Абнер Сикрорски

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Абнер Сикрорски

Сообщение RDL_python » 23 мар 2015, 15:09

Абнер Сикрорски:

- Мы не задумываемся, что с детских лет растем и впитываем некие законы и устои общества. Сначала семья, наши родители и близкие. Потом окружающие. Но это только начальный уровень.
Далее когда мы подрастаем и начинаем более адекватно воспринимать окружающее, это то что нас окружает и те с кем мы общаемся.
Но то что заложилось в нас только основа воспитания нас самих, хрупкий фундамент который еще можно разрушить.
Недаром у древних народов, оптимальным возрастом начала воспитания считался возраст от пяти до семи лет. Это тот самый край или если хотите порог, когда ребенок начинает свой путь формирования личности. И когда его легче всего направить в нужную сторону. Ибо то что было до этого легко забывается. А в силу того что это начало бурного ментального развития, когда ребенок как губка впитывает в себя все новое, и можно как из мягкой глины вылепливать то что необходимо.
Естественно мы можем спорить о частностях. Но они ведь именно частности, а не обще видовая, я имею в виду "Человека", "хомо" как вид, а не отдельную народность, тенденция.
Самый опасный для искажения заложенного в "человека воспитанного" период в формировании, это закрепление полученного в так называемый "подростковый период". Когда в силу физиологии происходит бурное развитие его физически и он подвержен гормональным выплескам.
Первая любовь, юношеское бунтарство, недовольство своим положением в той микроячейке общего мира где он находится - это лиш следствия того о чем я говорю.
Правильно направленные выплески этой энергии могут или закрепить вложенное, или на всегад исказить.
В период взросления происходит только шлифовка и огранка и закалка вложенного.
И если мы попробуем "сломать" воспитанного правильно за эти, перечисленные мной периоды человека, то для этого потребуются воистину титанические усилия.
Но если где то произошло упущение, или даже ряд упущений и воспитание было "домашним", или как принято говорить в демократических обществах "свободным и либеральным"...
Сломать или манипулировать мнением такого человека становиться легко и просто.
Ибо внем нет вложенного стержня и веры в правду того, чему он служит и ради чего живет.

Вольфа Грунд:
- Вы говорите страшные вещи. Согласно того что вы сказали, только тоталитарное воспитание может воспитать правельного человека.

Абнер Сикрорски (смется):
- Вы сами настаивали чтобы я высказывал свою точку зрения откровенно. Я не скрывал и не скрываю, своего мнения о том, что так называемые "демократии" в своей массе это прикрытие той или иной формы тоталитаризма некоей группы лиц которая ими управляет. И в истории тому есть масса великолепных примеров, только в силу этого "мягкого управления" их успешно замалчивают исключая из образовательных программ и источников информации, или искустно дескридитируют.
Ведь люди воспитанные в рамках "полной свободы" по своему так же ей "зомбированы" и их "мнение" как я уже отметил, легко направить в нужное в тот или иной момент русло. Ибо у них нет четкой привязки, репера от которого можно в нем отталкиваться. А информация с помощью которой они формируют свое мнение искажена.
То что в "демократиях" превозносится как "свобода личности" и "мысли", очень опасный продукт не имеющий обычно твердого определения при его рекламе. Те кто воспитан на подобной "безудержной свободе", часто, просто опасен для общества. Такие люди не осознано, могут легко стать врагами государства в котором воспитывались и росли. Что мы и наблюдаем постоянно когда вспыхивают в наших "демократиях" конфликты, начиная от меж расовых до настоящей "гражданской войны".

Вольфа Грунд:
- Вы слишком категоричны. Как можно называть человека имеющего свое отличное от других мнение врагом?

Абнер Сикрорски :
- Прошу меня простить, я как человек военный. Вы знаете что я большую часть жизни им был. Привык к более четким формулировкам и определениям.
По этому для меня, человек воля которого и поступки, вольно или не вольно направлены на подрыв устоев государства и его дестабилизацию, это его враг. Там где люди имеют четкие устои воспитания, он не найдет поддержки и не причинит вреда. Но там где подобные ему, чклонные к анархии и словоблудию, он несомненно найдет себе поддержку или что еще хуже, заразит своими необдуманными и в итоге деструктивными псевдо идеями окружающих. И это может начать разрушать общество из нутри как раковая опухоль здоровый организм. Как пример можете взять некоторые государства допустившие подобное. Они сгнили изнутри разьедаемые десятками таких вот на первый взгляд незначительных опухолей. Вопрос их падения был только вопросом времени и появления к тому неких факторов послуживших катализатором роста "опухолей".
- А насчет давления и насилия над личностью при "тоталитаризме", я уже раз вам говорил.
Ни один "демократ", никогда не будет вам рассказывать что в любом "демократическом обществе", с малых лет мы тоже его испытываем. Нам говорят когда надо есть, что и как делать. Когда вставать, когда ложиться. В нас просто впихивают то, что мы "свободны" и настаивают на этом всеми силами, не стесняясь умалчивать об обратных сторонах и опасностях. В той или иной форме мы все время вынуждены подчиняться неким правилам и законам. Которые и есть суть "давление" на нас.
Я как историк могу смело утверждать что свод законов любого так называемого "тоталитарного" государства, налагающий те или иные "ограничения", всегда будет меньше чем у "демократического".
Нет ни одной формы более менее сложившегося общества без этих самых законов и давления их на личность. Даже в лже утопических "анархиях", вы будете вынуждены подчиняться неким правилам давлеющим на вас.

Вольфа Грунд:
Спсибо. Свами были, корреспондента канала новостей Интер Стеллар Асошейтед Пресс (ISAP)Вольфа Грунд. И профессор истории Абнер Сикорски...

Из записей корреспондента канала новостей Интер Стеллар Асошейтед Пресс (ISAP)Вольфа Грунд.

