Тёмные дни

Тут выкладываются рассказы фанов, самиздат, переводы фанфиков с других языков и всякая всячина, не обязательно по Battletech, которая может быть интересна всем.

Модераторы: Siberian-troll, Hobbit

Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 07 авг 2014, 00:12

ТЁМНЫЕ ДНИ



= I =


Тихоград, Тихонов
Префектура IV
Республика Сферы
25 ноября 3132 года


– Что, блядь, подполковник, хочешь запрыгнуть в мех и стать героем – а мне тут одному за всё отвечать?! – бригадный генерал Уильям Терлецки вскочил с кресла и заметался по неширокому проходу в центре салона командно-штабной машины типа «преториан». – А вот хер тебе, tovarisch podpolkovnik, понял?! Здесь, блядь, твоё место! на командном пункте, блядь!
Нескладный и долговязый, как цапля, сейчас, охваченный гневом, впечатление он производил отнюдь не грозное. Стараясь сохранить нейтральное выражение лица, подполковник Чарльз Ломтев, заместитель командира IV мехполка гастатов-часовых по боевой подготовке, не отрывал взгляда от большой голографической карты, где отображалась текущая оперативная обстановка.
– У нас не так много мехвоинов, сэр, – напомнил он. – Как один из лучших стрелков полка, я принесу больше пользы на передовой, чем здесь.
– Ты что, не понял?! – Терлецки навис над картой, уперев ладони в края стола.
Ломтев промолчал, но генерал, как видно, ещё не закончил, и продолжил разнос по полной программе. Чарльз равнодушно пропускал его слова мимо ушей – оперативная обстановка заботила подполковника не в пример больше.
IV гастаты проигрывали сражение за Тихоград, хотя ещё несколько часов назад город казался неприступным. Возглавивший оборону города как командир «старшего» соединения Республиканских вооружённых сил Префектуры IV генерал Терлецки разместил здесь батальон мехов «чарли» своих гастатов и 411-й полк их пехотной бригады. Эту боевую группу усиливали две пехотные бригады постоянной гвардии, полностью укомплектованные, трёхполкового состава, с отдельными танковыми батальонами и артиллерийскими ротами, да ещё три эскадрильи атмосферных самолётов.
Атмосферно-космические истребители «Стальных Волков» порвали их в клочья в первые минуты, когда Терлецки отправил авиацию на перехват садящихся волчьих дропшипов. Звезда быстроходных ховеров перехватила колонну буксируемой артиллерии на марше, не дав развернуться, лишив защитников города артиллерийской поддержки вслед за прикрытием с воздуха. Потом волчьи АКИ двумя волнами прошли над южными кварталами Тихограда, вываливая на них десятки тонн напалмовых и осколочных бомб, и в городе воцарился хаос. Люди бросились из охваченных огнём районов, куда глаза глядят; внешняя и средняя кольцевые дороги, как и радиальные шоссе, мгновенно оказались запружены гражданскими машинами, что лишило военных свободы манёвра. Терлецки приказал полковнику Брежневу – старшему из двоих комбригов постоянной гвардии – выделить солдат для помощи городской полиции в наведении порядка. Это был ход не только бесполезный, но и опасный: в течение часа целая бригада оказалась рассеяна по всему городу, без возможности вновь собрать её в сколь-нибудь разумный срок. Весь этот час «Стальные волки» перемалывали развёрнутую за городской чертой передовую группу обороняющих столицу войск. Забитые паникующими и отчаянно пытающимися вырваться из Тихограда горожанами дороги были неспособны пропустить к ним подкрепление.
В теории, два танковых батальона и пехотная бригада должны были принять на себя удар, остановить натиск волков и удерживать их, пока вышедшие из города бэттлмехи не нанесут свой смертельный удар. Если сил планетарной гвардии окажется недостаточно, 411-й полк со своими бронепехотными ротами и вертолётной эскадрильей подопрёт их с тыла, поможет удержать фронт. На практике зажатые с флангов мехами и танками, прибитые к земле АКИ тихоновцы держались, пока накатывающая от города волна паники не захлестнула их. Батальонные колонны 411-го полка не смогли пробиться сквозь завалы, пожары и обезумевшую толпу; головной батальон и штаб полка были накрыты авиаударом и добиты звездой быстроходных мехов. Два оставшихся батальона оказались отрезаны друг от друга, едва начали занимать оборону, как сами попали под удар.
Терлецки бросил им на помощь несколько лэнсов мехов, Брежнев мобилизовал и отправил вдогон две бронероты городской полиции – броневики и лёгкие охранные мехи с пулемётами и ракетами малой дальности, лучше, чем ничего, но всё равно недостаточно, чтобы дать отпор волчьим бэттлмехам и танкам.
– Дневальный! – Ломтев не глядя протянул руку назад, взял из рук солдата чашку горячего кофе.
Не торопясь, пригубил. Терлецки это зрелище, похоже, ошеломило настолько, что генерал потерял дар речи. С минуту он выкряхтывал из себя обрывки слов и слогов, прежде чем смог увязать их в новую матерную тираду.
– Пошёл ты na hui, генерал, – оторвавшись от кофе, сказал ему Чарльз. – А я пошёл воевать, – добавил он после ещё пары глотков.
Бить генералов по морде – прерогатива психованных сержантов и прочих нижних чинов со сложным характером и славными боевыми биографиями. Офицеру, тем более – старшему, тем более – заместителю этого самого генерала, такие выходки не пристали. Поэтому он просто встал и вышел из КШМ. В наступившей тишине никто не двинулся с места, чтобы его остановить.
Пустая наполовину чашка кофе осталась стоять на столе.

* * *


Нова-капитан Рогдай Лассенерра находил своё нынешнее звание издевательским. Ни одной новы в составе ударного кластера «Блестящий клык» не было, в нём и омнимехов-то было всего три. И ни один из них не принадлежал ему, что подливало масла в огонь его ярости. Как бесила и необходимость подчиняться вчерашнему лейтенанту, но что ещё оставалось делать? Бывший милицейский, а ныне ударный кластер «Блестящий клык» был личной гвардией самого Кэла Радика, здесь прошла бОльшая часть его воинского пути, им он командовал шесть лет. Он стал зерном, из которого выросла галактика «Стальных волков», и теперь, восстановленный и обновлённый, должен был занять достойное место под её знаменем. Командовать такой частью – великая честь, которую должно завоёвывать в бою, как подобает воинам. И он, Рогдай Лассенера, этот бой проиграл. Ему пришлось удовольствоваться местом помощника командира кластера, и чином нова-капитана – приблизительный эквивалент его прежнего звания майора, которое он носил во время службы в IV гастатах Республиканских вооружённых сил.
Носил прежде, чем Республика испустила дух, и галактический командующий Кэл Радик призвал воинов стать под знамёна своего нового клана – «Стальных волков». Родившийся в поселении адских коней в северных степях Рукбаха, он принял имя этого клана без колебаний. Рогдай сражался под началом Кэла Радика не первый год, и давно признал его своим вождём. Когда неизвестный враг обрушил гиперимпульсную сеть, и пришло время действовать, он одним из первых встал на его сторону, позвал других за собой и первым обратил оружие против тех, кто отказался внять их призывам. Он не считал себя честолюбивым, но верил, что вождь вознаградит его по достоинству. Так и случилось... во всём, кроме одного. Но вины Кэла Радика в том не было, воинский закон, установленный самим Николаем Керенским, был таков: право вести за собой людей нельзя брать или давать, его можно только завоевать в бою. Бой определяет достойнейшего.
И всё же, Рогдай Лассенера был недоволен случившимся. «Это всё внутрисферная грязь, её тлетворное влияние, – сказал он себе в который уже раз. – Воин клана принимает свои победы и поражения как должное. Как причину работать над собой, а не повод для зависти».
Разбив защитников Республики Сферы на Тигресс, Кэл Радик закрепился на этой планете и принялся собирать войска. Как густонаселённый – без малого, три миллиарда – индустриально развитый мир, к тому же, расположенный в самом сердце Префектуры IV, на перекрёстке межзвёздных торговых путей, она была идеальна в качестве метрополии нового клана. Придёт время, и с неё начнётся великий крестовый поход на Терру – никто из «стальных волков» не допускал и тени сомнения в этом. Но прежде освобождения Терры нужно покончить с другими врагами. Бывший лорд-губернатор Префектуры IV Аарон Сандоваль, всё ещё пользующийся влиянием на её планетах, промышленный магнат Якоб Бэннсон, теперь уже открыто вербующий бандитов и наёмников себе на службу, безумный Кев Росси, смущающий умы воинов своими видениями, были первыми и ближайшими, но не единственными из них.
Кэл Радик послал реорганизованный «Блестящий клык» на Тихонов. Столичный мир Префектуры IV, не менее богатый, населённый и развитый, чем Тигресс, нельзя было оставлять в руках Сандоваля. Этого и не случилось: лорд-губернатор бежал прежде, чем транспортные звездолёты «Стальных волков» прыгнули в систему Тихонова. Оставил планету на попечение губернатора Фрэнка Витуччи и легата Морина Китинга, жалких сфероидных слабаков, неспособных прижать к ногтю даже вновь поднявших голову ляоистских мятежников. И трусливого дурака Уильяма Терлецки, давно забывшего, на какую часть тела надевается нейрошлем. Это был, по мнению Рогдая, замечательный образчик так называемого военного Внутренней Сферы. Возможно, его предки и отличились чем-то на службе дому Дэвионов, и даже самому Дэвлину Стоуну во время Джихада, но сам Уильям не окончил бы Сандхёрст и не получил офицерский чин без протекции деда-сенатора и тётушки в штабе Префектуры IV. Дальше протекция родни помогла ему сделать карьеру в IV триариях-защитниках и, наконец, дослужиться до командира этой парадно-показушной части. Каковым он пробыл ещё лет десять, прежде чем решил полезть ещё выше по служебной лестнице. Вероятно, родню тогда ещё полковника Терлецки не устраивал перевод любимого чада в легаты одной из планет префектуры, и они, заручась поддержкой тогдашних префекта Аманды Кросс и лорда-губернатора Уильяма Суня, пропихнули его в командиры «старшего» войскового соединения РВС в Префектуре IV. Того, чья должность давала право на генеральский чин.
С приходом Кэла Радика на должность префекта-IV в 3130-м лафа генерала Терлецки не кончилась: влияние его славного семейства оказалось слишком велико, да и лорд-губернатор Аарон Сандоваль – в своё время близко знавший и Суня, и Кросс – ему благоволил. Офицерам вроде майора Рогдая Лассенерра, благородной родни не имевшим, не стоило и мечтать занять его место. Как всякая армия Внутренней Сферы, РВС вместо испытаний позиции, где воинские умения быстро ставили всё на свои места, предпочитали бюрократическую канитель и закулисные интриги. Но служба в мехполку IV гастатов-часовых всё равно оставалась престижной, давала больше возможностей покрыть себя славой в боях с врагами Республики. Хотя после Капелланского крестового похода все полки гастатов и вернулись в свои префектуры, они продолжали выделять роты и целые батальоны мехов на усиление неспокойных участков границы. Прежде всего, с Капелланской Конфедерацией и Марик-Стюартовским Содружеством.
Отправляясь на Тихонов, Рогдай знал, что ему придётся воевать против бывших товарищей по оружию. И что с того? В испытании за родовое имя Лассенера одним из его противников был брат по сибко. Хотя жеребьёвка и развела их по разным подгруппам, они сошлись друг против друга в финальном бою – без колебания, без жалости. Брат выбрал рукопашный бой, потому что думал, что сильнее Рогдая в этой разновидности поединка. Но он ошибся, и Рогдай убил его. «Сила рождает право». Слабый проиграл и стал мертвецом, а Рогдай завоевал право продолжить свой род через евгеническую программу. Так что ему теперь помешает воевать с гастатами, кто подчиняется ничтожеству Терлецки вместо того, чтобы стать под знамёна «Стальных волков» Кэла Радика?
Первый удар они нанесли по Новой Москве на соседнем материке Уфа, где находился небольшой анклав Клана Волка. «Блестящий клык» вспорол оборону Терлецки, как нож – ветхую тряпку, разгромил батальон мехов, подкреплённый танковым батальоном 40-й бронебригады. Немногочисленные клановские воины из ополчения стали на их сторону, а трофеев хватило, чтобы обеспечить мехами всех их и тех из воинов «Клыка», кому до этого приходилось идти в бой на вооружённых индастриалмехах. Жаль, сам Терлецки сбежал, как трус, хотя... много ли чести в захвате такого бондсмена?
«Блестящий клык» был вновь реорганизован и пополнен до пяти тринариев, и Рогдай потребовал торгов за право командовать штурмом Тихограда. Он их и выиграл, оставив в заявке свой ударный тринарий «Охотящаяся стая», а также третий и пятый смешанные тринарии. Эти последние включали по звезде мехов, танков и АКИ каждый; «Стая» состояла из двух звёзд бэттлмехов и ещё одной авиационной звезды. По сути, он делал ставку на авиацию – и не прогадал. Даже если бы противник не сглупил, послав атмосферные истребители против дропшипов, Рогдай мог бы без проблем прорваться на их аэродром и уничтожить самолёты тихоновских гвардейцев на земле. Он уже делал такое в рейде на капелланский Сахалин.
Боевой порядок тихоновцев рухнул. Бомбовый удар по городу дезорганизовал их тыл, лишил подвижности резервные отряды. Теперь истребители «Стальных волков» работали позвёздно: одна звезда в небе над полем брани, две заправляются и пополняют боекомплект, сменяя друг друга по мере готовности. Рогдай сам возглавил атаку на колонну одного из пехотных батальонов гастатов, сжёг её командно-штабную машину огнём пушек своего «шоквейва». Две оставшиеся группировки заняли оборону и начали подтягивать резервы, и Рогдай развернул ударный тринарий против той из них, что нависла над его правым флангом. Конечно, есть риск, что второй отряд успеет развернуться и ударить их в спину, но игра стоила свеч.
Прокладывая дорогу сквозь улицы, заполненные мечущимися в ужасе людьми и истошно гудящими машинами, бэттлмехи «Охотящейся стаи» ринулись в атаку.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Den [WM] » 07 авг 2014, 00:24

Это предыстория "Темных игр"?
Аватара пользователя
Den [WM]
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 1069
Зарегистрирован: 03 июн 2009, 22:46
Откуда: Саров
Благодарил (а): 601 раз.
Поблагодарили: 216 раз.
Награды: 2
Отличный переводчик/писатель (1) Покраска по форме Cl - т (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 07 авг 2014, 01:02

Den [WM], нет; во всяком случае -- не прямой приквел. Скорее, параллельные сюжеты, которые сойдутся в некоей перспективе.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 08 авг 2014, 01:34

TIKONOV

Political Ruler: Governor Frank Vitucci
Military Ruler: Legate Maureen Keating
Star Type (Recharge Time): G8 V (189 hours)
Position in System: 3 (of 6)
Time to Jump Point: 6.19 days
Number of Satellites: 3 (Andropov, Andruyev, Ashkilov)
Surface Gravity: 1.1
Atmosphere Pressure: Standard (Breathable)
Equatorial Temperature: 29°C (Arid)
Surface Water: 60%
Recharging Station: Zenith, Nadir
HPG Class Type: A (non-functional)
Highest Native Life: Mammal
Population: 2,725,000,000
Socio-Industrial Levels: A-B-A-B-C

Большой, засушливый, изобилующий рудными залежами мир был заселён в первую волну терранской экспансии колонистами с Азиатского материка и получил имя Тихонов в честь последнего вождя Советского Союза. Питаемая массивной индустриализацией агрессивная политика его собственных вождей вывела его на позиции регионального лидера уже к концу двадцать третьего века, когда этот мир стал центром межзвёздного прото-государства, известного как Тихоновский Союз.
Тихоновская промышленность, особенно военные заводы «Эрсверкс Лимитед», сохранила своё значение даже после поглощения Тихоновского Союза Капелланской Конфедерацией. Во время первой Звёздной Лиги Терранская Гегемония и Капелланская Конфедерация совместно управляли Тихоновым, но дом Ляо взял этот мир под свой полный контроль к концу той эпохи.
Много раз в ходе войн за Наследие Тихонов оказывался под ударом, но дом Дэвионов не мог захватить его вплоть до Четвёртой войны. Тихонов стал также полем одной из крупнейших битв Гражданской войны Федеративного Содружества, но не достался в итоге ни Штайнерам, ни Дэвионам, поскольку Ляо воспользовались случаем и отвоевали его назад. Блейкистский Джихад нанёс тяжелейшие потери населению и промышленности Тихонова, поскольку «Слово» имело недостаточно сил для решительной победы, и битва за обладание планетой затянулась на годы. Что-то потом удалось восстановить в «золотой век мира» Республики, и заводы «Эрсверкс» были перестроены для выпуска индастриалмехов.
Тихонов имеет четыре основных массива суши: Уфа на северо-востоке, Краснодар на юго-востоке, Псков на юго-западе и Казань на северо-западе, где расположены планетарная столица Тихоград и заводы «Эрсверкс».


