомандовала Чжоу.
Елена бросилась на землю, прикрыв голову и заткнув уши. Земля содрогнулась от удара, взрывы оглушили ее. Сквозь древесные стволы над головой посыпался град мелких камней и песка.
В голове звенело. Непрерывно ругаясь, чтобы заглушить страх, Елена вскочила на ноги и высунулась наружу. Увиденное заставило ее застонать – залп прошел мимо цели. «Паттоны» уже утюжили окопы, «Мирмидонец» неумолимо двигался прямо на командный пункт. «Ведетта» пылала, сквозь пробоину в борту выплескивалось топливо – видимо, ее следует записать на счет людей Вэйшенга.
Чжоу торопливо нырнула обратно в укрытие. Нонгмин крутил сбившиеся настройки рации, ухитряясь одновременно брезгливо отряхивать форму от грязи. Вэйшенг присел на колено у фронтальной стенки, держа гранатомет наготове, и что-то орал ей, тыкая пальцем вверх. Его адъютант был рядом, с рюкзаком, набитым запасными зарядами.
– Что?! – Елена поняла, что еле слышит.
– Сейчас проедет! – старик заорал, махнув рукой, – Ляг!!!
Под многотонной машиной земля затряслась. Перекрытие затрещало и треснуло, древесные стволы ломались как спички. Земля посыпалась в окоп. Дневной свет заслонило стальное брюхо среднего танка.
Слева снова грохнуло, да так, что земля заходила ходуном. «Лонг Томы» уже должны быть фактически на прямой наводке.
Танк миновал окоп, и Вэйшенг тут же вскочил на ноги, наводя гранатомет на корму. Ударная волна снова долбанула по барабанным перепонкам. Адъютант сразу же зарядил второй выстрел, потом третий…
– Готов, сукин сын. – Ухмылка прорезала грязное лицо ветерана, и он откинул дымящийся гранатомет.
Елена снова высунулась, пытаясь понять, что вообще происходит.
Развороченные «Паттоны» стояли за линией окопов. Один вообще перестал быть похож на танк, смятый прямым попаданием тяжелого снаряда. Второй стоял рядом и дымил, ствол автопушки склонился в землю. Подбитый «Мирмидонец» вяло чадил в тридцати метрах позади окопа. Прямое попадание из гранатомета подожгло двигатель.
– Мы пойдем поглядим, – Вэйшенг вылез на бруствер и помог подняться адьютанту. Вскинув укороченные автоматы, они двинулись к «Мирмидонцу».
– Везувий-три, вызываю Везувий-главный! – донеслось из рации.
А может быть, давно доносилось, а я просто не слышала?
– Везувий-главный на связи.
– Это командир расчета Грей! Я принял командование лэнсом. Овчинников убит в перестрелке с «Паттонами», орудия один и два выведены из строя.
– Принято Везувий-три, – сухо ответила Чжоу.
Марк… Я так привыкла к тебе. Проклятье, не думала, что для тебя это гребаное 2 июля станет последним.
Предупреждающий окрик и выстрелы стрелкового оружия донеслись со стороны «Мирмидонца», и почти сразу хлопок ручной гранаты. Чжоу выхватила пистолет, проверила патронник и высунулась наружу.
Башенный люк подбитой машины был распахнут, из него свисало тело в темно-оливковом комбинезоне. Из руки выпал компактный лазерный пистолет. Адъютант Вэйшенга стоял на броне и как раз забрасывал в танк очередную гранату. Сао-шао лежал на земле у гусеницы. Обращенное к небу лицо – масса сгоревшей плоти.
Адъютант встретился с Еленой взглядом и показал большой палец. Слезы уже проделали две светлые дорожки на запыленных щеках. Елена кивнула и вернулась в КП.
Нонгмин протянул ей наушники рации.
– Дай мне Тигра, – скомандовала Чжоу, убирая пистолет обратно в кобуру.
– Сию минуту, – невозмутимый Нонгмин щелкнул тумблером и переключил частоту. – Мы побеждаем, санг-вей?
Елена надела наушники и посмотрела на него.
– А что, это выглядит как победа?