Абнер Сикорски

- Здравствуйте. Сегодняшний выпуск программы "Родной край", ведут.
- Марианна Лессар, комментатор центрального канала службы новостей.
- Вольф Грунд, корреспондент канала новостей.
- Сегодня в гостях в нашей студии, профессор истории Абнер Сикорски. Поприветствуем.
В студию входит среднего роста крепкий человек в классическом костюме.
- Многие его знают, как декана столичного института графства. И одного из членов совета графства.
- Его биографию, список научных трудов, можно увидеть на сетевом сайте графства и центрального института.
- Добрый день.
- Садитесь пожалуйста.
- Спасибо.
- Профессор Абнер Сикорски, уже был гостем нашей студии. Он широко известен как на планете, так и за ее пределами. Уже несколько поколений специалистов и ученых окончили институт, с того времени, как под его руководством, он получил тот статус сравнимый со статусом лучших учебных заведений внутренней сферы. Его широкий вклад в развитие графства и особо в социальные перемены в области образования, известен еще более.
- Но сегодня, мы хотим познакомить вас с другим реноме нашего уважаемого гостя.
- Уже три сезона Графская сеть гало видения демонстрирует сериал "За гранью возможного". Сериал третий год занимает второе место в рейтинге программ кабельных сетей.
- Не менее известны нашим зрителям, аудио книги, на основе которых был создан сериал. Тираж электронных книг выпущенных за этот период, превысил пять миллионов.
- Итак, сегодня мы открываем тайну, которая три года вызывала пристальный интерес огромного числа зрителей и читателей.
- Перед вами автор этих книг и главный консультант сериала...
- Астин Кехт.
- Астин Кехт, это писательский псевдоним профессора.
В студии шум и гром аваций.
- Спасибо друзья.
- Скажите профессор, чем было вызвано то, что вы, скрывали истинное свое имя под псевдонимом?
- Ну, раз уж я буду говорить от лица автора и консультанта этих произведений, то есть, выступаю в лице писателя, давайте оставим мой профессорский и прочие титулы. Достаточно, простого, мистер Абнер.
- Хорошо профессор. Мистер Абнер...
- Ответ на первую часть вопроса, прост. Как вам известно, в писательских кругах, принято брать псевдонимы. Вторая часть вопроса, о том, почему только сейчас я согласился открыть свое имя, довольно банальна. Согласно закона, истек срок подписки о неразглашении военной тайны и сведений, которую я дал на службе в вооруженных силах.
- В биографии мистера Абнера, до его возвращения на планету и поступления на службу в институт в должности преподавателя кафедры, значится служба в рядах ВСФС и ВСЛА.
- Именно это придало рассказам такую подробность и точность описания событий, а постановкам сериала точность и проработанность деталей, которую единодушно отмечают многие специалисты и эксперты.
- Как вам удалось этого достигнуть?
- Во многом благодаря главному менеджеру проекта мастеру Левасёру. Он, согласился на все мои требования и неукоснительно соблюдал свое слово. Не менее важную часть в реализации проекта, как уже вы отмечали в передаче посвященной сериалу, заняла поддержка Вооруженных Сил Графства и господина Графа как главнокомандующего сил обороны марки. Вооружённые силы, с большим пиитетом отнеслись к проекту. Без их помощи, многие части сериала просто не могли бы быть осуществлёнными. Или, были бы отсняты с использованием компьютерной графики и из за этого потеряли от этого тот дух правдивости и насыщенность колоритными персонажами.
- Вы не упоминаете Императора. Ведь на его планете и при поддержке его вооруженных сил были отсняты все морские эпизоды и часть тропического цикла.
- Заметьте, не я затронул эту тему. С "Империей", у Графства всегда были слегка натянутые отношения. Она жила сама по себе, лишь в ограниченных рамках принимая "руку" графства. Но мне и мастеру Левасёру, удалось договориться о съемках.
- Я слышал, что Русские, даже оплатили мастеру Левасёру часть съемок, где был снят их военный флот.
- Да это так. Но не стоит забывать, что согласно договора от 2989го года, силы самообороны данной планеты хоть и обладают некоторой суверенностью, но это часть вооружённых сил Марки, а Граф их главнокомандующий. А так же, что сериал во многом способствовал стиранию той грани напряженности что возникла между нашими планетами в последнее время.
- Кстати о военных. Не многие наши зрители знают, что вы кроме степени по древней истории, еще и майор морской пехоты, отмеченный множеством наград. По сведениям, которыми я обладаю, вы не просто командовали подразделением морской пехоты, вы в начале своей карьеры, были оперативником в элитном отряде морской пехоты.
- Да это так. Я имею чин майора морской пехоты в запасе и более тридцати боевых наград.
- Простите, для наших зрителей, поясните, что означает боевых? Ведь насколько я знаю наград у вас гораздо более.
- Все очень просто, за каждую компанию всем участвующим в ней, согласно правил ВСЛА, дается памятный серебряный жетон. Это награда, но не боевая. А вот когда вам, присвоена медаль или орден за конкретный поступок или действие во время этой компании, это боевая награда.
- Спасибо.
- Расскажите, мистер Абнер, почему герои ваших рассказов, обычно сотрудники специальных служб, а не простые люди.
- А разве они, те, о ком я пишу, не простые люди? Я соглашусь, что они лучше тренированы и обладают рядом специальных познаний. Но натренировать и обучить можно практически любого здорового человека. Судьба и обстоятельства, поставили их на острие событий. Благодаря этому, они видят больше чем простой пехотинец или мехвоин, чуть больше делают. Но это не меняет того, что они такие же, как вы и я.
То что вокруг специальных служб и людей там работающих и служащих, создан эдакий ореол уникальности, уникальности их возможностей, или наоборот, эдакой маниакальности и порочности, вина более ваша. Вина прессы и массмедиа.
- Но этому есть примеры...
Абнер поднял ладонь.
- Вы не ответили мне.
- На что?
- На мой вопрос. Вы требовали от меня, честных и прямых ответов, а сами попытались уклониться.
Ведущие смущенно смеются.
- Да, простите. Но все же, ваши главные герои, почти супермены по сравнению с простым обывателем.
- Отнюдь. Именно это, я и пытался донести в своих произведениях. Каждый способен стать героем, честно и самоотверженно выполняя свой долг. А специфика службы, просто позволяет моим героям побывать во множестве мест и стать свидетелем большего количества событий.
- Вынуждены признать, вам мастерски удалось это показать.
Профессор смеется и машет руками.
- Не льстите мне! Я только описал. Мастерство показа, это мастер Левасёр, его съемочная группа и великолепно подобранные артисты. Ни хочу брать на себя их славу!
- Спасибо за интервью мистер Сикорски.
- Наше эфирное время подходит к концу.
- И как нами было обещано, в конце передачи еще одна сенсация.
- Наши зрители и ваши читатели, до сих пор вели на сетевом сайте посвященном сериалу, спор, кто же лег в основу главных героев.
- Было несколько сенсационных статей, очевидцев событий.
- Комментариев их участников, которые, видели или слышали о этих людях.
- О том, кто мог скрываться за псевдонимами главных его героев.
- Итак, слово автору произведений.
Свет в студии меркнет. А Абнер Сикорски, улыбаясь достает из внутреннего кармана пиджака старый пластик плоскостного фото.
- Я сам с интересом следил за полемикой вокруг этого вопроса. И мне это помогло найти несколько людей, которых я безуспешно пытался встретить после окончания службы. Главный герой, личность синтетическая. В жизни, это было сразу три человека составивших данный персонаж. Его друзья и товарищи, в той или иной мере, описаны с определенных личностей.
Вот, один из редчайших материалов, фоторграфическое изображение боевой группы.
На нем эти три человека присутствуют одновременно.
На экранах появляется увеличенное изображение группового фото, стоящих у легких транспортных машин военных.
- Скажите, почему три, а не два или более?
- В подразделениях такого типа, воины работают не в парах, и нее в четверках. Они составляют боевые тройки.
- Так как среди людей на фотографии можно видеть и вас, можно ли считать это, признанием автобиографичности произведений?
- То есть, один из трех людей легших в основу персонажа, вы?
Профессор разводит смущенно руками.
- Вы меня поймали. Да, есть такой грех. Первые две серии, это практически моя биография. Собственно и сама книга с нее и началась. Я объединил, в ней, мою биографию и ряд написанных гораздо раньше рассказов.
- А далее?
- А далее в какой то части. Позвольте старику сохранить часть тайны. Тем паче, что многие события моей службы до сих находятся под грифом секретности. И смею утверждать, что это правильно. Не стоит без причин ворошить прошлое.


Воспоминания:

Первое.