IV HASTATI SENTINELS


IV гастаты-часовые были сформированы в середине 3083 года из Четвёртой и Восемнадцатой вспомогательных боевых групп, в основе которых были части Шестой армии Ком-Гвардии (с добавлением Новакошачьих гренадёров) и Четвёртой ПБК Скайских рейнджеров, соответственно. Новое соединение проявило себя во время сражений на Тихонове, Алголе и Палосе, а после войны несколько лет простояло гарнизоном на Асунсьоне в Префектуре IV.
Начало Капелланского крестового похода IV гастаты встретили на Кансу в Префектуре V, откуда уже к январю 3112 года были переброшены в систему Познань, а двумя месяцами позднее присоединились к наступлению Х гастатов против 4-го полка Мак-Карроновской бронекавалерии на Фут-Фолл. Это сражение дорого обошлось им, и, неспособные принять участие в контрнаступлении Республиканских вооружённых сил, IV гастаты остались зализывать раны на планете. После войны они вернулись в Префектуру IV, где и оставались ко времени Затемнения.
За годы мира они так и не набрали полной численности и серьёзно пострадали от дезертирства многих мехвоинов клановского происхождения, когда мятежный префект Кэл Радик призвал тех под знамя своего нового клана – «Стальных волков». Батальон мехов, два танковых батальона и пехотный полк были потеряны на Тигресс, когда Радик захватил этот стратегически важный промышленный мир, чтобы сделать его своей цитаделью. Про-капелланский мятеж на Тихонове, быстро охвативший весь континент Псков и перекинувшийся на соседнюю Казань, вынудил бригадного генерала Терлецки бросить оставшиеся части IV гастатов на его подавление. К началу ноября 3122 года им удалось блокировать крупную группировку мятежников в Караганде, но атака «Стальных волков» – ударного кластера «Блестящий клык» – спутала все планы.
К этому времени бэттлмех-полк гастатов был таковым лишь формально – в действительности, он состоял из двух неполных батальонов, примерно, 2-ротного состава каждый. Один из этих батальонов Терлецки оставил в тылу, а другой, подкреплённый полным танковым батальоном, повёл в наступление на захвативших Новую Москву волков. Наступление провалилось, и остатки полка заняли оборону в Тихограде, вместе с одним из двух оставшихся полков 410-й пехотной бригады.

ОФИЦЕРЫ
Выпускник Фохтовского военного училища, прошедший знаменитый спецкурс «Ганслингер», подполковник Чарльз Ломтев начал службу в IV принципах-стражах, и два года преподавал в Сандхёрсте, прежде чем вернулся в действующую армию. За четыре года службы в IV гастатах он трижды возглавлял сводный батальон, направляемый командованием на усиление обороны рубежей префектур V и VII. Как мехвоин элитарного уровня, Чарльз предпочитает командовать своими войсками на передовой из кабины бэттлмеха, а не с тылового командного пункта.

[‘Mech] IV Hastati Sentinels
Under-Strength Battalion/Veteran/Questionable

CO: Brigadier General William Terlecki
XO: Lieutenant Colonel Charles Lomtev

Массовое дезертирство клановцев, бои с ляоистами и разгром ударного отряда под Новой Москвой не оставили камня на камне от боевого духа IV гастатов. Хотя две их последние роты мехов квалифицируются как штурмовые и в теории представляют немалую силу, практическая их боеспособность остаётся под вопросом.

[Armor] 40th Armor Brigade
Regiment/Veteran/Reliable

CO: Colonel Fyodor Minakov

Ополовиненная потерями на Тигресс и под Новой Москвой, 40-я бронебригада де-факто превратилась в основную боевую силу IV гастатов. Вместе с двумя пехотными бригадами Тихоновской постоянной гвардии и полком из состава 410-й пехотной бригады гастатов она ведёт бои с ляоистскими инсургентами под Карагандой, на перешейке, соединяющем материки Псков и Казань.

[Infantry] 410th Infantry Brigade
2 Regiments/Regular/Questionable

CO: Colonel Ryan Weinstein

Треть этой бригады была потеряна на Тигресс, а два оставшихся полка брошены в горнило подавления ляоистского мятежа. Когда «Стальные волки» вторглись на Тихонов, генерал Терлецки отозвал один из них в Тихоград, но вместо желанного отдыха в тылу полк оказался на передовой возобновлённого наступления волков.




BRIGHT FANG STRIKER CLUSTER


Собранный из воинов всех клановских анклавов, что разбросаны по префектурам III, IV и V, милицейский кластер «Блестящий клык» действовал как часть резерва командования этих префектур. Это означало необходимость делать то, что многие воины называли «работой соламы»: подавление мятежей, усиление планетарных гарнизонов, участие в войсковых учениях в качестве условного противника – имитатора клановских войск. Умело играя на недовольстве этими назначениями, Кэл Радик (принявший командование кластером в 3127 году, в возрасте 20 лет) добился переноса верности своих воинов со Стоуна и Республики на себя лично – благодаря тому, что он мог добиваться назначения на более славные миссии, включая даже дальние рейды против клановских оккупационных зон, где его воины могли сразиться со своими почитаемыми собратьями.
Став префектом, Радик сохранил за собою командование этим кластером, и использовал «Блестящий клык» как организационное ядро для формирования галактики «Стальных волков». Хотя планы развёртывания кластера в галактику он вынашивал давно, только Затемнение и воцарившийся в Республике хаос дали возможность претворить их в жизнь. Превращённый из «милицейского» в ударный, кластер «Блестящий клык» реорганизовывался непосредственно по ходу вторжения на Тихонов, благодаря пополнению молодыми воинами из расположенного там волчьего анклава и техникой из трофеев, взятых у IV гастатов под Новой Москвой.

ОФИЦЕРЫ
Нова-капитан Рогдай Лассенерра, выходец из анклава адских коней на Рукбахе, начинал службу в «Блестящем клыке», но продолжил её в рядах IV гастатов, где поднялся до командира батальона бэттлмехов. Когда его батальон был направлен на Тигресс, майор Лассенерра принял сторону Кэла Радика в его конфликте с республиканскими военными, что стало одним из решающих факторов победы «Стальных волков». Однако же, он не смог победить в испытании позиции за командование реорганизованным «Блестящим клыком», и был вынужден удовольствоваться должностью помощника командира.

Bright Fang Striker Cluster
5 Trinaries/Regular/Fanatical

CO: Star Colonel Katherine Radick
Aide: Nova Captain Rogday Lassenerra

Все пять тринариев «Блестящего клыка» представляют собой смешанные подразделения, состоящие из звезды мехов (только ударный тринарий Рогдая Лассенерра включает две), а также звёзд танков, элементалов и атмосферно-космических истребителей, в различных сочетаниях. Теоретически, каждый из этих тринариев может действовать самостоятельно на своём участке фронта, но в битве за Новую Москву они выступили сообща.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Pjotr » 12 авг 2014, 23:42

спасибо :thumbup: . а продолжение будет. :popkorn:
Аватара пользователя
Pjotr
Продвинутый читатель
 
Сообщения: 1034
Зарегистрирован: 03 сен 2008, 16:21
Благодарил (а): 1978 раз.
Поблагодарили: 19 раз.

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 13 авг 2014, 06:22

Pjotr, будет. Но чуть погодя.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 14 авг 2014, 15:57

= II =


Тихоград, Тихонов
Префектура IV
Республика Сферы
25 ноября 3132 года


Времени искать себе хладокомбез и переодеваться в него не было, точнее – не было желания суетиться. Чарльз просто стянул с себя китель и майку, как только забрался в кабину «ламента».
Как заместитель командира полка, Чарльз имел доступ к управлению любым его мехом. Выбор, правда, был сейчас невелик. В столкновении с тремя звёздами мехов и звездой ховеров и вертолётов «донар», поддержанными звездой тяжёлых истребителей – «симургов» и «рапир» – первая штурмовая рота потеряла три меха, включая «мародёр»-9М2 командира боевого лэнса лейтенанта Ренаты Киммель. «Блэк найт» сержанта Ричарда Кима был практически небоеспособен, после того как поймал два критических попадания в энергоблок и ещё одно в гироскоп для полного счастья. Короткая сшибка тяжёлого ударного лэнса второй роты со звездой быстроногих «гхостов» и «легионеров» стоила ему потери командирского «атласа».
Штатный пилот «ламента», Криста Боттерелли, была отправлена в полковой медпункт с ожогами после прямого попадания среднего лазера по голове её меха. Техники потратили час на ремонт системы жизнеобеспечения и ещё почти столько же – на установку новой бронеплиты над кабиной. Броня торса, рук и ног, по счастью, пострадала не сильно – можно было не тратить времени на замену. Чарльз подумал, что и волки сейчас тоже лихорадочно меняют броню, латают всё, что можно залатать и набивают снарядами магазины, чтобы поскорее вернуться в бой.
В тёмном стекле вспомогательного монитора отразились его покрытые двухдневной щетиной подбородок и щёки, глубоко посаженные глаза, гладко выбритый череп. Ломтев надел нейрошлем. Пароль доступа к системе управления мехом – недлинная последовательность букв и цифр, которую он отбил на клавиатуре. Потом личный номер. Потом – голосовой пароль.
Будь проклят тот день, когда оружию стали давать имена, – проговорил он.
– Пароль принят, – синтезированным подобием женского голоса мурлыкнул в наушники компьютер. – Допуск подтверждён.
По вспомогательному монитору поползли строчки рапорта о проверке системы. На мгновение закружилась голова: заработала обратная связь нейрошлема; управляющий компьютер меха перенастраивался на мозговые паттерны нового пилота. «Ламент» был новой машиной, всего лишь 3127 года выпуска. Модель LMT-2R, основная серийная, которую делали заводы «Скобель Мех-Воркс» на Терре. Этот мех начал службу в одном из полков Бригады Стоуна, и был передан IV гастатам в начале текущего года, практически новым и в хорошем техническом состоянии.
Изрядную часть его военной карьеры мехом Чарльза был «мародёр»-9М2, вооружённый тяжёлой пушкой – метателем частиц в каждой руке и установками «стрик»-РМД-6 в боковых секциях торса. «Ламент» был на десять тонн легче и на двадцать километров в час быстрее, немногим хуже бронирован – двенадцать с половиною тонн лёгкой ферро-волоконной брони против тринадцати с небольшим обычной ферро-волоконной, и его главный калибр был тем же самым. Роль вспомогательного оружия отводилась трём дальнобойным средним лазерам – по одному в правой и левой секциях торса и ещё один в голове, справа от кабины мехвоина. Основной охлаждающий контур был немного слабее, и залп обеих ПМЧ в движении уже слегка перегревал машину. Для борьбы с этим мех был оборудован системой радикального сброса тепла – недавней разработкой дэвионовских военных, представлявшей собою развитие старой идеи хладокапсулы. Только здесь впрыскиваемый в охлаждающий контур меха хладагент во-первых, был не столь токсичен и взрывоопасен, и во-вторых, что важнее, не сбрасывался потом наружу, а вовлекался в некий замкнутый цикл, что означало возможность многократного использования установки. Правда, сам этот цикл занимал некоторое время, и между запусками системы рекомендовалось делать паузы не меньше 20-30 секунд – во избежание сбоев. Чарльз решил про себя не применять эту игрушку, пока не станет совсем жарко – в прямом и переносном смысле. Лишнего риска он не любил. На «ганслингерском» курсе Фохтовского военного училища от этого отучали быстро.
Подполковник устроился в пилотском кресле поудобнее, отрегулировал привязные ремни. Пробежал быстрым взглядом по мониторам. В отличие от «мародёра», кабина «ламента» не была оборудована ни дополнительными мониторами для отображения тактической и оперативной обстановки, ни аппаратурой для поддержания одновременной связи с товарищами по лэнсу, командирами других лэнсов роты и командными пунктами части. Это означало, что изрядную часть того, что в нормально оборудованном командирском мехе подсказывает компьютер, Чарльзу придётся держать в голове – то есть, усложняло его работу как командира. Ничего, мрачно подумал он, прорвёмся.
С отправкой в ремонт «бэттлмастера» лейтенанта Нейла Яннопулоса и «блэк-найта» сержанта Кима в первой роте осталась ровно половина боевого состава, если считать по технике. К счастью, в эту половину входили оба «вультура» и оба «сфинкса 2» ударного лэнса. Чарльз на «ламенте» возглавил боевую группу, а завершила список мехов мастер-сержант Салли Полонски на «гранд-титане». В усиление этого отряда Чарльз вывел из резерва сводный взвод бронепехоты – два отделения оборудованных магнитными захватами «инфильтраторов-марк II» и два отделения «таранисов» с их тяжёлыми безоткатками и средними лазерами. Этим предстояло ехать на броне «вультуров»; одно отделение «инфильтраторов» принял на броню «ламента» он сам, и ещё одно взяла Полонски. «Сфинксы» с их установленным в торсе арсеналом из десятка дальнобойных малых и пары дальнобойных больших лазеров на брата пошли налегке.
Собранные воедино остатки танковых батальонов постоянной гвардии (общей численностью в полторы роты), а также 411-го полка и полицейской «брони» (там уцелело с полдюжины «копперов») оттянулись к стенам, что ограждали завод «Эрсверкс-Республика» на юго-западной окраине Тихограда. То были капитальные сооружения, помнящие ещё войны за Наследие, гражданскую войну Фед-Сода и Джихад; хорошо, что и в «золотой век мира» их не срыли. Правда, все огневые точки, в дореспубликанские времена превращавшие завод в настоящую крепость, были давно демонтированы. Крепость теперь – лишь тень прежней себя, поддержать своих нынешних защитников огнём она не сможет. Бывший военный завод давно был переориентирован на выпуск мирных индастриалмехов, но долго ли вновь приспособить его под военные нужды? Ремонтировать бэттлмехи и модифицировать их он прекрасно может и сейчас.
Два лэнса мехов второй роты, боевой под началом капитана Хелен Оруэлл на «мародёре»-9М2 и штурмовой, которым командовал лейтенант Майк Валковски на «атласе»-К2, столкнулись с передовым отрядом волков, когда сами подходили к зоне сосредоточения защищающего завод отряда. Звезда быстроходных мехов – три «гхоста» и два «легионера» – первой пошла в атаку, следом подтянулись восемь средних танков «джоуст». Три пойнта ховеров – скоростные ракетно-пушечные «кондоры» и истребители танков СМ1 с их скорострельными пушками класса «ультра-20» – обошли и налетели с тыла на уже связанные боем мехи. На второй минуте боя «мародёр» Оруэлл поймал попадание «ультры-20» в голову меха и погиб. Валковски скомандовал отход. Волки повисли у него на хвосте, тесня к центру города, прочь от «Эрсверкс».
Современный бой всегда короток. Он спрессовывается в десятки секунд, минута – это уже много, очень много для боя мехов. Чарльзу доводилось читать, что во времена древнетерранских мировых войн танки тратили по полминуты – минуту на перезаряжание орудия или поворот башни. Сейчас эти медлительные железные черепахи были бы обречены.
Отступающие мехи попытались разорвать огневой контакт. Самые медленные из них – стотонный «юпитер» и «остсол»-9R – остались в арьергарде, сообща убили опрометчиво вырвавшийся вперёд волчий «гхост». Но следом уже подтягивалась звезда тяжёлых мехов: 70-тонные «галлант» и «мангонель», 75-тонный «тундра вольф» и пара 65-тонных «тандерболтов»-9М – и участь прикрывающих отход мехов была решена. У «юпитера» взорвался боекомплект – левой секции торса, как не бывало. Изувеченный мех швырнуло наземь, он упёрся уцелевшей рукою в асфальт и выстрелил оставшимися ракетной установкой и метателем частиц по «галланту». «Тандерболты» боевого лэнса – той же модели TDR-9M, что у волков – поддержали его издали огнём своих ракет большой дальности и лёгких гаусс-винтовок, засветили «галланту» несколько попаданий по торсу и ногам. «Остсол», как мог, отбивался от «тундра вольфа» и «тандерболтов». Он был крепкой машиной, со своим термоядерным энергоблоком стандартного образца, сверхпрочным гироскопом и чисто энергетическим вооружением, но против трёх превосходящих весом и скоростью мехов шансов у него было немного. Даже с таким пилотом как мастер-сержант Ронда Ямамото, одной из лучших стрелков полка. Ей удалось достать один из «тандерболтов» метателями частиц в правую руку – конденсаторная батарея гаусс-винтовки детонировала, и мех шатнулся, его повело в сторону от этого взрыва.
Ронда Ямамото и сержант Том Чандра, пилот «юпитера», выгадали целую минуту, за которую мехам Валковски удалось вырваться из-под удара. Генерал Терлецки, продолжавший контролировать ход сражения с борта «преториана», приказал лейтенанту идти на соединение с отрядом мехов Ломтева, когда от стен «Эрсверкс» пришло сообщение: волки начали атаку двумя звёздами мехов при поддержке авиации, и это не те мехи, что бились с Валковски.
Чарльз отдалил карту юго-западной части Тихограда на тактическом мониторе.
– Валковски – Ломтеву, приём. – Дождавшись отклика лейтенанта, он приказал. – Иди к точке «джульет», от неё – к «эхо». Как принял, повтори?
Валковски повторил.
Развернуть сенсорную сеть в городской застройке они не успели, а воздушную разведку вести было нечем. Что до орбитальной спутниковой группировки, то волки уже заметно проредили её, подняв на орбиту одну из своих авиазвёзд. Поэтому Чарльз лишь приблизительно представлял, где сейчас находится тринарий недавних противников Валковски, и мог лишь догадываться, где он будет через несколько минут. Но, если догадки верны – у них есть шанс проскочить меж двух волчьих отрядов и ударить тому из них, что атакует завод, одновременно в тыл (это брал на себя) и правый фланг. Второе он поручил отряду Валковски.
Чарльз гнал свой отряд бегом, на скорости за семьдесят километров в час. Салли Полонски на «гранд-титане» пришлось постараться, чтобы не отстать от них. Оставалось надеяться, что волчьи лётчики слишком сосредоточены на поддержке своих атакующих мехов, чтобы внимательно наблюдать за тем, что творится внизу. И ещё на то, что большинство горожан успело попрятаться или разбежаться из тех «спальных» кварталов, через которые пролёг их путь. Оглядываясь по сторонам, Чарльз видел, что улицы не пусты. Немногие оставшиеся на них гражданские машины испуганно шарахались из-под ног бегущих мехов.
Пара 70-тонных «моргенштернов» вывалилась из низко нависших над землёй облаков, и Ломтев среагировал мгновенно: перевёл мех с бега на шаг и вскинул стволы тяжёлых метателей частиц. «Моргенштерны» были омнифайтерами лиранского производства, достаточно распространёнными в Республике, чтобы он помнил их стандартные конфигурации, но признать их на глаз по силуэту было сложновато. Основная или альтернативная-«А», судя по отсутствию крыльевых пилонов, точнее не скажешь.
В отличие от какого-нибудь «райфлмэна», система наведения «ламента» не была оптимизирована для огня по воздушным целям, но Чарльз не зря носил титул чемпиона полка в стрельбе энергетическим оружием. Два сгустка заряженных частиц вылетели из стволов почти одновременно, бело-голубые зигзаги молний отметили их ионизационный след в воздухе. Ведущий самолёт дёрнулся от двойного попадания в брюхо и задымил, дёрнулся, срываясь в штопор. Ведомый, по которому открыло огонь ещё два или три меха, получил несколько попаданий, клюнул, было, носом, но удержался в воздухе и начал набирать высоту. Атака не была безрезультатной: «гранд-титан» Полонски получил два попадания из плазменной винтовки; один из бронепехотинцев, ехавших десантом на его броне, сорвался и погиб. Или же был ранен и без сознания – на вызовы он не отвечал, а останавливаться и разбираться подробнее у Чарльза не было времени.
– Вперёд! – скомандовал он и опять перевёл бэттлмех на бег.