Командный пункт учебного батальона
4,5 километров к северу от Дангхунга
Каприкорн III
Коммуна Капеллы
Капелланская Конфедерация
2 июля 3068, 9:00

Похоже, это все. Чжоу оторвалась от дальномера и потерла саднящий лоб. Нонгмин задал какой-то вопрос, но слух еще не восстановился полностью, и девушка кивнула наугад. В руке тут же оказалась булькающая фляга. Чжоу сделала глоток, втайне опасаясь, что внутри окажется чай… нет, апельсиновый сок. Черт побери, парень заслужил повышение. Елена улыбнулась в знак благодарности и на пару секунд прикрыла глаза. Затекшие мышцы гудели невыносимо.
После танковой атаки прошло больше двух часов. Этого времени хватило, чтобы убрать тела погибших и расчистить окоп от обломков рухнувшего перекрытия, но в воздухе все еще висел тяжелый запах горящего топлива, раскаленного металла и взрывчатки. После гибели Вэйшенга Чжоу как-то неожиданно для себя обнаружила, что все доклады от солдат учебного батальона теперь стекаются к ней. Она распорядилась перенести назад несколько демаскированных позиций, по которым лупили обездвиженные на минном поле танки федералов. С более мелкими вопросами успешно справлялись адъютанты.
Артиллерийская поддержка боя на северном берегу требовала больше внимания. На КП прислали команду корректировщиков с оборудованием, но Чжоу осталась лично наводить огонь по целям. Она так и не смогла заставить себя перепоручить дело кому-то еще. Дважды над полем боя появлялись «Бестии» федералов, но по-видимому у пилотов не было устойчивой связи с землей. Им приходилось подолгу кружить на малой высоте в поиске целей. Артиллерийская рота потеряла одну из Стрел от их атак, а один удар оказался особенно болезненным: «Бестия» прошла над окопами правофлангового взвода и сбросила баки с напалмом. Это стоило пехоте больше тридцати человек убитыми и обожженными.
Но все-таки мы победили. Ховертанки Фэнга с поддержкой «Фа-Шихов» и истребительных команд успешно, хоть и с большими потерями, разорались с группировкой на северном берегу. Быстрые ховеры сбросили десант и навязали бой мехам на удобной для них дистанции, последовательно концентрируя огонь. Первым же залпом восьми гауссов «Регуляторы» свалили один «Центурион». Оставшиеся мехи бешено отстреливались и отступали ближе к берегу. Под их ногами кипел пехотный бой, «Фа-Шихи» крошили дэвионовскую мотопехоту пока гранатометчики занимались артиллерией и ховертранспортами. Десятиметровый «Цезарь» был прекрасно виден, Чжоу наводила на него «Лонг Томы» пока тот не рухнул с обрыва в реку под градом прямых попаданий. Легкий «Джавелин» расстреляли в спину, когда тот на полной скорости пытался уйти на север.
Единственным очагом сопротивления федералов оставалось танковое кладбище у съезда с моста на южном берегу – там, где колонна попала в засаду чжаньчжэн де гуань. Из почти двух десятков машин половина горела, а остальные потеряли подвижность – но не боеспособность. Их огонь по позициям пехоты почти прекратился – как подозревала Чжоу, из-за недостатка боеприпасов. В бинокль было видно, как у танков окапывается человек тридцать дэвионовских пехотинцев.
С трудом протиснувшись в бронекостюме по узкому ходу сообщения, на командном пункте появился Норман Ли. Сервоприводы его «Фа-Шиха» стонали громче обычного, нагрудник выглядел так, словно попал под пресс, но сквозных пробитий на броне не было. Из-за его спины выглянула Мэйлинь, вся покрытая копотью и мелкой дорожной пылью. Чжоу едва сдержалась, чтобы не обнять обоих.
– Рада видеть вас живыми. Фэнг?
– Ранен, – прогрохотал Норман – Он до последнего отказывался выйти из боя. Сейчас ему переливают кровь, но опасности нет. На ходу осталось четыре ховертанка без боекомплекта. Семь моих, двенадцать гранатометчиков. Все снова здесь, санг-вей.