Колонна автобусов миновала очередной тоннель в скале и выехала прямо к морю. Серые валы волн, которые гнал холодный осенний ветер, дробились о гранитные линии причалов выдающихся в бухту.
Темно красный гранит, из которого были сложены прибрежные строения военно-морской базы, был вокруг повсеместно. Весь горный кряж, отделявший северные районы Империи от центральных состоял из гранитных выходов.
Эту часть океана, омывающую северные берега центрального материка называли Русским Морем.
Не успели пассажиры удивленно наохоться, при виде раскинувшегося перед ними пространства, как автобусы остановились, и сопровождающие стали выгонять их наружу.
Новобранцы по одному выбирались из нагретого нутра больших военных автобусов на мокрое покрытие пирса.
Многие из них создавали толкучку, восторженно таращились на серые силуэты боевых кораблей виднеющихся вдали у пирсов.
- Строится в линию, у автобуса!
Когда прибывшие выстроились от небольшой постройки у пирса, к ним направились два офицера. Старший, встал примерно посередине строя.
- Поздравляем с прибытием на Императорскую военно-морскую базу Николаев! На базе вы проведете некоторое время. А некоторые из вас, останутся здесь для прохождения службы.
Старший вашей группы до ее расформирования, господин лейтенант флота Руссам.
Второй офицер сделал шаг вперед.
- Сейчас вы под его командованием, пройдете в военный городок. Его называют здесь, Флотский Экипаж. Там вас переоденут, после чего вы пройдете распределение по частям.
Старший офицер кивнул лейтенанту и направился обратно, к постройке на пирсе, откуда они пришли.
А лейтенант руссам принял командование.
- Господа, ваша военная служба начата с этой минуты. Все просьбы или заявления, ко мне, вы должны передавать через сержантов, которые везли ваши группы в автобусах.
Кто еще не знает, на флоте их звание звучит как старшина флота соответствующей статьи. Впрочем, они вам сами это объяснят.
Соответственно, по группам. Первый автобус - первое отделение. Второй - второе и далее соответственно. Насчет старшин. Они на время нахождения вас в пределах Флотского Экипажа, высшая инстанция для вас, во всем.
Не стоит недооценивать этот период. Ибо, не смотря на то, что присяга вами еще не принята, каждое ваше действие уже оценивается и учитывается. А сейчас, на пра-во! В колонну по четыре, стройся!
Старшины выстроили новобранцев, и нестройная колонна отягощенная сумками со снедью и прочим барахлом насованным в них родителями, последовала за лейтенантом на территорию Экипажа.
В первом взводе шагал, все оглядываясь, укутанный пестрым шарфом поверх старой ватной куртки, среднего роста щуплый паренек восторженно и с испугом смотрящий на море, которое увидел впервые в своей жизни. Его звали Серж Крамер. Или как более было принято здесь, Сергей Крамер. Рядом с ним вышагивал, единственный знакомый ему еще с подготовительной школы высокий и такой же худой парень, которого звали Пётр Шелест. С остальными, они познакомились весьма поверхностно, на пункте сбора, да в купе поезда которым их группу привезли на конечную станцию города Северный Один.
Колонна тем временем, проследовала по вымощенной пластиковыми плитами дороге в городок, называемый Экипажем Флота, расположенный у подножия гор. И остановилась у
приземистого строения из красного кирпича, крытого ребристым пластиком.
Их построили возле него, вдоль невысокой каменной ограды буквой Пэ.
Лейтенант вошел внутрь образованного людьми пространства.
- Это, санитарный узел. В предбаннике, вы разденетесь. Все вещи, которые сейчас находятся с вами и на вас, кроме предметов личной гигиены и чего-то памятного, вам более не понадобятся. При входе, вам будут выданы стандартные пластиковые коробки для посылок, куда вы можете все лишнее сложить и надписать ваши домашние адреса. Они будут отосланы по ним.
В нутрии коробки, герметичный пластиковый пакет, в который вы поместите все личные вещи, которые хотите оставить. Все, что не влезет в пакет - должно быть отослано!
Кто, не дай бог, забудет в коробке документы.
Лейтенант плотоядно посмотрел на собравшихся...
- После прохождения санитарного узла, вы перейдете на склад, там вам выдадут ваше первое обмундирование. После этого, возвращаетесь сюда и занимаете свои места!
Всем всё понятно?
От строя донеслось довольно согласное - да.
- Ладно. Что не понятно, старшины вам разъяснят! А сейчас, первый взвод, по одному, пошли!
Сержанты разрешили сложить вещи и закурить, строго предупредив, чтобы ни кто не бросал мусора и окурков. Для этого от помещения пара ребят по их приказу принесла массивную пепельницу сваренную из листов стали.
Буквально через двадцать минут, на площадку из дальнего конца здания, потянулись первые из призывников получившие обмундирование. На каждом была темно синяя роба, теплая шапка и шинель, пока без погон. В руках у них, были продолговатые сумки из грубого брезента.
Цепочка все тянулась не останавливаясь. Задержка вышла только один раз, Серж как раз вошел в помещение, где торопливо раздевались несколько ребят погоняемые старшинами, чтобы застать стоящую в углу насупленную тройку горцев.
Они не хотели расставаться с большими мохнатыми шапками из звериных шкур и кинжалами в тяжелом серебряном окладе, висящими на поясах.
Впрочем, видимо, лейтенант уже сталкивался с подобным случаем. Пока Серж и Пётр раздевались, в помещение вошел старший офицер с аксельбантами и серебряными жгутами на форме, вызванный им, и о чём-то с ними заговорил.
Что было после этого, они не видели, один из старшин прикрикнув, загнал их в душ. Едва ополоснувшись, они подгоняемые сержантами, гуськом за товарищами, проследовали в противоположную дверь. Там, был склад снаряжения. Их разделили на три потока и погнали вдоль помещения разделенного на секции. У каждой был свой кладовщик.
У него получили нательное белье, комплект роб, шинель, и единый общефлотский парадный комплект формы нижнего морского состава. В общем, волоча к выходу неудобный мешок, с накиданной туда, как попало в торопях одеждой, каждый из них до конца осознал, что прежняя жизнь кончилась.
Когда все были переодеты, уже свечерело. Призывников, снова построили и отвели в пустую казарму.
Старшины распределили свои группы по "кубрикам", как они назвали отделения этого большого и холодного помещения. И чтобы занять людей до времени, когда их будут кормить, всем приказали подписать полученное снаряжение.
Дабы не было разнобоя в этом важном деле, каждую команду построили и наглядно продемонстрировали как, где, и что, следует подписать. Сначала, должен быть написан год и месяц призыва. Затем, номер военного удостоверения и фамилия. Подписывать необходимо было всё, даже ботинки, ремни и нательное белье.
Одежду подписывали хлоркой взятой в умывальнике находящемся в дальнем углу казармы и йодом, выданным из аптечки висящей в коридоре.
Через некоторое время казарма стала похожа на рынок. Так как все вывернули содержимое своих сумок на кровати и занялись делом. Сержанты ходили меж своих людей как покупатели.
Серж удачно обменялся во время этого процесса парой вещей с Петром. Так как в спешке ему дали слишком большую шапку и слишком узкие парадные ботинки. Кое-кто еще, последовал их примеру. Так что сходство с рынком еще более увеличилось.
Когда форма и сумки были подписаны и проверены сержантами, они показали, как ее лучше сложить и паковать в сумки, чтобы они перестали быть такими огромными и бесформенными.
После окончания процесса, подписанное снаряжение сдали на хранение в "крахоборку", так называли флотские, хозяйственное помещение посреди казармы.
Буквально через пол часа, после этого, пришёл их лейтенант и приказал строить людей для следования на камбуз.