* * *


– Отряд мехов заходит вам с тыла, – доложил звёздный коммандер Оскар Волк, командир «Разбойной» авиационной звезды. – Они сбили пойнт-коммандера Дугласа и будут у вас меньше, чем через минуту.
85-тонный «симург»-ОА звёздного коммандера, вооружённый ротационной пушкой среднего калибра и двумя установками РСД-40, заложил крутой вираж и пронёсся над головами мехов туда, откуда должен был показаться противник. Однотипный самолёт ведомого неотрывно шёл за ним.
– Барт, Кэйтлин – за мной, – распорядился Рогдай Лассенерра.
Оба «ханчбэка» его звезды подтянулись к «шоквейву» командира. Мех Барта Волка был дерьмовой сферовской моделью HBK-7R, той, что жертвовала калибром пушки ради призрака живучести, даваемого укреплённой структурой, протектированным магазином второго поколения и системой радиоэлектронной борьбы «гардиан». В противоположность ему, мех Кэйтлин Волк – старый добрый «ханчбэк IIC», хреновато бронированный, зато несущий на своих сутулых плечах не одну, а сразу две скорострельные пушки максимального для этого класса оружия калибра. Ещё одной такой был вооружён собственный мех Рогдая. В бытность свою командиром батальона IV гастатов, Лассенерра сумел договориться с инженерами бригады о модернизации меха, на котором ходил в бой. Место убогого внутрисферного оружия заняло клановское: ультра-АП/20 вместо прежней «десятки», клановская же версия установки РБД-10 «марк 46 тип II», вдвое более лёгкая и компактная, и большой импульсный лазер серии «колибри-дельта». Высвободившегося при этом резерва массы хватило на то, чтобы улучшить охлаждающий контур, подняв его эффективность процентов на двадцать, и слегка усилить бронирование спины и ног.
Республиканские мехи успели рассыпаться среди обращённых в руины зданий, спасаясь от атак с неба. Рогдай выругался сквозь зубы, увидев среди них «сфинкс» и один или два «мэд дога». Какого собачьего хрена у этих республиканских суратов столько клановской техники?! тогда как его мальчики и девочки вынуждены были поставить в строй даже паскудный «хачетмэн» – какой ни есть, а боевой мех, не промышленный эрзац.
С земли, снизу вверх, хлестнули огненные плети рукотворных молний – залп метателей частиц – и одна из 85-тонных «рапир», которую достал этот удар, сорвалась в штопор. Рогдай снова выругался. Им удалось захватить большое количество самолётов – почти всё авиакрыло IV гастатов, на Тигресс не успевшее даже подняться в воздух, несколько машин из флотских арсеналов и эскадрилий охраны зарядных станций – но с пилотами дела обстояли хуже. Ксеру и других ветеранов «Блестящего клыка» Кэл Радик рассеял по вновь сформированным кластерам; Оскар Волк, возглавляющий «Разбойную» звезду, был одним из тех немногих опытных лётчиков, кого им оставил командующий. Но большинство пришло в кластер прямиком из сибко – с Шератана и отсюда, из анклава Новой Москвы. Почти ни у кого не было опыта пилотирования тяжёлых истребителей, на которые их посадил Рогдай, и сейчас это начало играть против них.
На месте ещё одной «рапиры» в небе распустился огненный шар. Эту достали, кажется, гаусс-винтовками. Прикинув примерно, откуда ведётся огонь, Рогдай устремился туда. «Ханчбэки» бежали следом. В тот же квартал он приказал отправиться и оставшимся двоим воинам своей звезды, Говарду, кто пилотировал тот самый «хачетмэн» и Патриции на лёгком «коши». Обороняющая завод танко-пехотная группировка была ещё не уничтожена, но уже в значительной степени рассеяна; отчего-то, республиканцы не пытались отступить на территорию завода. Боялись его разрушения по ходу боя? Или эрсверксовское начальство не пустило их? Десяток – дюжина их танков уже превратилась в дымящиеся остовы, хотя это и стоило волкам потери двух самолётов – «умбры» и «люцифера III» из 5-й истребительной звезды, повреждений разной степени тяжести большинства мехов и сожжённой пару минут назад тяжёлой боевой машины «уинстон». Тихоновские планетарные гвардейцы – судя по окраске танков, это были они – дрались ожесточённее, чем он рассчитывал.
– «Страйкер-лидер»! – вызвал Рогдай командира ударной звезды Ренана Волка.
Тот пилотировал 50-тонный «блэк-хок», разработанный адскими конями – родным кланом Рогдая – даунгрейд старого клановского омнимеха «нова». Четыре оставшихся меха его звезды были 45-тонными «сталкинг-спайдерами II», их «Стальные волки» отобрали у республиканского ударного отряда, который разбили под Новой Москвой. Рогдай собрался уж, было, приказать Ренану обойти с севера прячущихся за домами республиканцев, когда тот вдруг сообщил о ещё одном отряде мехов, с которым только что вступил в бой.
Ругательно помянув Амариса, Блейка и их совместную половую жизнь, нова-капитан ломанулся вперёд и обнаружил себя лицом к лицу с вражеским «сфинксом». Как большинство имеющихся на вооружении РВС мехов этого типа, тот был моделью «2», с малыми дальнобойными лазерами вместо средних – уступающими тем в мощности и дальности стрельбы, зато более подключёнными к прицельному компьютеру. Противники выстрелили одновременно; лазерный ливень исхлестал броню «шоквейва», «сфинкс» же пошатнулся, когда на него обрушился шквал огня скорострельной пушки и ракет. Второй «сфинкс» вывернул из-за угла и открыл огонь по «ханчбэку IIC» Кэйтлин Волк. Два снаряда гаусс-винтовок просвистели над головой «шоквейва» и ударили в стену здания позади него. На сцене появился новый участник – «мэд-дог» в конфигрурации «С», и Рогдай поспешил скрыться в проулке. Один из «симургов», получив попадание метателя частиц, отвернул с боевого курса и ушёл в сторону зоны высадки «Стальных волков»; по полёту было видно, что пилоту стоит немалого труда удержать повреждённый омнифайтер в воздухе.
– Майор Лассенерра, – сказал кто-то в наушниках. Сказал на открытом канале республиканской армии, который Рогдай слушал, по привычке. – Приметный у тебя мех, не спутаешь.
– Подполковник Чарльз Ломтев?
– Он самый. Ну, как оно, варенье с печеньем у Кэла Радика? Или ты у нас не за банку варенья, ты предатель идейный?
– Ты хочешь меня разозлить, – сказал Рогдай. – Думаешь, в ярости я наделаю ошибок?
– Да ты уже наделал, – ответил Ломтев. – Летунов своих совсем загонял. Держишь их в воздухе весь день, сколько там у вас уже набралось вылетов на человека? Отремонтироваться, толком, не даёшь. Вместе с утренними, ты потерял уже восемь или девять бортов. Скоро потеряешь и остальные.
Рогдай поискал на тактическом мониторе ломтевский «мародёр». Нет, не видно...
– Выходи на поединок, Ломтев, – позвал он. – Я давно хотел сойтись с тобой в настоящем, а не учебном бою. Ты не в одном ли из «сфинксов», часом?
– Не угадал.
Рогдай провёл «шоквейв» по узкой улочке меж полуразрушенных домов, повернул налево.
– Давай, выходи, вольнорождённый сурат! Где же ты?
– У тебя за спиной, мудак, – ответил Чарльз, разряжая в «шоквейв» весь арсенал «ламента».
Чтобы погасить температурный скачок, он использовал систему радикального отведения тепла. Некоторый перегрев всё равно остался, и в кабине было жарко, но терпимо. Он специально взял прицел по верхней части силуэта рогдаевского «шоквейва», в расчёте удачным попаданием снести ему кабину, но вышло не так. Двойной удар заряженных частиц содрал броню со спины, хлестнул по обнажившимся внутренностям; лазерные попадания вспороли защитный кожух реактора. Автоматика не успела заглушить активную зону, а холодный, по сравнению с термоядерной топкой, атмосферный воздух хлынул внутрь, мгновенно нагреваясь до состояния плазмы. На месте «шоквейва» вздулся огненный шар, взрывная волна ударила «ламент» по корпусу, заставила его покачнуться.
Спокойно удержав бэттлмех на ногах, Чарльз перевёл его с шага на бег и быстро проскочил улицу. Первым, что он увидел, был тяжёлый танк огневой поддержки «уинстон» в красно-серой раскраске «Стальных волков». Не раздумывая, Чарльз отвесил ему ещё один полный залп и резко дал задний ход, опять активировал сброс тепла. Обошлось: система сработала штатно, без сбоев, о возможности которых он читал в документации. «Уинстон» дёрнулся, назад и влево, за ним, довернув башню, выстрелил лёгкими метателями частиц и дальнобойными ракетами вдогонку. И дёрнулся снова, когда попал под огонь «атласа» лейтенанта Валковски и ещё одного или двух мехов его отряда. Четырнадцать с половиною тонн тяжёлой ферро-волоконной брони превращали этот танк в маленький форт на гусеничном ходу, но с максимальной скоростью немногим более полусотни километров в час он не мог ни маневрировать толком, сбивая врагу прицел, ни уползти из-под огня бэттлмехов.
Чарльзу доводилось слышать, что после гибели командира клановские воины дерутся пуще прежнего – ещё упорней и яростней. Так оно и выходило сейчас у «Стальных волков». Но ярость и упорство не заменят грамотного командования, и теперь Чарльз демонстрировал это наглядно.
Чарльз потерял один из «сфинксов» в схватке с «ханчбэками»; волчий «уинстон» сумел разменять себя на «вархаммер»-10СТ, но волкам это уже не помогло. Прямым попаданием метателя частиц Ломтев снёс голову «ханчбэку»-7R; лёгкий «коши» попал под перекрестный огонь двух отделений «таранисов» и был добит «гранд-титаном» Полонски. «Блэк-хок» лишился ноги, и, опираясь на руку, продолжал отстреливаться, пока республиканские «инфильтраторы» не вскрыли его кабину и достали оттуда пилота. Ломтеву пришлось постараться, чтобы собрать и вернуть с бой оставшиеся танки тихоновской постоянной гвардии, но он сделал это. Очень вовремя, потому что сдаваться волки не собирались. Их истребители оставили поле боя, потеряв сбитым ещё один «симург», но смешанный отряд мехов, танков и ховеров, возглавляемый 70-тонным «галлантом», подоспел на помощь недобитым воинам бывшего майора Лассенерра.
Тех оставалось всего трое, два сильно побитых «сталкинг-спайдера» и «хачетмэн», и, видя, что помощь близка, они воспряли духом. Ломтев едва успевал реагировать и отдавать команды. Связь с командным пунктом полка была неустойчивой, да и толку от того командного пункта? У Чарльза не было чёткого, расписанного по пунктам-минутам-секундам плана действий – лишь общий замысел, который он подгонял под развитие событий на поле боя непосредственно в ходе сражения. Он не считал себя гением тактики и стратегии, да и не был таковым вполне объективно; но он не хотел, чтобы кто-то, тем более – паркетный генерал Уильям Терлецки, вмешивался в его работу. Впрочем, Терлецки понял это и сам, за что подполковник даже был ему немного благодарен.
Авиаударов больше не было: очевидно, новый волчий командир учёл ошибку предшественника. Чарльз позволил «сталкинг-спайдерам» выскользнуть из мешка, вместе с Валковски добил неосторожно подставившийся «хачетмэн». Он чувствовал, что наступательный порыв волков выдыхается. Остающиеся в бою мехи и танки обеих сторон были уже заметно повреждены, боеприпасы на исходе или иссякли. Перезаряжать магазины придётся здесь же, на месте. На карте Чарльз видел колонну ремонтных и грузовых машин, ползущую от расположения тыла IV гастатов к стенам эрсверксовского завода. С ними шёл его последний резерв, три бэттлмеха: «атлас» лейтенанта Максима Тёрнера, «феникс-хок IIC 7» штаб-сержанта Шуберта и «шторм-темпест» Кристобаля Нуньеса. «Ламент», которым управлял он сам, отделался довольно легко, пока Чарльзу удавалось не попадать под серьёзный концентрированный огонь. Но бронезащита правой ноги была ослаблена уже более чем наполовину, всем секциям торса и рукам тоже досталось.
Волки откатились назад, давая республиканцам драгоценную передышку. Республиканцам и себе. С Чарльза пот лил градом, он потянулся в бардачок за термосом с холодным апельсиновым соком и выругался сквозь зубы, не найдя ничего. «Ламент» – не его старый мех, и привычных заначек в кабине не было. Волки атаковали Тихоград... тремя тринариями? четырьмя, считая авиацию за отдельный? Чарльз вновь прошипел ругательство. В кабине «мародёра» он быстро просмотрел бы записи боёв; электроника «ламента» этой возможности не давала. Осталось положиться на сделанные ещё в КШМ оценки. А по ним выходило, что транспортна волкам хватит не на три-четыре, а и на все пять тринариев, полный состав кластера, буде таковой у них имеется.
Могут они блефовать, создавая у защитников Тихограда впечатление большего, чем есть на самом деле, количества войск? Могут, сам себе ответил Чарльз. Но могут и в самом деле наскрести эти самые пять тринариев, особенно с трофеями от неудачного штурма Новой Москвы. Время на ремонт и ввод трофейной техники в строй у них было. Не только время, но и техническое обеспечение: Новая Москва и сама по себе крупный индустриальный центр, вокруг неё – скопление городов-спутников; кой-какими ремонтными мощностями располагает и волчий анклав. Собственно, он и есть – город-спутник, один из них. И что тогда? Волки придерживают ещё тринарий в резерве?
Нейрошлем не давал почесать затылок. Похоже на то... Может быть, они даже, как истые клановцы, провели торги за командование штурмом Тихограда. Настоящие клановцы давно забросили эти игры, но то – настоящие, там, на захваченных в прошлом веке территориях. А с наших станется, Кэл Радик к воинским традициям относится серьёзно. Не зря бывший майор Лассенерра отправил в штаб IV гастатов формальный вызов на бой за Тихоград прежде, чем начать высадку. Если так, размышлял Чарльз, и если они не прекратят играть в эту игру, их резерв будет равняться разнице между победившей заявкой Лассенерры и крайней заявкой его оппонента. А разница может быть и велика. В этот самый недостающий тринарий. И проигравший торги офицер сейчас поведёт его в бой.
Дойдя до этой мысли в своих рассуждениях, Чарльз встрепенулся. Счёт времени шёл на минуты, в этом он почти не сомневался. Соперник Лассенерры не мог не быть готовым к его смерти – это же его шанс не просто отыграться за неудачу в торгах, но и загрести себе славу покорителя Тихограда, поднять собственную репутацию в глазах вождя... интересно, Кэл Радик уже провозгласил себя ханом? Ломтев поморщился. Что за дурацкие мысли лезут в голову? Усталость, всё она. Давай, соберись! Переключая каналы, он связывался с командирами подразделений, быстро отдавал им приказы.
Жаль, нет прямой связи с эрсверксовским начальством. И нет вообще никакой связи. Попрятались по убежищам и трясутся от страха, пока армия защищает их драгоценные шкуры? Не исключено. И значит, ворота не откроются, а солдаты и офицеры останутся погибать под стенами, не имея возможности укрыться внутри. В сущности, думал Чарльз, эти суки из «Эрсверкс» могут догадаться, что он предпочтёт скорее разрушить завод, чем оставить его врагу. И, разумеется, они заботятся больше о заводе, чем о нас. Возможно, они рассчитывают договориться с волками, «расслабиться и получить удовольствие». Если не договорились уже. Или не ведут переговоров прямо сейчас, втихаря. Чарльз не исключал и такой возможности. Но что бы это меняло? Вне зависимости от планов и действий «Эрсверкс», ему, Чарльзу Ломтеву, и солдатам и офицерам под его началом придётся принимать бой. Здесь и сейчас. Отступать и уходить в партизаны – не вариант... по целому ряду причин, которые он считал очевидными, в отличие от того же Терлецки, который попросту боялся встретить врага лицом к лицу.
Ломтев – не боялся. Он был «ганслингером», и ветераном боёв на капелланской границе, как перехвата ляоистских рейдеров, так и наших, республиканских рейдов за кордон. Случалось ему встречать противника и посерьёзнее доморощенных клановцев. Ляо со своей стороны тоже держали на границе не новичков. Чарльзу доводилось драться и с «Мак-Карроновской бронекавалерией», и с Воинскими домами; нынешние бойцы Кэла Радика до них не дотягивали. Надо признать, что и IV гастаты – тоже.
Гастаты-часовые лишь на бумаге считались элитарным корпусом республиканской армии. Да, Пятым и Шестым, из префектур, непосредственно граничащих с Капелланской Конфедерацией, воевать приходилось много и часто. Седьмым, чья префектура граничит с не менее враждебным Марик-Стюартовским Содружеством, и Первым-Вторым-Третьим, кто держит границу с условно-союзническим Драконьим Объединением – меньше. Все остальные только откомандировывали периодически роты и батальоны на усиление этих частей. Опытных солдат вечно не хватало, офицеров – тем более; в результате, полки пополнялись... не то чтобы совсем неопытными, но имеющими за плечами лишь годы службы и регулярные учения, а не настоящие боевые операции. И даже с ними мехполк IV гастатов к Затемнению пришёл укомплектованным процентов на восемьдесят пять. И дезертирство целой толпы «клановцев», и открытые мятежи – всё это, посмотрим правде в глаза, сломало IV гастатам хребет. Радику осталось лишь добить их. В сущности, этим он сейчас и занимается. Пусть не сам, а его люди, его любимый кластер «Блестящий клык» (не признать их расцветку было невозможно) – какая теперь разница? Если он не ошибся в своих подсчётах и в своём предположении, что у волков остался в запасе ещё один свежий тринарий – с большой вероятностью это значит, что гастатам и тихоновским гвардейцам остаётся продать свои жизни подороже. И только потом, уцелевшим – идти в партизаны, продолжать борьбу. Это не будет безнадёжным боем: легат Китинг может снять три или четыре бригады Тихоновской постоянной гвардии со Пскова; есть надежда, пусть слабая, но – есть и на прибытие других бригад Префектуры IV, принципов-стражей и триариев-защитников, рыцарей, наконец. Чем больше потерь понесут волки здесь и сейчас, тем сложнее им будет удержать Тихоград и захватить весь Тихонов. Так что... смысл держаться до последнего под стенами завода «Эрсверкс-Республика» есть.
– Не ради «Эрсверкс», но ради Республики, – пробормотал Чарльз, ведя свой побитый «ламент» на передовой рубеж отражения новой волчьей атаки.