Елена повернулась к Мэйлинь. Та сразу же завладела фляжкой и сделала несколько жадных глотков. Потом принялась снаряжать патроны в опустошенные магазины.
– Гражданка Шао, подвиг ваших людей неоценим. Я лично позабочусь…
– Позже, уважаемая джанши, – отрезала Мэйлинь, – дело еще не закончено. Не все прислужники Дэвиона мертвы.
Чжоу почувствовала, как земля уходит из-под ног.
– Шао-нюйши права, санг-вей, – усталость в голосе Норманна слышалась даже сквозь аудиосистему бронекостюма. – Я взял на себя смелость подготовить Капканы к контратаке. Два моих отделения на ногах, пехота обещала два взвода. Мы можем рассчитывать на артподдержку?
Господи, только не еще раз. Только не снова. Слова никак не хотели покидать горло, и Елене пришлось прокашляться, чтобы ответить:
– Нечем помочь, Норман. Мы выскребли возимый боекомплект до донышка. Остались только РБД для Капканов и полуторатонный грузовик с остатками запасов из ротного тыла. И это все…
– Ясно. – Бронепехотинец выпрямился. – Тогда сделаем все, как можно быстрее, пока к федералам не прибудет подкрепление. Оставляю гражданку Шао с вами, санг-вей.
– Jien Ta Duh Guay я здесь останусь, чугунная голова! – Мэйлинь воткнула снаряженный магазин на место и передернула затвор. Пошли, осталось недолго.
Нет. Нет. Нет! Чжоу схватилась за земляную стенку окопа просто чтобы удержаться на ногах. Ужас и отчаяние сковали сердце в холодных тисках.
– Нет! Ждите здесь, оба, я попробую кое-что. Нонгмин, связь!
Знакомый треск статитки в наушниках.
– Везувий-главный вызывает Стрелу-1, прием.
– На связи, говорите.
– Подтвердите, что грузовик привез ящик с «инферно», прием.
Харрисон отозвалась через полминуты.
– Санг-вей, это лежалые ракеты. Рассеивание будет чудовищным, да и ракет всего тридцать, прием.
– Мне наплевать. Выбирай двадцать штук, заряжай одну пусковую и наводись ближе сто от головы колонны. Мне нужен доклад о готовности через пять минут, прием.
– Чжоу, пожалуйста. Порох нестабилен, да эти ракеты просто трогать небезапасно…
Елена прикрыла глаза.
– Харрисон, если ты не хочешь рисковать сама, я пришлю других.
На другой стороне выругались, устало и витиевато.
– Будет сделано, Везувий-главный. Стрела-1, отбой.
Так, а теперь самое сложное. Чжоу переключилась на отрытую частоту, облизала пересохшие губы и проговорила в микрофон на английском:
– Вызываю старшего офицера окруженного подразделения Федеративных Солнц. Как меня слышно, прием.
Ей пришлось повторить вызов несколько раз, прежде чем в наушниках послышались щелчки другой подключившейся станции.
– Капитан Сандерс на линии. С кем я говорю?
Голос был женский. Несмотря на то, что до позиций противника было меньше километра, прием был нечеткий и с помехами – видимо, рация федералов была повреждена.
– Я санг-вей Елена Чжоу, 15-й Драконский полк Конфедерации Капеллы. Вы блокированы превосходящими силами, капитан. И не переживете атаки. Предлагаю вам капитулировать и спасти жизни ваших людей.
На том конце хмыкнули.
– Ну тогда попробуйте взять нас. Посмотрим, кто останется на ногах.
По сигналу Чжоу Стрела-1 выпустила заряженные РДД. Как и предсказывала Харрисон, ракеты были ненадежными – на трех из двадцати не сработало зажигание. Еще одна загорелась прямо в пусковой трубке, и только чудом пожар успели потушить до детонации боеголовки.
Оставшиеся шестнадцать РДД «инферно» рассеялись по площади примерно сто на сто метров, забрызгав землю горящим гелем. Ревущее пламя взметнулось в воздух, его желтые языки мгновенно испепелили всю растительность. Клубы жирного черного дыма столбами подперли небо. Елена выждала минуту, дав своему невидимому собеседнику в подробностях рассмотреть разгорающийся пожар.