Камбузом оказалось огромное приземистое строение из почерневшего от времени красного кирпича. Все огромное внутреннее пространство было заполнено длинными деревянными столами и скамьями.
Серж впервые видел такую огромную столовую. Помещение было почти пустым, так как их кормили, после того как поел штатный состав базы. Только за несколькими столами принимали пищу сменившиеся с вахты или несущие дежурство моряки.
На столах стояли стопки металлических тарелок и кружки. Когда все сели, сержанты выделили от каждого стола по несколько человек, и они принесли из раздаточной еду в огромных кастрюлях. Старшины, для начала, все делали сами. Ходили, с моряками, показывали, где и что взять, раздавали пищу. При этом они сразу честно предупредили, что такое панибратство, длится только до принятия присяги. После, наступит суровая реальность учёбы и службы.
Уже лежа под казенным колючим одеялом, Серж долго не мог уснуть переполненный впечатлениями. Всё пытался осмыслить увиденное и услышанное за этот день.
Утром, ровно в шесть, щелкнув включился динамик висящий посреди казармы и по нему пошла трансляция гимна Империи.
Старшины уже одетые стояли в центральном коридоре, "на главной палубе", как они говорили, и покрикивали, подгоняя проснувшихся чтобы они быстрее шли умываться и строились на зарядку.
Только сейчас, выстраиваясь у казармы, они увидели, сколько же много людей служит на базе. Из всех казарм, с кораблей, выбегали и строились моряки. Кто-то, минуя строй, сразу устремлялся на пробежку. Офицеров, можно было отличить только по возрасту или по брюкам и обуви. Пока длилась перекличка, все, одетые только в тельняшку, легкие полотняные брюки и ботинки, порядком продрогли. Наконец, все были пересчитаны.
Лейтенант Руссам подал команду и они побежали по территории базы.
Через некоторое время, их колонна стала похожа на старый тепловой поезд, ибо за ней тянулся шлейф пара от тяжелого дыхания не привыкших к длительному бегу людей.
Старшины, бежали по бокам колонны, рядом со своими отделениями, криком и легкими пинками подбадривая людей.
Иногда кто то из пробегавших мимо, подшучивал над молодняком. Иногда кто-то подбегал к старшинам и некоторое время бежал с ними рядом, перебрасываясь парой тройкой фраз.
Наконец колонна вернулась к своей казарме. Перед ней их остановили, и после простенького военно-спортивного комплекса упражнений, распустили, чтобы умыться и привести себя в порядок перед утренним чаем.
Утренний чай пили все на том же Камбузе. После непривычной пробежки кружка крепкого чая и кусок хлеба с маслом показались удивительно вкусными.
После чая, их повели на распределение. В здание штаба новичков вызывали по четверо. В нутрии просторного помещения стояли столы застланные темно синим сукном заваленные личными делами прибывших. За столами сидели офицеры, члены распределительной комиссии. Как и предупреждали старшины, самым ответственным был момент в конце беседы с офицером. Когда он тянулся к одной из двух печатей стоящих перед ним на красящей подушечке. Это были штампы со сроком службы.
Одним предстояло после общего курса подготовки отслужить два года в частях берегового базирования, другим, три года в "плавсоставе". Где и как, пока, можно было только догадываться.
Некоторых из проходящих комиссию определяли в группы и куда то отводили. Например, несколько человек из их отряда отправили с седоусым старшиной, проверять слух. Как объяснил Сержу и Петру прошедшими комиссию одними из первых и дожидавшихся в сторонке еще с группой отобранных для чего-то ребят, их сержант, они будут "слухачами и слонами". Пётр, брат которого отслужил на флоте три срока, пояснил, что так называли моряки меж собой акустиков и связистов. Ибо в этих специальностей одним из важнейших умений было слушать. Уметь выделять и распознавать слабые сигналы.
Наконец их группа тоже собралась и старшина им приданный, построил и повел их в сторону моря. На расспросы, куда их ведут, он только хитро усмехался и отшучивался.
Привел он их к странному сооружению, стоящему на берегу. Это был ангар с одной стороны которого возвышалась башня со смотровой площадкой. Двери ангара находящиеся с другой стороны, были распахнуты, и в них виделись какие-то большие цистерны.
Старшина поставил их возле входа и вошел внутрь, доложить о прибытии. Вышел он из полутьмы помещения с пожилым мичманом (младший унтер офицер), который осмотрев строй, хмуро кивнул и коротко бросил.
- Десять человек за мной, остальным, ждать.
Внутри, ангар походил на машинный цех. Трубопроводы, манометры и странные аппараты стояли вдоль его стен. В центре в одной из цистерн была открыта небольшая дверь-люк. Рядом стоял стол, за которым сидел военный медик.
- Пять человек заходим направо и садимся на скамьи.
- Следующие пять, налево и садимся на скамьи.
Когда все расселись мичман зашел внутрь и задраил люк.
- Вы в барокамере. Сейчас я начну повышать давление. Вам при этом, следует сделать продувку.
Мичман показал, как это делается.
- Если кому-то, станет больно, следует сразу поднять руку. Всё поняли?
Убедившись, что дебилов и глухих не было, мичман положил руку на какой-то вентиль и начал его вращать.
- Пять метров. Нормально?
Люди усердно "продувающиеся" закивали, держась за носы.
- Поехали дальше. Десять метров.
С наружи, стало слышно басовитое гудение компрессора, и кто-то вдруг вскрикнул.
- Терпимо моряк?
- Терпимо господин офицер.
- Ну, тогда бонус.
Мичман крутнул вентиль еще, и сразу несколько человек схватилось за уши. Раздались сдавленные стоны.
Снаружи, кто-то наблюдавший через маленькое круглое окошко постучал по металлу.
Мичман начал вращать первый вентиль в обратном направлении и взялся за второй, послышалось шипение стравливаемого воздуха.
- Ну что ж. Кое-кто из вас сможет нырять. А сейчас, по одному начиная вот с него, к доктору на осмотр.
Военный медик, показал кулак мичману и принялся осматривать выходящих из барокамеры, особо придирчиво, заглядывая им в уши. К слову сказать, в отличии от Сержа, Петр на десяти метрах схватился за уши, и сейчас из правого его уха сочилась кровь. Видимо, лопнул какой-то сосуд.
После этого, их группу отвели назад к штабу. К тому времени, вся рота получила свои штампы в документы и их повели на обед.
Еще не успели все сесть за столы, как зазвучали тревожные ревуны . Звучали тревожные ревуны, по всей базе, приводя в трепет низким мощным звуком. Личный состав, было приказано строить на плацу перед штабом.
Когда все подразделения базы были выстроены перед штабом, по рядам прокатилась
- Смирррна!
В середину каре, образованного подразделениями, прошёл офицер с большими серебряными орлами на золотых погонах. Его сопровождало еще несколько офицеров.
- Командир базы.
Ответил на незаданный вопрос молодых, их старшина.
- Господа. Сего дня, в одиннадцать часов, скончался император Павел Восьмой. До приведения к присяге наследника, правит императорский регентский совет. Похороны императора состоятся завтра в десять утра. По базе, объявляется боевая готовность два. Всем не занятым по службе, не покидать кубрики и казармы.
Он отдал честь, и пошел в штаб. Его место в центре строя, занял заместитель.
- Вольно! Развести личный состав по местам несения службы и отдыха.
Утром, единственный день за весь период действительной службы ни у кого не было зарядки.
К пол десятого, весь личный состав базы, снова выстроили на плацу. Перед экипажами и подразделениями, стояли видео экраны и гало проекторы включенные, на трансляцию из столицы, похорон старого императора.
Когда урну с прахом императора поместили в императорскую усыпальницу. Корабли, стоящие на пирсах, начали бить залпами из орудий. В хмурое северное небо, взмыли сотни птиц.
Эти первые сутки на службе, почему-то надолго запомнились Сержу, и порою, даже снились.