= III =


Тихоград, Тихонов
Префектура IV
Республика Сферы
25 ноября 3132 года


Чарльз допустил ошибку в подсчётах: в резерве у волков оставался не один, а два тринария. Оба были смешанными: звезда мехов, звезда бронепехоты и танковая звезда; эти тринарии и возглавили новую атаку. Подранки с прошедших боёв держались за спинами товарищей. Поддержки с воздуха не было, но из глубины боевого порядка волков начала бить артиллерия. Чарльз насчитал четыре установки «эрроу IV», на шасси 50-тонных «хадуров», судя по скорости, с которой они меняли позиции. Ещё были две пары «уинстонов» и пара JES III, поддержавшие атаку залпами своих ракет большой дальности. На острие удара была средняя звезда бэттлмехов: новый «блэк-хок» во главе, потом «сталкинг-спайдер II», «легионер»-2Д и пара «квазитов»-51Р, вооружённых плазменными винтовками и пулемётами. Эти считались не боевыми, а «милицейскими» мехами, машинами для ополчений. Дешёвые и простые, построенные по лекалам индастриалмехов, хотя и с термоядерным энергоблоком, они встречались на вооружении и некоторых частей республиканской постоянной гвардии.
Сейчас под их огонь попал «гранд-титан» Салли Полонски, уже заметно повреждённый. Сам Чарльз выпалил метателями частиц по «блэк-хоку», который посчитал за командирский – один из выстрелов снёс тому броню правой руки, другой ушёл за молоком. Два лёгких омнимеха «уллер» – или «кит-фокс», если звать их на клановский лад – спрыгнули откуда-то сверху, не иначе, пробежав по крышам домов, и попытались сосредоточить огонь на его «ламенте». Чарльз мгновенно развёл руки в стороны, ловя в прицел сразу обоих. Система слежения и наведения «фалькон-15-уотчер», установленная на «ламенте», была оптимизирована для огня по нескольким целям одновременно, и каждый из «уллеров» получил по попаданию тяжёлого метателя частиц. С их бронированием по четыре тонны ферро-волокна на брата опасно было и это. У одного детонировал боекомплект к пулемётам – правой половины торса как не бывало, оторванная взрывом правая рука пролетела, кувыркаясь в воздухе, несколько метров и рухнула на изрытый воронками от снарядов асфальт. Второму прямое попадание раздробило ногу.
Подполковник оскалился в злой усмешке. Ганслингерская подготовка, помноженная на природный талант и боевой опыт, делала своё дело. Лишившийся ноги «уллер» отчаянно пытался встать, елозил брюхом по асфальту. Чарльз рванул к нему, с разбега влепил ногой «ламента» по пилотской кабине. Второй «уллер» достал его средним импульсным лазером по ноге и получил в ответ полный залп, в две пипсы и три лазера. Сброс тепла. Стрелка индикатора перегрева заползла в жёлтую зону уже на четыре или пять делений. Новая цель – «сталкинг-спайдер II». Залп метателем частиц и двумя лазерами. Паукообразный четвероногий мех, самозабвенно добивающий «гранд-титан» Полонски, поспешно развернул орудийную башню к новому врагу. Из реактивных сопел, размещённых под брюхом и на ногах, вырвалось пламя. Задний ход – полтораста метров – доворот торса; волчий «квазит» в прицеле. Залп обеими пипсами.
Чарльз перекинул ручку управления назад, на себя, резко развернул мех, заставил его припустить бегом в ближайший проулок. Бросил взгляд на тактический монитор. «Гранд-титан» Полонски ещё жив, «атлас» Валковски – тоже... нет, это Тёрнер, на мехе того же типа. Валковски не видно. Из его сводного отряда остались лишь два «тандерболта»; Шуберт на «феникс-хоке» и Нуньес на «шторм-темпесте» тоже ведут бой против нескольких пойнтов элементалов, пары «уинстонов» и трёх волчьих мехов – «тундра-вольфа», «сан-кобры» и, кажется, «вультура». Чарльз приказал своим «вультурам-С» идти им на помощь, и сам прикрыл их огнём. Второй эшелон волчьих мехов, подранки недавних боёв, двинулся в атаку.
«Атлас» Тёрнера упал под сконцентрированным огнём нескольких бэттлмехов и танков. Выбивают командирские машины? Ещё не вычислили его самого? Бегом, бегом... доворот торса – залп – сброс тепла – залп. Поворот, уменьшить скорость до шага. В кабине душно, по телу струится пот. Залп, сброс тепла. Впе... три десятка боеголовок накрывают «ламент», мех шатается, и Чарльз едва удерживает его на ногах. Назад в проулок, за угол от пустившего ракеты «вультура». Тот скорым шагом идёт на сближение. Какие там у него конфигурации несут ракеты большой дальности? Две установки РБД-20 и по паре импульсных лазеров, больших и средних, у основной. Две РБД-15, большой тяжёлый и три средних тяжёлых лазера у «аш». Рвётся в ближний бой, понятно. Пятясь, Чарльз отвёл «ламент» в глубь проулка, свернул направо, вломился в полуразрушенный остов здания.
И услышал знакомый голос в наушниках.
– Звёздный полковник Катерина Радик вызывает Чарльза Ломтева. Это же ты в «ламенте», квиафф?
– Во время нашей крайней встречи ты была капитаном Катериной Волк, – сказал он, заставляя «ламент» сделать ещё пару шагов назад. – Не собираюсь поздравлять тебя с повышением.
– Сарказм тебе не идёт, Чарльз.
– Тоже собираешься вызвать меня на поединок? – усмехнулся он. – Один твой... сообщник уже попробовал.
– Неудачник и слабак, – безапелляционно сказала Катерина. – Он пытался оспорить моё право командовать «Блестящим клыком» и проиграл.
– Хочешь сказать – ты не такая?
– Хочу предложить тебе почётную сдачу, Чарльз.
Хегиру?
Нег. Не держи меня за дуру, Чарльз.
– Ты же предлагаешь нам сдаться.
– Чарльз, дорогой... хочешь сказать – тебе плевать на жизни твоих бойцов? Отказом от сдачи в плен ты подписываешь им смертный приговор.
– А ты знаешь, чем меня достать.
Чарльз отслеживал движение «вультура» при помощи своих сейсмодатчиков и понял, что Катерина его не видит, когда её мех прошёл мимо того места, где прятался «ламент». Её умение работать с сенсорами было никак не выше среднего – Чарльз делал это гораздо лучше. Он рванул ручку управления движением на себя, и «ламент» бросился вперёд, прямо сквозь перекрытия и внутренние стены здания. Выстрелил навскидку, когда каменное крошево ещё ссыпалось со стволов. Полный залп. Сброс тепла. Красная лампочка рядом с индикатором перегрева сигнализировала о сбое, волна жара затопила кабину.
– Срань Стоуна!
«Вультур» пошатнулся, но удержал равновесие, сделал шаг назад, слегка присев, начал поворачивать торс. Использование системы радикального отведения тепла не было ошибкой, всего лишь небольшим риском, который, по закону подлости, сработал именно сейчас. Ошибку он допустил, когда посчитал мех Катерины старым «вультуром», омнисом двухсотлетней давности разработки, с хорошей огневой мощью, но скверной бронезащитой. Один полновесный залп в упор, даже с поправкой на плохую прицельность тяжёлых метателей частиц на дистанциях до сотни метров – стрелку его класса это не страшно – мог сорвать броню с изрядной части его торса или руки. Но этот «вультур» выдержал, и даже остался стоять. Потому что он был «вультуром-марк IV», бронированным по максимуму бронёй класса «ферро-ламеллор». Длинная правая рука вмещала дальнобойный метатель частиц, короткая левая – средний импульсный лазер. Ещё парочка малых дальнобойных в центральной секции торса и установки «стрик»-РБД-15 по обе его стороны. Альтернативная оружейная конфигурация «Б».
Торс омнимеха повернулся, и рукотворная молния слизнула остатки брони с правой ноги «ламента», десятки ракетных боеголовок замолотили по корпусу, рукам и ногам. Голеностопное сочленение подломилось, и мех Чарльза упал. Привязные ремни впились в тело, подполковника швырнуло вперёд и вбок, приложило нейрошлемом о стенку кабины.
Звон в ушах, вкус крови во рту.
– Ты отличный воин, Чарльз. Почему ты продолжаешь служить этим ничтожествам?
Он пошевелился, вернул руки на рычаги управления бэттлмехом.
– Почему ты не хочешь встать под знамя настоящего Вождя? – спросила Катерина Радик.
«Вообще-то, мне и не предлагали», – подумал Чарльз, но вслух это говорить не стал. Всё равно он не принял бы этого предложения.
– Нам нужны такие воины, как ты. – «Вультур-марк IV» навис над «ламентом», нацелил ствол метателя частиц на его кабину.
Это всё глупости, как только он начнёт двигаться – хрен она по кабине попадёт. Скорее, удар придётся в плечо или грудь.
– Что конкретно ты предлагаешь? – спросил он.
– Глуши машину и выходи. Сам понимаешь, не маленький. Ты старший офицер, таких не держат долго в бондсменах. Обещаю, я сделаю всё, чтобы тебя быстрее приняли в касту воинов. И командиры звёзд и тринариев нам очень нужны.
– А там и до хана недалеко. Как Фелан Келл. – Чарльз усмехнулся.
– Это надо понимать так, что ты отказываешься?
Ноги на педалях, ладонь на ручке управления. Точно рассчитанными движениями «ламент» встаёт на ноги, бьёт по «вультуру» средними лазерами в упор. Катерина отшатывается и стреляет, шквал огня бросает мех Чарльза назад. В этот раз он успел сгруппироваться в своём кресле, но «ламент» теперь лежит на спине, и правой ноги больше нет, правый метатель частиц повреждён и неспособен стрелять. Зато цела сама рука, и можно поднять мех на локте, навести оставшиеся орудия... Залп. «Вультур» слишком близко, а из положения лёжа целиться неудобно, и поток заряженных частиц уходит в сторону. Но «вультур» отчего-то шатается, на его броне рвутся ракеты.
«Какие ещё ракеты?»
Сутулый гуманоидный мех, раскрашенный по незнакомой Чарльзу жёлто-синей схеме, набрасывается на «вультур». NTL-AG «неандертал», 80-тонный «младший братик “берсеркера”» от регуланской «Тактикал Адвантэйдж» – в своё время Чарльз хорошо заучил силуэты и ТТХ мехов вероятного противника. Топор широким замахом бьёт «вультур» справа, и обрубленная выше локтя рука падает, а сам топор уходит вверх, выписывает невероятный зизгаг и обрушивается на плечо омнимеха, раскалывает броню. Похоже, в кабине «неандертала» настоящий мастер рукопашного боя на мехах. Чарльз запоздало стреляет, но Катерине удаётся удержать мех на ногах, и она бросается прочь. Ещё один жёлто-синий мех – 65-тонная «катапульта», вот, значит, кто пустил те ракеты – скорым шагом идёт по улице к «неандерталу» и «ламенту».
– Подполковник Чарльз Ломтев. – Голос в наушниках молодой и женский.
Приятный такой голос, неужели и сюрприз тоже приятный? Схему окрашивания мехов и эмблему – что-то вроде рогатого бычьего черепа с единственным налитым кровью глазом посередине лба – он не признал, хотя это определённо что-то знакомое...
– Я – полковник Меган Тинклэй. – «Катапульта» выступила вперёд, а «неандертал» отошёл в сторонку. – Первый полк «Рейдеров Бэннсона». Пожалуйста, сообщите своим людям, что мы на вашей стороне. Мы собираемся защищать завод «Эрсверкс» и Тихоград.