– Это была одна пусковая, а у меня их двенадцать – и все заряжают прямо сейчас. Я больше не подставлю ни одного из моих людей под огонь. Сегодня было достаточно смертей, но клянусь, я испепелю вас заживо, если вы не сдадитесь через десять минут.
…Спустя восемь минут Капитан Сандерс капитулировала вместе с шестью десятками танкистов, саперов и пехотинцев из состава 3-го батальона 587-го федеративного тяжелотанкового полка 5-й ПБК Круцисских Улан. Хмурые пехотинцы учебного батальона конвоировали пленных в автобусы, пока санитары занимались раненными. Сандерс оказалась офицером разведки батальона, она носила длинную рыжую косу. Чжоу передали ее просьбу о встрече, но санг-вей отклонила ее.
– В этом нет необходимости. Соберите все, что мы сможем использовать, остальное – сжечь и подорвать. Мы возвращаемся в Дангхунг. Нонгмин, распорядитесь, – Чжоу села на осыпающийся бруствер КП. Только сейчас она заметила, что все еще носит кевларовый шлем.
Адъютант удалился выполнять приказание. У Чжоу было немного времени подробнее изучить сводки. В них было мало утешительного – меньше всего досталось артиллерийской роте, но и та потеряла два «Лонг Тома», ракетную самоходку и два десятка раненными при трех убитых. В остальных подразделениях потери доходили до пятидесяти процентов наличного состава людей и техники. Вдобавок, боеприпасы для тяжелого оружия были почти исчерпаны. Захваченные на северном берегу трофеи были внушительными, но после уничтожения моста не было никакой возможности их вывести. Так что по большому счету боевая группа представляла собой толпу измотанных легковооруженных пехотинцев.
А с другой стороны – все-таки живых и боеспособных пехотинцев. Чжоу захлопнула блокнот. К черту все, проблемы завтрашнего дня могут немного подождать. Елена вылезла наружу, намереваясь осмотреть поле боя.
Прибывшие из Дангхунга механики копошились вокруг брошенной техники, извлекая боеприпасы, вооружение и все, что могло хоть как-то пригодиться. Пехота и немногочисленные танкисты занимались добычей поменьше, деля между собой пожитки экипажей. Голоса веселые и возбужденные – несмотря на потери, победа есть победа. Солдат живет сегодняшним днем и предпочитает не думать о мертвых.
И тебе тоже стоит этому научиться, черт возьми!
Специальные команды собирали тела погибших в грузовики. Никто не делал различия между капелланцами и федералами, все тела будет осмотрены в морге Дангхунга, а потом захоронены на городском кладбище. Все, кроме одного.
Внимание Елены привлекла группа офицеров учебного батальона, стоявшие неподалеку от подбитого «Мирмидонца». Они стояли кругом, плечо к плечу, все еще увешанные подсумками и амуницией после тяжелого боя. В центре между ними – замшелый валун и свежесрубленный столбик с выжженными на дереве иероглифами. Между последней добычей и последним прибежищем Вэйшенга было не больше десятка шагов.
Чжоу подошла к могиле. Пехотинцы расступились, без лишних слов освободив место в общем круге. Хмурые лица, глаза опущены вниз. Адъютант, единственный с сержантскими лычками из присутствующих, держит в руках каску с оплавленным выстрелом лазера козырьком. Кто-то раздал сигареты из пачки с красной пагодой.
Мы сражались вместе всего четыре дня, а я успела к тебе привыкнуть, ворчливый старик… Чжоу почувствовала, как к горлу подступают слезы. Чья-то рука легла на плечо в знак молчаливой поддержки.
– Прощайте, сао-шао. Удачной дороги.
Адъютант повесил каску на столбик с простой надписью «Сао-шао Вэйшенг».