[size=85][color=green]Добавлено спустя 31 секунду:[/color][/size]
Второе.

Вся верхняя вахта, посменно стояла у пушек и пулеметов на верхней палубе. Нести вахту на верху, было трудно. Холодный ветер, брызги разбиваемых форштевнем волн.
Люди кочененели, и менялись каждый час.
Катер шел на большой скорости между островов, совершая патрульный обход предписанного района. Задерживаясь, только в контрольных точках. Там скорость снижалась до экономического хода, на котором из кормового контейнера выпускалась гидролокационная установка.
Катера и подводные лодки Барона, постоянно пытались прорваться к добывающим и перерабатывающим комплексам прибрежной зоны. Поэтому, бригады охраны водного района добывающих шельфов, были самыми многочисленными на флоте и постоянно несли службу.
Из-за этого флоту требовалось много людей. А каждый приходящий служить на флот Империи, в период первичной подготовки, проходил службу в береговых дивизионах.
В тот день, уже на завершении патрульного обхода, подходя к внешнему периметру островов, их катер получил четкий сигнал присутствия рядом субмарины.
Командир, рванул ручку включения базера боевой тревоги и приказал увеличить ход, выводя корабль на боевой курс.
Радисты и акустики гнали в реальном времени телеметрию на все корабли находящиеся в районе. Лодки противника, редко прорывались в одиночку. Обычно они работали парами или с прикрытием из катеров. Так было и в этот раз. Из прибрежных зарослей остров, показались окрашенные черными и белыми полосами камуфляжа, острые носы быстрых катеров перехватчиков.
Вокруг катера поднялись фонтаны воды от разрывов мелкокалиберных снарядов. Палубная команда открыла ответный огонь.
Серж, сидел в кресле подающего крупнокалиберной спарки второй башни правого борта и в бешеном темпе менял кассеты с патронами.
Катер заметно потерял скорость и накренился. Краем глаза Серж увидел жирный шлейф дыма, который выплескивался откуда то из за надстройки. В наушниках телефонного шлема слышались команды командира
- Правый борт второй и третий торпедные аппараты, пли!
Ухнуло, мимо башни пролетела серая тень торпеды. Их башня резко развернулась, он чуть не выронил очередную кассету с патронами. Катера противника появились и сзади.
Катер вдруг резко снизил скорость и заложил крутой вираж, сквозь шум боя послышался крик командира.
- Все аппараты, минимальная глубина! Товсь!
- Первый готов! Второй готов!
Раньше, чем доложили все торпедисты, он отдал следующую команду
- Пли. Пли. Пли!
Катер, все еще очерчивая циркуляцию среди фонтанов взрывов, по очереди выпускал все имеющиеся на борту торпеды. Нападавшие, зажав противолодочников в узком проливе меж островов, сами поймали себя в ловушку. Торпеды взрывались на мелководье среди камней, превращая гранитные обломки в дополнительную шрапнель. Один из пиратских катеров, буквально рассыпался, изрешеченный осколками и каменным крошевом, от близкого взрыва торпеды.
Видимо силовая установка их корабля получила серьезное повреждение, он шел рывками, а на корме, уже мелькали всполохи огня. По палубе потерявшего ход корабля словно град стучали попадания пуль и осколки.
- Палубной команде, жарить на всю катушку, до последнего! Всем! Приготовиться к высадке!
Артиллеристы сорвали предохранительные стопоры с механизмов подачи и открыли огонь с максимально возможным темпом. Краска на дульных кожухах задымилась и начала свисать хлопьями. Серж, ломая ногти на разбитых в спешке окровавленных руках, с размаху вонзал и вонзал патронные кассеты в приемник, пока вся укладка подбашенной полости не опустела.
Наводчик, с красными от пороховой гари и напряжения глазами, вытащил его оттуда все еще пытающегося найти среди опустевших валяющихся горой кассет, хоть одну наполненную патронами.
- Серега, уходим!
Он, сунул ему в руки автомат и подсумок, после чего выволок из подбашенного отделения. До другого борта, с которого была свешена сеть штормтрапа, пришлось добираться ползком. Обстрел, был слишком плотный.
За надстройкой, на корточках у коммуникатора, сидел командир и несколько вооруженных матросов из группы осмотра. Прячась за лебедкой и деталями надстройки еще несколько матросов, передавали пятидесятисантиметровые снаряды с поврежденного орудия на последнее оставшееся рабочим.
Командир посадил корабль на камни так, чтобы прикрыть его корпусом и надстройкой расщелину в камнях, ведущую в глубь острова. Пётр, наводчик башни и старший в расчете доложил ему.
- Господин командир. Четвертая башня, патрон нет!
- Молодцы. Следуйте вверх по расщелине, там помощник вам даст задание!
На берегу, среди россыпи камней, окапывались подручными средствами моряки из команды. Командовал помощник командира.
- Шелтон, живой?! Молодца. Вы у нас единственный обученный и с навыками. Возьмите пять человек, все что надо, залезьте на вон ту каменюку с пулеметом. Будете держать тыл.
Пётр отвел в сторону выделенных людей.
- Серж, возьми вот их. Дуй к берегу, там валяется сбитый с борта спасательный плот. Мне нужен весь фал, что там есть, а вообще тащите всё сюда! Быстро! Вы двое, берите пулемет, и сколько, сколько можете унести патрон. Затем за мной!
Сам, подхватив два цинка, он тут же побежал к скальному выступу.
Когда мы подтащили бочонок плота, он уже полу разобрал и приготовил пулемет для подъема.
- Фал сюда. Я полез. А вы, режьте низ плота на полосы и делайте веревки! Верх не трогайте!
Обвязавшись фалом, он начал карабкаться наверх. Когда достиг вершины, втянул старшину из турбинного и еще одного моряка. Они начали поднимать снаряжение, а он исчез в мелких зарослях покрывавших верх скалы.
Когда пришла очередь Сержа вскарабкаться вверх, там уже была оборудованная позиция для пулемета. А моряки спешно ползали вокруг, набирая мелкие камни и обломки, чтобы выложить индивидуальные ячейки для стрельбы в указанных Петром местах.
Отсюда была видна довольно большая часть острова, но оглядеться, толком не удалось. Пётр, всех занял работой. Те, кто сделали ячейки, по его приказу, тут же начали открывать ящики и набивать патронами, дополнительные ленты и рожки. Сержа, он занял плетением из высвободившихся веревок трапа, для удобства подъема на позицию. Оставшийся матрос, вооружившись ножом, под его руководством маскировал позицию.
Когда все было готово, он приказал оборудовать дополнительные позиции. Сам же, оставив за себя старшим, старшину турбиниста, спустился доложить.
Вернулся он с помощником, неся войсковой коммуникатор. Помощник прополз вместе с ним на бугор. Вернулись они через несколько минут. Помощник, сразу связался с командиром.
- Командир. Они тут что-то затевали и мы их спугнули. Северный берег, на востоке, кишит бандитами. На западе, виден ошвартованный понтон с какой-то техникой. Похоже, мы очень удачно высадились, отрезав одних, от других. С востока, сплошь скалы. Невозможно подойти, они волокли что-то через остров. Тут в низу, видны следы от волокуш. Идут они как раз мимо занятой нами позиции.
Выслушав приказ, он осмотрел сделанные моряками укрытия.