Добавлено спустя 7 минут 20 секунд:
з.ы. По накидке персонажа (по правилам CBT: RPG) товарищ подполковник с Gunnery/Laser/'Mech +7 (и Gunnery/Ballistic/'Mech да Gunnery/Missile/'Mech по +5, хотя на "ламенте" это ему не нужно), Weapon Specialist/Heavy PPC и Natural Aptitude/Gunnery/'Mech (которая "два лучших д6 из брошенных трёх") вышел реально крутым. Дедушка мог бы гордиться. И да, внука назвали в честь деда.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 20 авг 2014, 23:01

= IV =


Тихоград, Тихонов
Префектура IV
Республика Сферы
25 ноября 3132 года


Два лэнса мехов и тяжёлый танковый взвод «Рейдеров Бэннсона» выкатились из ворот «Эрсверкс» точно в ту минуту, когда их появление могло преломить ход сражения. Чарльз не мог не отдать должное расчёту полковника Тинклэй: её вмешательство склонило чашу весов на сторону защитников Тихограда. Лидирующий лэнс, в котором были «катапульта» самой Тинклэй, «неандертал», столь лихо изрубивший «вультур-марк IV» Катерины Радик, и ещё тяжёлый четвероногий «баргест» и 80-тонный «зевс»-9Т, вломился в центр волчьего боевого порядка. Ещё один лэнс – «вархаммер IIC», «сфинкс» и пара «тандерболтов»-9М – вцепился в правый фланг. Два танка ПВО – 60-тонные михельсоновские боевые машины, с парой пушек «армстронг класс-Б» LB 10-X в башнях – поддержали их огнём.
Воспрявшие духом республиканцы присоединились к контратаке, и волки начали отступать. Их отступление превратилось в бегство, когда ещё одна рота «рейдеров», два лэнса быстроходных мехов со взводом бронепехоты, пройдя по южной окраине города, подрезала им левый фланг. Продолжая отслеживать ход боя из кабины «ламента», Чарльз попытался навести их на командирский «вультур» противника, но Катерина Радик сумела уйти из-под удара. Когда последние мехи и танки волков, не потерявшие способность передвигаться, вышли за городскую черту Тихограда, Меган Тинклэй распорядилась прекратить преследование.

* * *


60-тонный «джифти» – полевой ремонтный транспортёр JI-50 – в цветах IV гастатов аккуратно подрулил к лежащему на земле «ламенту». Техники быстро закрепили тросы на корпусе меха, и подъёмное устройство втянуло его на транспортёр. Только после этого Чарльз отключил энергоблок и выбрался из кабины меха. Вызов коммуникатора привлёк его внимание.
– Подполковник Ломтев, это Меган Тинклэй. ПрИмете наше приглашение в гости? Нам многое нужно обсудить.
– Я не командир Четвёртых гастатов, – напомнил Чарльз.
– Не с вашим же генералом мне договариваться, – сказала Тинклэй. – Вы, в отличие от него, вменяемый.
– Можно подумать, вы меня знаете, полковник, – буркнул Чарльз.
– Ну, не лично... но я тоже училась в Фохтовском, а вы там до сих пор на доске почёта.
– Было дело, – признал Чарльз. – А вы, значит, тоже оттуда.
– Ага. В пятёрке лучших выпускников этого года.
– И уже полковник? – скептически хмыкнул Чарльз.
– Якоб Бэннсон ценит молодые таланты.
Чарльз усмехнулся. Фохтовское военное училище, основанное после клановского вторжения как военный ВУЗ новых Сил обороны Звёздной Лиги, после Джихада было возрождено в новом качестве – открытое для всех государств Внутренней Сферы, хотя и находилось под совместным управлением Республики и Федеративных Солнц. Туккейд, где оно находилось первоначально, давно был захвачен кланами, и полвека назад училище переехало на Кентарес IV. Понятно, что ребят из государств, традиционно враждебных Солнцам – Драконьего Объединения и Капелланской Конфедерации – там было негусто, хотя и попадались. Хватало и наёмников – куда ещё те могли пристроить своих отпрысков, как не в одно из немногих общедоступных военных училищ Внутренней Сферы? Чарльз решил, что его собеседница как раз из таких. О том, что промышленный магнат Бэннсон втихую вербует на службу наёмников, слухи ходили давно. После Затемнения он даже и не скрывал это.
Однако, пятёрка лучших выпускников – это действительно хорошая рекомендация. Чтобы попасть в неё, надо было окончить не только общий курс подготовки, но также офицерский и «ганслингерский» курсы, оба. Ломтеву это тоже в своё время удалось, и он понимал, что в шутке Тинклэй про молодые таланты лишь доля шутки. Не то чтобы на «Ганслингера» совсем нельзя было попасть по блату... но бесталанному курсанту там делать просто нечего. В том, что Меган не врёт насчёт пятёрки лучших, Чарльз не сомневался. Врать о таких вещах было не принято. И не то чтобы «ганслингеры» составляли какое-то сплочённое и закрытое от посторонних сообщество, не «Бригада Стоуна», чай... но за слова отвечать они заставляли не хуже. Хоть и не баловались глупостями типа значков и наколок.
– Пожалуй, я приму ваше приглашение, – сказал Чарльз. – Где встречаемся?
– В офисе «Эрсверкс Лимитед»... вернее, теперь уже «Бэннсон Анлимитед», – Меган хихикнула. – В общем, за стеной. Вы всё ещё в «ламенте»?
– Поблизости.
– Вот, и хорошо. Я вышлю за вами Шарлен Лейнстер... на «неандертале».
– Хм. Он может возить пассажиров?
– Этот – может.
Чарльз отключил комм и поскрёб свою лысую макушку. Едва ли Тинклэй оговорилась, а значит – люди Бэннсона захватили завод «Эрсверкс». На то и рейдеры, ага. Становилось понятным и молчание эрсверксовского начальства... да и мотивы бэннсоновцев. «Эрсверкс» – хороший куш и в мирные прежние дни, а сейчас его ценность должна возрасти в разы. Что не может не понимать Якоб Бэннсон. И он славится ревностной защитой своей собственности, или того, что считает оной. То есть, пока «Стальные волки» угрожают заводу – он союзник, надёжнее некуда. На этом можно бы и остановиться, но проблема в том, что сам Бэннсон всегда просчитывает ситуацию на два-три хода вперёд, и вопрос – что там он высчитал?
Он Ломтев, как старший офицер республиканской армии – выходит, и представитель республиканской власти. Особенно сейчас, когда на Тихонове военное положение. А с республиканской властью отношения у Бэннсона известные. Сенат не первый год – и с переменным успехом – пытается обуздать бурный рост «Бэннсон Юниверсал Анлимитед». А Бэннсон вооружается, теперь уже в открытую, завёл настоящую частную армию, общая численность которой оценивается в два или три смешанных полка, от половины до двух третей которых составляют бэттлмехи. Эта информация проходила по линии департамента военной разведки, как всегда, невнятная, но подтверждение её сейчас Ломтев видел воочию.
Стратагема мудрой обезьяны – такая вещь, про которую знает каждый, кто мнит себя стратегом. Знает сам Ломтев, знает и полковник Тинклэй – зря, что ли, одно училище оканчивали? Но это как-то простовато для интригана уровня Бэннсона. Тогда что? Чарльз опять потёр макушку. Легко и просто «мыслить стратегицьки», пока дело не касается тебя самого. И впадать в самообман он тоже не хотел. «Рейдеры Бэннсона» будут воевать против «Стальных волков», пока те не уберутся с Тихонова – это, пожалуй, что так. А вот потом... волки могут вернуться – это раз. Есть и другие желающие наложить лапу на столичный мир префектуры, он же и один из наиболее развитых промышленно в ней. Это два. Сам Бэннсон – не прочь. Но позволит ли ему это Республика? Хм... а кто у нас нынче представляет Республику? Губернатор Витуччи? Легат Китинг? Генерал Терлецки? ...где-то посреди Пскова, в лесах под Уланом, болтается ещё такой рыцарь сэр Валентин Осеев, «меч правосудия» и гроза мятежников. Кто из этих четверых способен пойти на соглашение с Бэннсоном, а кто – нет? Своего непосредственного начальника Ломтев отмёл сразу. Тинклэй правильно сказала, с ним договариваться бесполезно. Генерал, всю жизнь делавший карьеру через «правильное понимание» и «своевременное исполнение», никогда не возьмёт на себя такой ответственности. А легат с губернатором – возьмут?
Появление «неандертала» отвлекло его от раздумий. Сутулый штурмовой мех выглядел помятым, ферро-волоконную броню украшали свежие отметины попаданий снарядов, ракет и лазеров. Мехвоин вызвала его по коммуникатору.
– Подполковник Ломтев? – с неожиданной для 80-тонной махины ловкостью, бэттлмех опустился на колено, протянул левую руку раскрытой ладонью вверх.
– Иду, – отозвался Чарльз, и запрыгнул на эту ладонь.
Очень хотелось проверить на всякий случай кобуру, но он сдержался. Нервы, конечно. Тут кто угодно разнервничается, но не стоит демонстрировать это вероятному... союзнику или противнику? Этак и в паранойю недолго впасть. В кабине «неандертала» было жарко, как нередко бывает у мехов, использующих миомер тройной силы. Хоть перегрев и спал после боя, следы его выветрятся не сразу. Мехвоин – Шарлен Лейнстер, вспомнил Чарльз – сидела в своём кресле раздетая по пояс, в одних камуфлированных штанах, закатанных выше лодыжек. Наёмница, подумал он. У этой братии редко бывают деньги на роскошь типа боевых костюмов, чаще довольствуются обычными хладожилетами. Или снимают с себя всё, что можно снять – тоже вариант, по мнению многих, даже более предпочтительный. Спина женщины, то ли загорелая, то ли смуглая от природы, блестела не высохшим до конца потом.
– Добро пожаловать на борт, – лица за стеклом нейрошлема не разглядеть, но голос довольно приятный.
Чарльз забрался на откидное сиденье, привалился к обтянутой дерматином спинке. Мех рысцой направился к заводским воротам.
– Вовремя вы появились, – сказал Ломтев, пытаясь завязать разговор.
– Ага, – Лейнстер хмыкнула. – «Вовремя» – это «хули так поздно», верно?
– В общем-то, да, – не стал увиливать подполковник. – А что – знакомая картина?
– Да не без этого... правда армейские нашего брата нечасто в этом упрекают. Чаще – наоборот.
Определить возраст женщины со спины да по голосу, не видя лица – это надо уметь, и Ломтев к числу умельцев не относился. Он решил, что собеседнице лет около тридцати – плюс-минус лапоть, и скорее минус, чем плюс. Но повоевать успела – уж больно умело орудует топором, такое мастерство нарабатывают годами.
– А ты крутой мужик... подполковник, сэр, – добавила она без тени чинопочитания. – Наша Меган говорила – окончил Фохтовское, «ганслингер»?
– Он самый. Выпуск семнадцатого года.
– У-ууу, в семнадцатом я ещё соплюхой была. Платьице с кружавчиками, розовые бантики... что, не веришь?
На английском женщина говорила с акцентом, которого он не знал. Точно не ближние сектора Федеративных Солнц и не Капелланская Конфедерация... и не Республика тоже... но что-то слегка знакомое.
– Свободные Миры? – спросил он наугад.
– Ага. Налево от Регула. По меху догадался?
– И по нему тоже. Я раньше служил на капелланской границе, – добавил он.
– Ну, я поняла. Фриволдеров в наёмниках хватает. Я и говорю: крутой ты мужик, сразу видно – бывалый. Буду рада видеть тебя на нашей стороне.
– Почему не себя – на нашей? – поинтересовался Чарльз. – Кажется это мы здесь... хозяева поля.
– Слушай, ты приличный мужик... – наёмница помедлила чуток. – Дело знаешь и не долбоёб. Вроде этих всяких... «социал-генералов». Только не говори, типа – это в Лире, а не у вас.
– Не буду. – Чарльз вспомнил Терлецки.
– Ну, ты ж понял, что хозяин положения сейчас – Бэннсон. Или не хочешь это признавать?
– Тебя специально послали – подготовить меня к...
– Не-а. – Мотнуть головой в громоздком нейрошлеме старинной конструкции было невозможно, и женщина просто дёрнула плечами. – Я ж так, простой боец. К тому же, блондинка. Пизжу, что хочу.
– Хорошая позиция, – согласился Чарльз.
– Опять-таки, мы с тобой тёзки... Чарли и Шарлен.
– Думаешь, это знак судьбы?
– Э, ты сам это сказал! – рассмеялась Шарлен.
Чарльз тоже рассмеялся.
– О тебе говорили на вводном инструктаже, – сказала Шарлен. – Много хорошего. Так что у Бэннсона есть на тебя виды, это к гадалке не ходи.
– Вот даже как?
«Неандертал» замедлил шаг, входя в заводские ворота. Здесь работа кипела вовсю: «рейдеры» и военные стаскивали внутрь свою битую и трофейную вражескую технику, сортировали в очередь на ремонт, волокли дальше по цехам и ангарам.
– Приехали, – сказала Шарлен, останавливая мех перед приземистым, больше похожим на донжон зданием заводоуправления.
Повинуясь движениям её рук на пульте, «неандертал» опустился на колено, упёрся кулаками в землю. Шарлен сняла нейрошлем, отстегнула ремни и повернулась к Чарльзу.
– Как думаешь, нас обоих трос выдержит?
У неё были длинные, ниже плеч, светлые волосы. Крашеные, отметил Ломтев, тёмные у слегка отросших корней. Тонкий прямой нос, серые глаза, крупный рот, резковато очерченные скулы. Лет, где-то, между двадцатью пятью и тридцатью – точнее не разберёшь в полумраке кабины. Некрупная грудь и почти плоский живот. Тон кожи ровный – если это загар, то загорать она предпочитала топлесс.
Чарльз первым выбрался из кабины на плечо меха, протянул руку, и Шарлен мгновенно приняла её, последовала за ним.
– А одеваться ты что – не будешь?
Наёмница так и осталась голой по пояс, в одних штанах.
– А что – наступила зима?
При массе восемьдесят тонн, высота стоящего «неандертала» составляла тринадцать с лишним метров. Сейчас, когда мех опустился на колено, входной люк кабины отделяло от земли метров шесть. Подъёмник был устроен просто, как всегда: подвижный кронштейн-лебёдка и тонкий стальной трос со стременем для ноги внизу. Пульт с парой кнопок – «вверх» и «вниз» – закреплённый на тросе, метра на два выше стремени.
– Мы с тобой, вроде, не толстяки, – сказала Шарлен. – Поедем вместе?
Чарльз кивнул и сунул ногу в стремя. Взялся за трос рукой. Шарлен была без обуви и легко втиснула босую ступню в стремя, на его ботинок, левой рукой вцепилась в трос, правой – обвила его талию, прижалась плотнее. Сладковатый аромат её духов мешался с запахом пота, неизбежным после пребывания в кабине перегретого меха. Свободной рукой Чарльз обхватил женщину за талию, и подъёмник пополз вниз.
– Ты специально это делаешь? – шёпотом спросил он.
Шарлен тихонько рассмеялась. Ломтев не был стариком, тридцать семь – какие наши годы? – и его тело реагировало на близость молодой и полураздетой женщины так, как и должно реагировать тело здорового мужика. Прижимающаяся к нему Шарлен не могла не чувствовать этого сквозь ткань одежды. «Твою мать, девочка, у тебя не все дома», думал Ломтев, пока они спускались к земле. «Или это я веду себя как бирюк?»
Не сказать, что с женщинами ему не везло. Романтической любви не встретилось ни в пятнадцать лет, ни в двадцать пять, а искать невесту по расчёту не было желания. Да и какой расчёт? Он не дворянин и не богач, простой военный... ну, ладно – не простой: старший офицер и опытный мехвоин; девятьсот стоунов в месяц со всеми положенными надбавками. Хватает и на хлеб с маслом, и чтобы класть поверх икру, короче говоря. Более чем достаточно, и нет нужды жениться на чужих деньгах. Ни романтиком, ни бабником он не был. Офицерские пьянки-гулянки и походы по бабам не в счёт. А ближайшим подобием романтического интереса была, наверное, Катерина... тогда ещё не Радик, а Катерина Волк, только что получившая лейтенантский чин за успешное командование звездой «Блестящего клыка» при штурме базы пиратов-ляоистов на Гамале. Это было шесть лет назад, в двадцать шестом. Катерине тогда было двадцать... пять? или четыре? вот ведь чорт, уже и не вспомнишь... Он служил тогда в IV принципах и командовал батальоном; сам охотился за этими пиратами, которые были не просто пираты... ядро банды составляла опергруппа капелланских «смерть-коммандос», за полтора года работы они сплели и раскинули по изрядной части Префектуры IV жутковатую сеть партизанских банд и террористических группировок, разжились более чем дюжиной бэттлмехов. Волкам-ополченцам повезло выследить их раньше регулярных военных, хотя ещё смотря что считать везением: из тринария, атаковавшего логово ляоистов, уцелела лишь горстка воинов, которые погибли бы тоже, не приди вовремя помощь в лице ударного отряда IV принципов.
Он спас ей жизнь на поле боя – чем не завязка прекрасного романа? Он сам был ранен в бою и получил за это Крест Рэдбёрна; потом – его перевели в Сандхёрст, преподавателем, и встречи стали редкими. Она получила Золотую медаль Республики и лейтенантский чин в IV гастатах. Два года переписки, два отпуска, проведённых вместе на курортах Терры. Ещё один совместный отпуск на Рио. Потом... кой чорт вспоминать, что было потом? «Вультур-марк IV», нацеливший пипсу в кабину поверженного «ламента», вот, что стало в итоге. И «неандертал» Шарлен Лейнстер, рубящий мех Катерины своим топором.
– Добро пожаловать, полковник Ломтев.
– Полковник Тинклэй, я полагаю?
Меган Тинклэй оказалась зеленоглазой шатенкой, стройной и длинноногой, одетой в шорты и облегчённый хладожилет. Что ж, привлекательная внешность – не единственное её достоинство. Даже если командование 1-м полком «Рейдеров» она и заполучила через постель Бэннсона, тот не столь глуп, чтобы доверить эту должность первой встречной.
– Нас ждут, полковник, – сказала Меган.
– Ага. – Шарлен фыркнула, прежде чем отойти в сторонку.
«Не хватало ещё, чтобы обе эти красотки положили на меня глаз, – мрачно подумал Чарльз. – И это ещё хорошо, что они не в курсе нашего с Катериной прошлого. Тогда это вышел бы совсем... бульварный роман».
Меган провела его по длинному полутёмному холлу с низким потолком. Лифт поднял их на два или три этажа. Ещё один холл, куда более широкий и светлый.
– У себя? – спросила Меган худого дёрганого парня, кто сидел за компьютером в небольшой приёмной.
Худой резво кивнул и, миновав приёмную, они вошли в кабинет. Чарльз уже догадался, кого встретит там – и верно.
– Добрый день, полковник Ломтев, – сказал Якоб Бэннсон, протягивая руку для рукопожатия.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Warchun » 21 авг 2014, 17:13