Дангхунг
Капелланская Конфедерация
Каприкорн III
Марка Сарны
Федеративные Солнца
2 июля 3068, 23:00

Чжоу сидела за столом и отупело рассматривала свои руки с обломанными ногтями. Кажется, уже минут 10 кряду.
После возвращения в Дангхунг навалилось столько дел, что утренний бой вспоминался едва ли не как благословенное и умиротворенное время. Наводишь себе «Лонг Томы», да пригибаешь голову от пальбы федералов – подумаешь.
Нужно было организовать срочный ремонт и перевооружение техники, насколько позволяли запасы. Разместить полторы сотни раненых, из которых треть могла не пережить ночь – потому что хирургов и реанимационных команд катастрофически не хватает. Поместить пленных под охрану, провести допросы, обработать первичные разведданные, полученные из захваченных бумаг штаба батальонной группы. Все это свалилось на Чжоу и Нормана Ли, единственных работоспособных старших офицеров в Дангхунге. Мэйлинь, насколько возможно помогала им, взяв на себя госпиталь и часть хозяйственных нужд.
Возбуждение боя отпустило быстро, оставив опустошение и апатию. Елена боролась с усталостью лошадиными дозами дрянного кофе а-ля Нонгмин, и какими-то таблеточками, которые ей дал врач учебного батальона (девушка даже не потрудилась спросить, что она пьет). Но с каждым часом становилось все хуже.
В полдень поступила информация, что Вильсон капитулировала – таким образом, они остались единственным армейским подразделением на Каприкорне, не сложившим оружия. По иронии, чтобы взять их сейчас хватило бы одной свежей роты. Чжаньчжэн де гуани взяли под наблюдение все окрестные дороги и подняли на уши всю сеть осведомителей, но в радиусе тридцати километров никакой активности противника не было. По всей видимости, федералам пока хватало забот с оккупацией Даоляня и капитуляцией Вильсон, и охотится за недобитками было некому.
Когда главные вопросы были решены солнце уже давно село. Перепоручив все второстепенные дела подчиненным, Чжоу отправилась на поиски места для отдыха. Как-то само собой сложилось, что штаб ее маленькой армии разместился в пожарном управлении, так что Чжоу пришлось довольствоваться каким-то незанятым помещением на втором этаже – кажется, это была комната отдыха. Во всяком случае, тут был просевший диван и небольшой стол. Через стенку находился конференц-зал, но он слишком напоминал о Вэйшенге - мысль обосноваться там на ночь показалась Чжоу кощунственной. Первый этаж в качестве места для отдыха категорически не подходил: в устроенном там госпитале с присущей ей энергией хозяйничала Мэйлинь.
Однако стремление выспаться натолкнулась на внезапное препятствие.