- Молодцы. Сейчас, снимут с турели еще пулемет, и вам, с ним подбросим людей. Похоже, мы попали туда куда надо и в нужное время. Теперь, главное продержатся до подхода дежурного дивизиона. Не дать им уйти.
Пока ждали усиления, Пётр, приказал срочно делать еще укрытия и стрелковые ячейки.
Когда на скалу поднялись еще моряки волокущие пулемет все пришедшие на позицию первыми, уже падали от усталости.
Пётр, разместил прибывших на позиции и приказал всем, кто поднялся до них, отдыхать.
Серж был вымотан настолько, что упав ничком на расстеленный в небольшой ложбинке тент спасательного плота, тут же выключился.
Проснулся он, от того, что его подбросило и жёстко ударило о землю. Точнее, о тот камень, что заменял ее в данный момент. В ушах звенело.
Напротив распластался что то кричащий старшина турбинист. Что он говорил, было не понятно. В ушах звенело, а прочие звуки доносились как сквозь толстый слой ваты. По его жестам Серж понял, что вставать нельзя. В этот момент, скала снова вздрогнула, на них посыпались крошки камня и срезанные ветки кустарника. Как не странно, этот взрыв, а это был близкий взрыв, "прочистил" слух.
- Миномет! У них оказался миномет! Ползи туда. Туда ползи, чтобы всех сразу не накрыло!
Серж ящерицей заскользил по камню к небольшой расщелине меж валунами и вжался в нее. Отсюда, было видно еще пару моряков. Один из них, лежал, очень не естественно вывернув ногу. Взрывы следовали один за другим. По всей площадке свистели осколки мин и камня и её затянуло дымом от сгоревшей некачественной взрывчатки. Через какой то выстрел, обстрел прекратился.
Из дымного марева вывалился Пётр, в посеченной и окровавленной робе.
- На позиции! У них кончились мины. Сейчас попробуют прорваться!
Огонь, ведомый из стрелкового оружия по окопавшимся морякам, усилился, а в подлеске, появились фигурки людей.
Пётр лег за пулемет а Серж плюхнулся рядом, отряхивая каменное крошево с приготовленных запасных лент.
Расчету второго пулемета, Пётр крикнул
- Не стрелять, пока не будете различать лица! Стреляйте короткими очередями и не допускайте, чтобы они зашли во фланг.
Как только заработали оба пулемета, где-то с запада раздался приглушённый хлопок.
Пётр, матерясь и обжигаясь о горячую сталь пулемета, рванул его из сложенной из камней амбразуры и закричал чтобы все меняли позицию.
Первая мина, застала их, когда они на перебегали. Раздался свист, и они оба упали ничком. Рвануло. Снова перебежка. Помогая расположить пулемет, Серж поглядел назад.
Моряк помогавший нести цинк с патронами исчез. На гранитной плите, осталась только небольшая выбоина и грязная клякса.
- Ленту!
Вывел его из ступора голос Петра.
На четвертом взрыве противник бросился вперед. Оставшиеся в живых моряки, и те, кто лежал у подножия утеса, открыли огонь, прижав к земле прорывающихся.
Серж поправляя бешено дергающуюся в приемнике пулеметную ленту, выглянул из за камня.
С верху, было хорошо видно, как перебегали от камня к камню, фигуры прорывающихся.
Часть, залегла напротив скалы, отчаянно поливая позиции моряков свинцом. Пыталась этим, дать возможность другим прорваться. Но были такие, кто упрямо перебежками или ползком двигался к ним
- Не подпускайте их! Если кто прорвется слишком близко, стреляйте втроем по одному! Иначе они закидают нас гранатами!
Между очередями он буркнул
- Интересно, почему у нас нет ни одной?
Сзади, от того места, где свешивался трап, послышалось несколько взрывов.
- Суки! Серж, живо к лесенке, перестреляй всех кто там лазит!
Серж подхватил свой автомат и бросился куда приказано. Когда он пробегал крайние окопы, стало понятно, почему противник тут прорвался на бросок гранаты. Моряки были убиты. Упав в наиболее близкий, к свисающему вниз трапу, он не жалея патрон, стал стрелять по подползшим слишком близко бандитам.
Бой, кончился внезапно. Бандиты, по вскакивали и быстро отступили.
Доложить о этом, не смогли, так как коммуникатор был разбит при обстреле. Пришлось симафорить. К ним, поднялся сам командир.
Когда он влез на площадку, там уже наводили порядок. Убитых, сложили рядком. Целое оружие собрали и считали оставшийся боезапас.
Командир махнул рукой давая понять, что можно не докладывать, и так все понятно и сняв фуражку, присел на корточки в переднем разбитом капонире.
- Что думаешь Петро?
Матрос, сплюнув, потер нос
- Есть сигаретка?
Командир достал портсигар, знаком, разрешая угостится всем.
Когда моряки закурили, он захлопнул его и снова посмотрел на Петра.
- Что-то тут не чисто. Они не просто пытались пройти. Не в высоких берегах дело. Делов то, сиганул в воду, а катер тебя подобрал. Что-то пытались унести. И кажется, придумали как это сделать. Если в ближайшее время не подойдут наши. Можно курить бамбук. Уйдут.
- Вот и я так думаю. Есть предложения?
Командир надел фуражку. А Пётр, встал, с прищуром глядя на ту часть острова, откуда хотели сбежать бандиты.
- Если идти, то мы уже опаздываем. Если, не опоздали. И это, очень опасно. Их там, как тараканов по отношению к нам. И за скалы, не спрячешься.
Командир сдвинул брови.
- Вам, я не могу приказывать. Только просить.
- Не надо, я готов. Это моя работа.
- Пойдете один?
- Лучше конечно, втроем.
- Но...
- Не беспокойся командир. Все будет путём. Сделаю, что смогу.
- Хорошо. Что вам необходимо?
- Хороший клинок. Вроде боевого ножа. Лучше три конечно, и ваш пистолет. А так, почти все есть.
Пётр подозвал одного невысокого смуглого парня, с нашивкой моториста на робе, и приказав ему повесить на пояс еще один подсумок с магазинами пошёл к месту где были свалены вынутые из спасательного плота припасы.
- Серж, не стой столбом, тебя тоже касается. Возьми второй подсумок, проверь оружие.
Внизу командир приказал принести требуемое, отдал моряку свой пистолет и запасную к нему обойму.
Пётр, взял принесенный кем-то клинок и привязал его чехол на голень ноги с боку. После, отсек от оставшегося от плота материала несколько полос.
- Обмотайте локти и колени пластиком от плота. Закрепите изоляционной лентой, чтоб не сползал.
Внимательно проверив бойцов, он покачал головой.
- За неимением козырей... Наапра-во. За мной, убогие!
И не оглядываясь, легкой трусцой, побежал к скалам на правом фланге.
Через пару минут, они уже были у скального выступа над морем, где лежал последний моряк с этого краю.
Петр присел, и указал на приметный камень в двухстах метрах впереди.
- Далее, вдоль кромки, среди камней, до того большого камня. Один бежит, второй прикрывает. Ложитесь за ним, и ждете меня. На все, вам, пять минут. Выходите через две. Считайте.
Сам он, плавным прыжком скрылся за камнем. Моряк лежавший в расщелине выматерился.
- До того камня и за пол часа не доберёшься, ноги переломаешь. И там где-то, один гад лежит, изредка постреливает.
В этот момент, впереди, тихо звякнуло. Из-за округлой глыбы, выпал автомат. Смуглый моторист улыбнулся.
- Уже не будет. Пётр, хороший охотник. Пошли.
Сам он, будто нырнул в нагромождение осколков камня на берегу и пригнувшись заскользил меж них.