Очень даже :thumbup:

Добавлено спустя 1 минуту 35 секунд:
Что-то много Сфинксов бегает или они на этот период широко распространены? (накидок нет под рукой)
Аватара пользователя
Warchun
Энциклопедист
 
Сообщения: 1204
Зарегистрирован: 17 фев 2011, 19:05
Откуда: г.Новосибирск
Благодарил (а): 426 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Re: Тёмные дни

Сообщение acefalcon » 21 авг 2014, 18:10

В Era Digest: Dark Age сфинкс-двойка на десятой позиции по 2д6-накидке у республиканцев
Jack, you have debauched my sloth!

Изображение
Аватара пользователя
acefalcon
Академик
 
Сообщения: 6253
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 12:26
Откуда: Желтогорск
Благодарил (а): 1596 раз.
Поблагодарили: 3015 раз.
Награды: 6
За заслуги перед порталом, 3ст (1) Серебряный призер ФанФик-2011 (1) Великое Гранд Кишение-11, 1ст. (1) Вел. Воздушное Кишение-12, 1ст (1) Кастом-2015 (1)
Конструктор мехостроения (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 22 авг 2014, 14:16

= V =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед», Тихоград
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
25 ноября 3132 года


О Якобе Бэннсоне говорили и писали много, но хорошего – почти ничего. В свои тридцать пять, он входил в десятку богатейших людей Республики – возглавлял её, как считали многие – хотя родился сыном мелких торговцев, неграждан на бывшем капелланском мире Сент-Эндрю. Self-made man. В семнадцать лет он заложил основу того, что вскоре стало «Бэннсон Юниверсал Анлимитед» – умудрившись при этом не просто выжить в эпицентре корпоративно-мафиозных разборок, но подмять под себя людей много старше и опытнее, чем был сам. Дальнейшая история Бэннсона была историей безжалостного истребления конкурентов, рэкета, рейдерства, шантажа и заказных убийств. А также строительства межзвёздной корпорации, уже в начале 3120-х вырвавшейся с родного Сент-Эндрю и протянувшей щупальца к Новому Арагону и другим мирам Префектуры V. Такого не достичь одними решительностью, жестокостью и напором – тут нужен и недюжинный ум, и он у Бэннсона был.
В 3127 он поглотил «Арчер Энтерпрайзес» на Тибальте и тем самым закрепился в Префектуре IV. Годом позже – перенёс штаб-квартиру «Бэннсон Юниверсал Анлимитед» на Тибальт. Его компания стала крупнейшей в префектурах IV и V, и второй по величине – Чарльз не помнил, после кого – во всей Республике. Когда Бэннсон попытался загрести в свои руки и заводы «Ди Наполи Индастриз» на Анкаа – производство дропшипов и агромехов – вмешался Сенат, заставив, в конце концов, Якоба отступить. Ненадолго, если верить слухам. Новую рейдерскую атаку против «Ди Наполи» Бэннсон начал не то в июне, не то в июле этого года... Чарльз не следил за новостями бизнеса и не помнил, чем закончилось дело. Потому что в августе был «серый понедельник» и крушение гиперимпульсной сети.
Среди прочего, Бэннсон вложил деньги в перевооружение Тибальтской планетарной милиции, расставил там на ключевые должности верных себе людей. Это могло стать прологом к мятежу, и Ломтев некоторое время назад участвовал в разработке плана операции по силовому устранению Бэннсона. Как раз тогда департамент военной разведки получил сведения о наёмниках, «Рейдерах Бэннсона», и лорд-губернатор Сандоваль озадачил штаб Префектуры IV подготовкой к штурму бэннсоновской цитадели. Но в отсутствие префекта некому было отдать приказ, а префект Кэл Радик сам вступил на путь мятежа. Так и не состоялся штурм, а сейчас и штурмовать было нечем. Ломтев смутно представлял, в каком состоянии нынче IV принципы и триарии. Верховное командование префектуры рассыпалось, как карточный домик; без гиперимпульсной сети не было и связи между командирами соединений. Кажется, Сандоваль успел переместить триариев к римвардной границе префектуры, на сельскохозяйственные миры Яньцзы и Альриша. Или он лишь собирался это сделать? Что до IV принципов, то Затемнение должно было застать их где-то в анти-спинвардной части префектуры, на Денеб-Кайтосе и Рукбахе. Но там ли они сейчас? Или, как и гастаты – рассыпались на части от дезертирства, сгорели в пламени вспыхнувших мятежей?
– Присаживайтесь, – Бэннсон небрежно махнул рукой в сторону кресел у низкого стеклянного столика.
Тинклэй второго приглашения не требовалось. Она легко откинулась на спинку, дерзко забросила ногу на ногу. Помедлив немного, Чарльз опустился в соседнее кресло. Сам Бэннсон развалился в кресле напротив.
– Слуга сейчас придёт. Чай, кофе, десерт?
Промышленный магнат был среднего роста, плотен и коренаст. Густая тёмно-рыжая шевелюра расчёсана небрежно, широкая борода подстрижена короче и ровнее, чем на газетных снимках несколько месячной давности. Зеленовато-синий пиджак с золотыми кантами расстёгнут, но консервативный тёмный галстук туго и аккуратно завязан, заколот платиновой булавкой.
– Латтэ и чего-нибудь сладкого, – сказала Меган, когда темнокожий слуга вошёл в кабинет. – Как обычно.
Чарльз пожал плечами.
– Мне – что и всем.
Он не ждал от Бэннсона радушия, но понял, что олигарх не столь глуп, чтобы портить первое впечатление о себе высокомерием и грубостью. Шарлен не ошиблась, зачем-то понадобился Якобу Бэннсону подполковник Чарльз Ломтев. Иначе бы олигарх не стал приглашать его к себе. «Да известно, зачем, – подумал Чарльз. – Идёт война, и военные снова в цене. Наёмники – наёмниками, но Бэннсон давно уж подгрёб под себя, например, постоянную гвардию Тибальта. Значит, и на остатки IV гастатов смотрит как на возможную новую покупку».
Слуга вышел, и Бэннсон разложил на коленях ноутпьютер. Встроенный в столешницу голопроектор соткал над столом трёхмерное изображение Тихонова. Четыре континента – Казань, где они сейчас находились, и Псков в западном полушарии, Уфа и Краснодар в восточном – а также несколько больших и малых островов, и целых архипелагов, в сумме покрывали немногим менее двух третей поверхности планеты. Над Новой Москвой на северо-западном побережье Уфы вырос флажок: серо-стальная волчья голова на красном фоне, «Стальные волки». Несколько зелёных флажков расцветили Псков – от Караганды на перешейке, соединяющем этот континент с Казанью, и дальше на юг, до самой Тулы. Ещё один зелёный флажок вырос по другую сторону Чудского моря, в горах около Пензы – в самом конце длинного полуострова, протянувшегося от основного материкового массива Казани на юг, через экватор и тропики.
– Зелёные, как я понимаю, ляоисты, – сказал подполковник. – Разные оттенки – разные группировки?
Бэннсон кивнул.
– Нам известно полдюжины, из которых лишь две – в Караганде и Улане – располагают серьёзной военной техникой, – сказал Ломтев видя, что хозяин кабинета не торопится комментировать свою карту. – Пензу я вижу впервые, хотя сведения о росте активности ляоистов в этом регионе мы получили ещё дней десять назад. Очевидно, когда это стало нельзя не заметить.
– Первую поставку оружия пензенская группировка получила от нас ещё в октябре, – сказал Бэннсон. – Вторую – на той неделе.
Чарльз не выказал удивления.
– Чего-то в этом роде я и ожидал, – произнёс он. – Не зря говорят, что дыма без огня не бывает.
Слухи о связях Бэннсона с ляоистскими подпольями ходили давно. «Ещё одни слухи о нём, которые сегодня подтвердились», отметил про себя Ломтев.
– Можно добавить ещё кое-что... – Бэннсон шевельнул пальцами на клавиатуре, и вокруг флажков у Пензы и Улана появилась золотистая окантовка. Ещё пара таких же флажков поднялись над Шантарскими островами на экваторе и над маленьким морским портом Булун на юго-западе Краснодара.
– Ваши ставленники, как я понимаю, – озвучил очевидное Чарльз. – Поскольку я не ляоист, но вы показываете мне всё это – в лагере мятежников не так всё просто, как может показаться при беглом взгляде снаружи?
– Да, – согласился олигарх. – Вы правы насчёт полудюжины основных группировок, хотя две из них уже практически не жильцы. Их поглотят другие. Вопрос в том, кто останется в конце... фанатики, способные затопить планету кровью, но и только, или вменяемые люди, с которыми можно вести дела.
– И вы подкармливаете вторых?
– Не угадал. – Разговор шёл на русском, где разница между «вы» и «ты» была очевидна. – Я продаю оружие фанатикам. Они готовы брать его всегда, и побольше, и по любой сцене, которую сами способны потянуть.
– Понятно... – Чарльз машинально поскрёб лысую макушку.
Вернувшийся с подносом слуга принялся расставлять чашки и тарелки на столике, дав ему некоторое время подумать.
– Поскольку фанатиков вы только что противопоставили «людям, с которыми можно вести дела», – задумчиво проговорил Ломтев, – главную ставку вы делаете не на них. То есть – вы продаёте фанатикам оружие ради своей прибыли... и, очевидно – чтобы они скорее пустили его в ход. Тем самым, приковав наше внимание к себе, и отвлекая от вас.
– И ещё – чтобы они скорее сломали себе шеи на войне, освободив место вменяемым, – закончил Бэннсон.
– Резонно. Для этого вы меня сюда позвали?
– Не только. Мятежу нужно время, чтобы перегореть. Время у нас пока есть. Но сейчас в нашу игру вмешалась посторонняя сила, и выставить эту силу с доски – важнее.
– «Стальные волки», – сказал Ломтев.
– Они самые... – Бэннсон немного помедлил. – Признаюсь, я предполагал, что это будет Сандоваль. Тот, кто попытается влезть на Тихонов в разгар этого бардака.
«Неизбежного бардака», подумал Чарльз. Он не хотел искать оправданий Бэннсону, но своей поддержкой ляоистов тот лишь подхлестнул события. Вызревавший не первый год гнойник, наконец, лопнул. Обрыв связи с Террой и начавшаяся в верхах грызня сами по себе провоцировали ляоистов выйти из подполья и попробовать взять власть в свои руки. Оружие Бэннсона ускорило процесс.
– Кого он мог привести? – заинтересованно спросил Ломтев.
– Своих людей, разумеется. – Бэннсон пожал плечами. – Я не единственный, кто собирал войска втихаря. Правда, Сандовалю в его губернаторском кресле было не так удобно это делать... он же государственный чиновник, он под присмотром Сената, паладинов и Конторы. Поэтому у него меньше людей, да и с оружием неважно тоже.
– Вот как?
Бэннсон отстучал на клавиатуре команду, и изображение Тихонова сменилось трёхмерной картой спинвардного сектора Республики.
– Сандоваль использовал «Призрачный легион» и клубы ветеранов РВС для создания боевой организации, – сказал Бэннсон.
«Призрачный легион» был отдельным батальоном резерва командования Префектуры IV – не столько отряд быстрого реагирования, сколько учебно-тренировочная часть, регулярно выступавшая основой сил условного противника на войсковых учениях. Поэтому «легионеры» хорошо настропалились имитировать тактику разных частей дома Ляо и ещё лучше знали приёмы республиканских войск.
– Выходит, для того он и покинул Тихонов, чтобы соединиться со своими людьми? И где тогда он сейчас?
– Самому интересно, – сказал Бэннсон. – Он или на Маре, где легатом его родственница Кристина, или на Ронеле, где один из двух неполоманных ГИГ нашей префектуры. Второй, если что – на Ахернаре.
– Я в курсе, – кивнул Чарльз. – Два ГИГ у нас, два в Префектуре III – это Нортвинд и Тауни. Целых четыре в Префектуре V: Алгот, Генуя, Менкар и Новый Арагон.
– По одному в префектурах II и VI – на Альбали и Сяне, соответственно, – добавил Бэннсон. Ещё один в Префектуре I, на Кесселе. В Префектуре IX ни хрена. В Префектуре VIII обратно один, на Гакруксе. И в Префектуре VII пара – Девилс-Рок и Ириан. По Десятой я точно знаю, что уцелел ГИГ Терры, но думаю, что кроме него работает ещё два-три, максимум.
– Вы неплохо информированы, – с деланным равнодушием сказал Чарльз. Сам он знал только о положении дел в двух соседних префектурах.
– Я хорошо информирован, – поправил Якоб Бэннсон. – Поэтому и взялся за... за многое. За оружие. За ум. – Он усмехнулся. – За свой гражданский долг, как это любят у нас называть.
– За защиту своих интересов, – добавил Чарльз.
Он не понимал, к чему клонит Бэннсон, и подумал, что рубануть правду-матку тому в глаза – не худший вариант продолжения разговора. Бэннсон посмотрел ему в глаза и медленно кивнул.
– Да. За защиту своих интересов. Тебя мне рекомендовали как умного мужика, подполковник, – добавил он после нескольких секунд раздумий. – И ещё – порядочного. Всегда стоящего за своих людей. Так вот... мои интересы – это интересы моей компании. Мне продолжать или ты понял?
– Понимаю, – не отводя взгляда, сказал Чарльз.