Секундная стрелка медленно ползла по циферблату наручных часов. 23:02… 23:03… интересно, наступит ли 3 июля? Елена боялась закрыть глаза. Перспектива заснуть сейчас и проснуться снова 2 июля ужасала до глубины души. И что тогда? Вставить себе пистолет в рот? Не такая уж безумная затея, чтобы снова не переживать этот день.
Так что Елена сидела за столом и таращилась на свои руки с обломанными ногтями. Вот уже 10… нет, 15 минут.
– Можно?
Чжоу вздрогнула и развернулась на голос. На пороге стояла Мэйлинь с двумя дымящимися чашками в руках. Короткие камуфляжные штаны сменила удобная юбка в складочку, на плечах солдатский китель с закатанными рукавами.
– Я правильно догадалась, что ты не спишь, джанши, – партизанка улыбнулась уголками губ и прошла в комнату, – принесла тебе кофе.
Чжоу поблагодарила небеса за появление собеседника. Хоть ненадолго отгонит жутковатые мысли про грядущую ночь.
– Прошу, просто Елена. Кофе? – Чжоу принюхалась.
– Я видела, что готовит твой адъютант. Можешь считать это актом милосердия.
Елена нервно рассмеялась и приняла горячую чашку. Мэйлинь подошла к окну и глядела на ночное небо, прихлебывая кофе.
А может, рассказать ей? Даже Фэнг поверил в свое время…
– Я… я боюсь заснуть… – Елена начала тихо и неуверенно.
– Что? – Мэйлинь не расслышала и подошла ближе.
– Боюсь проснуться… и что… и что снова будет… – горячие слезы катились по щекам. Силясь закончить фразу, Чжоу подняла голову и встретила теплый, сочувственный взгляд бездонных черных глаз.
«И снова будет 2 июля», хотела она продолжить, но поняла, что ревет в голос на груди у Мэйлинь. Стыд-то какой! От этой мысли она разревелась еще сильнее...
Кажется, они сидели на диване, и Чжоу, прижавшись к плечу Мэйлинь и промочив ей всю рубашку, взахлеб пересказывала события последних дней. Мэйлинь слушала молча, крепко прижимая ее к себе и гладя по волосам. Сколько это длилось? Елена не могла сказать. Выплакавшись, она подняла раскрасневшиеся глаза:
– Я безумна, да?
Партизанка покачала головой и вытерла пальцами слезы Елены:
– Глупенькая. Сегодня ты спасла всех нас, джанши. Мы живы благодаря тебе. Ты смогла победить, слышишь?
Чжоу хотела было возразить, но все слова вдруг заглушил страстный поцелуй. Она ответила на него и инстинктивно потянулась к чужому теплу. А потом поняла, что обмякает в объятиях девушки.
…Открыв один глаз, Чжоу увидела тонущую во мраке комнату. Чашки с остывшим кофе на столе. Свет огромной луны пробивается сквозь жалюзи. Спиной она почувствовала тепло спящей подруги.
Вытянув руку, девушка посмотрела на часы. Мертвенно зеленый свет подсветил стрелки и дату. 00:35.
Елена повернулась к Мэйлинь, тихо прошептала:
– Спасибо, – и обняв ее, провалилась в глубокий сон.
На продавленном диванчике в пожарном управлении Дангхунга, накрывшись не самой свежей простыней, спали две бесконечно уставшие девушки. Было 3 июля 3068 года.