Серж, прикрывая, следил за окружающим и мотористом. Их, конечно уже научили бегать в стесненном пространстве. Но одно дело, сооружения учебного центра в экипаже или коридоры корабля. Другое дело, острые как бритва на гранях осколки камня, наваленные неведомым катаклизмом.
Когда настала его очередь, он не мог думать ни о чем другом, кроме того, как и куда ставить ногу. Ибо если он ее подвернет... Извиваясь ящерицей, где подныривая где переползая. Он, наконец, достиг моториста. По разбитому о камень лбу стекала кровь, роба окончательно превратилась в лохмотья.
Моторист укоризненно покачал головой, оторвав от его рукава лоскут жестом приказал замотать голову.
- Не думай, не смотри под ноги! Наметь себе камень, до которого бежишь, и беги!
Сам он, похоже, так и поступал. Ибо, как ящерица, ввинтился в россыпь камней.
Серж наспех перевязал голову и замер, с автоматом на изготовку. В висках стучало, сердце, будто рвалось через пересохшую глотку.
Следующие две перебежки, ему не запомнились. Он смотрел на камень впереди, и бежал. Если можно назвать бегом, стремительное движение, где полусогнувшись, где на карачках, где ползком. Опомнился он, только упав под назначенным камнем. Моторист аккуратно раздвигал корневища кустарника, чтобы занять позицию справа от валуна.
Стараясь, не слишком громко сопеть Серж последовал его примеру.
- Молодцы.
Оба вздрогнули, так как не заметили Петра сидящего на корточках среди веток, чуть выше их. Он сматывал с пистолета дымящуюся тряпку бывшую до этого куском одеяла из комплекта спасательного плота.
- Свен, ты говорил что охотник?
Моторист кивнул.
- Тогда тебе, самое сложное. Обойдешь слева их табор. Выбери место, чтоб видеть и лагерь и понтон. Там есть удобный выступ, где ты, будешь прикрыт со спины.
Пётр обозначил направление.
- Будешь меня прикрывать.
Когда моторист уполз. Он подал руку Сержу и помог ему взобраться на камни в глубь кустов.
- Твоя задача. Вот просвет. Выжидаешь три минуты и открываешь огонь, вон по тем бандитам. Тебе главное, их максимально озадачить. Если почувствуешь, что тебя обходят. Немедленно отходи. Бегом. Хотя чем дольше ты их будешь развлекать, тем мне, будет легче. Если, все же отрежут... Уходи водой.
Он тихонько хлопнул Сержа по спине и скользнул в заросли.
Серж не мог не поразиться грации с которой это сделал долговязый худой артиллерист. И артиллерист ли он? Его недавно перевели к ним на корабль с южного форта. И он сразу занял место командира расчета башни. Обычно в кубрике, он молчал или спал. Впрочем, никого особо не чураясь. На расспросы о прежней службе, отшучивался. Командир БЧ, как то сказал, что его перевели за какой-то проступок, не хотя осуждать, и по этому его с тех пор не доставали с этим. А за тихое поведение и умение спать в любом положении прозвали - Слоном. Ибо спать он мог, даже стоя в строю во время проповедей или смотров. А так как он был старослужащий, попавший в окружение молодежи, а в палубной команде молодёжи было большинство. То и вообще, его мало кто дергал. Разве только такие же старослужащие, зазывающие "на чай" или "перекинуться" в шахматы. Но на те мероприятия "молодым" вход был пока заказан.
Стрелка стареньких часов Сержа, дрогнула и коснулась сдвоенной риски циферблата.
Он, выкинув все из головы, тщательно прицелился в ближайшего к нему часового. Выдохнув, нажал на курок. Автомат бабахнул, как колокол апокалипса. Еще падал часовой, а Серж перевел автомат на группу указанных Петром бандитов, что-то делающую возле ящиков наваленных у понтона и водя стволом вправо влево высадил по ним весь рожок.
Ему надо было "озадачить" бандитов, что ж, кажется, ему это удалось. Некоторые из них, от неожиданности попрыгав за ящики. Оставили на них оружие.
Два рожка Серж расстрелял за первые секунды, почти не целясь. Затем начал стрелять короткими прицельными очередями.
Бандиты тоже опомнились, на него посыпались срезанные пулями ветки. У понтона, взревели моторы катеров. Один из них, попытался обстрелять его из крупнокалиберного пулемета, но очередь прошла выше. Стрелку мешал береговой срез.
Катера отвалили и пошли вдоль берега. Между выстрелами, Серж прикинул, скольких он уже положил. Странно между, скарбом разбросанным у понтона, было больше тел чем он рассчитывал. Только увидев, как до его очереди, дернулся один из бандитов, он понял, что ведет огонь и моторист. То ли прикрывая Петра, которого нигде не видно, то ли пользуясь тем, что все внимание бандитов обращено на него.
Когда в подсумках осталось всего два рожка, высовываться из-за камней, стало почти невозможно. Серж, подсоединив предпоследний рожок, пятясь задом на ощупь, быстро отполз ближе к воде. И тут же, на том месте, где он недавно лежал, рвануло сразу два взрыва.
Один из бандитов, подползших на бросок и кидавших гранаты, высунулся чтобы посмотреть. Серж срезал его очередью. И краем глаза увидел что-то в него летящее.
Тело среагировало быстрее сознания, он лягушкой скакнул прямо за россыпь острых глыб камня на берегу.
Как приземлился, не помнил, опомнился, только забившись подальше в россыпь. Ему в след, кинули еще несколько гранат. Но, кидали издалека наугад, он же тем временем, ужом полз к воде. Путь назад был нелегким. Чтоб не поймать пулю от рыскающих по берегу бандитов, пришлось плыть подныривая, от одного камня укрывавшего его от берега, до другого. Вода по началу показавшаяся теплой, сейчас высасывала из тела последние капли тепла. А движения, не согревали. Поняв, что еще немного и пойдет на дно влекомый тяжелым автоматом и намокшими остатками одежды, Серж решился выбраться на берег. Забившись меж камней, он собрался с силами и проверив автомат медленно выкарабкался повыше.
Сквозь стук пульса в ушах, послышались крики
- Вон он! Вон он!
На пределе сил вскинув автомат, Серж попытался поймать бегущие по берегу фигуры в прорезь планки прицела. Но мушка расплывалась и исчезала.
- Ближе.
Он откинулся на камень, и сжав автомат прикрыл глаза, стараясь сосредоточится.
- Крамер! Свои! Серж, Крамер!
С трудом разлепив сомкнутые веки, Серж аккуратно выглянул из за камня. На откосе стояло три моряка в робах и махали руками. Один, замотанный в одеяло кричал, сложив руки рупором.
Поставив автомат на предохранитель, Серж, цепляясь за вершину камня и опираясь на приклад, встал. С трудом распрямившись, так как его трясло от холода, махнул им рукой. При этом, его аж повело в сторону от слабости, и он едва не упал. Чувствуя, что силы оставляют, он присел на камень и положил автомат на колени.
- Сейчас. Немного передохну и выйду.
Сказал он более сам себе, так как его шёпот, на берегу слышать не могли.
Так его и нашли, спящим на камне, как русалка, моряки с катера вызванного по коммуникатору. Он не проснулся, даже когда его на него перенесли и уложили на баночки накрыв одеялом. Только мычал и стискивал автомат, не давая его никому.
От автомата отстегнули рожок и вынули патрон, после чего оставили его в покое.