– Вижу, что понимаешь... вернёмся к Сандовалю. Ронель или Мара – точнее мои люди пока не разузнали. Или разузнали, но пока не успели доложить. Привыкай, это теперь надолго. Как бы не навсегда.
– То есть? – покосившись на Меган Тинклэй, Чарльз заметил, что удивлена и она.
Бэннсон криво усмехнулся.
– А вы что, ещё не поняли? Что всё обслуживание гиперимпульсной сети завязано на Ком-Стар и Терру – это ещё полбеды... А оно завязано, и прочно. С самого начала, иначе хрена б с два Блейк удержал и монополию Ком-Стара на связь, и всё остальное. То, что в первой Звёздной Лиге формально было две компании, которые обслуживали ГИГ-сеть – это херня, дымовая завеса для лохов. Реально всё производство и подготовка специалистов были сосредоточены в одном месте, под присмотром Камеронов. Взяв Терру, Блейк взял и его, а с ним – ключи от всей межзвёздной сети. И смог навязать Домам свои условия. Ну, это так, лирика... – похоже, Бэннсону доставляло удовольствие блеснуть своими познаниями. – Нам важнее другое. Даже не то, что при такой концентрации производства объём его должен быть невелик... что означает крайнюю долговечность изделий – и, опять-таки, тянет за собой отсутствие потребности в наращивании объёмов производства... По-настоящему плохо другое. Ну, кто угадает?
Чарльз почесал бритый затылок.
– В «серый понедельник» накрылось восемьдесят процентов всех ГИГ Внутренней Сферы и ближней Периферии. Но погодите-ка... процентов всего три-пять было уничтожено физически, если командование нам не врёт. Или врёт?
– Да нет... – сказал Бэннсон. – Не врёт. Так и есть – от трёх до пяти процентов, оценочно, причём, скорее три, чем пять. Остальные семьдесят пять – семьдесят семь выведены из строя вирусной атакой.
– Тогда проблема не столько в ремонте, сколько в переустановке программного обеспечения, ну, и что там у них ещё.
– Ага. – Бэннсон широко улыбнулся. – Думайте, думайте...
– Что? – спросила Тинклэй.
– Меган, а я считал тебя умной девочкой. Ну? Не надумали ничего?
Чарльз опять потёр затылок. У него появилась одна смутная догадка, и он высказал её.
– Всё обслуживание сети завязано на Терру и Ком-Стар, – повторил он сказанные ранее Бэннсоном слова. – Всё обслуживание. И комплектующие, и кадры. То есть – кадров тоже не хватает?
– Хех. Не просто не хватает... – Бэннсон развалился в кресле с чашкой кофе в руке. – Ещё раз вспомните историю, ребята. После Джихада Ком-Стару основательно вырвали зубы. Ликвидировали не только Ком-Гвардию, но и РОМ. Которая, среди прочего – и прежде всего – занималась защитой от промышленного шпионажа.
Бэннсон сделал паузу, и Меган удивлённо спросила:
– То есть, ты хочешь сказать, что защитой технических секретов Ком-Стара сейчас не занимается никто?!
– Ну, не то чтобы никто... – промышленный магнат усмехнулся. – Кто-то, наверное, занимается. Но это уже не контора уровня РОМ... или, хотя бы, приличной корпоративной службы безопасности. Ну – вроде моей. Это именно что «наверное, занимается».
– Но секреты остались секретами, – заметил Чарльз. – Технология гиперимпульсной связи по-прежнему в руках Ком-Стара. Случись кому украсть её – за полвека, прошедшие с Джихада, можно было наладить хоть какое-то производство. Которого таки нет – конспирологические байки не в счёт. То есть – за полвека секреты Ком-Стара никто не украл. Выходит, что так?
– Выходит, – согласился Бэннсон. – Потому что нельзя выдать секрета, которого не знаешь.
Чарльз и Меган переглянулись.
– После упразднения РОМ Ком-Стар защищается от промышленного шпионажа незнанием, – сказал Бэннсон. – В сущности, нынешние сотрудники этой конторы знают о работе ГИГ куда меньше, чем адепты старого Ком-Стара, времён белых фофудей и псевдорелигиозного мракобесия. Потому и не торгуют его секретами направо и налево... они бы и рады, может – да нечего продать. Я ведь проверял, – добавил он. – И не я один. Думаю, все проверяли, у кого есть деньги. И все пришли к одному и тому же выводу. Ком-Стар надёжно похоронил свои секреты в архивах. Допущенных к этим архивам людей, не просто допущенных, а ещё и способных реально понять теорию гиперимпульсной связи – раз, два и обчёлся. Обслуживающий персонал не знает ни хрена. Максимум – это простейший ремонт, красный провод туда, синий провод сюда... И то же самое с софтом. Ком-Стар не чинит свои генераторы, потому что не может. У него нет не то что достаточного количества специалистов для ремонта ГИГ – подозреваю, что у него вообще нет специалистов. Нет, может, и найдётся какой-нибудь гений-самоучка, и даже не один... но это ж неизвестно – когда и где, и кто его приберёт к рукам. И вероятность такого – ну, вроде как найти на улице кошелёк с тремя штуками стоунов.
– Значит, Затемнение – это надолго, – понял Ломтев.
– Затемнение – это на хрен знает, сколько, – сказал Бэннсон. – Подозреваю, что все мы помрём от старости, не дождавшись восстановления ГИГ-сети. Ладно... об этом пусть голова болит у Ком-Стара. Нам сейчас важнее разобраться с волками и остальными.
Чарльз сделал несколько глотков горячего кофе.
– Радик собирает войска на Тигресс, в двух прыжках отсюда, – сказала Тинклэй. – Это знают все. И лидеры волчьих анклавов его поддерживают. Он уже получает помощь с Шератана, но Шератаном есть, кому заняться.
– Четвёртые принципы? – полуутвердительно сказал Чарльз.
– У нас нет свежих данных из анти-спинвардной части префектуры, – сказала Меган. – Поэтому мы не знаем о текущем расположении Четвёртых принципов. Но они ближайшая армейская часть, которая может ударить по Шератану, а оборона Маленькой Катюши должна быть ослаблена уходом множества воинов на Тигресс. Вопрос в том, кто даст приказ атаковать. Но, думаю, за этим не заржавеет. Шератан всего в двух прыжках от Терры, и там должны уже всё знать. На крайняк, они отправят кого-то из рыцарей в качестве гонца... и командующего операцией против шератанских волков, что вполне вероятно.
– Угу, – согласился Чарльз. – Но Тигресс – не Шератан, она защищена не в пример лучше. Наш ДВР считает, что у Радика не меньше двух боеготовых кластеров, и формируется третий, возможно, что и четвёртый – это без учёта напавшего на нас «Блестящего клыка».
– Здесь я осведомлён не больше вашего. У меня есть шпионы на Тигресс, но не в ближнем окружении Радика. И каналы передачи информации без ГИГ-сети налаживаются не быстро. Признаюсь... – Бэннсон помедлил. – ...я рассчитывал застать Четвёртых гастатов в менее плачевном состоянии. Я надеялся на ваш полк как основную ударную силу штурма Тигресс. Но при нынешнем раскладе, получается, что с наскока нам Радика не взять.
– Вы хотите покончить с ним?
– Долг честного гражданина Республики – приложить все усилия, чтобы покончить с мятежом, – Бэннсон ухмыльнулся. – У Радика в голове каша из личных амбиций, веры в клановское превосходство и всей этой клановско-крестоносной хрени, приправленная юношеским максимализмом. Это делает его опасным. Он не видит других отношений, кроме «нагни – прогнись», и уничтожит всякого, кто не станет прогибаться под его придурочную харизму.
Чарльз подумал, что о Якобе Бэннсоне говорят то же самое, и поспешно поднёс чашку к губам, чтобы скрыть кривую усмешку.
– Какие войска вы привели на Тихонов? – спросил Бэннсона Ломтев.
– Смешанный батальон, – легко ответил олигарх. – Рота «эйбл», тяжёлая – два лэнса мехов, танковый взвод. Рота «чарли», ударная – ещё два лэнса и взвод бронепехоты. Рота «зулу» – пехотная, она нужна для контроля над заводом.
– Понятно. – Чарльз кивнул. – Потери волков мы ещё прикинем, – добавил он. – Пока выходит, что у них остаётся превосходство в авиации... кстати, как у вас с этим?
– Одна эскадрилья, – ответил Бэннсон. – Тяжёлые файтеры, наёмники. Все – с боевым опытом, других я б не взял. У волков, как я понимаю, по большей части щенки, молодняк?
– Похоже на то, – согласился Чарльз. – Но на их стороне всё равно количество. Во всяком случае, я не поручусь, что эти щенки будут драться с вашими ветеранами по-клановски, один на один. Поэтому, исходим пока из того, что превосходство в воздухе – за ними.
– О’кей. Что ещё?
– Сейчас наклёвывается оперативная пауза. Почти вся техника волков, как и моих гастатов, нуждается в ремонте. Часть вашей, собственно, тоже. Но я не рекомендовал бы бросать оставшуюся часть в атаку на волчьи дропшипы. Лучше поберечь их для контрнаступления.
– Я бы предпочла рискнуть, – не согласилась Меган. – Есть шанс добить их прямо сейчас.
– Есть шанс их не добить, – ответил Ломтев. – И проебать технику под огнём дропшипов. Которые с большой вероятностью улетят, даже побросав на земле обоз. С чем тогда пойдём на Новую Москву? Если, конечно, пойдём, – добавил он тише.
– Пойдём, – безапелляционно сказал Бэннсон. – Волки на Тихонове мне не нужны.
– Вам нужна «Эрсверкс».
– Именно так, – подтвердил олигарх. – Даже если ты имел в виду только завод, ты сказал правильно. Мне нужна «Эрсверкс», вся. И знаешь, почему?
Чарльз пожал плечами. Смешной вопрос. Зачем Бэннсону кушать ещё одну компанию? «А шоб було». Он занимается этим уже второй десяток лет. Но сейчас он, конечно, пасть раскрыл широко. «Эрсверкс» была одной из старейших корпораций Внутренней Сферы, основанная ещё в конце XXIII века. Она была флагманом тяжёлой промышленности Тихоновского Великого Союза, и потом стала одним из столпов капелланской промышленности. В эпоху первой Звёздной Лиги предприятия компании раскинулись по всей Внутренней Сфере, до самых Окраинных Миров. Войны за Наследие изменили многое. Компания не разорилась совсем, но раскололась на капелланскую «Эрсверкс Инкорпорейтед» и «Эрсверкс-ЛСМ» в Лиге Свободных Миров. Семья Линь управляла капелланской «Эрсверкс» из штаб-квартиры на Тихонове, пока Хэнс Дэвион не захватил этот мир в начале Четвёртой войны за Наследие. Старые хозяева бежали, но остались верны дому Ляо, перенесли штаб-квартиру на Гранд-Базу и за следующие тридцать лет возродили компанию, расширили производство на Аресе и построили новый завод на Виктории, тогда ещё капелланской. Всё это время тихоновская «Эрсверкс Лимитед» работала под контролем дэвионовских промышленников. Когда Ляо вернули Тихонов, Линь вернули этот завод себе. Но потом начался Джихад, и Тихонов стал ареной затяжной кампании, пока не обрёл мир в составе Республики. А республиканская «Эрсверкс» стала результатом слияния тихоновского и двух филиалов «Эрсверкс-ЛСМ», на Асунсьоне и Бернардо, бывших мариковских планетах, вошедших в состав Префектуры VI.
– Всё просто, – сказал Бэннсон. – Того, чем я располагаю сейчас, недостаточно для производства термоядерных энергоустановок. Я имею в виду – полный производственный цикл, без закупки компонентов на стороне. Я и на «Ди Наполи» рассчитывал, прежде всего, из-за этого. Но там свои трудности... с «Эрсверкс» проще. Здесь, на Тихонове, например, они выпускают «диомеды», по лицензии «Куртисс Гидропоникс». А «диомед» – это термоядерный реактор «ниссан-двести», как на старых «ханчбэках», например.
– Кстати, мы можем поставить их в строй сейчас, – вставила Меган. – Здесь собрано около двух десятков единиц, ждут отправки. Ну, или реквизиции.
– Хрена от них толку в наступлении? – буркнул Ломтев. – С их тридцатью километрами в час. И больше сорока не выжмешь, хоть ты усрись. Город оборонять – сгодятся, я не спорю... стоп!
– Что? – не понял Бэннсон.
– Так, ничего... мысль одна возникла. – Чарльз почесал макушку. – Если мы можем поставить в строй эти двадцать «диомедов», то проще будет не контратаковать, а спровоцировать волков на повторную атаку. По нашей линии обороны, которую мы усилим ещё и ими.
– Посмотрим, – согласился олигарх. – Может, оно того и стоит. Но пилотов придётся дать вам, у меня лишних мехвоинов нет.
– Заплатишь – будут, – вновь глядя в глаза Бэннсону, сказал Чарльз. – Ты ведь собрался меня купить. Вот и поговорим о цене.
– Верно, – осклабился Бэннсон. – Итак?
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Heikkii » 22 авг 2014, 15:51

-----
Последний раз редактировалось Heikkii 25 мар 2016, 11:29, всего редактировалось 1 раз.
Heikkii
Читатель
 
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 07:06
Благодарил (а): 211 раз.
Поблагодарили: 294 раз.

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 22 авг 2014, 15:58

Heikkii, да известно, куда -- в Крепость. Нонеча в серых кардиналах у Стоуна ходит, доклады ему строчит.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 25 авг 2014, 14:10

= VI =


«Эрсверкс-Республика, Лимитед», Тихоград
Тихонов, Префектура IV, Республика Сферы
25 ноября 3132 года


Совещание окончилось заполночь. Количество присутствующих быстро росло: Меган Тинклэй и её офицеры, лейтенанты Валковски и Тёрнер, которым повезло-таки пережить бои с волками, несколько офицеров пехотных и танковых подразделений гастатов, полковник Брежнев со своими людьми, даже кто-то из тихоградской полиции; были и несколько человек из заводского начальства. Об Уильяме Терлецки ни слуху, ни духу – похоже, генерал надёжно спрятался от всякой ответственности за дальнейшие решения. Включая сюда союз с Бэннсоном и его бандой – или это надо называть сговором? Через пару часов после начала явился губернатор Витуччи. Тоже сообразил, с кем теперь надо дружить. Поймав его взгляд, Ломтев дурашливо улыбнулся – в такой компании продаваться не грех. Впрочем, он не считал, что продался Бэннсону с потрохами. Заключил сделку – это да. Ремонт оставшихся мехов гастатов и раздел трофеев в пользу Ломтева – в обмен на выполнение приказов олигарха... до тех пор, пока они идут на пользу гастатам и Республике.
Чарльзу было плевать, кому принадлежит «Эрсверкс» – это разборки бизнесменов между собой, их внутренние дела, которые военных не касаются. Пускай об этом болит голова у полиции, Директората безопасности, сенатского комитета по торговле, рыцарей с паладинами. В конце концов, Бэннсон не единственная паршивая овечка тут... на фоне того же Кэла Радика он сейчас ещё неплохо смотрится. Во всяком случае, он не поднимал вооружённый мятеж, не приказывал стрелять по верным Республике солдатам и бомбить кварталы Тихограда.
– Да, я собираюсь использовать «Эрсверкс» для производства военной техники. Потому что это единственный завод в секторе, с помощью которого я могу обеспечить полный цикл производства, без закупок на стороне. И знаешь, что, Ломтев? Сейчас это вопрос не процветания, а выживания.
– Потому что идёт война?
– Естественно. – Бэннсон откусил кончик сигары, сплюнул и затянулся, пустил в сторону дым.
Чарльз поморщился. Он не курил сам и курильщиков не любил.
– Знаешь, что я тебе скажу? – Бэннсон сделал ещё затяжку. – Республика слишком заигралась в разоружение. Резоны тут все понятные: безоружных людей прижать легче, чем вооружённых.
Чарльз мрачно кивнул. Он, в общем-то, был согласен, что отнять военные игрушки у всяческих графьёв с баронами, корпоративных боссов и политиканов было идеей правильной. И даже одобрял решение отца сдать на слом дедовский бэттлмех, «цестус» – в обмен на денежную компенсацию и гражданство Республики, по программе выкупа военного снаряжения. Но он был военным, и официозный пацифизм его раздражал. И ещё он знал, что деятели вроде того же Бэннсона или псевдоклановских ублюдков, стекающихся под знамёна Кэла Радика со всех «клановских» анклавов префектуры, всегда найдут способ обойти установленные законом препоны или, раз уж очень хочется, вооружатся незаконно. Зато честный гражданин останется безоружным и – следовательно – беззащитным перед вооружёнными бандитами, поскольку вооружённых стражей порядка слишком мало, чтобы защитить всех.
– В старые времена, которые у нас принято ругать, мир с трёхмиллиардным населением – ну, вроде Тихонова или Тигресс – мог выставить три-четыре батальона мехов, не считая танковых полков и прочего, – Бэннсон затянулся и снова выпустил в сторону дым.
– А начнись смута, вроде нынешней – половина этого войска напала бы на вторую половину, – буркнул Чарльз. – Это не считая всяких местечковых варлордов и прочей вооружённой шантрапы. Мой дед был вождём наёмников в Хаосмарке и оставил кой-какие записи о тех временах, – добавил он.
– Про Хаосмарку ты правильно вспомнил, – Бэннсон затушил окурок сигары о стену. – У нас сейчас начинается примерно то же самое. Хаосмарка два-ноль, издание переработанное и дополненное. В одной нашей префектуре и ближайших окрестностях есть полдюжины крупных вооружённых группировок.
– Радик с Сандовалем, – начал загибать пальцы Ломтев. – Ты со своими рейдерами. Уже три. Этот придурочный кошак-сенатор, как там его... Росси?
– Не недооценивай их. Они, может, и повёрнутые на своих глюках культисты, но ветеранов среди них хватает. И, между прочим, новакошачья диаспора единственная из наших клановских, кто не поддерживает Кэла Радика. Зато готова поддержать Кева Росси.
Ломтев кивнул.
– «Духовные коты» – это четыре. Пять, как я понимаю, Катана Тормарк. Кто ещё?
– «Нортвиндские горцы». Золотая девочка Кэмпбелл долго строила из себя тихоню, но теперь тоже начала вооружаться. По сообщениям с Нортвинда, Первый Кирнийский полк разросся уже вдвое против того, что было до Затемнения, и Кэмпбелл объявила о восстановлении полка «Нортвиндских фузилеров». Заметь, на Нортвинде работает ГИГ. А Кэмпбелл по-прежнему префект-три, и Рэдбёрн ограничился тем, что послал на Нортвинд паладина Кроу – типа, разобраться на месте.
Чарльз потёр свою лысую макушку, осмысливая новость.
– Надо полагать, усиление «горцев» против единственного «исторического» недоукомплектованного полка хорошо прикрыто юридически. Кэмпбелл – префект, юридическая служба штаба Префектуры III в её распоряжении.
– Усиление Тибальсткой милиции и охраны моих предприятий тоже было со всех сторон прикрыто юридически, – сказал Бэннсон. – Но ко мне экзарх не присылал послов, а вам дал приказ проработать план штурма Тибальта. Не отпирайся, говорю же – я хорошо информирован.
– Да я и не отпираюсь. – Ломтев пожал плечами. – С батальоном мехов под прикрытием авиакрыла Четвёртых гастатов и дивизиона флотских «Интердикторов» я взламываю ПВО Макбета, высаживаю десант и занимаю плацдарм. На него прибывают основные силы. К «Д» плюс пять-семь дней, если не делать грубых ошибок – ты арестован или убит, город зачищен. Воздух перекрыт, вероятность уйти по земле... ну, процентов двенадцать-пятнадцать, если спохватишься вовремя, и пять-семь, если... хм... гордость не позволит тебе пуститься наутёк, оставив своих людей в котле.
Излагая этот план генералу Терлецки на совещании месяц назад, он говорил «самомнение», вместо «гордости». И Чарльз не стал добавлять, что идея высадки непосредственно на городскую застройку – внутри двойного кольца укреплений, окружающего Макбет, планетарную столицу Тибальта и место расположения штаб-квартиры «Бэннсон Юниверсал Анлимитед» – был отклонён Терлецки, испугавшимся брать на себя ответственность за гибель гражданских в атакованном городе. Как будто другие варианты штурма позволяли её избежать.
– Поэтому я и хочу видеть тебя на своей стороне, подполковник.
– Я не лучший стратег, – проговорил Чарльз. – Да и организатор не выше среднего.
– Организатор тут я, – отрезал Бэннсон. – И на кого ещё спихнуть организационные вопросы, у меня есть. А ты мужик, и у тебя есть яйца. В отличие от твоего начальника и большей части нашего генералитета, вообще. У Тары Кэмпбелл, вот, тоже есть, хоть она и баба.
– И у Радика, – добавил Чарльз. – Поэтому Сандоваль и протянул в префекты его, а Сэмпсона прокатил.
– Сандовалю стоило бы подумать, что Радик взбрыкнёт и будет играть свою игру. Как и этот твой дружок Лассенерра, которого Терлецки сдуру отправил на Тигресс. Как там бишь говорят у капелланцев? Сколько волка ни корми...
– Лассенерра был конь, а не волк.
– Ну, значит – не в коня корм. Ты лучше подумай: вместо чтоб свергать Кэмпбелл, как собирались свергать меня – Рэдбёрн отправляет к ней посла. И не хрена собачьего, а целого паладина. Ебучего Иезекиля Кроу, архитектора мирного урегулирования восстания на Ляо в двадцать восьмом. Это тебе не долбоёб с органчиком в голове – «раз-зорю!» да «не потерплю!» – это, блядь, дипломат.
– Хочешь сказать – экзарх готов договариваться с Кэмпбелл, даже понимая, что та нарушает закон?
– Ну, ты сам всё понял. И это лишний раз показывает, что у экзарха руки коротки навести порядок во внешних префектурах. Судя по тому, как цензурируются новости из Десятой, все его силы уходят на разгребание бардака там. В окрестностях Терры, если не на самой Терре.
– Угу. И «Бригада Стоуна» не прискачет нам на помощь, как та кавалерия.
– Я тебе больше скажу... – Бэннсон запрокинул голову к небу. – Хотя нет, не буду. А то совсем потеряешь веру в людей.
– Да говори уж, чего там...
– Нет. Такие сведения надо проверять и перепроверять, так что – нет. Я, видишь ли, всегда отвечал за базар, и не хочу пропиздеться.
– Это надо понимать как знак высокого доверия?
– Это надо понимать, что такие люди, как ты, меняют сторону добровольно – или никак. И я это понимаю.
– Ждёшь, что я сам приду к тебе наниматься?
– Да не приходи, если не хочешь. Только куда ты денешься-то?
Чарльз пожал плечами. Вечернее совещание оказалось вполне себе продуктивным: харизма Бэннсона подавила споры и раздоры в зародыше, он, офицеры и губернатор вместо выяснения отношений всерьёз занялись планированием обороны Тихонова и разгрома «Стальных волков». План был набросан в общих чертах, решения приняты. Но Ломтев чувствовал себя выжатым лимоном. Он вышел проветриться, и вместо этого нарвался на разговор с Бэннсоном. Тоже весьма... продуктивный разговор.
– Тебе вообще есть, где спать? – спросил Бэннсон.
Чарльз посмотрел на часы. Транспорт уже не ходит... не ходил бы в мирное время, а сейчас, когда не то, что кварталы – целые микрорайоны лежат в руинах, в городе военное положение и комендантский час, добираться до служебной квартиры в расположении IV гастатов не стоило и пытаться. Тем более что расположению досталось от волчьих авианалётов, и бОльшая часть уцелевших гастатов собралась здесь, на заводе «Эрсверкс». Чарльз приглядел за размещением людей и началом ремонта техники, но времени подыскать место для ночлега себе лично не выкроил. Отложил на потом, и наступило это «потом» лишь сейчас.
– Хочешь – пойдём к моим. Там место найдётся.
– Я уж лучше – к своим, – Чарльз мотнул головой.
– Ну, как хочешь. Моё дело – предложить.
Сунув руки в карманы, Ломтев пошагал к ремонтным цехам. Он плохо ориентировался на территории завода, но там по-любому должны быть люди из техобеспечения гастатов, кто укажет ему дорогу к расположению остальных. На худой конец, можно найти какую-нибудь каптёрку в самих цехах и отбиться там. Вообще, не мешало бы и пожрать – кроме завтрака и десерта в кабинете у Бэннсона, Чарльз, считай, и не ел; несколько чашек кофе в процессе совещания – понятное дело, не в счёт.
– Эй! – окликнули его из темноты.
Чарльз обернулся.
– Шарлен Лейнстер, – узнал он. – Ты что, следишь за мной, что ли?
Сейчас женщина была одета в те же камуфлированные штаны, подвёрнутые выше лодыжек, и жёсткую тёмную куртку, украшенную несколькими ленточками и значками; на ногах – шлёпанцы. Куртка со скрытыми броневыми вставками – кевларовыми пластинами, на такие вещи у Ломтева глаз был намётан. И ленточки-значки говорили знающему человеку о многом. В Республике мало, кто знал эту традицию, но учившийся в Фохтовском военном Чарльз видел похожие куртки у некоторых из курсантов. Функциональность – в плане бронезащиты или защиты от холода – могла сильно варьироваться, а вот декор был не просто декором. Судя по количеству ленточек, Шарлен была отпрыском седьмого или восьмого по счёту поколения мехвоинов своей семьи.
– Ага, слежу. И заговор плету. – Женщина фыркнула. – На самом деле, я ждала, когда ты выйдешь, и когда поговоришь с боссом. Мне в ваши беседы лезть не по чину.
– Ну так и зачем ждала-то?
– Да так... – она смутилась. – Я поспрашивала у твоих ребят, говорят – ты на совещании. Вот я и... слушай, тебе ведь всё равно надо где-то переночевать? Вот, и пойдём ко мне.
– Э. – Ломтев потёр макушку. – «К тебе» или «с тобой»?
– Ну, если будешь приставать... – Шарлен рассмеялась. – Но ты ведь не будешь. А я борща наготовила, так что давай... присоединяйся.
Чарльз пожал плечами.
– Ну, пошли. Ты одна живёшь? – спросил он чуть погодя.
– Пока да. Комнатуха тут, на территории. Но если вы к нам надолго – обязательно уплотнят.
Ломтев хмыкнул.
– И это... с дочкой я живу. Девять лет. Думала: говорить – не говорить, но вдруг тебе не понравится, если не скажу? – Шарлен быстро пригладила растрепавшиеся пряди волос. – Ты сам-то женат?
Ломтев мотнул головой. На язык запросился встречный вопрос, но задавать его он не стал. Если женщина её профессии живёт одна, но с ребёнком... может, разведена или ещё что, а может – успела овдоветь, и лезть с расспросами на эту тему не стоило. Захочет – расскажет сама, не захочет... и ладно.
Подъезд, лестница – второй этаж – длинный коридор с дурно выкрашенными стенами. Это, интересно, что – что-то вроде заводской гостиницы? Барак для рабочих? Комнатушка оказалась небольшой, зато с собственным санузлом: умывальник, душ, унитаз. Шарлен скинула шлёпанцы и куртку, оставшись голой по пояс, как давеча в кабине меха. Чарльз тоже разулся, стянул китель и огляделся по сторонам, ища, куда его можно положить или повесить. Кровать с одной стороны, диванчик с другой. Стол у окна, пара стульев. На широком подоконнике – микроволновка да электроплитка на одну конфорку, ещё чайник.
– Привет, мам! – темноволосая девчонка лет... ну, наверное – девяти и есть, он плохо разбирался и в этих вещах... перевела настороженно-любопытный взгляд на Ломтева. Она была одета не то в платьице, не то в ночнушку, и сидела за столом, рядом лежал включённый компад. – Господин полковник, сэр!
Улыбаясь до ушей, девчонка соскочила со стула, изобразила подобие строевой стойки, даже пяткой о пятку брякнула, за отсутствием каблуков.
– Джесс, не паясничай, – укоризненно сказала Шарлен.
Девчонка фыркнула, став очень похожей на мать.
– Тебе мама про меня говорила или ты разбираешься в нашей форме? – полюбопытствовал Чарльз.
– И то, и то. – Девочка забрала компад со стола. – А я суп вам погрела. В микроволновке, я вынимать пока не стала.
– А спать тебе не пора? – это сказала Шарлен.
– Не-а, – девочка помотала головой. – Вы ж всё равно придёте, шуметь будете.
Чарльз улыбнулся и подмигнул малышке.
Борщ оказался вкусным, и голодный Ломтев умял его в одно мгновенье. Шарлен вскипятила чайник и раскидала пакетики чая по чашкам.
– Тебе много сахара или мало?
– Вообще без. – Чарльз отставил пустую тарелку, опёрся локтями о стол. – Вы с дочкой ляжете на кровати, а я – на диване, или как?
– Можно и так. «Или как» тоже можно, – Шарлен игриво улыбнулась.
– Не похоже, что ты этого очень хочешь.
– Похоже, что и ты мечтаешь просто поспать. У тебя глаза уже слипаются, я же вижу. – Она разлила по чашкам кипяток.
Ломтев рассеянно болтал ложкой в стакане. Спать действительно хотелось, особенно после того, как перестал бурчать насытившийся желудок.
– Ни за что бы не подумал, что этот день может закончиться вот так, – сказал он.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Josif » 25 авг 2014, 15:13

Красиво! Молодца!
Аватара пользователя
Josif
Энциклопедист
 
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 13 июл 2009, 03:53
Благодарил (а): 931 раз.
Поблагодарили: 645 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Кольца вокруг гнезда (1) Великое Летнее Кишение-10, 1ст (1) Великое червие - 2010 (1) Операция "Крыса" (1)
Уроборос-2013 бронза (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Heikkii » 25 авг 2014, 15:17

-----
Последний раз редактировалось Heikkii 25 мар 2016, 11:27, всего редактировалось 1 раз.
Heikkii
Читатель
 
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 07:06
Благодарил (а): 211 раз.
Поблагодарили: 294 раз.

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 25 авг 2014, 15:39

Heikkii, во-первых, Республика Сферы отличается от первой Звездной Лиги всем, кроме названия столичной планеты. Во-вторых, Терра там на хрен большинству сплинтеров не нужна. В-третьих, Фиделис -- не ягуары. И т.д, и т.п.
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Josif » 25 авг 2014, 15:44

А еще кишеть за стеной - неинтересно) Интереснее туда ломиться и ПРЕВОЗМОГАТЬ!)
Аватара пользователя
Josif
Энциклопедист
 
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 13 июл 2009, 03:53
Благодарил (а): 931 раз.
Поблагодарили: 645 раз.
Награды: 6
Красный Корсар (1) Кольца вокруг гнезда (1) Великое Летнее Кишение-10, 1ст (1) Великое червие - 2010 (1) Операция "Крыса" (1)
Уроборос-2013 бронза (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Маленький Скорпион » 25 авг 2014, 15:54

Josif, перемога -- это не наш метод. Нам кавая и няшечек подавай =^.^=
Rp.: Acidum Ascobrinici 96% -- 100500
D.t.d. № ∞
S. Принимать до полного окобрения
---------------------------------------------
Справка действительна по предъявлении справки о наличии справки

з.ы. Your logic sucks, bro.
Аватара пользователя
Маленький Скорпион
Модератор
 
Сообщения: 10018
Зарегистрирован: 27 мар 2007, 22:52
Откуда: няшный солнечный Херотитус, Нью-Гедон, улица Больших Сисек, д.17
Благодарил (а): 1642 раз.
Поблагодарили: 3315 раз.
Награды: 3
Отличный переводчик/писатель (1) Иррегуляры vs Крылья (1) Операция "Крыса" (1)

Re: Тёмные дни

Сообщение Heikkii » 25 авг 2014, 15:56

-----
Последний раз редактировалось Heikkii 25 мар 2016, 11:26, всего редактировалось 1 раз.
Heikkii
Читатель
 
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 07:06
Благодарил (а): 211 раз.
Поблагодарили: 294 раз.

След.

Вернуться в Фанфикшн, фанатское творчество.

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1