Эпилог.

«…К вечеру следующего дня 5-я Круцисская атаковала Дангхунг силами целого батальона мехов. Одна рота десантировалась прямо на центр города, отделавшись лишь минимальными повреждениями. Целое крыло АКИ барражировало в небе с бомбами на пилонах.
Конечно, к тому времени моя группа была уже далеко. Слабозаселенная, поросшая лесами местность у побережья Тонкинского залива стала идеальным укрытием. Мы безнадежно заблудились бы сами в этом лабиринте из рощ и болот, но с нами были де гуани. Мехи федералов активно патрулировали район, но местное население втайне поддерживало нас, и нанятые проводники направляли поисковые команды по ложному следу. Как я узнала позже, этому было простое объяснение: за коллаборационистами пристально следила Маскировка, устроившая несколько показательных казней добровольных осведомителей. Мне претит подобное варварство, но благодаря этим мерам мы благополучно избегали боя в течение двух недель.
В ночь на 23 июля 3068 группа чжаньчжэн де гуань совершила рейд на армейские склады в Даоляне. По официальным данным они перебили взвод охраны и подорвали около пятисот тонн военного снаряжения. Фактически, организатором этой атаки была Мэйлинь Шао; присоединившись к ней мы заполучили долгожданные боеприпасы, прежде всего РДД. После этого мы смогли не только защищать себя и планировать масштабные акции, но и периодически направлять несколько машин для поддержки атак местных партизанских ячеек. Нанесенный федералам ущерб всячески преувеличивался; фактически, он был невелик, но важен пропагандистский эффект: люди Каприкорна III воочию видели, что армия еще сражается.
К тому времени различия между бойцами боевой группы совершенно стерлись. Партизаны, террористы, пехотинцы-ветераны, танкисты и Почетные граждане бок о бок сражались с общим врагом, не тратя время на разногласия. Вопреки моим возражениям, совет офицеров единогласным решением возложил командование на меня. На следующий день после этого я увидела цветки магнолии, нарисованные на бортах машин – как мне сказали, наш новый символ. Много месяцев спустя гражданские мастерские стали выпускать нашивки с магнолией, которые стали своеобразным символом лояльности на Каприкорне III. Идея знака принадлежит Мэйлинь; она так и не отвечает, что он должен означать, и лишь улыбается – как шутке, смысл которой понятен только ей.
5-я ПБК Круцисских Улан быстро свернула активность на планете, и в начале августа полностью покинула Каприкорн. Ее сменили смешанные подразделения из 1-й Кестрельской Гренадерской, численностью до полка, в том числе полнокровный батальон мехов. Новый гарнизон был плохо подготовлен для противопартизанских действий, но сражались гренадеры со стоическим упорством, немедленно обрушивая всю доступную огневую мощь на любого обнаруженного противника. Неизбирательность их огня причиняла серьезный сопутствующий ущерб, поэтому к зиме я была вынуждена отказаться от нападения на них в зонах городской застройки. Вместо этого мы атаковали конвои и патрули, исчезая прежде, чем в небе появлялись их «Штуки».
Мы почти не имели связи с внешним миром, поэтому пребывали в неведении относительно хода войны. Мы не имели понятия, насколько глубоко армия Федеративных Солнц продвинулась вглубь пространства Ляо, не знали о героической обороне 4-й бронекавалерийской МакКэррона на Аресе меньше чем в одном прыжке от нас. Даже орбитальная бомбардировка Запретного города на Сиане в октябре 3068 осталась для нас неизвестной. Мы просто вели свою собственную войну, надеясь нанести максимальный ущерб врагу. К наступлению года Змеи, 3069, боевая группа сильно разрослась благодаря притоку добровольцев. Мы испытывали серьезный недостаток техники, но кадры бывшего учебного батальона помогли организовать пополнение как эффективную противотанковую пехоту. Наши стычки с Кестрельскими гренадерами выходили все более масштабными и кровопролитными. Одна из них стоила санг-вею Ли правой руки, перерубленной очередью вражеского «Ягермеха». Оружейники отряда смогли переоборудовать его «Фа-Ших» на управление через локтевой сустав, так что сейчас он стреляет ничуть не хуже, чем прежде.
Мне доставляет много неудобств тот факт, что роль моей боевой группы в освобождении планеты была раздута в пропагандистских целях, в ущерб реальных заслуг гусар из Стойкой Гвардии, которая стала первым соединением ВСКК вновь ступившим на Каприкорн III. Правда состоит в том, что к тому времени в моем распоряжении была рота бронетехники и около двух батальонов легкой пехоты – любому очевидно, что в столкновении нескольких батальонов батлмехов, каковой стала битва за Даолянь, такая незначительная сила не может сыграть главную скрипку. Ни одного солдата не красит слава, незаслуженно отобранная у боевого товарища.
Позвольте сказать вам еще раз – я не герой. Я, как и любой из тысяч офицеров ВСКК, хороша лишь настолько, насколько храбры и умелы люди под моим началом. Настоящей опорой Поднебесной державы на все времена будет упорство, преданность и самоотверженность наших солдат. Я буду носить эту награду как знак высочайшего признания заслуг бойцов боевой группы «Магнолия», которые с превеликим достоинством служили своему государству в самое суровое время».

Речь сао-шао Елены Чжоу на награждении Высшим Орденом за заслуги (позже частично цензурирована).
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Drap » 23 июл 2015, 14:09

Прэлэстно :thumbup:
Счастлив павший на пути к цели, с ним цель была до конца !

Изображение

Изображение
Аватара пользователя
Drap
Начитанный
 
Сообщения: 310
Зарегистрирован: 24 июл 2009, 22:35
Откуда: Ukraine
Благодарил (а): 473 раз.
Поблагодарили: 142 раз.
Награды: 1
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Dima Dragon » 23 июл 2015, 17:07

Автор, браво!
Получил истинное удовольствие от чтения.
:thumbup:

P.S.: Да простится мне моя неграмотность, но как переводится "чжаньчжэн де гуань"?
Я понимаю, что это местно добровольцы-иррегуляры...
"Мы просто сделаем все, чтобы эти сволочи не зря получили свои ордена."
И.Кошкин "Когда горела броня"
Аватара пользователя
Dima Dragon
Начинающий
 
Сообщения: 132
Зарегистрирован: 22 июл 2014, 14:44
Откуда: Москва
Благодарил (а): 230 раз.
Поблагодарили: 21 раз.

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение acefalcon » 23 июл 2015, 17:12

"Война света" - террористическая прокапелланская организация "граждан за границей", что-то вроде Ирландской республиканской армии, но поддерживаемая (с горем пополам) Маскировкой. Весьма эффективно работали в Хаосмарке.
Как часто бывает в таких случаях, помимо партизанщины занимались банальными грабежами, рэкетом и т.д.
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6145
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1566 раз.
Поблагодарили: 2952 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 23 июл 2015, 17:52

С учетом колорита, писалась скорее с Вьетконга чем с ИРА...
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение DELmar » 26 июл 2015, 20:55

Tomoboshi
Офигенно! Но вот концовка с двумя дивчинами.... Вспомнилась реплика из к\ф День Выборов "А вот можно последнее слово убрать из песни? Да вы что! Ради этого все и писалось!"
«А мы построим свое человечество, без пороков и политических проституток!» А. Керенеский (С)
Аватара пользователя
DELmar
Академик
 
Сообщения: 2129
Зарегистрирован: 07 авг 2009, 23:22
Откуда: Брянск
Благодарил (а): 1320 раз.
Поблагодарили: 255 раз.

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Click » 06 авг 2015, 23:08

Это финал? Редактироваться (например с учетом критики и ответов в теме) еще будет? Я бы рад финал выложить отдельно на сайте.
Изображение
Пожертвования на русификацию книг по БТ принимаются на:
Яндекс.Деньги: 410012535804526
Аватара пользователя
Click
Администрация cbtbooks.ru
 
Сообщения: 2548
Зарегистрирован: 31 янв 2008, 14:57
Откуда: Приднестровье, Тирасполь
Благодарил (а): 1363 раз.
Поблагодарили: 304 раз.
Награды: 1
За заслуги перед порталом, 1ст (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Tomoboshi » 06 авг 2015, 23:19

>>Это финал? Редактироваться (например с учетом критики и ответов в теме) еще будет? Я бы рад финал выложить отдельно на сайте.

Да, новых кусков не будет. А по такому случаю можно и вычистить, да.
Клик, тогда как вычистим тебе чистовик скинем, ок?
Шизоид и мизантроп.
Аватара пользователя
Tomoboshi
Начитанный
 
Сообщения: 399
Зарегистрирован: 06 авг 2009, 17:13
Откуда: Порт-Хрен
Благодарил (а): 58 раз.
Поблагодарили: 446 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Великое Летнее Кишение-10, 3ст (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1) Покраска по форме IS - р (1)
За участие в БТконе (1)

Re: Duffer`s Drift. Battletech style

Сообщение Click » 13 сен 2015, 23:18

Ок, выложу на днях.
Изображение
Пожертвования на русификацию книг по БТ принимаются на:
Яндекс.Деньги: 410012535804526
Аватара пользователя
Click
Администрация cbtbooks.ru
 
Сообщения: 2548
Зарегистрирован: 31 янв 2008, 14:57
Откуда: Приднестровье, Тирасполь
Благодарил (а): 1363 раз.
Поблагодарили: 304 раз.
Награды: 1
За заслуги перед порталом, 1ст (1)

След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1