Очнулся он, несколькими часами спустя, на носилках в палатке, разбуженный запахом еды. Намотав на себя одеяло, так как с него срезали всю одежду, и опираясь на автомат, вышел из под шатра.
На берегу горел костер, у которого на сколоченных лавках, сидели моряки. Тут же стоял большой военный термос, из которого корабельный кок разливал по мискам еду. От еды, и исходил сводящий его с ума запах. Серж, как зачарованный пошел на него.
Кто-то из моряков, заметив его, крикнул в сторону палатки.
- Док, пациент проснулся!
От костра поднялся Помощник командира. Серж, со стыдом осознал, что он, до этой секунды ничего не видел кроме еды. Сглотнув слюну, он приставил к ноге автомат и доложил.
- Матрос Крамер. Задание выполнил.
Помощник серьезно отдал честь.
- Вольно.
После чего, посмотрел на его босые ноги торчащие из под одеяла, и автомат.
- Можете сдать оружие. Дежурный по лагерю. Примите.
Когда подбежал старшина с повязкой и забрал оружие, он как-то даже извиняющееся добавил.
- С одеялом, оно не шибко вяжется.
Матросы у костра дружно рассмеялись. А Серж сам почувствовал неудобство от доклада командиру, при такой форме одежды.
Подошел доктор. Быстро осмотрев его, доложил помощнику, что матрос сильно истощен, но в целом в норме. Помощник кивнул, и заметив, как Серж косится на еду, взмахом руки отпустил медика.
- Садись к костру. Налейте ему, пополней миску!
Его подхватили под руки и усадили на скамейку. Тут же, кто-то сунул в руки обжигающе горячую миску ухи. Утолив первый голод, Серж попросил добавки, и ел уже спокойней, осматриваясь и прислушиваясь. Вокруг костра собрался почти весь экипаж. Кроме тех, кто стоял на вахте. Впрочем, кроме своих, было несколько человек незнакомых.
Когда он разглядел ошвартованный рядом с севшим на камни их кораблем силуэт патрульного катера. Стало понятно, кто чужаки.
Сидели без чинов. У дальнего от него края, несколько человек тихо подпевали гитаристу.
Помощник, добродушно щурясь, смотрел в огонь. Рядом с ним, командир РТС что-то тихо рассказывал старшине ТМК.
Из темноты подошел старшина бывший с ними на скале.
- Хорош стыдом светить. Идем, дам робу. Ваш то кубрик, взрывом разнесло.
На борт, с берега, был перекинут легкий трап. Где-то внутри корабля, слышались удары.
- Остальные ремонтом заняты?
Старшина, не оборачиваясь, ответил
- Командир, как пришли наши, ушел на катере для доклада. Помощнику, приказал сформировать минимальную ремонтную бригаду, до прибытия заводской. Остальным, увольнительная, до двенадцати часов дня. Там, в низах, всего шесть человек. Остальные, все у костра. Ну а раненых и убитых, ноль шестьдесят второй забрал.
Они пришли в кубрик БЧ 5 и старшина открыл один из рундуков.
- Это Егора Житюка. Он ростом то с тебя был, чуть плотнее правда.
Серж кивнул и скинул одеяло. Последние часы, наполнили его тем спокойным фатализмом, который звучал в голосе старшины, сообщившим, что хозяин рундука уже никогда не будет против ношения им его формы.
- Возьми ботинки от парадки, они там под паюлами. Он вечно жаловался, что они ему жмут, значит тебе, в самый раз будет.
- Как вас зовут старшина? А то, так и не познакомились. Неудобно как-то.
Серж, притопнув ботинком, посмотрел на прислонившегося плечом к откидной койке старшину.
- Семен. Крапива.
- Серж. Крамер.
- Тезка значит.
- Спасибо за робу.
- Не за что. Номер потом не забудь перешить.
Серж погладил боевой номер, нашитый на нагрудный карман, а затем, решительно, поддел его и отодрал. После чего протянул старшине. Тот спрятал его в рундук.
- Идем к костру. Когда еще, так посидеть доведется. Куришь?
- Нет.
- И это правильно.
Чуть позже, у костра собрался весь экипаж. Даже те, кто занимался ремонтом, раненые и несшие вахту. Помощник попросил, пока, занять места вахты моряков с катера, оставленного им для охранения.
Когда пришли и вахтенные, он кивнул боцману и тот достал небольшую канистру, в которой хранился корабельный запас спирта.
- Помянем.
Все встали, один из старшин подал котелок, который наполнили и в обрушившейся на остров тишине, нарушаемой только треском дров в костре и шелестом волн, пустили котелок по кругу.
В общем кругу, стояли и несколько моряков с катера. Но из них выпили "за память", только свободные от вахты.
Только теперь, когда вокруг костра стояли все, за исключением Командира и одного моряка, стало доподлинно видно, что от экипажа осталось менее половины.
- Вольно.
Время было позднее, еще чуть посидев у костра. Серж зашел в одну из палаток поставленных для них, и раздевшись лег. Некоторое время, он еще лежал, слушая, как поют у костра моряки, затем на него обрушился сон.
По утру, не было не побудки, не зарядки. Хотя, он слышал сквозь дрему, что некоторые моряки, привыкшие к дисциплине, вставали и убегали на пробежку.
Когда у костра звякнули котелки, Серж тоже решил встать, так как зверски хотелось есть. Кок, как раз расставлял складной стол для утреннего чая. Всегда стараться дружить с коком, было одним из неписанных правил службы. Серж быстро мотнулся до берега, умылся, и помог ему накрывать стол, чем заработал дополнительную пайку хлеба с маслом. Впрочем, это было просто символом. Ибо можно было спокойно взять столько, сколько хотелось. В экипаже было слишком много потерь, кок просто нарезал большой кусок масла и несколько булок хлеба.
К столу, подошел Помощник командира, уже умытый, чисто выбритый, и в будто только что отглаженной форме. Взял с края стола отдельно стоящий стакан в подстаканнике, и присел на лавку.
- Присядь Крамер. Есть разговор.
Серж поставил кружку на стол.
- Возьми кружку. Это неформально.
Серж сел рядом. Как бы не был неформален разговор, но для него помощник был не только офицер, но и человек старше его по возрасту и опыту жизни.
- Ты славно вчера поработал. Командир представил тебя вместе с рядом моряков к награде.
- Спасибо.
Помощник улыбнулся и махнул рукой.
- Мне-то за что. Заслужил. Я вообще, по другому поводу хотел с тобой поговорить.
Серж не найдя что ответить, только кивнул.
- Матрос Пётр, убыл вместе с командиром. Но успел написать на тебя и Свена Олфа представление.
- Какое?
- Рекомендация на прохождение теста, для поступления в службу ПДСС.
- Кто это?
- Подводно Диверсионные Силы и Средства. Попасть туда, кстати, мечта многих. Отбор очень строгий.
- Кто он? Он был из этого отряда?
Помощник улыбнулся
- Моряк. Как ты и я. А более, наверно никто не узнает. Ну, кроме тех, кому положено. Думаю, ты сам понимаешь, что болтать о происшедшем в свете этого, даже с близкими друзьями, будет неразумно. Для остальных, он искупил вину. И точка.
- Так точно.
- Вот и хорошо. Но ты не ответил. Тебя это заинтересовало?
Серж задумался. Что он видел в жизни, за свои шестнадцать лет? Да в общем, ничего. Кем бы он мог стать? Пётр не казался былинным богатырем, или суперменом с роликов о морской пехоте, но как боец, он превосходил похоже, и тех и других. Что же, быть может это тот как раз тот шанс, который изменит его жизнь.
- Да. Мне это интересно.
Помощник кивнул
- Тогда к двенадцати собери вещи. Убываете на катере, который сопровождает идущий сюда буксир.
- А собирать то нечего, господин командир, в кубрик, снаряд попал.
Помощник поморщился.
- Микитенко!
Из палатки высунулся боцман.
- Валера, тут у нас боец голый остался. А ему, в командировку через пять часов. Одеть. Да, и собери пожалуйста его, чтоб не позориться. В общем, все как положено.
- Не вопрос, сделаем в лучшем виде!
Кок, будто только сейчас что-то услышавший. Поинтересовался
- Может, я им харча дам с собой? У меня есть сухпайки.
- Не помешает. Кто знает, куда их зашлют.
Боцман тем временем вышел из палатки накинув на плечи китель, левая рука у него была забинтована и висела на петле. Кивнул, чтоб Серж шёл за ним.
- Пока он в недрах корабельной "крахоборки" искал заначенные неизвестно зачем и какими методами предметы формы, к ней подошло несколько моряков.
Весть об их командировке, видимо моментально облетела весь экипаж.
Кто-то принес лишнюю бескозырку. Кто-то ремень. Кто-то, извиняющееся что-то буркнув, сунул в карман зубную щетку. Что-то было взято из имущества погибших.
В общем, когда боцман уже на берегу проверял их готовность к убытию, кое-что даже оказалось лишним.

Абнер сикорски. История из жизни.
Осмеивать ник "питон", бессмысленно. Это не раз делали разные "интеллектуалы". Подобное, только показывает уровень "ума и сообразительности", человеческой порядочности и интеллигентности - делающего это. CRASH & BURN !
Аватара пользователя
RDL_python
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 870
Зарегистрирован: 06 ноя 2007, 15:45
Откуда: Москва
Благодарил (а): 231 раз.
Поблагодарили: 319 раз.
Награды: 2
За участие в БТконе (1) За участие в БТконе12 (1)

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron